Ю. Т. Волков В. И. Добреньков В. Н. Нечипуренко А. В. Попов



страница71/180
Дата10.05.2018
Размер7.33 Mb.
ТипУчебник
1   ...   67   68   69   70   71   72   73   74   ...   180
Семейное насилие. Оценки случаев семейного насилия весьма различаются. В ходе репрезентативного опроса общественного мнения в США 16% отобранных респондентов сообщили о том или ином типе физического насилия, имевшем место между ними и их супругами в течение года, в который проводилось исследование; 28% заявили, что в их супружеской жизни бывали случаи физического насилия. Хотя рукоприкладством занимаются как мужчины, так и женщины, мужчины, как правило, оказываются более жестокими. Некоторые мужчины обнаруживают, что им проще управлять более слабыми членами своей семьи с помощью силы, поскольку здесь не требуются ни согласия членов семьи, ни наличия навыков межличностного общения. Женщины примиряются с побоями мужей по ряду причин. Во-первых, чем ниже уровень образования или профессиональный уровень женщины, тем более склонна она подчиняться мужу в браке. Во-вторых, обычно основная ответственность за гармоничные отношения в семье возлагается на женщину, поэтому, когда супружеские отношения дают трещину, в этом обычно обвиняют женщину. В-третьих, чем больше оскорблений слышала женщина от своих родителей, чем больше семейного насилия она видела в детстве, тем выше вероятность того, что она не разведется с оскорбляющим ее мужем и не уйдет из семьи.

Насилие в отношении детей. Дети тоже страдают от жестокого обращения и от пренебрежения родителей. На основании интервью с 2143 супружескими парами, представляющими поперечный срез американских семей, социолог Мюррей А. Страус и его коллеги пришли к выводу, что родители пинают, бьют кулаками или кусают примерно 1,7 млн. детей в год, избиениям подвергаются еще от 460 до 750 тыс. детей, а на 46 тыс. детей родители кидаются с ножами или ружьями. Случаи насилия и жестокости связаны с огромным множеством факторов. Исследователи обнаруживают, что социальные стрессы, в том числе потеря работы или развод, часто влекут за собой дурное обращение с детьми. Кроме того, социально изолированные и оторванные от дружеских связей с соседями семьи больше тяготеют к насильственным действиям по отношению к своим детям, чем семьи с широкими общественными связями. Помимо этого, распускающие руки родители сами скорее всего подвергались насилию в детстве со стороны собственных родителей.

Инцест. Хотя кровосмешение называют последним табу, статус табу означает в основном то, что об инцесте не принято говорить, а не то, что он не имеет места в реальной жизни. Действительно, большинство людей считает возможность сексуального влечения родителей к своим детям столь чудовищной, что предпочитают не думать об этом. На каждую жертву инцеста мужского пола приходится примерно 10 жертв женского пола. Чаще всего в роли насильника выступает отец, дядя или иной обладающий властью мужчина в семье. В случаях кровосмесительной связи между отцом и дочерью такие отцы, как правило, бывают “домашними тиранами”, использующими физическую силу и подавление для управления своей семьей. Матери в подобных семьях обычно пассивны, подавлены и полностью зависят от своих мужей, т.е. проявляют те же черты, которые присущи терпящим побои женам. Жертв сексуального насилия обычно стыд или страх заставляет скрывать все происходящее как грязную тайну. Нередко кровосмесительные отношения в детстве впоследствии вызывают серьезные эмоциональные и психологические проблемы, низкую самооценку, чувство вины, изоляцию, недоверие ко всем мужчинам, трудности с установлением интимных отношений, раннее сексуальное развитие и приводят к злоупотреблению наркотиками и алкоголем, а нередко даже к самоубийству.

В последнее десятилетие проблемы жестокости в семье, насилия над детьми и инцеста вышли на первый план как проблемы первоочередной значимости. Многое предстоит сделать для помощи жертвам насилия. Следует перестроить социальные службы таким образом, чтобы подвергающиеся насилию члены семей могли получать от них реальную помощь. Необходимо принять соответствующие предупредительные законы. Еще насущнее, вероятно, радикальный пересмотр взглядов и ценностей, необходимый для того, чтобы положить конец насилию над женщинами и детьми.

Научными исследованиями установлено, что насилие в той или иной форме совершается в каждой четвертой российской семье; убийства в семье составляют около 30% общего количества умышленных убийств; половине всех преступлений, связанных с бытовыми мотивами (ревностью, алкоголизмом, хулиганством), предшествуют длительные семейные ссоры.

Следствиями широкого проникновения насилия в жизнь семьи являются распад семей, снижение уровня рождаемости, семейного воспитания, детская безнадзорность, что в свою очередь стимулирует правонарушения несовершеннолетних. Ежегодно около 2 млн. детей в возрасте до 14 лет избиваются родителями. Для 10% этих детей исходом становится смерть, а для 2 тыс.– самоубийство. Более 50 тыс. детей в течение года уходят из дома, спасаясь от собственных родителей, а 25 тыс. несовершеннолетних находятся в розыске.(Поленика В.А. Реализация конституционного принципа равенства полов//Государство и право. 1998. № 6. С. 29.)



Динамика браков и разводов в России

Существенное снижение уровня браков произошло в 1990-1992 гг. (в 1990 г.– 1320 тыс. браков, 1991 г.– 1278 тыс., 1992 г.– 1054 тыс.) с последующей стабилизацией (в 1994 г.– 1081 тыс. браков, 1995 г.– 1075 тыс.). Снижение уровня браков связано как с тем, что через возраст 20-25 лет сейчас проходят малочисленные поколения, родившиеся в годы низкой рождаемости (в конце 1960-х – начале 1970-х гг.), так и с тем, что многие люди откладывают вступление в брак.

Одновременно с сокращением уровня браков растет количество разводов (1990 г.– 560 тыс. разводов, 1994 г.– более 680 тыс., 1995 г.– 666 тыс.). Если в 1990 г. их было 3,7 на 1000 человек населения, то в 1994 г.– 4,6 (в 1995 г.– 4,5). За последние годы резко вырос показатель, характеризующий соотношение количества регистрируемых разводов и количества регистрируемых браков – с 424 разводов на 1000 браков в• 1995 г. до 619 разводов на 1000 браков в 1995 г., а за первую половину 1996 г. это соотношение составило 807. Новое, и даже уникальное явление – превышение в ряде регионов количества разводов над количеством браков. Это явное свидетельство тенденции к нестабильности браков в условиях сложных общественных деформаций. В 1990 г. количество незарегистрированных браков по России (где имелись дети) составляло 14,6%, а в 1994 – 19,6%.(Елизаров В.В. Демографическая ситуация и проблемы семейной политики//Социологические исследования. 1998. № 2. С. 55-56.)

По российским данным, полученным в ходе всесоюзного выборочного обследования еще в 1990 г., прочной свою семью считали лишь 55,7% опрошенных (в городских поселениях – 54,8%, в сельской местности – 58,8%).(Там же.)

Ученые отмечают, что быт разведенных матерей и отцов является значительно более неорганизованным, чем быт полных семей. Особенно трудны первые два года после развода. Разведенные родители не так хорошо находят общий язык с детьми, проявляют меньше любви и нежности и оказываются менее последовательными “воспитателями”, чем родители в благополучных семьях. Разведенные матери с сыновьями-подростками оказываются в наиболее стрессовой ситуации, потому что испытывают большие трудности в осуществлении контроля над детьми и укреплении своего авторитета. Финансовые проблемы еще более усложняют положение многих женщин. Только половина разведенных матерей получают от отцов своих детей какие-то средства, а если и получают, то это редко бывают большие деньги.

Таблица 8.1. Динамика браков и разводов по России (1991-1999 гг.)

 


 

Год


Браки (тыс.)

Разводы (тыс.)

1990

1320

560

1991

1278



1992

1054



1993

1067



1994

1081

680

1995

1075

666

1998

781,6

456,6

1999

825,5

476,7

Хотя развод в наши дни является общераспространенным явлением, вряд ли такой опыт можно назвать обыденным. Во многих случаях развод отнимает у людей больше душевных и физических сил, чем любой другой тип стрессовой ситуации, в том числе и вдовство. Брошенных и разведенных людей чрезвычайно много в больницах для душевнобольных, у таких людей большая вероятность смерти от сердечно-сосудистых заболеваний, рака, пневмонии и цирроза печени, и они более подвержены смерти в результате несчастного случая, убийства и самоубийства. Женщины среднего и пожилого возраста переживают последствия развода особенно болезненно. Эти женщины, которых называют свергнутыми хранительницами домашнего очага, часто целиком посвящали себя созданию семьи, ведению хозяйства и воспитанию детей, а потом обнаружили себя “выброшенными за борт” после долгих лет супружеской жизни. Многие женщины оказываются плохо приспособленными к тому, чтобы самостоятельно справляться с финансовыми проблемами.

Большинство разведенных вступают в брак повторно. Примерно пятеро из каждых шести разведенных мужчин и три из каждых четырех разведенных женщин. У разведенных мужчин больше вероятность повторного вступления в брак, чем у женщин, так как разведенные мужчины имеют больше возможности выбрать для повторного брака женщину, которая еще не была замужем, и поскольку мужчины обычно женятся на женщинах моложе себя, у разведенных мужчин более широкий выбор партнерш для повторного брака. Разведенные, снова вступившие в брак, имеют более высокую тенденцию к повторному разводу, чем те, кто состоят в первом браке. Представляется возможным, что индивиды несут с собой в новый брак многие из тех своих личных проблем и нестабильных ситуаций, которые привели к краху их первого брака. А уже имея за плечами один развод, они без колебаний разводятся во второй раз, если проблемы возникают вновь.



Семьи с неродным отцом или матерью

Повторный брак часто приводит к появлению семей с неродным отцом или матерью. Поскольку более половины вступающих в новые браки индивидов являются родителями, новые партнеры таких пап и мам становятся отчимами или мачехами их детям.

Большинство неродных родителей пытаются воссоздать атмосферу традиционной семьи, поскольку это единственная модель, которая имеется в их распоряжении. Однако семья, в которой один из родителей является ребенку неродным, функционирует иначе, чем традиционная нуклеарная семья. Во-первых, роль приемного родителя не обязательно приближается к роли биологического родителя ребенка, особенно в том, что касается авторитета, законных прав и уважения. Во-вторых, семейное древо неродной семьи может оказаться очень сложным и разветвленным и включать не только детей обоих супругов от их первого брака, но и тройные “комплекты” бабушек и дедушек, родственников бывших супругов, родственников новых супругов и тех людей, с кем вступили во второй брак бывшие супруги. Чем сложнее социальная система повторного брака, тем более двусмысленными представляются роли членов семьи и тем выше вероятность возникновения проблем. Дополнительные сложности возникают потому, что неродных родителей и их пасынков не связывает общая история. Зарождение новой семьи часто начинается с чрезвычайно идеализированного настроя. Но проходят месяцы, и настроение членов новой семьи меняется и становится более реалистичным. Случаи взаимного непонимания в приемных семьях принимают множество форм. Чаще всего они вызываются различием в семейных традициях, несбывшимися ожиданиями, финансовыми трудностями, столкновением пристрастий, борьбой за власть и недостаточной определенностью норм поведения для детей. Дисциплина часто становится проблемой, потому что дети нередко смотрят на неродного родителя как на чужака, вторгшегося в их семью. В обществе также отсутствует четкая картина того, какими должны быть отношения между членами таких семей; например, как пасынок должен относиться к своему отчиму и наоборот, и как неродной родитель, принимающий на себя опеку над ребенком, должен относиться к прежнему супругу своей жены?

Большинство неродных родителей – отчимы. Хотя все большее число отцов добивается прав по опеке и воспитанию ребенка, подавляющее большинство детей после развода родителей по-прежнему остается жить с матерями. Отчимы обычно недооценивают свои родительские способности и то влияние, которое они оказывают на жизнь своих пасынков и падчериц. В действительности их приемные дети и супруги оценивают их гораздо выше, чем они сами оценивают себя. Дети, живущие с отчимами, проявляют, по всей видимости, такие же успехи в школьных занятиях и общественной жизни, как и дети, живущие с родными отцами. Дети, имеющие отчимов, в целом проявляют большие успехи, чем дети, у которых вообще нет отцов.

Приемная семья должна уметь приспособиться ко многим факторам, с которыми большинство родных семей не сталкивается. Для достижения успеха приемной семье необходимо раздвинуть рамки, заключавшие в себя две прежние биологические семьи, и образовать новую социальную единицу. По мере “отмирания” старых структур члены такой семьи должны выработать в себе ощущение единства, которое позволит действовать в едином направлении для достижения общих целей. Большинство совместно вырабатываемых решений оставляет некоторые “старые” модели нетронутыми, одновременно постепенно создавая новые ритуалы, цели и правила. В случае успеха подобной реструктуризации членам новой семьи уже не приходится постоянно следить за своими взаимоотношениями, и появляется возможность общаться между собой спонтанно и непринужденно.

Забота о пожилых

Несмотря на значительные перемены, происшедшие за последние десятилетия в распределении семейных ролей, взрослые дети по-прежнему несут основную ответственность за своих престарелых родителей. Чувство долга остается сильным даже в тех случаях, когда эмоциональные связи между родителем и его ребенком не слишком сильны. В 80% случаев любую помощь и уход, необходимые пожилому человеку, он получает от своей семьи. Эта помощь является дополнением к тому, что имеют пожилые люди за счет своих сбережений, пенсий, социальных и страховых пособий.

Поколение людей среднего возраста одновременно несет ответственность за собственных детей подросткового и студенческого возраста и за своих престарелых родителей. Забота о пожилых родственниках чаще всего падает на дочерей и невесток. Женщины исторически выполняют функцию “хранительниц рода” в обществе. Несмотря на перемены в женских ролях, в отношении к пожилым по-прежнему остается в силе старая максима: “Сын есть сын, пока он не женится, а дочь остается дочерью до конца жизни”. Тем не менее большинство женщин еще и работает. Хотя работа значительно сокращает часы помощи, которые отводят своим родителям их сыновья, работа дочерей никак не сказывается на их помощи своим родителям. Неудивительно, что женщины среднего возраста часто подвергаются стрессам, связанным с ролевыми перегрузками, которые зачастую усугубляются личными проблемами этих женщин, связанными с их возрастом, включая понижение уровней биологической энергии, появление хронических заболеваний и потерю близких людей.

Мотивировки, ожидания и чаяния людей среднего возраста и пожилых иногда различаются из-за их различного положения в жизненном цикле. Трения между поколениями обычно не так заметны в тех случаях, когда финансовая независимость позволяет каждому поколению жить отдельно. Как представляется, и пожилые люди, и их взрослые дети предпочитают близость “на расстоянии” и стремятся жить отдельно и независимо друг от друга столь долго, насколько это возможно. К детям за помощью, как правило, обращаются люди дряхлые, неспособные самостоятельно обслуживать себя, смертельно больные или впадающие в старческое слабоумие. Если дети среднего возраста отказываются взять на себя ответственность за своих больных родителей, это может не обязательно свидетельствовать об их “жестокосердии”, а лишь о том, что ситуация является слишком стрессовой и они не в состоянии с ней справиться. Однако подобные случаи обычно вызывают у детей пожилых родителей сильное чувство вины.



Назад

Содержание

Вперед



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   67   68   69   70   71   72   73   74   ...   180


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница