Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве


§ 3. Злоупотребления правом на подачу заявления в делах особого производства



страница12/27
Дата31.12.2017
Размер4.96 Mb.
ТипСтатья
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   27
§ 3. Злоупотребления правом на подачу заявления в делах особого производства
1
В делах особого производства нарушение субъективного права заявителя отсутствует, однако имеющаяся неопределенность правового положения лица или имущества обусловливает необходимость обращения в суд. Это расширяет границы судебной деятельности, позволяя включать в нее деятельность по подтверждению юридических фактов и правовых состояний.

Хотя дела особого производства внешне бесконфликтны, злоупотребления процессуальными правами встречаются в них не реже, чем в исковых или публичных делах. Субъектами злоупотреблений выступают заявитель или заинтересованные лица, участвующие в делах особого производства.

В таких делах создается благоприятная почва для необоснованного получения материальных благ и выгод, а также для освобождения от юридических обязанностей. Этому способствует ряд факторов, главный из которых заключается в том, что рассматриваемому виду производства свойственна односторонность, заключающаяся в отсутствии ответчика (т.е. лица, способного выдвинуть возражения против исковых требований). Заинтересованные лица не всегда могут оказать существенное влияние на ход процесса, что позволяет заявителю бесконтрольно утверждать свою правоту, не встречая с другой стороны серьезных возражений.
2
Как и при иных недобросовестных формах обращения в суд, лицо, подавая заявление в порядке особого производства, стремится через установление какого-либо юридического факта, события или состояния приобрести право на получение имущества либо прав на него.

Так, установив факт нахождения лица на иждивении умершего (п. 2 ч. 2 ст. 264 ГПК), заявитель получает право на обязательную долю в наследстве, а если выяснится, что заявитель никакой помощи от умершего никогда не получал, проживал отдельно от него, имел самостоятельный источник дохода и вообще был знаком с ним лишь поверхностно, - имеются все основания говорить о недобросовестной подаче заявления об установлении юридического факта.

Признавая гражданина безвестно отсутствующим или объявляя его умершим, лицо может выступить доверительным управляющим его имущества либо приступить к оформлению наследства (ст. 279 ГПК). Такое положение при недобросовестности заявителя может повлечь и иное существенное поражение в правах отсутствующего лица. Лебедев Е.С. обратился в Федеральный суд г. Жигулевска Самарской области с иском к Лебедевой Н.Д. и администрации г. Жигулевска о признании приватизации квартиры недействительной, о восстановлении регистрации в квартире и о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что при обмене старого паспорта на новый узнал, что решением суда от 29 ноября 1999 г. он был признан безвестно отсутствующим и на основании этого решения снят с регистрации в кв. 18 д. 12 по ул. Мира в г. Жигулевске, после чего ответчица приватизировала квартиру. Во время производства по делу в отношении Лебедевой Н.Д. было возбуждено уголовное дело.*(408)

Ограничение гражданина в дееспособности либо лишение его дееспособности (гл. 32 ГПК) фактически означают переход хозяйственного контроля над имуществом такого гражданина в руки попечителя или опекуна. Не случайно ГПК предусматривает взыскание всех судебных издержек с лица, недобросовестно подавшего заявление с целью ограничить или лишить гражданина дееспособности (ч. 2 ст. 284 ГПК). Так, Президиум Самарского областного суда, отменяя решение Советского районного суда г. Самары, которым Д. была признана недееспособной, и направляя дело на новое рассмотрение, в числе прочего указал, что в жалобе Д. ссылается, что П. (заявитель по делу) членом ее семьи и даже родственницей не является; у них неприязненные взаимоотношения; П. преследует цель - завладеть документами на дом и землю, которые муж оставил Д. по завещанию.*(409)

Нередки злоупотребления процессуальными правами и в вызывном производстве, поскольку при рассмотрении таких дел суд санкционирует выдачу документа, удостоверяющего имущественные права лица. Факт утраты ценной бумаги определенного содержания должен быть подтвержден всей совокупностью собранных по делу доказательств. Необоснованное решение суда может привести к возникновению убытков лиц, обязанных к платежу по ценной бумаге.

В практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов чрезвычайно распространены дела об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом (п. 6 ч. 2 ст. 264 ГПК; п. 2 ч. 2 ст. 218 АПК РФ). Закон не запрещает в порядке особого производства (при отсутствии спора о праве) также признавать права и на движимые вещи (п. 10 ч. 2 ст. 264 ГПК). Злоупотребления, возможные по данным категориям дел, в основном предопределены несовершенством системы государственного учета имущества, подлежащего регистрации, и прав на него. В настоящее время в учете и регистрации вещей - объектов гражданских прав участвует целый ряд государственных и муниципальных служб (органы технической инвентаризации, Федеральная регистрационная служба, ГИБДД, нотариусы, Федеральное агентство кадастра объектов недвижимости, органы государственной инспекции по маломерным судам и пр.). Система органов регистрации пока еще находится в стадии организационного оформления. Отсутствует четкая координация действий всех ее подразделений в виде специального единого комплексного банка данных имущественных прав. Основные органы регистрации прав (в основном на недвижимое имущество) существуют относительно недолго, из-за чего наблюдается недостаток сведений о составе имущества и правах на него. Это влечет за собой неопределенность правового положения вещей и служит благоприятной средой для всяческого рода злоупотреблений. Рассматриваемые недостатки обусловлены особенностями историко-правового развития нашего государства. Ранее отсутствовала какая-либо потребность в регистрации прав на имущество. Позитивные изменения законодательства, вызванные экономическими реформами конца XX в., вскрыли все несовершенство учета прав на имущество и обнаружили фактическую бесхозяйственность, царившую в этой сфере. Кроме того, прошлое столетие ознаменовалось величайшими социальными потрясениями, которые в экономико-правовом аспекте выразились как в переделе (революция, приватизация и пр.), так и в уничтожении собственности (войны, межнациональные конфликты и пр.). Вещи с неопределенным правовым статусом зачастую становятся объектами всякого рода споров, тогда как наличие записи о праве в соответствующем реестре придает собственнику уверенность в законности и стабильности своего владения.

Недобросовестные заявители нередко претендуют на не принадлежащее им имущество, используя судебный порядок подтверждения прав на него.

Опасность злоупотреблений гражданским процессуальным правом таит в себе такая категория дел, как восстановление утраченного судебного производства (гл. 35 ГПК). Часть 2 ст. 319 ГПК специально устанавливает, что "при заведомо ложном заявлении судебные расходы, связанные с возбуждением дела по заявлению о восстановлении утраченного судебного производства, взыскиваются с заявителя". В практике могут встретиться ситуации, когда заявитель просит восстановить судебное производство, хотя в действительности решение суда по нему не было принято либо содержание решения кардинально отличалось от того, на которое ссылается заявитель.

Интерес недобросовестного заявителя в делах особого производства может иметь также личный характер. Например, в делах об усыновлении закон детально регламентирует все процессуальные действия, совершаемые судом и участниками процесса (вплоть до установления перечня конкретных документов, прилагаемых к заявлению об усыновлении - ст. 271 ГПК). Такое положение отчасти связано с тем, что нередки случаи, когда иностранные граждане вывозят усыновленных российских детей за рубеж отнюдь не с целью воспитания.

По делам об ограничении или лишении дееспособности недобросовестный заявитель стремится не только к ограничению в правах заведомо дееспособного гражданина, но и желает доставить ему нравственные страдания, вызванные самим фактом подачи такого заявления. Не меньшую осмотрительность следует проявлять суду при рассмотрении дел о принудительной госпитализации граждан в психиатрический стационар или о принудительном психиатрическом освидетельствовании. Большинство решений по данной категории дел вполне обоснованны и представляют собой санкционирование медицинской реабилитации психически больного гражданина, потенциально способного причинить (или уже причинившего) вред своему здоровью и здоровью окружающих. Однако имеются примеры, когда рассмотрение подобных дел недобросовестно инициируется членами семьи данного гражданина, его родственниками, желающими причинить вред такому лицу. Именно поэтому ГПК не наделяет правом обращения в суд по данной категории дел членов семьи лица, вопрос о госпитализации которого рассматривается (ст. 302, 306 ГПК).

Суд должен отказать лицу в удовлетворении заявления, установив, что подача заявления вызвана злоупотреблением правом, и в порядке ст. 99 ГПК взыскать с лица вознаграждение за фактическую потерю времени. Необходимо также дополнить закон указанием на возможность применения штрафных санкций к лицу, злоупотребляющему правом в особом производстве.
3
Как известно, основными требованиями, предъявляемыми к обращению в суд в порядке особого производства, являются обоснование цели подачи заявления (ст. 267 ГПК и др.) и отсутствие спора о праве, подведомственного суду (ч. 3 ст. 263 ГПК).

В судебной практике возникают ситуации, когда лица, действуя в обход установленной исковой формы защиты права, подают заявления в суд по очевидно спорным делам в порядке особого производства с просьбой установить якобы имеющий место юридический факт без каких-либо правовых последствий (например, установить факт законности их действий, факт заключения договора, действительности или недействительности сделки, факт противоправного поведения ответчика и т.п.). Уже из формулировок самих требований усматривается спорность их предмета, что делает невозможным рассмотрение подобных обращений в особом порядке. В таких случаях суд должен оставить заявление без рассмотрения, разъяснив заявителю его право обратиться в суд в исковом порядке (ч. 3 ст. 263 ГПК).

Иногда факты, установленные в порядке особого производства, используются в спорных исковых делах (например, недобросовестным истцом для подрыва позиции участника процесса может инициироваться дело о признании его ограниченно дееспособным, недееспособным и пр.). Положительный результат такого дела повлечет за собой существенное поражение в правах участника процесса и девальвирует его позицию по рассматриваемому делу. Так, решением Жигулевского городского суда Самарской области за Т. было признано право собственности на дом, принадлежащий П. Суд пришел к выводу, что П. отказался от дома, поскольку получил от Т. деньги согласно расписке и решением суда был признан безвестно отсутствующим. Президиум Самарского областного суда, отменяя данное решение в порядке надзора и направляя дело на новое рассмотрение, указал, что суд пришел к своим выводам без надлежащей проверки указанных обстоятельств.*(410) В подобных ситуациях суд, рассматривая дело в порядке особого производства, должен делать поправку на цель, преследуемую заявителем. Если обращение в суд по исковому делу уже имеется, целесообразно соединить дела для их совместного рассмотрения.

Типичным недобросовестным приемом является попытка лица добиться рассмотрения его дела без привлечения всех заинтересованных лиц. Как отмечалось выше, в соответствии с ч. 2 ст. 263 ГПК суд рассматривает дела с участием заявителя и заинтересованных лиц. Это может привести к разрешению потенциально спорного дела в особом порядке и принятию незаконного решения, нарушающего права других лиц. Поэтому, если необходимость в привлечении заинтересованных лиц возникнет в дальнейшем, суд обязан привлечь их по собственной инициативе. При возникновении спора о праве поданное заявление должно быть оставлено без рассмотрения (ч. 3 ст. 263 ГПК).

Другим распространенным злоупотреблением процессуальным правом в делах особого производства является беспредметное обращение в суд, что противоречит принципу процессуальной экономии. Не допускается установление неюридических, теоретических, научных, а также неправомерных юридических фактов. Такие заявления с учетом конкретных обстоятельств дела должны расцениваться как злоупотребление правом и влечь за собой соответствующие последствия.

Встречаются недобросовестные преждевременные обращения в суд по делам особого производства, поскольку заявитель не исчерпал всех возможностей по установлению юридического факта в ином порядке. Статья 265 ГПК ("Условия, необходимые для установления фактов, имеющих юридическое значение") предусматривает, что суд может устанавливать юридические факты только в случае невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов. В противном случае можно говорить о том, что лицо неэкономично расходует процессуальные ресурсы. Для данного злоупотребления характерна неосторожная вина в форме процессуальной небрежности.


4
Возможны ситуации, когда действия участников процесса по делам особого производства внешне походят на злоупотребления процессуальными правами, а на самом деле преследуют вполне законные цели. Так, в преддверии принятия Федерального закона N 119-ФЗ от 31 июля 2004 г. "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" было высказано мнение о необходимости предусмотреть в законе такую меру, как объявление человека (свидетеля) умершим*(411). Эксперты МВД России отмечают, что когда "человека переводят на новое место жительства, давая ему и новое имя, было бы логично объявить "исчезающего" человека умершим".*(412) Однако предложенная мера защиты свидетелей вызывает определенные вопросы. Самый важный из них сводится к тому, что законодатель столкнется с необходимостью легализации на государственном уровне заведомо ложного судебного решения. Суд будет вынужден постановить решение полезное для общества, однако заведомо не соответствующее действительности. Если избрать другой вариант и не ставить суд в известность о всех обстоятельствах дела, это, безусловно, снимет социально-юридическую ответственность с судейского корпуса и переложит ее на тех, кто должен будет выступать инициатором такого процесса (в частности, представлять доказательства смерти, исчезновения лица и т.п.).



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   27


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница