Ю. М. Осипов Редакционно-издательский совет



страница40/57
Дата10.05.2018
Размер4.21 Mb.
1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   ...   57
В.С. СИЗОВ, Е.Н. СИЗОВА

Проблема оценки эффективности деятельности вузов

Аннотация. Авторами критически анализируются критерии мониторинга эффективности деятельности государственных вузов и предлагается собственная методика оценка такой деятельности.

Ключевые слова: эффективность образования, мониторинг деятельности вузов.

Abstract. Authors critically analyze criterion of monitoring of efficiency of activity of state universities, and offer own assessment technique of such activity.

Keywords: efficiency of education, monitoring of activity of higher education institutions.
Опубликованные 1 ноября 2012 г. на сайте Минобранауки России результаты мониторинга деятельности федеральных образовательных учреждений высшего профессионального образования [1] взорвали педагогическую общественность. В списке вузов «с признаками неэффективности» оказались 136 высших учебных заведений, или четверть от всех вузов, проходивших мониторинг, и несколько сот филиалов. Список наверняка мог быть и больше, но результаты мониторинга вузов силовых ведомств Минобрнауки не опубликовало. Несуразность и даже нелепость результатов мониторинга оказались столь явными, что их не подверг критике разве что ленивый. В список неэффективных попали вузы, ранее занимавшие верхние строчки всевозможных рейтингов высших учебных заведений. Например, согласно рейтингу 100 лучших вузов России (за 2012 г.) по версии рейтингового агентства «Эксперт РА», Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ) занимает почетное 26-е место, Московский архитектурный университет (МАРХИ) — 44-е, Московский педагогический государственный университет (МПГУ) — 45-е, Государственный университет управления (ГУУ) — 48-е место [2]. Все эти вузы оказались в «черном списке» Минобрнауки России. В другом популярном рейтинге лучших вузов России, составляемом агентством «Интерфакс» и радиостанцией «Эхо Москвы» [3] (в свое время одобренном руководством Минобрнауки), МПГУ занимает 41—42-е место, а РГГУ — 49—52-е место. Согласно профильным рейтингам в 2011—2012 гг., ГУУ занимал 2-е место среди экономических вузов России, МАРХИ — 1-е среди архитектурных и художественных вузов, МПГУ — 1-е место среди педвузов [2].

Всего под «признаки неэффективности» попало примерно четверть от числа государственных вузов, проходивших мониторинг. После опубликования списков «неблагонадежных» под давлением региональных администраций ряд вузов из списка убрали. Возникает вопрос — почему? Если это техническая ошибка, как заявил на своем сайте ректорат МПГУ [4], тогда кто-то за нее должен понести ответственность. Широкая огласка неперепроверенных данных, пусть и с оговоркой (кстати, весьма, странной — «признаки неэффективности»), все равно нанесла сильный удар по имиджу вузов и вред психическому здоровью их руководства и сотрудников. Если система оценка эффективности не доработана, зачем публиковать заведомо неточные результаты и будоражить общественность, усиливая в педагогическом сообществе и без того нервозную обстановку? Мы констатируем тот факт, что современная российская система образования столкнулась с очередным опасным вызовом — волюнтаристическим характером производимых реформ образования.

Вообще реальная оценка эффективности деятельности вузов нужна, и движение Минобрнауки в эту сторону заслуживает положительной оценки. Действительно, роль образования в современную эпоху существенно повысилась, так как от эффективности образования зависит развитие национальных государств. Высшее образование является ведущим фактором прогресса. Основным капиталом современного общества является человек, способный к поиску и освоению новых знаний и принятию нестандартных решений.

Однако беда в том, что поспешное выполнение п. 1 Указа Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» и п. 3 поручения Председателя Правительства Российской Федерации от 17 мая 2012 г. № ДМ-П8-2804 продемонстрировало некомпетентность исполнителей. Это следует из критериев, предложенных для оценки эффективности образовательной деятельности.

Прежде чем перейти к анализу этих критериев укажем, что фактически Рособрнадзором уже установлены показатели эффективности деятельности вузов. Это показатели, по которым вуз оценивается при прохождении процедуры государственной аккредитации. Именно на них вузы ориентируются в своей деятельности. Возникает вопрос — зачем было использовать иные критерии оценки? Не следовало ли прежде дать вузам время переориентироваться и сменить свои стратегии развития? Если именно новые критерии свидетельствуют об эффективности вузовской деятельности, тогда почему не отменили аккредитационные показатели?

Далее проведем анализ показателей, выбранных для оценки «эффективности» деятельности вузов (без учета филиалов).

I. Образовательная деятельность: средний балл ЕГЭ студентов, принятых по результатам ЕГЭ на обучение по очной форме по программам подготовки бакалавров и специалистов за счет средств соответствующих бюджетов бюджетной системы РФ или с оплатой стоимости затрат на обучение физическими и юридическими лицами (средневзвешенное значение). Пороговое значение не ниже 60 баллов.

Возражения. Данный критерий вообще не определяет эффективность образовательной деятельности вуза, так как для подобной оценки следует делать «замеры» усредненных знаний студентов как на «входе» (баллы ЕГЭ), так и на «выходе» из вуза. Дельту, получаемую между «входными» и «выходными» знаниями студентов, можно назвать (не без оговорок) результатом образовательной деятельности вуза. Понятно, что чем больше бюджетное финансирование вуза, тем выше средний балл ЕГЭ студентов, поступивших на 1 курс. Данный критерий, на наш взгляд, указывает на: а) объемы бюджетного финансирования вуза; б) сложившийся в сознании общественности имидж вуза; в) популярность в сознании абитуриентов предлагаемых вузом специальностей и направлений.

II. Научно-исследовательская деятельность: объем выполненных научно-исследовательских работ (НИОКР) в расчете на одного научно-педагогического работника (НПР). Пороговое значение не ниже 50 тыс. р. на одного НПР.

Возражения. Во-первых, научная и образовательная деятельность — это разные виды деятельности. Хороший ученый зачастую оказывается плохим педагогом и наоборот. В СССР научными исследованиями занимались в первую очередь академии наук, научно-исследовательские институты и конструкторские бюро. В вузах существовала вузовская наука, задача которой в первую очередь была обучить студентов навыкам научного исследования.

Во-вторых, введение единого конкретного норматива научной «выработки» на одного преподавателя а) ставит вузы различной специализации в неравные условия — научные разработки технических вузов, по определению, стоят дороже разработок гуманитарных вузов, б) в погоне за выполнением подобного критерия вузы, особенно не избалованные государственным финансированием науки и грантами, будут искусственно завышать стоимость выполняемых научных исследований.

В-третьих, в ситуации, когда вуз оценивается не по реальному качеству учебно-воспитательного процесса, а по научной деятельности сотрудников, администрации вузов будут вынуждены смещать акцент с образовательной деятельности на научную (процесс уже начался), что еще больше снизит и без того невысокое качество подготовки выпускников. В современной ситуации, когда преподаватель перегружен подготовкой к занятиям и разнообразной отчетностью, ему физически некогда заниматься дополнительной деятельностью. Перед преподавателем встает выбор либо заниматься только наукой, либо — только преподаванием, либо вообще уходить из вуза на практическую деятельность, которая сегодня и доход приносит больше, и усилий требует меньше.

III. Международная деятельность: удельный вес численности иностранных студентов, завершивших освоение общеобразовательных программ ВПО, в общем выпуске студентов (приведенный контингент). Пороговое значение не ниже 0,7%.

Возражения. Почему введен этот критерий — понятно. Во-первых, для того чтобы стимулировать попадание российских вузов в международные рейтинги вузов, где этот критерий учитывается. Во-вторых, чтобы удерживать хоть какую-то долю международного рынка образования. Намерения — благие, однако для оценки реальной эффективности вуза этот критерий совершенно не подходит. Иностранцев надо обучать отдельно, и организация их обучения, а особенно быта — всегда большая «головная боль» для любого вуза. Зачем Минобрнауки хочет навязать эту проблему всем российским вузам — не понятно. Раньше, т. е. в СССР, вопрос решался проще и эффективнее — для иностранцев, желающих получить образование в советской стране, создавали специальные вузы, например, Университет дружбы народов им. Патриса Лумумбы. Еще иностранцев учили в Высшей партийной школе и ряде других вузов, специализирующихся на иностранцах. Но в СССР понимали, для чего учат иностранных студентов. Сейчас, кажется, такого понимания нет.

IV. Финансово-экономическая деятельность: доходы вуза из всех источников в расчете на одного НПР. Пороговое значение не ниже 1,1 млн р. на одного НПР.

Возражения. Ситуация сходная с пунктом II. Возникает вопрос, почему критерий именно 1,1 млн р., а, предположим, не 1,05 или не 1,15 млн р.? К тому же доходы вуза в богатых и бедных регионах различаются, а эффективность — не обязательно. Подобный критерий стимулирует вузы не к осуществлению свой основной задачи — подготовки высококвалифицированных кадров для народного хозяйства — а к ведению коммерческой деятельности, к увеличению дохода любыми путями, в том числе используя различные финансовые схемы.

V. Инфраструктура: общая площадь учебно-лабораторных зданий в расчете на одного студента (приведенного контингента), имеющихся у вуза на праве собственности и закрепленных за вузом на праве оперативного управления. Пороговое значение не ниже 11 м2 на одного студента.

Возражение. Однако этот же самый критерий для филиалов вузов — 0,9 м2 на одного студента, т. е. почти в 12 раз меньше! А, собственно, почему? Отличие головного вуза от филиала только в том, что филиалы, как правило, используют в своей деятельности учебно-методические разработки головного вуза. Во всем остальном к филиалу предъявляются такие же требования. Следовательно, анализируемый критерий не является результатом точных подсчетов потребности вуза в площадях для выполнения своих функций51.

В целом, чтобы попасть в список неэффективных, четыре из пяти перечисленных показателей вуза должны были быть ниже пороговых (рис. 1). На вопрос, почему не два или три — вряд ли кто-то ответит, поскольку это решение, по-видимому, как и выбор критериев, принималось волюнтаристским путем.

В последние годы широко обсуждается вопрос о снижении эффективности отечественной системы ВПО на основании увеличения количества выпускников, работающих не по специальности, безработных с высшим образованием, просто на основании роста числа вузов и студентов, а также отсутствия дифференциации заработной платы в зависимости от уровня образования и др.

При этом не учитывается, что, если 25 лет назад на отдельные должности было достаточно специалиста и со средним специальным образованием, то сегодня работодатель требует вузовский диплом. Сегодня уместно говорить не об избытке, а о нехватке специалистов с высшим образованием. К данным категориям работников относят специалистов среднего уровня квалификации физических и инженерных направлений деятельности; специалистов среднего уровня квалификации и вспомогательный персонал естественных наук и здравоохранения; специалистов среднего уровня квалификации в сфере образования; средний персонал в области финансово-экономической, административной и социальной деятельности; служащих, занятых подготовкой информации, оформлением документации и учетом [5].

Рис. 1. Пороговые значения показателей для оценки эффективности вузов и филиалов (с официального сайта Минобрнауки РФ) [1]


Далее рассмотрим понятие эффективности. Новый словарь русского языка Т.Ф. Ефремовой дает толкование прилагательному «эффективный»: то, что приводит к нужным результатам, нечто действенное, производительное, дающее наибольший эффект [6]. В экономической науке широко используется понятие «экономической эффективности», под которой подразумевается соотношение полезного результата и затрат факторов производственного процесса [7, 15].

Эффективность образовательной системы следует рассматривать с двух позиций — экономической и социальной. Экономическая связана с ростом доходов выпускника после окончания вуза, а социальная учитывает неэкономические блага от образования. Социальный аспект предполагает рассмотрение и оценку степени влияния образования на уровень жизни, удовлетворение потребностей населения в знаниях, социальный прогресс общества. Экономический аспект предполагает рассмотрение экономической «отдачи» вложенных средств и труда в сферу образования [7].

Существуют различные методики измерения эффективности социальной сферы, в том числе образования. Следует отметить, что теме оценки эффективности государственных образовательных учреждений российскими авторами написано немало статей, монографий и даже диссертаций (см.: [8—10]). Все они, так или иначе, базируются на «теории человеческого капитала». Теоретическое обоснование этой теории и основы расчетов экономической эффективности образования сформулировали еще в 1960—1980-х гг. Т. Шульц, Г. Беккер, Э. Денисон, Р. Солоу, Дж. Кендрик, С. Кузнец и др. Согласно этой теории, расчеты отдачи затрат на получение различных уровней образования, например, высшего, осуществляются путем сопоставления пожизненных заработков лица, имеющего высшее образование, с пожизненными заработками лица, имеющего среднее образование. Разность заработков является результатом сделанных вложений в высшее образование. Из полученной разницы вычитается стоимость приобретения высшего образования. Получившееся значение представляет собой приведенную величину чистого дохода от высшего образования, полученную за весь трудоспособный период жизни человека. Таким образом, в теории человеческого капитала под экономической эффективностью получения образования принято считать увеличение доходов индивида при повышении его образовательного уровня с учетом понесенных им затрат на обучение.

Следовательно, правильно оценить эффективность деятельности вузов можно через величину доходов их выпускников и понесенных вузом затрат на их обучение.

Основываясь на теории человеческого капитала, идеях, высказанных в упомянутых научных работах, и рейтингах, в частности, использующих для оценки эффективности вузов данные об их выпускниках, нами предлагаются следующие базовые критерии и формула для расчета эффективности деятельности вузов.

Для оценки эффективности вузовского образования (ЭО) предлагается использовать данные о величине средней зарплаты выпускников вуза через пять лет после выпуска (З/Пвып). Работодатель наиболее объективно оценит эффективность выпускника посредством уровня зарплаты, которую будет ему платить. При этом следует учитывать регион, в котором получено образование, вводя поправочный коэффициент на общее благосостояние региона (Крег). В поправочном коэффициенте за единицу можно принять Москву, по отношении к которой большинство регионов более бедные и, следовательно, будут иметь коэффициент больше единицы. Женщин, находящихся в декретном отпуске, и лиц, уехавших из России, из расчетов предлагается исключать. Каждый показатель должен оцениваться по i-й специальности j-й форме обучения. Таким образом, эффективность образования (ЭОij) будет обратно пропорциональна общим затратам вуза на образование одного выпускника анализируемого года выпуска и специальности ( ) за период его обучения в вузе. В результате получаем следующую формулу эффективности вузовского образования:



.

В качестве критики предлагаемой формулы, по-видимому, можно услышать про проблему сбора данных по заработной плате выпускников. Однако если расчет эффективности деятельности вузов по предлагаемой методике будет принят на государственном уровне, Минобрнауки сможет получить эти данные посредством обращения в Пенсионный фонд РФ.

Предлагаемая методика не является завершенной. Это только общие наметки пути, по которому, как нам кажется, следует двигаться разработчикам критериев реальной эффективности образовательной деятельности вузов.

Литература


  1. http://минобрнауки.рф/пресс-центр/2774/файл/1265/12.10.31-Мониторинг_Результаты.pdf.

  2. http://4ege.ru/.

  3. http://unirating.ru/default.asp.

  4. http://www.mpgu.edu/.

  5. Коротков Р.В., Оноприенко В.И., Смирнов П.Г. Проблемы эффективности высшего образования в Российской Федерации [электронный ресурс] // www.disser.h10.ru/korotkovRV.html.

  6. http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Efremova-term-123174.htm.

  7. Щербаков А.И. Совокупная производительность труда и основы ее государственного регулирования. М., 2004.

  8. Боева А.Н. Оценка и пути повышения эффективности образовательной деятельности государственных высших учебных заведений. Автореф. дис. … канд. экон. наук. Владивосток, 2011.

  9. Щетинин В.П., Хроменков Н.А., Рябушкин В.С. Экономика образования. М., 1998.

  10. Левицкий М.Л., Кугаенко А.А. Методы и модели определения экономической эффективности народного образования. М., 1990.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   ...   57


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница