Зачем человеку права человека


Права человека должны быть общепринятыми



страница9/12
Дата10.05.2018
Размер0.55 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Права человека должны быть общепринятыми


Права человека - моральные нормы. Специфические, отраженные в праве, но моральные. Норма является "моральной" не потому, что кто-то ее так назвал, а потому, что она общепринята, признана каждым взрослым человеком той общности людей, которой эта норма касается. Нормы поведения бессмысленно считать "моральными", если по их поводу нет естественного общественного консенсуса. Отсюда и требовать соблюдения моральных норм можно только тогда, когда этот консенсус имеет место, в противном случае у "требования" нет моральной основы для того, чтобы быть принятым. Нормы морали могут не соблюдаться, но их общепринятость делает несоблюдение эмоционально дискомфортным.

Даже человек, совершающий умышленное убийство (если он не душевнобольной маньяк), чувствует, а иногда даже знает, что убивать нельзя, даже если это месть или самооборона. Как бы он при этом себя не оправдывал, он чувствует, что поступает нехорошо, даже у самых "закоренелых профессионалов" в подсознании формируется зона дискомфорта. Обязательные впоследствии муки совести и есть продукт этого "чувствования", со временем лишенного индульгенции злободневных мотивов. Поэтому же в убийце не возникает мощного эмоционального протеста против наказания как такового. Есть страх перед наказанием, есть искреннее и мощное желание избежать наказания, но нет искреннего протеста. Все это говорит о том, что "не убий" - есть универсальная моральная норма. В силу различных обстоятельств она может не соблюдаться, но она общепринята и потому дает каждому человеку моральное право требовать от каждого другого человека не убивать себе подобных. При этом развернутая, духовно изощренная система оправдания убийств, по тем или иным мотивам существующая во всех обществах, лишь подчеркивает моральную нормативность запрета на убийство. Самый распространенный "подсознательный прием" оправдания убийства - это ксенофобия. Ненависть к "чужому" оправдывается тем, что он как бы вычеркивается из списка людей, ощущается-объявляется "не человеком", "получеловеком", "недочеловеком", "нелюдем" (расизм, религиозная нетерпимость и т.п.). "Нечеловечность" "чужого" и делает возможным нечеловеческое отношение к нему, вплоть до убийства. Что опять же, пусть извращенно, но подчеркивает общепринятость табу на убийство Человека.

Если общепринятость - признак моральных норм, то права человека (т.е., каждого человека) как моральные нормы должны быть приняты всеми представителями вида Homo Sapiens. При этом если естественность, общевидовая универсальность и неотчуждаемость - это то, что отличает права человека от остальных моральных прав, то общепринятость - это то, что, идентифицирует права человека именно как моральные права. Без "всечеловеческой общепринятости" права человека - не более чем "заявление о намерениях" в отношении человечества.

Вместе с тем, мы знаем, что права человека признаются не всеми людьми, а некоторыми представителями человечества признаются явно формально - "чтобы отстали". И это основная проблема современной парадигмы прав человека, причем, проблема остро политическая.

Конечно, "общечеловеческий консенсус" по поводу прав человека - вещь мало понятная и трудно измеримая. Права человека существуют на поле морали, а бал здесь правит "коллективное бессознательное", глубинные архетипы. Любой конфликт или согласие на этом поле, как запах: все его чувствуют, все понимают, что он значит, но никто не может его описать. Если консенсус случится - мы его почувствуем.

Сегодня очевидно лишь, что членство почти всех государств планеты в ООН - организации, сформулировавшей права человека в качестве принципов своей деятельности - не является подтверждением этого консенсуса. И даже подписание большинством стран мира международных пактов о правах человека свидетельствует лишь о политико-прагматической воле их правительств, а не о естественной солидарности народов по поводу прав человека. Очевидно и то, что очень многие люди в силу своей невключенности в процессы глобализации (родоплеменные догосударственные сообщества, многочисленные маргинальные слои в "цивилизованных" обществах) просто не могут быть субъектами какого бы то ни было волеизъявления по поводу любого пункта "общепланетной повестки дня". Тем не менее, о консенсусе необходимо говорить и всячески содействовать его возможности.

***


Если кто-то считает, что у разных народов могут быть разные права Человека, то, значит, речь идет о разных биологических видах, которые по недоразумению имеют одинаковое название.

Если кто-то считает что прав человека нет вообще, что они - всего лишь одна из многих идеологических сказок Европы, то он отрицает очевидное: в каждом человеческом сообществе существуют моральные нормы, регулирующие взаимоотношения члена сообщества и власти с целью недопущения чрезмерного, тотального произвола со стороны последней. Вопрос в том, какие из этих норм универсальны для всех человеческих сообществ, а какие уникальны для одного или для группы сообществ. Вождь племени амазонских индейцев и президент Французской республики в равной степени, но по разным причинам не могут себе позволить чрезмерный произвол и тоталитарные замашки. Если же они все-таки расслабятся, то столкнутся с серьезными проявлениями неуважения к своей власти со стороны соплеменников и сограждан.

Если китайцы, малайцы или индонезийцы в лице своих лидеров считают, что права человека, в формулировке европейцев и американцев, не подходят их народам, то, либо европейцы и американцы в свое время не совсем точно, не совсем универсально, одним словом, не совсем корректно, сформулировали права человека и тогда это очень большая проблема для всего североатлантического мира. Либо лидеры китайцев, малайцев или индонезийцев не принимают права человека не по глубоким мотивам духовного несовпадения, а потому, что таким образом они позиционируют свое неприятие вестернизации, и тогда права человека - лишь повод для такого позиционирования. На практике могут иметь место обе причины.

Если кто-то, кто в курсе, считает что права человека, провозглашенные ООН, его не касаются или касаются не в полной мере, то это может означать следующее:

1. Он не разобрался, познакомился с правами человека в неадекватной, извращенной форме.

2. Он не Человек - и, естественно, права Человека его не касаются.

3. Он не заинтересован в публичном признании прав человека, это противоречит его интересам.

4. Права человека, в современном ООНовском виде, сформулированы не совсем корректно, т.е. недостаточно универсально, чтобы признаваться большинством людей.

***

Очевидно, что Всеобщую Декларацию прав человека, международные пакты о правах человека, прочие первоисточники и популярные тексты, написанные и распространяемые под эгидой международных организаций, реально читали только доли процента живущих на планете людей.



Как правило, в странах третьего мира большинство людей реально сталкиваются с правами человека в интерпретации, далекой от их "официального" смысла. О правах человека особенно много говорят на фоне либо вульгарно-политических акций (гуманитарные интервенции), либо вульгарно-гуманитарных мероприятий (богатый запад раздает еду и одеяла голодным). В лучшем случае, права человека сводятся к политическим свободам и всеобщему избирательному праву, и в этом смысле воспринимаются местным сообществом в лице "национальной интеллигенции" как еще одна политическая доктрина в общей струе вестернизации.

Существенную проблему для продвижения ООНовских прав человека по планете представляет набившая оскомину "политика двойных стандартов" международных организаций и североатлантических стран в отношении гуманитарно-политических проблем незападных стран.

Еще одним немаловажным обстоятельством, затрудняющим продвижение прав человека в незападном мире, является их риторическая и терминологическая сцепка с христианством и либерализмом - самыми экспансионистскими продуктами европейской цивилизации. При этом мало кого волнует правда о том, что и то и другое для прав человека - не более чем конкретно-историческая упаковка.

***


С сегодняшним "мнением" тех или иных народов о правах человека мы сталкиваемся, в основном, в изложении их государственных лидеров. А они, как известно, могут не признавать что-либо извне не только по глубоко патриотическим мотивам сохранения национальной идентичности, но и по вполне поверхностным корыстно-политическим мотивам сохранения личной власти, источников дохода и т.д.

Любая власть стремиться к собственному абсолюту, как количественно, в смысле тотального, всеохватного обладания предметом власти, так и качественно, в смысле неограниченности воли - произвола. Права человека ограничивают власть. Носители власти всегда и везде не заинтересованы в продвижении и соблюдении прав человека. Поэтому общество (общественность) должно быть достаточно сильным, чтобы власть считалась с моральными нормами, ограничивающими ее стремление к тотальности и произволу. Механизм этой силы очень сложен (но не мистичен) и не сводим к демократическим процедурам.

Во многих странах третьего мира в настоящее время происходит переход от "родной", вкрапленной в социум, патриархальной власти вождей и старейшин к публичной власти отчужденных от народа государственных функционеров. Переход этот повсеместно сопровождается полным социальным бессилием, неукорененной в новой жизни, старой родоплеменной общественности. Такое состояние общества крайне выгодно некоторым азиатским и африканским лидерам новейшего времени, не вполне еще отличающим быт от властвования, и не обремененным "этикой долга и ответственности" традиционных элит. С их точки зрения, "права человека" - это соблазн и искушение для забывших свои права народов.

***


Естественная природа прав человека является объективным условием их всечеловеческой универсальности, общепринятость же необходима для того, чтобы эта универсальность состоялась практически: нормативно и институционально.

"Идеальные" (общепринятые) права человека не могут иметь национальной специфики. Права человека у всех людей одинаковые. Специфичной может быть лишь форма их реализации.

Мы (те, кто, так или иначе, принимает современную парадигму прав человека) ничего не можем сделать с теми, кто не признает прав человека по политическим и другим подобным мотивам. Но мы можем оказать просветительское содействие тем, кто не в курсе, кто был дезориентирован неразборчивыми в средствах "глобалистами", международными бюрократами, местечковыми политиками и общественниками.

Мы можем попытаться сделать формулировки конкретных прав человека и их международно-правовое обеспечение более корректными, более адекватными полиэтническому, поликультурному миру.

Современная парадигма прав человека может и должна быть частично переформулирована в сторону ее большей универсальности


Каталог: texts
texts -> А. А. Андреев Педагогика высшей школы (Новый курс) Москва, 2002 ббк 74. 00 А 49
texts -> Культурно-историческая концепция и проблема субъективной самоинтерпретации в современной нарративной психологии
texts -> Лекции по эстетике. // История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли. М. 1959. Т. Стр. 173-201. Ocr: А. Д
texts -> Вопросы к экзамену по курсу «эстетика»
texts -> Несколько реплик на пермскую культурную ситуацию
texts -> «философия общего дела» Н
texts -> Сборник подготовлен в рамках проекта нио книговедения ргб «Книжная культура России: история и современность»
texts -> Управление маркетингом


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница