Ю. М. Шилков Интерсубъективные факторы развития



Скачать 202.69 Kb.
Pdf просмотр
страница7/18
Дата12.05.2018
Размер202.69 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

Суждение по аналогии занимает центральное место при оправдании проблемы интерсубъективности в аналитическом цикле статей Дж. Уисдома, опубликованных в
94–94 гг. в журнале «Mind» под общим названием «Чужое сознание». Комментируя их три года спустя, Дж. Остин разбирает вопросы типа «Откуда мы можем знать, что другой человек рассержен?».

В отличие от Рассела и Уисдома, Остин демонстрирует сложность интерсубъективной проблемы, которую никак нельзя обсудить, ограни- чиваясь опытом, здравым смыслом и суждениями по аналогии. В частности Остин обратил внимание на то, что многие исследователи (аналитики) обескуражены теми реальными трудностями, которые возникают при попытке разобраться в ощущениях других людей. если другой человек раздражен, то я никак не могу проникнуть в его чувства и разобраться в данном состоянии раздражения. Вместе с тем несомненно, что в ряде случаев я действительно знаю, что другой раздражен. Тогда как вы мо- жете доказать, что на самом деле существует другое сознание, которое общается с вашим сознанием? Откуда вы можете знать, как именно проявляется какое-либо дру- гое сознание, и, следовательно, как вы можете его понять? Отвечая на эти вопросы,
Остин, замечает: «То, что мы доверяем собеседникам, полагаемся на авторитеты и рассказы очевидцев, является характеристиками процесса коммуникации, в котором мы постоянно принимаем участие. Это такая же неотъемлемая часть нашего опы- та, как, скажем, обещания, участие в регламентированной деятельности или даже зрительное восприятие. Можно говорить об определенных преимуществах этих ви- дов деятельности в том плане, что мы можем разработать набор правил, которые обеспечивают рациональное поведение в каждой конкретной ситуации».
0
Уже в данной статье Остин пытается показать, что аналитическое обсуждение проблемы интерсубъективности нуждается в прояснении языковых способов коммуникации.
Именно средства и правила языка позволяют уточнить понятие реальности, добиться состояния уверенности и определенности в конкретных интерсубъективных ситуа- циях, преодолевая неуверенность и неопределенность (например, как понять боль другого человека). Кроме того, употребление языка способствует разбору вопросов о том, каков характер знаний о другом человеке (с учетом признания возможность ошибки). Так, например, Остин весьма тщательно аргументирует разницу между высказываниями «я сделаю это» и «я обещаю сделать это». Когда я говорю, что «я
сделаю это
», у меня на самом деле может не быть никакого намерения выполнить данное обещание. Тем самым этим утверждением я ввожу других людей в заблужде- ние, умышленно обманываю их. Когда я говорю «я обещаю сделать это», я не толь- ко объявляю о своем намерении, но и, произнеся это высказывание, одновременно связываю себя словом и как бы ставлю на карту свою репутацию. Вот почему Остин утверждает, что решающая роль в интерсубъективных актах общения людей при- надлежит той информации, которую нам сообщают другие люди о своем состоянии, ощущении, знании, уверенности, сомнении и т. п.

9 Остин Дж. Чужое сознание // Остин Дж. Избранное. М., 999. С. 247.
0 Там же. С. 289.
 В связи с этим напомню, что философию речевых актов Дж. Остина считают естественной ре- акцией на попытки многих аналитиков добиться максимальной чистоты языка, очищая его от шероховатостей, алогизмов, несовершенной техники употребления слов и т.п. Интерсубъектив-
Ю. М. Шилков. Интерсубъективные факторы развития научного познания
67




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница