Загадка контекстов мнения



страница4/6
Дата12.05.2018
Размер1.03 Mb.
1   2   3   4   5   6
II. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ: НЕКОТОРЫЕ ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ
Где же мы сейчас находимся? По-видимому, мы попали в до­вольно затруднительное положение. С одной стороны, мы пришли к выводу, что невзаимозаменимость имен 'Цицерон' и 'Туллий' salva

---------------------------------------------------------

20 Мы, однако, должны здесь под „смыслом" понимать „нечто, фиксирующее референцию", а не „нечто, означивающее имя", иначе у нас возникнут трудности с твердой десигнацией собственных имен. Если настоящим источником цепочки для некоторого имени является данный объект, то мы используем данное имя для обозначения этого объекта даже тогда, когда говорим о контрфактических ситуациях, где некоторый другой объект дает начало рассматриваемой цепочке.

21 Согласно провозглашенной в [1] доктрине, собственные имена передаются ло цепочке от одного звена к другому, несмотря на то, что мнения о референте, ассоциативно связанном с именем, могут измениться радикально. Происходящие при этом изменения, однако, не являются языковыми в том смысле, в каком язы-

210


veritate в контекстах пропозициональной установки нельзя объяс­нить различием их по „смыслу". С другой стороны, не нужно за­бывать первоначальный аргумент против Милля: если референ­ция –это все, что связано с наименованием, то тогда какое вооб­ще может быть смысловое различие между именами 'Цицерон' и 'Туллий'? А если никакой семантической разницы между ними нет, то не выражают ли предложения Цицерон был лысый и Туллий был лысый одну и ту же пропозицию? И как тогда может кто-то считать, что Цицерон был лысым и вместе с тем сомневаться или не считать, что Туллий тоже был лысым?

Давайте задумаемся. Почему мы полагаем, что кто-то может считать, что Цицерон был лысый, но не считать, что Туллий тоже был лысым? Или думать, несмотря на логическую несовмести­мость суждений, что Йельский университет очень хороший, а Ста­рый Эли плохой? Хорошо, допустим, что нормальный носитель английского языка Джоунз искренне соглашается с тем, что пред­ложение Цицерон был лысым истинно, но не может согласиться с истинностью предложения Туллий был лысым. И это несмотря на то, что Джоунз употребляет в речи имена 'Цицерон' и 'Туллий' обычным образом: имя 'Цицерон' в этом утверждении он употреб­ляет для обозначения римлянина, а не, например, своей собаки или немецкого шпиона.

Сделаем явным предполагаемый здесь имплицитно принцип (или правило) раскрытия кавычек (disquotational principle), свя­зывающий согласие (с некоторым утверждением) и мнение. Этот принцип можно сформулировать так (здесь 'р' должно быть заме­нено (внутри или вне кавычек) любым подходящим английским предложением): «Если обыкновенный носитель языка, поразмыс­лив, искренне соглашается с 'р', то он считает (believes that), что 'р'»- Предложение, замещающее 'р'> при этом не должно со­держать индексальных или прономинальных языковых средств, а также омонимичных выражений, искажающих интуитивный смысл принципа (например, если носитель языка соглашается с предложением Вы изумительный человек, ему не нужно думать, что вы – читатель – изумительный человек)22.

---------------------------------------------------------

ковым считается изменение значения слова villain 'негодяй, злодей* от rustic 'грубый, неотесанный' до wicked 'злой (человек)'. Хотя референция имени не меняется, мнения об объекте часто подвергаются значительным изменениям, даже за вычетом тех, которые могут считаться языковыми.



22 Похожие ограничения предлагается ввести и для формулируемых ниже усиленного принципа раскрытия кавычек и принципа перевода. Омонимию исклю­чать не надо, если всякий раз имплицитно подразумевается, что, когда встречает­ся предложение, оно понимается однозначно. (Аналогично при формулировке принципа перевода предполагается, что переводчик подбирает заранее определен­ную интерпретацию предложения.) Что же касается индексов, то я не разраба-

211


Когда мы предполагаем, что имеем дело с обыкновенным носи­телем английского языка, то под этим подразумеваем, что он употребляет все слова в предложении стандартным образом, со­единяет их по синтаксическим правилам языка и т. п., то есть, короче говоря, что он под данным предложением имеет в виду то же, что имел бы в виду рядовой англичанин, употребивший это предложение. Слова предложения могут включать в себя имена собственные, если последние входят в тексты, распространяемые в обществе, так что мы можем говорить о стандартном использо­вании этих имен. Например, если взять предложение Лондон красивый город, то оно употреблено в соответствии с языковой нормой, если под Лондоном говорящий имеет в виду имя города, а под красивый – предикат, приписывающий объекту определен­ную степень красоты.

Слово „поразмыслив" в формулировке принципа раскрытия ка­вычек предупреждает ту ситуацию, при которой человек, небреж­но обращающийся со значениями слов или склонный к сиюминут­ным концептуальным или языковым ошибкам, утверждает нечто, чего на самом деле в виду не имеет, или же, допуская языковую ошибку, соглашается с истинностью некоторого предложения.

Слово „искренне" включено в формулировку принципа для того, чтобы исключить случаи лжи, притворства, иронии и т. п. Боюсь, однако, что даже при всех сделанных оговорках какой-нибудь дотошный читатель – впрочем, таков уж путь развития филосо­фии – обнаружит пропущенное мною условие, без которого про­возглашенный принцип легко может быть расшатан контрпримера­ми. Однако я сомневаюсь, чтобы изменение формулировки прин­ципа раскрытия кавычек путем введения в текст такого рода ого­ворок могло повлиять хотя бы на один случай его применения в следующих рассуждениях. Если понять намерение, которое скры­вается за этим принципом, то последний покажется самоочевид­ной истиной. (Аналогичный принцип можно сформулировать не только для согласия с истинностью некоторого предложения, но и для искренних заявлений или утверждений.)

Существует также усиленная „бикондициональная" (bicondi­tional) разновидность принципа раскрытия кавычек, где 'р' везде, где оно встречается, должно быть заменено соответствующим английским предложением: „Обыкновенный носитель английского языка, не будучи скрытным человеком, искренне готов согласиться с 'р', обдумав 'р' заранее, если и только если он считает, что

--------------------------------------------

тывал в деталях ограничений на их употребление, поскольку смысл этих ограни­чений вполне ясен.

Очевидно, что правило раскрытия кавычек применяется только к de dicto, но яе к de re атрибутам мнения.

212


p"23. Бикондициональная разновидность сильнее простой за счет того что в нее входит условие, в силу которого несогласие гово­рящего с У означает, что он не думает, что У, тогда как его согласие с 'p' означает, что он думает, что у. Оговорка относи­тельно скрытности нужна для объяснения того случая, когда го­ворящий может не захотеть поделиться своими мыслями по пово­ду 'р' из-за своей скромности, желания сохранить мысли в тай-ее из-за боязни, что его обидят или оскорбят, и т. д. (Альтерна­тивная формулировка могла бы содержать признаки, указываю­щие на согласие говорящего с данным утверждением или на от­сутствие у него сложившегося мнения (не обязательно несогла­сие) по поводу этого утверждения.) Как и раньше, не исключено, что последняя формулировка принципа предполагает введение в eе текст более жестких условий, смысл которых, впрочем, вполне ясен.

В дальнейшем нам для наших целей, как правило, будет доста­точно простого правила раскрытия кавычек, хотя один раз придет­ся прибегнуть к его усиленной форме. Простую разновидность принципа раскрытия кавычек часто можно использовать в качест­ве теста, проверяющего отсутствие согласия (disbelief) говоряще­го с высказанным ранее утверждением, при условии, что говоря­щий обладает тем минимумом логики, который не позволяет ему, во всяком случае после некоторого размышления, иметь одновре­менно два противоречащих друг другу мнения 'р' и 'р'24. (При та­ком условии ничто не мешает ему иметь сразу два мнения, кото­рые вместе приводят к противоречию.) В этом случае, если поль-

--------------------------------------------

23 А что произойдет, если он согласится с данным предложением, но отверг­нет синонимичное? Например, согласится с тем, что Джоунз доктор, но не с тем, что Джоунз врач. В этом случае либо он не совсем обычно интерпретирует одно из этих предложений, либо, «подумав», вероятнее всего сам себя поправит. Поскольку говорящий ошибочно соглашается с предложением 'Джоунз доктор' и отвергает 'Джоунз врач', мы не можем прямо применить правило раскрытия кавычек, чтобы определить, считает ли он или нет, что Джоунз – доктор, – ведь его согласие не является „продуманным".

Аналогично, если человек утверждает, что Джоунз доктор, но не врач, то он, видимо, поймет, что его утверждение противоречиво без какой бы то ни было дополнительной информации.

Нами были сформулированы оба принципа раскрытия кавычек таким образом, что до тех пор, пока у нас есть все основания подозревать, что произошло какое-то концептуальное или языковое недоразумение (как в вышеупомянутых случаях), мы не можем приписать говорящему наличие или отсутствие определенного мне­ния. Заметим, что если некто произносит предложение Цицерон был лысым, а Тул­лий нет, то едва ли найдутся хоть малейшие основания подозревать говорящего в том, что тот совершает языковую или концептуальную ошибку.

24„ Данный вопрос не следует смешивать с вопросом о том, думает ли гово­рящий про объект, что тот одновременно обладает и не обладает некоторым свой­ством. Наши рассуждения касаются не мнения de re, а мнения de dicto (понятий­ного).

213


зеваться одним лишь простым (неусиленным) принципом раскры­тия кавычек, согласие говорящего с отрицанием 'р' указывает не только на то, что он не считает, что 'р', но и на то, что он считает, что 'не р' (где на место переменной 'р' может быть подставлено любое подходящее английское предложение).

Пока что сформулированный нами принцип можно применить только к носителям английского языка. Согласно этому принципу мы, исходя из того, что, подумав, Питер искренне соглашается с предложением „God exists" 'Бог существует', делаем вывод, что Питер считает, что бог существует. Однако мы, разумеется, обыч­но делаем различные выводы на английском языке и о мнениях людей, говорящих на других языках, Так, мы заключаем, что Пьер думает, что бог существует, из того, что он, подумав, искрен­не соглашается с французским предложением „Dieu existe" 'Бог су­ществует'. Есть несколько способов моделировать подобного рода заключения, если в нашем распоряжении имеются традиционные переводы предложений французского языка на английский. Мы выбираем следующий путь. Ранее нами был описан принцип рас­крытия кавычек для английского языка, для английских предло­жений; аналогичный принцип, изложенный на французском (не­мецком и пр.) языке, также, по предположению, справедлив и для французских (немецких и пр.) предложений. Наконец, мы предполагаем, что имеет место следующий принцип перевода: если предложение одного языка выражает истину в этом языке, то всякий его перевод на другой язык также выражает истину (в том, другом, языке). Обычная практика перевода нередко идет вразрез с изложенным принципом. Это происходит тогда, когда задачей переводчика является не сохранение первоначального смыслового содержания предложения, а получение такого эквива­лента перевода, который служил бы в родном языке – в каком-то другом смысле – тем же целям, что и исходное предложение в чужом языке25. Но если мы хотим, чтобы перевод имел смысл, тождественный со смыслом предложения-оригинала, то тогда со­хранение истинностного значения – это то минимальное условие, которое должно быть соблюдено при переводе.

Допустим теперь, что принцип раскрытия кавычек можно вы-

--------------------------------------------



25 Например, переводя на иностранный язык исторически значимое сообще­ние типа Патрик Генри сказал: „Дайте мне свободу или дайте мне умереть", человек может адекватно перевести часть предложения в кавычках, отнеся ее к словам Генри. Этим он из предполагаемой истины получает ложь, поскольку Генри произносил фразу по-английски. Впрочем, возможно, что адресат это знает, однако его больше интересует содержание высказывания Генри, чем произ­несенные им в точности слова. Особенно часто такая поцедура перевода истины в ложь происходит при переводе беллетристики, где понятие истины нерелевант­но. Некоторые оппоненты, выступающие против „переводного аргумента" Чёрча, позволили ввести себя в заблуждение, анализируя практику перевода.

214


разить на каждом языке. Тогда, исходя из согласия Пьера с утверждением 'Dieu existe', можно следующим образом продол­жить рассуждения. Во-первых, на основании его высказывания и принципа раскрытия кавычек для французского языка, мы вы­водим (во французском), что Pierre croit que Dieu existe 'Пьер считает, что бог существует'. А отсюда уже, воспользовавшись принципом перевода, получаем вывод26 на английском:

Пьер считает, что бог существует.

Таким же путем техника снятия кавычек может быть приме­нена к любому языку. Но если даже я применяю ее только к анг­лийскому языку, все равно допустимо считать, что я предполагаю использование принципа перевода, так как я применяю ее к носи­телям языка, который отличается от моего собственного. Как ука­зывал Куайн, если мы рассматриваем других людей как говорящих с нами на одном языке, то это означает, что в каком-то смысле мы молчаливо предполагаем существование омофонного перевода с их языка на наш собственный. Поэтому, когда я, отталкиваясь от искреннего согласия Питера с утверждением, что „Бог сущест­вует", или его подтверждением, делаю вывод, что он считает, что бог существует, то я, строго говоря, вынужден соединить принцип раскрытия кавычек (для идиолекта Питера) с принципом (омофон­ного) перевода (с идиолекта Питера на мой собственный). Меж­ду тем для большинства задач можно обойтись принципом рас­крытия кавычек для одного языка, скажем, английского, предпо­лагая, что он является общим языком всех людей – англичан. Только в тех случаях, когда релевантными оказываются индиви­дуальные различия в идиолектах, мы формулируем принцип более тщательно.

Вернемся, однако, от этих абстрактных рассуждений к нашей основной теме. Поскольку рядовой носитель языка – ничем не выделяющийся среди других даже в своем употреблении имен 'Цицерон' и 'Туллий' – может после размышления искренне согла­ситься сразу с двумя предложениями „Цицерон был лысый'' и „Тул­лий не был лысый", то это, в соответствии с принципом раскрытия кавычек, означает, что он думает, что Цицерон был лысым, но не думает, что Туллий был лысым. Представляется, что коль скоро он совсем не обязан иметь два противоречивых мнения (даже будучи блестящим логиком, он может не суметь вывести, что по

---------------------------------------------------------

26 Для того, чтобы точно сформулировать вывод, нужно дополнительно при­бегнуть к той разновидности принципа раскрытия кавычек, которая впервые бы­ла рассмотрена Тарским применительно к понятию истины: какое бы предложение ни подставлялось на место 'р' (английское или французское), выводи предложе­ние ,,'р' истинно" из 'р' и наоборот. (Подчеркнем, что английское предложение „'р' истинно" будет английским даже тогда, когда на место 'р' подставляется французское предложение.) Применение принципа раскрытия кавычек в формули­ровке Тарского в тексте подразумевается.

215


меньшей мере одно из его мнений должно быть ошибочным), а принцип подстановочности для кореферентных собственных имен в контекстах мнения заставляет предполагать наличие у него двух противоречивых мнений, то сам принцип подстановочности сле­дует признать неправильным. В самом деле, по-видимому, прово­димые здесь рассуждения сводят этот, принцип к абсурду,

Любопытно обсудить соотношение приводимых нами аргумен­тов против подстановочности с классической теорией Фреге и Рас­села. Как мы уже видели, этими аргументами можно с первого взгляда воспользоваться для подтверждения правильности клас­сической теории, и я полагаю, что именно под таким углом зре­ния и рассматривали их многие философы. В действительности же, последний аргумент прямо применить для поддержки точки зрения Фреге и Рассела нельзя. Допустим, например, что Джоунз делает утверждение „Цицерон был лысым, а Туллий не был". Если Фреге с Расселом правы, то из этого я не могу, опираясь на прин­цип раскрытия кавычек, вывести заключение:

(1) Джоунз думает, что Цицерон был лысым, а Туллий не был,

поскольку вообще-то мы с Джоунзом, строго говоря, не можем считаться носителями одного и того же идиолекта, если не при­писываем одинаковых „смыслов" всем именам. Точно так же я не могу соединить с нужным эффектом принцип раскрытия кавы­чек с принципом перевода, поскольку омофонный перевод пред­ложения Джоунза в мое будет в общем случае неточным по ана­логичной причине. На самом же деле я не вижу особых различий по смыслу в именах Цицерон и Туллий, а поэтому для меня, как, впрочем, возможно, и для вас тоже, эти имена являются взаимоза­менимыми обозначениями одного человека. А так как в соответ­ствии с теорией Фреге – Рассела утверждение (1) показывает, что для Джоунза какое-то различие по смыслу между этими име­нами имеется, то он (Джоунз), следовательно, должен – по Фреге и Расселу – употреблять одно из этих имен иначе, чем я, и омо­фонный перевод его предложения в мое будет неправильным и не­законным. Отсюда вытекает, что если Фреге и Рассел правы, то этот пример нельзя использовать для того, чтобы из него непо­средственно мы могли вывести заключение, что имена собственные не являются взаимозаменимыми в контекстах мнения. И это при том, что данный пример и вытекающее из него отрицательное суж­дение о подстановочности имен часто считались доказательством справедливости концепции Фреге и Рассела!!

Тем не менее даже по теории Фреге – Рассела Джоунз может, применив принцип раскрытия кавычек и выражая свое заключе­ние на своем идиолекте, сказать

(2) Я думаю, что Цицерон был лысым, а Туллий не был.

216

Я не могу передать это мнение словами Джоунза, так как не говорю с ним на одном идиолекте. Конечно, я могу сделать вывод: „пред­ложение (2) выражает истину в идиолекте Джоунза". Если я узнаю, какие два „смысла" Джоунз приписывает именам Цицерон и Туллий, то смогу также ввести в свой собственный идиолект два имени с этими смыслами (еще раньше овладев словами Цицерон и Туллий) и заключить:



(3) Джоунз думает, что X был лысым, а У не был.

Всего сказанного достаточно, чтобы можно было, следуя кон­цепции Фреге – Рассела, сделать вывод о невзаимозаменимости кодесигнативных имен в контекстах мнения. Действительно, спра­ведливость такого вывода легче всего продемонстрировать, оста­ваясь в рамках теории Фреге – Рассела, поскольку в контекстах мнения кодесигнативные дескрипции просто невзаимозаменимы, а для Фреге и Рассела имена по своей сути являются сокращенны­ми дескрипциями и, следовательно, также невзаимозаменимы. Однако этот простой аргумент, очевидно, не связанный с относя­щимися к доктрине Фреге – Рассела посылками (и часто приме­няющийся для поддержки их теории), фактически не может быть принят, если Фреге с Расселом правы.

Если же считать, с легкой руки Фреге Рассела, что широко­известные имена весьма употребительны в нашем языке, то с этим аргументом больше нет никаких проблем (в том случае, если применить к (2) принцип раскрытия кавычек). Так, представ­ляется, что, осудив Джоунза за противоречивые мнения (явно не­справедливый приговор), мы должны признать, что в контекстах мнения принцип подстановочности имен не имеет силы. Если бы мы применили усиленный принцип раскрытия кавычек, то долж­ны были бы, опираясь на предположение об отсутствии у Джоун­за намерения согласиться с утверждением Туллий был лысым, признать, что тот не считает (у него отсутствует мнение), что Тул­лий был лысым. Теперь несостоятельность принципа подстановоч­ности становится еще более заметной, так как, будучи примени­мым к выводу Джоунз думает, что Цицерон был лысым, но не ду­мает, что Туллий был лысым, он сразу же приводит к прямому противоречию. Это противоречие будет уже содержаться не во мнениях Джоунза, а в наших собственных.

Данное рассуждение, как мне представляется, было широко принято в качестве доказательства того факта, что кодесигнатив­ные собственные имена в контекстах мнения невзаимозаменимы. Обычно оно подразумевается молча, так что можно было бы счи­тать, что я представил очевидный вывод как нечто сложное. Мне бы хотелось, однако, поставить под сомнение корректность при­веденного аргумента, и я сделаю это, не оспаривая в нем ни одно-

217

го конкретного шага. Вместо него я предложу – и это будет со­ставлять основную часть настоящей работы – доказательство существования парадокса с именами в контекстах мнения, не апел­лируя ни к какому принципу подстановочности. Доказательство будет опираться на другие принципы – раскрытия кавычек и пе­ревода, – принципы настолько самоочевидные, что их использова­ние в рассуждениях, как правило, явно не оговаривается.



Предлагаемое доказательство в общем случае предполагает обращение к более чем одному языку, а это, в свою очередь, тре­бует использования принципа перевода и традиционного руковод­ства по переводу. Мы, однако, приведем пример, из которого бу­дет видно, что определенная разновидность парадокса может воз­никнуть и внутри одного языка, например английского. Поэтому единственный принцип, к которому приходится прибегнуть, – это принцип раскрытия кавычек (или, быть может, принцип раскры­тия кавычек плюс омофонный перевод). В этих случаях будет ин­туитивно абсолютно ясно, что ситуация с субъектом „по существу такая же", как и ситуация с Джоунзом в отношении имен Цице­рон и Туллий. Больше того, парадоксальные выводы относительно субъекта можно будет вполне сопоставить с выводами, сделан­ными о Джоунзе на основании принципа подстановочности, а сами рассуждения окажутся аналогичными тем, которые мы вели, рас­сматривая в качестве субъекта Джоунза. Единственное отличие состоит в том, что в ходе дальнейших рассуждений мы не будем прибегать ни к какому принципу подстановочности...


Каталог: data -> 2011
2011 -> Семинар "Человеческий капитал как междисциплинарная область исследований"
2011 -> Тамара Михайловна Тузова Специфика философской рефлексии
2011 -> Программа дисциплины «Философия» для направления 080100. 62 «Экономика»
2011 -> Программа дисциплины «Социология управления»
2011 -> Программа дисциплины «Основы теории коммуникации»
2011 -> Тезисы международной научно-практической конференции "Реализация гендерной политики: от международного до муниципального уровня"
2011 -> Программа дисциплины «Введение в социологию и история социологии»
2011 -> Николо Макиавелли Государь
2011 -> Экономическая социология
2011 -> Экономическая социология


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница