Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве


§ 6. Злоупотребления правом при формировании состава суда



страница14/27
Дата31.12.2017
Размер4.96 Mb.
ТипСтатья
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   27
§ 6. Злоупотребления правом при формировании состава суда
Весьма распространенным злоупотреблением процессуальным правом является заявление безмотивных, надуманных отводов состава суда, а также прокурора, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста и переводчика. Данное поведение может быть направлено на срыв судебного заседания, на затягивание разбирательства дела, на передачу дела по подсудности в другой суд (если после отвода одного или нескольких судей замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными - п. 4 ч. 2 ст. 33 ГПК). В случае отказа в удовлетворении заявления об отводе лицо надеется заранее поставить под сомнение будущий судебный вердикт, заложить в решение возможные основания для его отмены в апелляционном или кассационном порядке, создав у участников процесса и у судей вышестоящей инстанции сомнение в объективности состава суда, рассматривающего дело. В дальнейшем такие недобросовестные участники судопроизводства, получив неблагоприятное для себя решение, всегда могут апеллировать к тому, что высказанные ими предположения о заинтересованности судьи нашли свое подтверждение. При этом возможность проигрыша дела в силу объективных причин (например, отсутствия необходимых доказательств, необоснованности исковых требований) ими даже не обсуждается.

Возможности суда противостоять подобным злоупотреблениям осложняются тем, что в п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК предусмотрены основания для отвода судьи в самой общей форме. Устав гражданского судопроизводства 1864 г. устанавливал более конкретные основания для "устранения" (отвода) мировых судей и судей. В соответствии со ст. 195 и ст. 667 УГС мировой судья и судья обязаны "устранить" себя и могут быть отведены тяжущимися, когда он сам, жена его, родственники его, в прямой линии без ограничений, а в боковой родственники первых четырех и свойственники первых трех степеней, а также если усыновленные им - имеют участие в деле; 2) когда Судья состоит опекуном одного из тяжущихся, либо управляет его делами, или когда тяжущийся заведывает делами или имением судьи и 3) когда Судья или жена его состоят по закону ближайшими наследниками одного из тяжущихся, или же имеют с одним из них тяжбу".*(425) Статья 104 ГПК РСФСР 1923 г. закрепляла, что "в случае заинтересованности в исходе дела или особых отношений с тяжущимися судья или народный заседатель устраняется от участия в разборе дела...".*(426)

Существующее регулирование следует относить не к недостаткам законодательной техники, а к объективной невозможности урегулирования рассматриваемых отношений в силу многообразия жизненных ситуаций, при которых судья может оказаться лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела, либо могут возникнуть иные обстоятельства, вызывающие сомнения в его объективности и беспристрастности. Если попытаться закрепить в законе перечень конкретных оснований для отвода (например, судья является соседом истца по лестничной клетке и т.п.), то это может привести к тому, что значительное количество ситуаций, в которых заявление отвода действительно правомерно, окажется "за бортом" такой законодательной конструкции.

Также возникает вопрос о том, насколько далеко могут простираться предположения лица о судейской заинтересованности. Факты, излагаемые лицом, заявляющим отвод, могут носить недвусмысленный или даже оскорбительный характер для состава суда. Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за неуважение к суду (ст. 297) и клевету в отношении судьи и некоторых других участников процесса (ст. 298). Заявление об отводе состава суда, рассматривающего дело, не должно нарушать данные уголовно-правовые запреты, умалять авторитет судебной власти, носить неэтичный характер.

Недобросовестный отвод составу суда делается участником процесса при заведомом для него отсутствии действительных оснований для отвода, изложенных в ст. 16 ГПК. Добросовестное заблуждение участника процесса относительно заинтересованности судьи, основанное на таких же добросовестных предположениях, не образует состава рассматриваемого злоупотребления.

Большинство фактов, лежащих в основании заявления об отводе, не могут быть с достоверностью установлены и подтверждены каким-либо официальным путем. Закон предоставляет судье право самостоятельно разрешить сомнения лица, признав или отвергнув утверждаемое предположение.

ГПК не требует от отводящего лица представления каких-либо доказательств, с достоверностью подтверждающих утверждаемые факты, говоря лишь о мотивированном отводе (ч. 2 ст. 19). Мотивировка поданного заявления не обязательно должна состоять в доказанности приводимых аргументов, она может выражаться и в простом наборе фактов, излагаемых в определенной последовательности. В этом случае вероятность злоупотреблений в виде необоснованных заявлений существенно возрастает.

Решение вопроса об отводе производится в условиях дефицита времени. Закон требует, чтобы отвод был заявлен до начала рассмотрения дела по существу и лишь в случаях, когда основания для отвода стали известны после начала слушания дела, в ходе дальнейшего рассмотрения дела (ч. 2 ст. 19 ГПК). Разрешение вопроса об отводе происходит в пределах общего срока судебного разбирательства, как правило в том же судебном заседании, в котором сделано соответствующее заявление. ГПК не предусматривает специальных процедур проверки обоснованности сделанного заявления, сбора доказательств и пр. В таких условиях, когда возможности для познавательной деятельности суда и других участников процесса минимальны, недобросовестно действующее лицо также может рассчитывать на то, что его злоупотребление достигнет цели.

Заявление об отводе и подача подтверждающего материала отличаются односторонностью, поскольку возможности по заявлению возражений со стороны прочих лиц, участвующих в деле, существенно снижены. Сам суд не обладает правом высказывать свои возражения против заявленного отвода, поскольку он не должен вступать в какую-либо полемику с участниками процесса. Суд лишь высказывает свое согласие либо несогласие с изложенными заявителем доводами.

Имеющаяся правовая регламентация оснований и процедуры отводов судей свидетельствует, что законодатель полагает более предпочтительной возможность отвода в действительности незаинтересованного судьи и рассмотрения дела другим судьей, чем отказ в удовлетворении заявления об отводе, не подтвержденного объективными доказательствами.

Очевидно, когда имеются основания полагать, что отвод судье заявлен с недобросовестной целью, в удовлетворении такого ходатайства должно быть отказано. В законе целесообразно закрепить, что если заявление об отводе в отношении состава суда или отдельного судьи сделано повторно и лицо, заявившее отвод, не привело каких-либо новых оснований отвода, оно утрачивает право на заявление отводов составу суда или отдельному судье. Если в действиях лица усматриваются признаки неуважения к суду, то суд применяет меры ответственности, предусмотренные законом. Лишение лица права на заявление отводов не лишает его права делать другие заявления или ходатайства.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   27


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница