Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве


§ 10. Злоупотребления правом, связанные с течением процессуальных сроков



страница18/27
Дата31.12.2017
Размер4.96 Mb.
ТипСтатья
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   27
§ 10. Злоупотребления правом, связанные с течением процессуальных сроков
1
Процессуальные сроки пронизывают практически все гражданское судопроизводство, ограничивая процессуальные действия (бездействие) определенным периодом времени. Процессуальные сроки призваны дисциплинировать участников гражданского судопроизводства, привить им чувство ответственности за все совершаемые процессуальные действия. Кроме этого, сроки делают защиту нарушенного или оспоренного субъективного права реальной, так как устанавливают для суда ограниченный промежуток времени для реагирования на правонарушение.

Процессуальные сроки обязывают лиц, участвующих в деле, совершить то или иное процессуальное действие в определенный период времени, причем действия, совершенные за пределами установленного срока, не имеют юридического значения и влекут за собой возврат поданных в суд жалоб и документов (ч. 2 ст. 109 ГПК). Процессуальное право лица на совершение конкретного процессуального действия погашается с истечением установленного законом или назначенного судом срока (ч. 1 ст. 109 ГПК).

Лица, участвующие в деле, имеют право на установление срока совершения процессуальных действий путем заявления ходатайств о назначении определенного процессуального срока и на увеличение срока путем подачи ходатайства о продлении или восстановлении процессуального срока, пропущенного по уважительной причине. ГПК не придает процессуальным срокам исключительного значения, не абсолютизирует их роль в правовом регулировании, справедливо полагая, что они не должны превращаться в средство наказания для добросовестного лица, пропустившего срок по уважительной причине.
2
Злоупотреблением процессуальным правом являются недобросовестные действия лица, направленные на затягивание судебного разбирательства и совершенные путем манипулирования сроками совершения отдельных процессуальных действий. Как правило это происходит при помощи неосновательно заявляемых ходатайств о назначении неоправданно длительного процессуального срока, о продлении процессуального срока или о его восстановлении. Если суд удовлетворит подобное ходатайство, не усмотрев в нем признаков злоупотребления процессуальным правом, то сроки судебного разбирательства существенно возрастут. В обоснование означенных ходатайств приводятся совершенно различные причины, зачастую мнимые (болезнь, командировка, незнание лица и пр.). Например, если лицо подает кассационную жалобу по истечении десятидневного срока, недобросовестно заявляя ходатайство о его восстановлении, это приносит ощутимый вред правам других участвующих в деле лиц, в чью пользу принято решение. Не исключено, что по такому делу уже началось исполнительное производство, и тогда участники процесса могут столкнуться с необходимостью осуществления поворота исполнения решения. При удовлетворении подобных ходатайств сроки совершения процессуальных действий сильно возрастают и период неопределенности правового положения других лиц, участвующих в деле, увеличивается.

Единственно действенной мерой против такого злоупотребления правом является отказ суда в восстановлении или продлении процессуального срока, а также в назначении неоправданно длительного процессуального срока.

Возможны и иные злоупотребления, связанные с недобросовестной трактовкой сроков совершения процессуальных действий. Например, по одному из дел основанием обращения в суд послужило якобы имевшее место несоблюдение срока вступления в законную силу судебного решения.*(474) 10 ноября 2003 г. областной суд отменил решение о регистрации кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ. 15 ноября 2003 г. избирательная комиссия вновь зарегистрировала этого кандидата. Другой кандидат оказался недоволен принятым решением и оспорил в суде новую регистрацию кандидата, ссылаясь на то, что решение суда на момент повторной регистрации еще не вступило в законную силу, поскольку 15 ноября был субботний день. В соответствии же с ч. 2 ст. 108 ГПК РФ, "если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день". Думается, что при рассмотрении поданного заявления суд, помимо выяснения вопросов о том, является ли суббота рабочим днем, и не было ли решение суда добровольно исполнено избирательной комиссией, должен оценить действительную заинтересованность заявителя в данном деле и цель его обращения в суд. Если цель кандидата является недобросовестной и состоит, например, в устранении конкурента, то подобное поведение должно быть расценено как злоупотребление процессуальным правом.
§ 11. Злоупотребления правом, связанные с извещением участников гражданского процесса
1
Участники гражданского процесса имеют неотъемлемое право лично участвовать в судебном заседании. Только таким образом достигается полноценное выражение их интересов в процессе. Как известно, неизвещение лица, участвующего в деле, о времени и месте судебного заседания является основанием к отмене судебного решения (п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК). Для обеспечения участия субъектов в гражданском процессе закон достаточно детально закрепляет отношения, связанные с извещением заинтересованных лиц о предстоящем судебном процессе. Это позволяет рассматривать данные отношения в качестве правовых.

Злоупотребление правом извещаемых участников гражданского процесса, как и большинство процессуальных злоупотреблений, преследует цель затянуть, саботировать судебное заседание либо поставить под сомнение принятый судебный акт при его обжаловании.

Наиболее распространенным злоупотреблением правом в анализируемой сфере является недобросовестная ссылка лица на свое неведение в отношении состоявшегося судебного процесса, в котором это лицо умышленно не приняло участие. Такое утверждение может быть заявлено как в первой инстанции, так и при обжаловании судебного акта недобросовестным кассатором.

Судебная практика показывает, что недобросовестное лицо для достижения подобной цели может избрать несколько вариантов поведения.

1) Отказ или уклонение от принятия направляемых судебных документов. Уложение 1649 г. предусматривало ответственность ответчика за уклонение от вручения ему приставной памяти. В этом случае пристав, "взяв с собою товарищей", должен стеречь скрывающегося у его двора "день, и два, и три". В соответствии с нормами феодального права привести в приказ можно было любого крестьянина или холопа ответчика, который "с двора сойдет", с тем чтобы взять с них поручительство представить своего хозяина в суд. Доставленный после вторичной посылки пристава ответчик подлежал ответственности за ослушание, "что Государь укажет", и помимо наказания по суду выплачивал истцу все "проести" и волокиты по гривне на день с момента подписания приставной.*(475)

В соответствии со ст. 117 ГПК, если лицо отказывается получить повестку, оно считается надлежаще извещенным о времени и месте судебного заседания. Данная фикция представляет собою неблагоприятные последствия, наступающие для лица за злоупотребление процессуальным правом.

Уклонение от получения судебных документов выражается в том, что извещаемое лицо под всяческими предлогами избегает получения документов с целью считаться ненадлежаще уведомленным о судебном заседании. Уклонение от получения документов может происходить под внешне благовидными предлогами, тем не менее такое поведение аналогично отказу от принятия документов и его следует рассматривать как злоупотребление гражданским процессуальным правом. Например, лицо не открывает дверь в квартиру, просит сообщить совместно проживающих с ним лиц, что находится в отъезде, и т.д.

Содержащуюся в ГПК фикцию относительно надлежащего уведомления лица при его отказе принять судебную повестку или иное судебное извещение необходимо распространить также на случаи уклонения лица от принятия судебной повестки или иного судебного извещения. В законе следует записать, что отказ или уклонение лица от принятия повестки или иного извещения удостоверяется подписями двоих свидетелей, не заинтересованных в исходе дела.

2) Введение суда в заблуждение относительно своего места нахождения или места жительства и относительно иных данных (наименование юридического лица, фамилия, имя, отчество гражданина и т.п.), знание которых является необходимым условием надлежащего извещения лица. В соответствии с ч. 4 ст. 113 ГПК указание своего адреса возлагается на лицо, участвующее в деле. Сообщив неверный адрес, а в дальнейшем представив в суд второй инстанции справку о своем настоящем месте жительства или месте нахождения, недобросовестное лицо стремится добиться отмены судебного решения.

Сходное злоупотребление процессуальным правом заключается в том, что субъект, переменив свой адрес во время производства по делу, не ставит об этом в известность суд и иных участников процесса. Статья 118 ГПК прямо обязывает лицо сообщать о перемене своего адреса, что служит лишь частичной гарантией от описанного злоупотребления правом, поскольку закон не определяет форму такого извещения. Во избежание неосновательных ссылок на то, что субъект поставил в известность суд о перемене адреса во время производства по делу, закон должен закрепить обязательную письменную форму такого уведомления.

3) Недобросовестное лицо может ссылаться на неисполнение обязанности по вручению повестки кем-либо из совместно проживающих с ним взрослых членов семьи (ч. 2 ст. 116 ГПК). Поскольку закон не предусматривает для них какой-либо ответственности за неисполнение данной обязанности, такое утверждение является весьма распространенным в судебной практике. В связи с этим подобный способ оповещения лица вряд ли можно признать надлежащим уведомлением.

Нередко недобросовестный субъект ссылается на свое позднее извещение о возникшем процессе. В основу подобного рода заявлений ложится положение ч. 3 ст. 113 ГПК о том, что "лицам, участвующим в деле, судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчетом, чтобы указанные лица имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд". Объективная невозможность и нецелесообразность установления четких сроков оповещения лиц о процессе позволяет недобросовестному лицу утверждать, что оно было поздно уведомлено о судебном заседании и это отняло у него возможность достойно подготовиться к делу или явиться в суд. Подобные утверждения каждый раз должны оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств дела. Так, очевидно, что извещение о дне слушания дела накануне судебного заседания - это позднее извещение; извещение жителя Москвы о судебном процессе во Владивостоке за две недели до суда - это также позднее извещение, не позволяющее лицу полноценно участвовать в деле и отстаивать свои интересы. А вот утверждение лица о невозможности ознакомиться с рассматриваемым районным судом по месту жительства субъекта делом, в котором кроме искового заявления, квитанции об оплате государственной пошлины, копии доверенности и нескольких документов более нет ничего, - это уже явное злоупотребление правом, нацеленное на затягивание судебного разбирательства.


2
Как злоупотребление субъективным гражданским процессуальным правом следует расценивать действия лица, направленные на умышленное неизвещение или препятствование извещению других участников процесса о предъявленном иске либо о судебном заседании. Лицо желает добиться рассмотрения дела в отсутствие противоположной стороны, лишив ее возможности заявить возражения по существу спора.

Поскольку на основании вышеприведенной ч. 4 ст. 113 ГПК сообщение адреса ответчика и других лиц, участвующих в деле, при подаче искового заявления является обязанностью истца, то последний нередко умышленно сообщает неверный адрес либо ссылается на свое неведение относительно адреса противоположной стороны. Почтовые отправления, которые возвращаются в суд, не найдя своего адресата, обычно содержат крайне скупую информацию о причинах невручения послания и не позволяют с достоверностью установить действительное местонахождение ответчика. Неявку ответчика в этом случае можно расценивать как нежелание участвовать в судебном заседании, и суд вправе рассмотреть дело в его отсутствие (ч. 4 ст. 167 ГПК) либо постановить заочное решение по делу (ч. 1 ст. 233 ГПК). В законе целесообразно закрепить право суда при наличии сомнений в достоверности данных о месте жительства ответчика требовать от истца представления доказательств проживания ответчика по определенному адресу.

Недобросовестное лицо может также намеренно поздно вручить другой стороне необходимые документы, искусственно уменьшив ее время на подготовку к делу. При этом игнорируется право лица, участвующего в деле, на получение документов с таким расчетом, чтобы указанные лица имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явке в суд (ч. 3 ст. 113 ГПК).

Совершение злоупотреблений правом в сфере извещения участников процесса о судебном заседании облегчается тем, что зачастую суд на основании ч. 2 ст. 115 ГПК возлагает на истца или на другое лицо, участвующее в деле, обязанность вручить противоположной стороне повестки или иные процессуальные документы. Лицо либо вовсе не делает этого, либо вручает их с большим опозданием, либо передает документы иного содержания. В результате заинтересованное лицо оказывается неинформированным или неверно информированным о возникшем процессе. Во избежание подобных последствий суд ни при каких обстоятельствах не должен поручать участникам процесса информировать о нем других лиц, имеющих противоположные интересы.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   27


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница