Ю. М. Осипов Редакционно-издательский совет



страница39/57
Дата10.05.2018
Размер4.21 Mb.
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   57
А.Г. ДОМБРОВСКИЙ

Экономический хронотоп в синергетическом измерении

Аннотация. Статья рассматривает проблему экономического хронотопа как корреляции пространства-времени, порождающей другую (иную) нарративную сущность, другой план бытия в его экономическом изсерении. Обращается внимание на роль времени в процессе конструирования хронотопа. Раскрывается синергетический подход к пониманию хронотопа в реализации социально-экономических задач, поскольку синергетика показывает, что само экономическое пространство можно рассматривать как иерархию структур разного возраста, разной временной определенности.

Ключевые слова: хронотоп, экономический хронотоп, синергетика, нелинейное время.

Abstract. The paper considers the problem of economic chronotope as the space-time correlations, generating particular narrative essence. The attention to the role of time in the process of constructing the chronotope is drawn. Synergistic approach to understanding the chronotope is revealed.

Keywords: chronotope, economic chronotope, synergy, nonlinear time.
Современная экономическая наука пребывает в состоянии постоянных изменений. Можно утверждать, что, несмотря на все попытки теоретиков мейнстрима учесть новейшие достижения альтернативных школ и создать более «плюралистичную» теорию, которая удовлетворила бы большинство экономистов, неустойчивость и широта разногласий в последнее время возросли. Внутренние конфликты и неустойчивость настолько очевидны, что побуждают многих исследователей выступать с заявлениями о начале нового кризиса экономической теории. Однако проблема состоит в быстром развитии экономической науки в целом и экономической теории как ее фундаментальной основы, что приводит к накоплению свидетельств о неспособности этой науки «представить убедительный ответ на вопросы динамично развивающегося мира» [1, 35].

Данная ситуация свидетельствует о трансформации экономической науки, экономико-теоретического знания, что приводит к появлению новых научно-исследовательских программ, являющихся разнородными по содержательной структуре и объединенными только «единогласной» констатацией факта цивилизационных изменений в глобальном мире. А также требованием парадигмального обновления экономической методологии. Влиятельным и сравнительно новым подходом к экономике является синергетический подход, основанный на переосмыслении методов системного анализа — рассмотрении экономики как сложнейшей, если попытаться описать ее математически, открытой нелинейной системы. «Наряду с термодинамической, генетической и нейронной самоорганизацией мы также различаем социальную и экономическую самоорганизацию, — утверждает К. Майнцер. — С одной стороны, поведение элементов управляется коллективным порядком. С другой стороны, люди обладают своей индивидуальной волей, чтобы оказывать влияние на коллективный порядок. Тем не менее мы также ведомы аттракторами коллективного поведения» [2, 90]. Необходимо заметить, что эндогенные нелинейные модели по отношению к линейным моделям (традиционной теории) кажутся более удовлетворительными, хотя должны проверяться в экономике. Речь идет, таким образом, о применении синергетики для решения экономических проблем.

Как известно, синергетика является лишь одним из перспективных подходов, возникших в конце ХХ в. «В связи с потребностью описания преобразований в современном обществе, взаимодействий материи, энергии и информации, исследований структурообразования природы и человеческой жизнедеятельности сформировались такие новые научные направления, как нелинейная динамика, синергетика, теория нечетких множеств, теория семантических сетей, когнитивная психология, многозначные логики, теория информации, теория управления неопределенными системами и многие другие», — пишет М. Заковоротная [3, 465].

Эти и другие меж- и трансдисциплинарные направления, которые сегодня находятся в поисках собственного применения в общественных науках (в первую очередь в экономике), свидетельствуют о стохастических неопределенностях современного этапа ее развития. «На современном этапе развития методологической рефлексии, — отмечает И.С. Добронравова, — недостаточно деятельностного подхода, акцентирующего внимание лишь на сознательной целеустремленной научной исследовательской деятельности. В нынешнюю эпоху проведения комплексных полидисциплинарных, междисциплинарных и трансдисциплинарных исследований, когда научная коммуникация представителей разных дисциплин сталкивает между собой их “само собой разумеющуюся” нормативность, необходимо расстаться с идеализированными представлениями о науке как о чисто рациональном предприятии» [4, 23]. Представление о науке как сложной совокупности человеческих практик ставит задачу рассматривать ее в единстве «сознательного и бессознательного, рационального и иррационального, духовного и телесного, индивидуального и социального» [4, 23]. Преимуществом синергетической программы при этом является ее применимость к исследованию не только традиционных качеств экономических систем различного типа, особенностей разных теорий, но и к раскрытию экономических инвариантов, являющихся неизменными в условиях цивилизационных трансформаций. Как утверждает М. Заковоротная, «понимание процессов развития общества позволяет, как утверждает синергетика, детерминировать будущее в настоящем, моделировать программу жизни и деятельности, управлять социальными системами как в целом, так и на всех их иерархических уровнях» [3, 465—466].

Одними из наиболее фундаментальных экономических инвариантов являются проблемы экономического пространства и времени. Их инвариантность обусловлена неотъемлемостью от природы человека и общества. Пространство и время являются основополагающими формами восприятия, и даже при значительном изменении структуры социального времени и ускорении процессов трансформации социального пространства, все же «отменить», удалить из исследовательского поля эти два понятия невозможно. Вместе с этим в исследованиях проблем экономического времени и пространства существует укоренившийся дисбаланс, связанный с тем, что экономические топосы продолжают длительную историю научных исследований и являются решающими для ряда известных концептов — глобализации, глокализации, постиндустриального общества и пр.

Вместе с тем «экономическое время», всесторонне осмысленное на индивидуальном уровне (и в классической политэкономии, и в современных бизнес-конструктах — например, в тайм-менеджменте), все же только начинает занимать важные позиции в масштабных экономических теориях на социальном уровне. Это демонстрирует, в частности, тезис В. Бирюкова: «Время является экономическим пространством развития хозяйственной системы» [5, 1]. Здесь можно увидеть неравномерность и недостаточность экономических интерпретаций понятий «времени» и «пространства», в которых первое редуцируется ко второму.

Недостаточность и односторонность подобной точки зрения констатирует синергетика. По утверждению Е. Князевой, «в начале XX века естествознание, подхватывая общий дух теории относительности Эйнштейна, видело в качестве своего идеала геометризацию, т. е. стремилось представить время и силовые взаимодействия через пространство и изменение его свойств. <…> А ныне, в начале XXI века — благодаря синергетике — в фокусе внимания оказывается время. Акцент падает на эволюционность и темпоральность, на эмерджентность и случайность возникновения упорядоченных структур в природных, человеческих, социальных системах. Теперь оказывается даже возможным через время представить пространство, ибо синергетика показывает, что в пространственной конфигурации некой сложной структуры аттрактора сегодня представлены и могут быть “вычитаны” исторические, эволюционные стадии ее развития, обнаружены фрагменты структур “разного возраста”, несущие элементы “памяти разной глубины”, что само пространство можно рассматривать как иерархию структур разного возраста, разной временной определенности» [6]. Тем самым происходит поворот от «опространствования времени» (!) к (!) «овременению пространства».

Таким образом, синергетический подход предполагает синтетическое рассмотрение экономического пространства и времени, однако не через логически необоснованное рассмотрение одного неопределенного понятия через другое, а через создание принципиально нового подхода к пониманию социоэкономического нарратива, в котором баланс, соразмерность, органическое единство данных понятий рассматриваются через соотношение индивидуального и социального измерений бытия человека и социума. Нелинейность, эмерджентность и гоместатичность являются основой подобного подхода.

Акцентирование проблемы времени в данной ситуации связано с тем, что оно является экономическим ресурсом, который приобретает значение при повышении динамики общественной жизни и занимает поэтому первоочередное место в инновационной экономике. Необходимо учитывать, что темпорализация импликативно включена в проблему экономического функционирования общества как «в позитивном состоянии, так и в состоянии различных деформаций, девиаций, кризисов» [7]. Кроме того, время является нематериальным ресурсом, поэтому его поиск лежит в социокультурных измерениях экономики. Время выступает способом рационализации экономических систем, поскольку упорядочивает их последовательность.

Таким образом, экономическая наука в целом дополняется понятиями «экономического пространства» и «экономического времени», что обусловливает возникновение нового уровня их осмысления. Вместе с тем современная экономическая теория, выдвигая тезис об утверждении «качественно нового понятия — понятия “пространства-времени”, отражает взаимозависимость реального физического времени и физического строения пространства, которое, в свою очередь, может рассматриваться и как прямая линия, а может быть и волнообразным, неустойчивым, динамичным» [8, 263]. Фундаментом такого конструкта может стать концептуализированное и уже осмысленное психофизиологическими, биологическими, а также литературно-структуралистскими и семиотическими исследованиями понятие «хронотоп». Будучи приложенным к экономике, хронотоп позволит объединить основные требования к темпоральности, выдвинутые имеющимися запросами экономической теории. Другими словами, переосмыслить эволюционно-исторический принцип с точки зрения преимуществ и недостатков его применения.

Хронотоп — понятие, впервые предложенное А. Ухтомским в 1925 г. в статье «О временно-пространственном комплексе, или хронотопе», написанной под влиянием идей Г. Минковского и А. Эйштейна. В тезисах данного доклада указано: «Реальность — хронотоп, в котором только искусственно абстрагируются разделы о явлениях только в пространстве Евклида и только в Ньютоновской механике <…>. Судьба системы зависит от всех ее предыдущих состояний, то есть от ее истории <…>. Относительность пространственных мер зависима от движений и скоростей. Зависимость одновременности, сосуществования и абсолютной твердости. Безотносительна только спайка пространства и времени, инвариантный хронотоп» [9, 70].

Таким образом, А. Ухтомский первым после появления теории относительности осознал необходимость переоценки теорий времени с точки зрения его личностной ориентированности и субъектной детерминированности, определив хронотоп как фундаментальный инвариант, который сегодня можно положить в основу осмысления экономических представлений. Также он впервые высказал идею внедрения концепции «личного времени» и его отличия от «социального времени», что стало новым шагом в построениях рационального знания. При этом в понятие «хронотоп» вкладывался также глубокий философский и метаисторический смысл: «С точки зрения хронотопа, существуют уже не абстракные кривые линии в пространстве и времени, а “мировые линии”, которыми связываются давно прошедшие события с событиями данного времени, а через них — с событиями будущего, исчезающего в дали» [9, 342].

С внедрением концепта «хронотоп» абстрактные пространственные или временные точки превращаются в события. Поэтому особенностью хронотопа выступает то, что он не является простым соединением свойств пространства и времени, а владеет собственными, иными характеристиками, состоящими в конструировании каждой отдельной личностью пространственно-временной организации. Она выражает континуум пространственных и временных состояний, объединенных взаимосвязями и взаимодействиями и включенными в единый мировой процесс. Следовательно, любой целостный единый поток событий может быть представленным в хронотопе, т. е. в пространственно-временной связи координат.

Экономический хронотоп описывает различие времени и пространства в соответствии с теми дескриптивными и эмпирическими модальностями, в которых они воспринимаются. Основной функцией хронотопа является снятие абстрактности из понятий «пространства» и «времени» путем достижения конгруэнтности между индивидуальным и социальным уровнями экономики.

Не менее важной функцией хронотопа является «высвобождение» — т. е. «вынесение социальных отношений из местных контекстов взаимодействия и их перестройка в неограниченных пространственно-временных масштабах» [8, 135]. Пространство и время являются базовыми элементами социальных трансформаций, особенно если они рассматриваются с точки зрения нарратива «постиндустриального общества». В последнем случае речь идет об анализе экономических процессов именно с точки зрения хронотопа.

В хронотопе постиндустриального общества происходит пространственно-временное высвобождение, которое Э. Гидденс описал как «идею смещения настроек пространства и времени, что имеет значение базового элемента социальных изменений вообще и природы современности в частности» [8, 136]. По мнению ученого, у такого «высвобождения» есть два механизма реализации: первый — создание «символических знаковых систем», второй — образование «экспертных систем». Примерами первых являются средства обмена (например, деньги). Пространственно-временной элемент денег находит выражение в процессах разграничения пространства-времени (хронотопа) путем объединения конкретного момента и отсрочки, присутствия и отсутствия. Зато экспертные системы предусматривают введение личностно-ориентированных категорий, что объясняется способами установления взаимозависимостей между экономикой и личностью-инноватором, что является существенным признаком современного этапа становления нового общества, которое условно называют «постиндустриальным».

При исследовании экономического хронотопа следует обратить внимание на то, что нелинейный синергетический подход рассматривает его не с точки зрения генетического анализа и проекции хронотопа в прошлое, а с точки зрения будущего. «В определенных режимах и на определенных стадиях развития сложных структур возникает возможность касания абсолютного будущего» — утверждает Е. Князева, — Управлять коэволюционной сложностью значит, прежде всего, управлять сложным временем, временем необратимым, одновременно циклическим и ветвящимся, бифуркирующим» [6].

Таким образом, проблема хронотопа как экономического пространства-времени раскрывается через проблему времени. Синергетика, исследуя нелинейность самоорганизующихся систем, раскрывает свои экономические смыслы через идею управления подобными системами путем создания аттракторов, влияющих на выбор в момент точки бифуркации. Такой подход дает возможность рассмотреть хронотоп в динамике, поскольку «дает» логику единства различным потокам событий, относящимся к экономическим системам определенного типа: например, взятый как доиндустриальный, индустриальный, постиндустриальный хронотоп; хронотоп иерархического или сетевого общества, хронотоп локального, цивилизационного или глобального уровня и пр. Тем самым экономическая наука приобретает новые черты, позволяющие «проникнуть» в сущность сложных процессов самоорганизации современной цивилизации.



Литература

  1. Худокормов А. Современная экономическая теория Запада // Вопросы экономики. 2008. № 6.

  2. Майнцер К. Вызовы сложности в ХХІ веке. Междисциплинарное введение // Вопросы философии. 2010. № 10.

  3. Заковоротная М.В. О философских проблемах управления социальными системами: состояние вопроса и перспективы // Синергетика и проблемы теории управления / Под ред. А.А. Колесникова. М., 2004.

  4. Добронравова И.С. Синергетическая перспектива: концептуализации постнеклассических практик // Постнеклассические практики: опыт концептуализации. СПб., 2012.

  5. Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. М., 1994.

  6. Князева Е.Н. Овладение временем и управление коэволюционной сложностью // http://spkurdyumov.narod.ru/knyaaaazeva.htm/.

  7. Домбровський О.Г. Хронотоп як метод економічної інтерпретації категорії «сучасність» // Синергетика і освіта: Мат. Міжнар. наук.-практ. конф. К., 2012.

  8. Гидденс Э. Последствия современности. М., 2011.

  9. Ухтомский А.А. Доминанта. Статьи разных лет. 1887—1939. СПб., 2002.



современное
образование


IV





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   57


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница