Закон. 29 Шестая заповедь блаженства. Трезвение 82 Восьмая заповедь блаженства. Гонение за правду. 85 Тема Нравственное богословие: значение, определения, предметы изучения, источники знания



страница43/51
Дата10.03.2018
Размер1.48 Mb.
ТипЗакон
1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   51
Любовь к ближнему
Правильная любовь к ближнему это не стремление к обладанию, а забота о благополучии того, кого любишь, чтобы ему было хорошо. Если мы христиане, то в первую очередь заботимся о спасении души того, кого любим. В этом существенное отличие любви евангельской от любви естественной.

Как приобрести евангельскую любовь к ближнему? Начинать свое течение к этой добродетели следует с людей, которые нас окружают и с которыми мы встречаемся в повседневной жизни. В Евангелии и Апостольких посланиях любовь к ближнему описывается не как горячее чувство, а как внешняя благотворительность: посещение больных, в темницах, кормление и одевание нищих, прием странников, потому что милостыня как подаяние самого необходимого для жизни – это основа любви к ближнему на все времена. А когда у нас нет возможности помочь им внешне, мы от нас требуется сострадать и молиться, чтобы Всемогущий Бог Сам помог им.

Для приобретения любви к ближним сострадать и молиться за людей даже более важно, чем вещественная помощь. Можно даже сказать, что духовная любовь вырастает из сострадания ближнему. В Евангелии очень часто говорится, что Спаситель сжалился или умилосердился над людьми, а потом помог им. Так было при насыщении народа в пустыне 5-ю хлебами, воскрешении сына Наинской вдовицы, исцелении слепых, прокаженного. Указание на эти чувства мы встречаем также в притче о милосердном самарянине, о возвращении блудного сына.

Еще возрастание в любви тесно связано со смирением. Кто высоко думает о себе и превозносится над ближними, никогда не сможет полюбить их. Необходимо также подвизаться в терпении их немощей, неосуждении и прощении согрешений против нас. «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов» (Гал.6:2).

Важным, и даже важнейшим моментом любви к ближнему является самопожертвование. Любовь – это «возьми», а не «дай». В меру своих сил, пусть понемногу, но мы должны бескорыстно жертвовать для других своими материальными средствами, личными интересами, временем, покоем, физическими и душевными силами. По своей природе самопожертвование является противоположностью эгоизма, и никаким другим средством с эгоизмом справиться невозможно. Где нет самопожертвования, там и с любовью к ближнему ничего не получится. Как вера без дел мертва есть, так и любовь без самопожертвования мертва есть. Хорошо и доступно, и даже с примерами из собственной жизни, написано об этом в книге нашего греческого современника, прп. Паисия Святогорца4. В области чувств нет более богоугодного чувства, чем любовь, готовая на самопожертвование. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Иоанн.15,13). Итак, без всего вышеперечисленного любовь к ближнему появится не может.

Бывает, что на добро люди отвечают неблагодарностью. Чтобы не смущаться этим, необходимо отдавать себе ясный отчет, что мы делаем это во имя Господа Иисуса Христа, и награду ожидать от Бога, а не от людей. Преподобный авва Дорофей говорит: «Не ищи любви от ближнего; ищущий любви, если не увидит ее, смущается. Лучше ты покажи любовь к ближнему. Поступив так, и сам успокоишься, и приведешь ближнего к любви». Вообще говоря, иного пути, как любить, не ожидая ничего взамен, просто не существует. Все остальное – любовь не истинная. Нас никто не заставляет любить, это наш выбор. Хочешь любить человека – люби его бескорыстно, не хочешь – не люби. Но народная мудрость утешает нас, она говорит, что если человек любит людей, он тоже не останется без любви, будет кем-то любим.

Вот какую ещё интересную мысль можно найти о любви к ближним. Бог любит каждого человека, и такой любовью, сильнее которой нет на земле. А много ли на земле людей, которые отвечают Ему взаимностью? Это единицы, а большинство и знать об этой любви ничего не хотят. Выходит, что высшая любовь, которая только существует во Вселенной, это любовь чаще всего безответная. В этом духовная любовь к людям похожа на любовь Божественную – она почти всегда бывает без взаимности.

Сознавая свою немощь, хорошо удаляться от тесного общения с ближними, от которых исходят непосильные для нас искушения, и в то же время любить их «издалека». Так поступали прп. Арсений Великий, Мария Египетская и другие пустынножители. Они что, не любили людей? Любили, но из пустыни. Правда есть опасность, что такая любовь будет мечтательной, а не настоящей. Поэтому первый этап монашеского делания св. отцы советовали проходить в общежительном монастыре, и только потом уходить на пустынножительство.

Спаситель сказал: «Любите врагов ваших» (Матф.5:44). О каких врагах здесь идет речь? Можно ли требовать от русского человека любви к Мамаю, к Наполеону, к Лжедмитрию? Или от православного человека – любви к еретикам, воинствующим безбожникам? Мы чувствуем здесь какую-то неясность. Митрополит Московский Филарет разъяснил этот вопрос так: «Люби врагов своих, бей врагов Отечества и гнушайся врагами Божиими». В заповеди Божией речь идет о врагах личных, но никак не о врагах Отечества и не о врагах Божиих. Свои враги – это те, вражда с которыми возникает по обыденным, бытовым причинам. Даже если мы не достигли благодатной любви, таких врагов можно любить в смысле уважения, прощения им обид, пожелания исправления и спасения.

К врагам Отечества относятся не только те, кто открыто нападает на страну с оружием в руках, кто сознательно покушается на её территорию и независимость. Можно нападать на Отечество и другими средствами, разрушая самые основы народной и государственной жизни, без которых всё остальное разрушается само. Таковы нравственность, историческая память, рождаемость, семья. Врагов Отечества определяет не каждый человек на свое усмотрение, а указывает законное правительство и Церковь. Врагов Отечества следует бить или, в некоторых редакциях, сокрушать, но не следует распаляться к ним безграничной ненавистью, так как среди них есть обманутые, подневольные, заблуждающиеся. Побежденному и кающемуся врагу Отечества уместно оказать милость.

К врагам Божиим, в первую очередь, без сомнения следует отнести бесов, затем сознательных служителей сатаны; с некоторыми ограничениями и тех, кто открыто и нагло попирает закон Божий, борется с христианством и Церковью. Пророк Давид говорит в псалме: «Мне ли не возненавидеть ненавидящих Тебя, Господи, и не возгнушаться восстающими на Тебя?» (Пс.138, 21). И от них пощады рабам Божиим ждать не приходится, когда сила на их стороне. Во времена гонений на христиан истязателям недостаточно было просто убить их, надо было сдирать кожу, жарить на сковороде, бить суковатой палкой, строгать железными когтями. Сам Бог любит Свое творение, даже падшее. А люди находятся в ином положении: если человек любит Христа, он не может в то же время любить Его распинателей.

Особая заповедь Спасителя говорит о любви между христианами: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, [так] и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Иоанн.13, 34-35). И ещё Христос сказал: «Что вы сделаете друг другу – Мне сделаете». При причащении христиане видимым образом принимают в себя Христа. Могу ли я не поделиться с Христом тем, что у меня есть? Поэтому где нет любви между христианами, хотя бы в виде взаимопомощи и сострадания друг к другу, то там нет и самого христианства (даже при присутствии всей внешней атрибутики: храмов, икон, облачений, богослужений). Другое вопрос, стоит ли неизвестного человека, настойчиво требующего материальной помощи (не в качестве посильной милостыни, а как исполнения долга по Заповеди), сразу лобызать и признавать братом во Христе, хотя бы на нем и был нательный крест? Для прояснения ситуации требуется какое-то время: узнать, что это за человек, какая у него вера, какой образ жизни. В древней Церкви на этот случай существовала практика рекомендательных писем. Приходишь в чужой храм – покажи письмо с характеристикой от своей общины, с подписью или отпечатком пальца священника.



Приложение

Из Пролога
Был некоторый игумен, отец общежительного монастыря, святой по жизни, украшенный всеми до­бродетелями, милостивый к нищим. Он молился Богу, говоря: «Умоляю благость Твою, Владыко, не разлучи меня с духовною семьею моею в будущем веке, но сподоби чад моих со мною вечной жизни! На эту молитву Господь даровал ответ следующим образом.

В другом монастыре был праздник. Приглашен был на праздник игумен с монахами его. Он не хотел было идти; но услышал во сне глас, сказавший ему: пойди на праздник; только пошли учеников твоих вперед се­бя, а сам иди позади их. Когда настало время, мо­нахи отправились.

Дорогой они увидели нищего, лежащего в ранах. Они распросили его о случившемся. Он со слезами отвечал им: напал на меня зверь; изранив меня, он ушел, и некому взять меня и отнести в село. Они сказали: мы ничего не можем сде­лать для тебя, потому что с нами нет осла. Сказав это, они оставили его и ушли.

По прошествии короткого времени пришел игумен, увидел нищего, который лежал и стонал. Узнав о причине такого положения его, он спросил: не проходили ли здесь монахи неза­долго предо мной? Нищий отве­чал: они постояли надо мною, расспросили о случив­шемся, и ушли, сказав: мы пешие, — ничего не можем сделать для тебя. Игумен сказал: если мож­ешь, то пойдем вместе потихоньку. Нищий отве­чал: не могу идти. Игумен сказал: в таком случае я возьму тебя на плечи и с Божией помощью до­несу до селения. Нищий начал отговаривать его:

– Как тебе одному нести меня? Путь далекий, но лучше пойди в селение и пошли за мною».

Игумен отвечал:

– Жив Господь, не оставлю тебя!

С этими словами он возложил нищего на плечи и понес. Сперва он чувствовал тяжесть ноши по обыкновенному весу человека; потом тяжесть уменьшилась, а потом еще уменьшилась, и сделалась почти нечувствитель­ною. Игумен недоумевал, что происходит, как вдруг тот, кого он нес, сделался невидим.

И игумен услышал глас: «Ты постоянно молишься о учениках твоих, чтоб они сподобились жизни вечной, но дела у тебя одни, а у них — другие. Если хочешь, чтоб про­шение твое было исполнено, убеди их поступать так, как поступаешь ты».
Любовь к Богу
Можно ли любить того о ком или ничего не знаешь, или знаешь только, что он есть? Очень сомнительно. Чтобы могла зародиться любовь к какому-либо существу, необходимо, как минимум, иметь представление об этом существе. Откуда же можно получить представление о Боге?

– Один источник знания о Боге указывает Апостол Павел – это наблюдение видимой природы: «Ибо невидимое Его, вечная сила и Божество от создания мира чрез рассматривание творений — видимы» (Рим. 1:20).

– Ещё из того, что Сам Бог открыл о Себе, то есть знание и представление о Боге мы можем приобрести из Священного Писания, особенно же из св. Евангелия, повествующего о Первом пришествии и земной жизни Господа Иисуса Христа.

– Из личного опыта богообщения через молитву, из обмена духовным опытом между верующими, переживания призывающей благодати, участия в Таинствах (например, Крещения, Причащения, Исповеди). Нельзя любить абстрактную философскую систему. Живая связь с Богом, опыт богообщения очень важен, потому что по-настоящему любить мы можем только того, с кем у нас сложились личные отношения.

Чем же мы можем выразить свою любовь к Богу? Самое простое –принести жертву из того, что для нас представляет ценность Так поступали люди с глубокой древности, принося жертвоприношения в виде баранов, козлов, быков, плодов, денег. Чем еще?  Но уже в Ветхом Завете говорится о духовных жертвах, которые важнее материальных:

«Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений» (Осия, 6,6);

«Жертва Богу дух сокрушен» (Пс 50);

«Восхвалю имя Бога моего с песнью, возвеличу Его во хвалении. И угодно будет Богу паче тельца юна, роги износяща и пазнокти» (Пс 68, 31-32);

«Пожри Богови жертву хвалы и воздаждь Вышнему молитвы твоя» (Пс 49, 14).

В Новом Завете, по слову Спасителя, главным признаком любви к Богу является исполнение Заповедей Христовых. В какой мере человек пытается их исполнять, чем он готов пожертвовать для их исполнения – в такой степени он и любит.

Важный показатель истинной любви к Богу – любовь к ближнему: «Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (1Ин.4:19,21). Пока нет любви к ближнему – творению Божию, носителю образа Божия, к брату во Христе – и истинной любви к Богу быть не может.

У пастырей любовь к Спасителю проявляется в заботе о стаде Божием.

Свт. Тихон Задонский указывает дополнительные признаки:

- кто кого любит, стремится к общению с ним (молитва, богослужение),

- кто кого любит, хвалит его перед другими (миссионерство, апологетика, исповедание веры),

- кто кого любит, радуется при воспоминании о нем («Помянух Бога и возвеселихся» Пс.76,4).

Еще несколько признаков называет прп. Силуан Афонский. Святые имеют особый подход к духовным вопросам, не похожий на академический, вот что говорит преподобный: «Кто боится греха, тот любит Бога; кто имеет умиление, тот больше любит; кто имеет в душе свет и радость, тот еще больше любит; а у кого благодать и в душе и в теле, тот имеет совершенную любовь».
А может ли быть мечтательная любовь к Богу? Может, и встречается она не так уж и редко. Особенно удобно предаваться таким мечтаниям после сытного обеда, сидя в мягком кресле с подлокотниками. О, как я люблю Бога! Как много я готов для Него сделать! Если бы я жил в евангельские времена в Палестине, однозначно бы сделался учеником Спасителя. Помогал бы Апостолам на лодке грести, хлеб с рыбой народу разносить. А если бы я родился попозже, веке в 4-ом, пошел бы в египетскую пустыню к прп.Антонию Великому, построил бы себе шалаш неподалёку от него, питался бы окружающей растительностью. А сейчас что за времена, кругом одна апостасия. Как тяжело на всё это смотреть! Как все это ужасно!

Желающий достичь немечтательной любви Божией, сначала должен немало потрудиться во всех других добродетелях. «Любовь к Богу, — объясняет преп. Макарий Египетский, — рождается в нас не просто и не сама собою, но после многих трудов и великих забот и при содействии Христовом». Благодатная любовь к Богу неотделима от дара Духа Святаго, поэтому кто её стяжал, тот приобрёл и спасение души, и обручение вечной жизни, и царство Небесное внутри себя. По этой причине можно сказать , что достижение благодатной любви есть одна из целей цель христианской жизни.


Св. ап. Иоанн Богослов говорит: «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге и Бог в нем» (1 Ин. 4:7-16). Эти слова, «Бог есть любовь», слышатся очень часто. Что они означают? И правильно ли будет сказать «любовь есть Бог», может быть, мы обожествляем чувство любви? Мы не обожествляем это чувство, но признаем, что любовь – главное свойство Божие. Она лежит в основе как всех Его действий, так и естественного и богооткровенного Закона Божия.

Ни в одном месте Священного Писания сущность и свойства христианской любви не раскрываются так полно и доходчиво, как в 13 главе послания к Коринфянам ап. Павла. Эту главу Священного Писания называют гимном христианской любви.



Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею [дар] пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что [могу] и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится… А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше (1Кор.13,1-13).

Здесь говорится, что все остальные добродетели имеют ценность только в том случае, если они ведут к любви. А мы читаем, слышим – и не придаем значения. Мы ценим чудеса и суровое подвижничество сами по себе (ах! он ел один раз в неделю; ах, он несколько лет не мылся, он одевался в козлиную шкуру! он спал в гробу!). Если это был путь к любви, то это достойно восхищения. А если только этим дело и закончилось, то нет в этом пользы.

« Любовь никогда не перестает...» Она пойдет в вечную жизнь вместе с христианином, и во всей полноте раскроется именно там, в вечной жизни. А вера и надежда там прекратятся. Вера сменится зрением очевидного, а надежды сбудутся; одна любовь останется главной и всеобъемлющей добродетелью.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   51


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница