Ю. М. Осипов Редакционно-издательский совет



страница28/57
Дата10.05.2018
Размер4.21 Mb.
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   57

А.Б. НИКОЛАЕВ


Мирохозяйственные аспекты формирования стоимости

Аннотация. В статье рассматривается воздействие изменений в системе международного воспроизводства на формирование потребительной стоимости и стоимости товаров.

Ключевые слова: международное воспроизводство, структурные изменения, современные международные корпорации, международные корпоративные системы производства, потребительная стоимость, стоимость, рыночная стоимость.

Abstract. This article is devoted to the analyses of influence of changes in the system of international reproduction on the formation of use value and value of commodities.

Keywords: international reproduction, structural changes, modern international corporations, international corporate production systems, value chains, use value, value, market value.
В 2011 г. появилась первая публикация данных о структуре розничной цены на 16 GB I Pad (2010), разработанного «Эппл Корп», и производимого в рамках контролируемой корпорацией международной производственно-технологической цепочки. Появление подобных сведений в печатных изданиях величайшая редкость. Данные были взяты из неопубликованного исследования, подготовленного профессорами Калифорнийского университета Л. Крамером и Дж. Дедриком в 2011 г.

Л. Крамер и Дж. Дедрик впервые показали на реальных фактах дисбалансы в распределении доходов от продажи инновационного продукта, производимого в рамках международных производственно-технологических цепочек. Согласно опубликованным данным, в розничной цене I Pad (499 дол.) прибыль составляла 239 дол. (47,9% цены). Из них на долю «Эппл корп.» приходилось 150 дол. (30,1% цены). Издержки производства составили 260 дол. (52% цены). Структура прибыли и издержек была представлена в самых общих чертах.

Итоги исследования, несмотря на их информационную скупость, пробивали брешь в завесе секретности, которой ТНК окружают свою финансовую кухню. Расчеты авторов подкрепляли обвинения транснационального капитала в «несправедливом» распределении стоимости, создаваемой при участии развивающихся стран. Один из творцов «сингапурского инновационного чуда» Ф. Йо отмечал: «…мы, как производители, получаем мало, а Apple, которая сама не производит, а только владеет идеей, получает основную прибыль» [1, 58].

Вряд ли кто-либо будет утверждать, что ТНК являются «образцом справедливости» в области извлечения, распределения и использования доходов. Но можно ли ограничиться обвинениями ТНК в «несправедливости» и пройти мимо проблем, связанных с особенностями формирования стоимости в системе современного мирового хозяйства? В этих особенностях скрываются истинная природа и некоторые конкретные причины возникновения вышеуказанной «несправедливости».

Исследования большинства экономистов не оставляют сомнения в том, что пока капиталистическое хозяйство в национально-хозяйственных комплексах и на международной арене строится на основе экономического обособления производства внутри частной собственности; и пока связь между обособленными воспроизводственными звеньями осуществляется через рыночный обмен, стоимостные отношения останутся базовыми отношениями этого хозяйства.

Внешне это обнаруживается в том, что современная экономика строится на основе производства товаров, обращении денег, предоставлении и получении кредитов и т. д. Максимизация прибыли и сейчас является основной целью как крупного, так и мелкого капитала. Стержнем рыночных отношений продолжает оставаться конкуренция. В конечном итоге в конкурентной борьбе побеждают те фирмы и производственные конгломераты, которые обеспечивают наиболее прибыльное приложение капитала, распределение товарных и инвестиционных потоков по отраслям и регионам. Динамика рыночной конъюнктуры тесно связана с изменением нормы прибыли, процента, валютного курса и т. д.

Стоимостной механизм остается стихийным регулятором производства, распределения и потребления товаров, движения потоков товарных и капитальных ресурсов, воспроизводства индивидуальных капиталов.

Одновременно множество фактов говорит о радикальных изменениях в функциональной структуре производства и производственного капитала, технической и технологической базе мировой экономики, повышении уровня концентрации и монополизации национального и мирового производства. Изменилась конфигурация мирохозяйственных связей и зависимостей.

Происшедшие и происходящие изменения не могли не отразиться в стоимостном механизме мирового хозяйства.

Можно ли говорить о стоимостном механизме всего мирового хозяйства как о чем-то абсолютно «монолитном»? Изменение стоимостного механизма — это длительный исторический процесс. Меняется воспроизводственная система — меняется и стоимостной механизм. В современной экономике переплетаются стоимостные процессы нескольких этапов развития капитализма: капитализма свободной конкуренции, первого периода существования монополистического капитализма, современного этапа развития последнего. Все эти процессы имеют некоторые общие, объединяющие их черты, но в них наблюдаются и существенные различия.

Среди экономистов нет единого понимания содержания фундаментальных стоимостных отношений капитализма. Поэтому необходимо сказать несколько слов о концепции товарной стоимости, используемой в данной статье39. Отметим лишь три важнейших черты концепции. Во-первых, мы исходим из того, что товарные потребительная стоимость и стоимость формируются общественным воспроизводством и являются выражением всей системы характерных для него условий и взаимодействий. Труд лишь один из моментов, участвующих в этом процессе. Другими словами, не поддерживается теоретический постулат — потребительная стоимость и стоимость товаров создаются трудом, — до сих пор имеющий многочисленных сторонников40. Во-вторых, формирование потребительной стоимости и стоимости происходит не только в непосредственном процессе производства, но и в обращении, и неотделимо от образования общественного спроса. Товарный продукт, получив на предшествующих производственных этапах определенные свойства и качества, окончательно становится потребительной стоимостью, т. е. реально удовлетворяющим общественные потребности, лишь тогда, когда он нашел на рынке платежеспособный спрос и был включен в процесс потребления (производственного или личного). В-третьих, в капиталистическом воспроизводстве нет автоматического превращения ассигнуемых обществом ресурсов в потребительные стоимости и стоимости. Эти ресурсы (в денежной форме) прежде всего концентрируются в руках исторически сформировавшихся хозяйствующих субъектов. Взаимодействие общества и хозяйствующих субъектов, направленность и эффективность их действий в конечном итоге определяют алгоритм превращения ресурсов в двуединую стоимость. Исторически нарастает значимость возникающих при этом правовых отношений.

В прошлом рассмотрение образования свойств товара начиналось и, к сожалению, ограничивалось, абстрактным «клеточным» уровнем, в котором не учитывались: пересечение границ хозяйства «вообще», система взаимосвязей между экономически и политически обособленными частями хозяйства, динамика состояния производительных сил и общественных отношений. Достаточным для анализа считалось наличие «частного экономического обособления» и рыночной связи между экономически обособленными клеточками.

Если рассматривать формирование стоимостных категорий не на клеточном уровне, а в системе характерных для данного отрезка истории состояния производительных сил и мирохозяйственных экономических отношений, реально действующих хозяйствующих субъектов (ТНК, МКПС) и др. появляется много новых моментов, требующих специального анализа. Происшедшие и происходящие изменения захватывают как базовые стоимостные отношения (формирование товара, денег и др.), так и производные стоимостные формы (движение фондовых и валютных инструментов, инвестиционных и кредитных потоков и др.). Образование той же прибыли, ее «рыночной нормы», структурно и функционально усложняется.

В данной статье анализируются лишь некоторые аспекты трансформации базовых стоимостных отношений в современной системе мирового хозяйства. Вопрос о структуре стоимостной системы мировой экономики, взаимодействии ее отдельных частей остается за границами статьи.

Вряд ли можно точно сказать, какие именно изменения в воспроизводстве являются первопричиной изменений стоимостного процесса. Воспроизводственных изменений бесконечное множество. Они неравномерно распределены во времени и пространстве (в национальных хозяйствах, тем более в мировой экономике), теснейшим образом переплетены и связаны системой обратной зависимости.

Можно согласиться с широко распространенным в печати выводом, что решающая роль здесь принадлежит характерному для мировой экономики сдвигу в уровне концентрации и монополизации производства, переплетении и взаимопроникновении частнокапиталистических и государственных механизмов; подрыву национального характера рынков, развитию международных форм межотраслевого перелива капитала. Но отмеченные выше изменения должны быть конкретизированы. В частности, нет сомнения в том, что в трансформации стоимостной системы важнейшую роль сыграли сдвиги в функциональной структуре производства и механизме мирохозяйственных связей, развившихся при переходе общественного воспроизводства в инновационную фазу. Если говорить более конкретно, то в изменении формирования двуединой товарной стоимости большую роль играют два неравномерно протекающих процесса: а) в странах, являющихся ядром мировой экономики, в присвоении сил и вещества природы (и общества) возрастает роль органического взаимопроникновения производства и научных исследований и разработок, развиваются и становятся характерными для всего общества производственные НИОКР; б) в системе мирохозяйственных связей усиливается не просто монополизация производства, а его монополистическая интернационализация. Отмеченные моменты входят также в число важнейших факторов, определяющих направление динамики конкурентоспособности капиталов и стран на мировом рынке. Постепенно меняются содержание и структура общественного производства. Это должно адекватно фиксироваться в выражающих его понятиях. Однако и сейчас производство часто сводится лишь к непосредственному присвоению вещества и сил природы. Процесс научного познания окружающей нас действительности остается за пределами «производства».

Нельзя сказать, что научные исследования и разработки уже стали неотъемлемой частью каждой существующей ныне хозяйственной системы. Отдельное предприятие, фирма и даже национальное хозяйство могут не заниматься самостоятельно НИОКР. В 2007 г. лишь 15—16% национальных хозяйств проводили статистически фиксируемые НИОКР. В США и странах ЕС далеко не все даже крупные фирмы имеют научно-исследовательские подразделения. Но из этого не следует, что их воспроизводство (и конкурентные позиции) не определяются научными исследованиями и разработками или что они не используют научно-техническую информацию. В наиболее развитых странах годовые расходы на НИОКР становятся важной частью инвестиционного процесса, и без их учета уже нельзя оценивать инвестиции в основной капитал общества. В 2009 г. расходы на научные исследования и разработки в США составляли 401,5 млрд дол., что превышает 17% инвестиций в основной капитал производства.

Радикально меняется функциональная структура производственных инвестиций. В 2011 г. производственные инвестиции в основной капитал территориально-хозяйственного комплекса США достигли 1142 млрд дол. Из них 536 млрд дол. (или 46,9%) составляли инвестиции в информационное оборудование и программное обеспечение41, прямо и непосредственно связанные с расходами на НИОКР. В результате происходящих изменений решающая часть используемой в воспроизводстве новой продукции (включая технологические процессы) выступает уже как полученная с применением НИОКР. В свою очередь, производственные НИОКР в конечном итоге экономически реализуют себя через конечную продукцию производства.

Научные исследования и разработки, органически включаясь в производство, остаются относительно независимыми в плане характера их участия в создании конечного продукта экономики. При этом обнаруживается их структурная и функциональная сложность. Они включают в себя фундаментальные исследования, прикладные исследования, изобретательскую деятельность, опытное производство и внедренческую деятельность. Все эти звенья являются участниками создания конечной продукции экономики, формирования ее потребительной стоимости и стоимости. Но участие в этом процессе производственных НИОКР в целом, каждого их звена имеет специфику по времени, формам собственности, территориально-хозяйственному распределению и т. д. Например, многие отрасли производства (фармацевтика, электроника, атомная промышленность, приборостроение и др.) уже не могут развиваться, не опираясь на результаты фундаментальных и поисковых исследований. Но, во-первых, сохраняется возможность временного лага между завершением исследований и использованием их результатов на последующих этапах НИОКР и производственного процесса в целом. В отдельных случаях этот лаг обусловливает разрыв воспроизводственной связи между НИОКР и остальными этапами кругооборота капитала. Во-вторых, фундаментальные и поисковые исследования дают непосредственно научную информацию, роль которой в воспроизводстве выливается в длительный, неравномерно протекающий процесс. Их результаты должны пройти через множество промежуточных звеньев, прежде чем их воздействие обнаружится в конечной продукции предприятий, стоимости последней. Далеко не всегда жестко детерминировано, в производстве какой именно продукции, в каком именно территориально-хозяйственном комплексе конкретные исследования сыграли свою роль и как они повлияли на стоимостной процесс. Результаты исследований, полученные одним коллективом, могут быть использованы другими, экономически обособленными коллективами, не ассигнующими (или ассигнующими относительно мало) средств на проведение исследований в данном направлении. Об этом говорят многочисленные факты и прежде всего разрыв в ассигнованиях на НИОКР и масштабах изобретательской деятельности, проявляющейся в динамике запатентованных изобретений.

Возникает новая грань «общественности» стоимостного процесса. Формирование потребительной стоимости и стоимости уже нельзя связывать с ресурсными затратами данного периода, конкретной фирмы, отрасли и даже национальной экономики. Производство товара выливается в развитие новой ступени в системе конкурентных стоимостных отношений между участниками воспроизводства. Появляются новые побудительные мотивы и возможности в системе «улавливания стоимости» и распределении ее денежного эквивалента между хозяйствующими субъектами. Расходы на НИОКР становятся частью капитальных затрат. Любой хозяйствующий субъект, осуществляющий расходы на НИОКР и контролирующий их, должен не только вернуть затраченные средства, но и получить при этом прибыль. Как и сколько «стоимости» (в форме ликвидных ресурсов) конкретный капитал сможет уловить — становится конфликтной проблемой, первоначально воспроизводственной, а в дальнейшем социально-политической. У отдельного капитала появляется возможность (и заинтересованность!) окупать затраты на ПНИР, сделанные для производства в целом, за счет цены отдельного продукта, ставшего популярным на рынке. Укореняется иллюзия, что возможность «улавливания стоимости» всецело определяется тем, проводит ли хозяйствующий субъект ПНИР полного цикла.

Распределение формирующейся стоимости (вернее, выражающих ее денежных потоков) происходит «по силе», и не просто силе капитала в какой-либо одной области. Решающее значение имеют исторически сформировавшийся уровень концентрации производства и НИОКР, эффективность форм защиты интеллектуальной собственности, уровень взаимодействия между хозяйственными и политическими структурами. В борьбе между американской ТНК «Эппл» и южнокорейской ТНК «Самсунг», которая вышла на поверхность в 2012 г. в связи с «пиратским» использованием изобретений, применявшихся в производстве нового поколения смартфонов, корпорации умело опирались на свои интернациональные экономические возможности, научно-исследовательский потенциал, связи с политическими структурами внутри США и за их пределами.

Образование мировой хозяйственной системы расширяет спектр изменений в развитии стоимостных отношений. С одной стороны, ПНИР превращаются в важнейшее средство получения новой продукции (инновационных товаров) и повышения конкурентоспособности капиталов. С другой стороны, как отмечалось выше, подавляющая часть национальных хозяйств не проводит собственных ПНИР и тем самым лишена важнейшего преимущества в конкурентной борьбе. Для того чтобы участвовать в инновационном формировании товара, фирмы и национальные хозяйства, не проводящие ПНИР, оказываются перед выбором: а) самим создавать инновационные центры полного цикла (включая научно-исследовательские лаборатории и опытные производства), позволяющие получать собственную инновационную продукцию; б) сконцентрировать усилия на создании условий для образования на национальной почве филиалов иностранных ТНК и их высокотехнологичных производств, совместных предприятий.

Создание инновационных центров полного цикла (хотя бы в некоторых областях) требует много времени, значительных ресурсных затрат, подготовки необходимых кадров, научной и производственной инфраструктуры, преодоления патентной защиты, незаинтересованности ТНК в усилении своих конкурентов и др. Подобный путь требует также роста внутреннего рынка на инновационную продукцию. Без этого расширение производства национальной инновационной продукции и одновременное поддержание социально-политической стабильности затруднены. Отдельные страны выбирают охарактеризованный выше путь. Так поступили Япония, Южная Корея, Сингапур и ряд других. При ближайшем рассмотрении оказывается, что подобное развитие является, во-первых, результатом стечения многих обстоятельств, некоторые из которых исторически уникальны; во-вторых, оно не обеспечивает прочной национальной «инновационной автономии». Даже наиболее сильные в экономическом отношении страны вынуждены специализироваться в некоторых научно-технических областях и активно участвовать в международной «инновационной кооперации». Для подавляющего большинства национальных хозяйств путь обеспечения в исторически сжатые сроки даже ограниченной научно-технической автономии оказывается невозможным. Национальный капитал идет путем встраивания в уже созданные иностранным капиталом инновационные цепочки, привлечения в национальную экономику иностранного инновационного капитала, постепенного наращивания национальных ПНИР полного цикла, укрепления конкурентных позиций национальных ТНК. Рождаются международные корпоративные производственные системы, усиливающие монополистическую интернационализацию мирового производства и рынка.

Оба вышеуказанных пути ведут к дальнейшему развитию международной хозяйственной системы, основанной на присущих современному капитализму принципах кооперации всех составляющих воспроизводства. Формирование товара (его потребительной стоимости и стоимости) превращается в международный процесс. Возникают понятия международной потребительной стоимости и международной стоимости. Возрастает значение правовых аспектов распределения и использования денежных потоков, представляющих стоимость.

Еще раз подчеркнем, что процесс формирования потребительной стоимости и стоимости одновременно един и многообразен. Обнаруживаются особенности в формировании каждой из частей двуединой стоимости. Это требует расчленения анализа процессов формирования международной потребительной стоимости и международной стоимости. В формировании международной потребительной стоимости в рамках международных производственно-технологических цепочек выделяются три этапа: 1) создание условий производства и их интернационализация; 2) создание продукта с заданными свойствами; 3) превращение продукта с заданными свойствами в реально потребляемый продукт. Процесс оказывается неравномерно распределенным между: а) несколькими территориально-хозяйственными комплексами; б) множеством фирм из разных стран, каждая из которых выполняет частичную функцию и дает продукцию, полезность которой подтверждается в сборке конечного продукта; в) национальными хозяйствами с разным набором этапов производства конечной продукции и объемов ее потребления в этих хозяйствах.

В конце 1980-х гг. насчитывалось 15 стран, из которых поступали комплектующие для окончательной сборки автомобиля «Форд Эскорт». Все комплектующие шли из развитых стран [4, 39]. В 2010 г. корпорация «Эппл» имела уже более 150 иностранных поставщиков, и среди них Китай, Южная Корея, Тайвань, Филиппины и др. [5].

Мировое хозяйство неравномерно развито с точки зрения концентрации условий (и собственности на них) производства инновационной продукции, качественных характеристик и емкости рынка на нее. Многие страны, входящие в международные производственно-технологические цепочки и производящие компоненты конечной продукции (или ее сборку), технологически и экономически еще не имеют возможности в широких масштабах потреблять конечную инновационную продукцию. Это ярко обнаруживается в Китае, Индии, Малайзии, на Филиппинах и ряде других стран. В Китае, например, у преобладающего там сельского населения среднедушевой месячный доход немногим более 90 дол. [6, 52]. Это совершенно недостаточно для приобретения инновационной потребительской продукции. Уровень потребления конечной высокотехнологичной продукции в расчете на единицу ВВП в этих странах гораздо ниже уровня в развитых странах. Официальной статистики в этой области нет. По нашим расчетам, внутринациональное использование всех форм высокотехнологичной продукции на Филиппинах в 2007 г. было в 2,4 раза ниже, чем в США42. Общий гигантский размер внутреннего рынка таких стран, как Китай или Индия, не исключает узости отдельных сегментов этого рынка.

ТНК развитых стран проводят политику сосредоточения на материнской территории стратегически важных производственных этапов (и прежде всего поисковых исследований, изобретательской деятельности, дающей ключевые патенты и др.). Об этом свидетельствует опыт производства электронной техники, автомобилей, авиатехники, телекоммуникационного оборудования, приборов и др. Сознательно создаются препятствия развитию инновационного производства в конкурирующих странах. Это накладывает отпечаток на процесс превращения продукции с полезными свойствами в международную потребительную стоимость. Складывается сложная, многоэтапная система пропорциональности, технологической и экономической зависимости в формировании потребительной стоимости. Основная часть инновационной высокотехнологичной продукции потребляется в развитых странах, имеющих соответствующий платежеспособный спрос. Без образования необходимого соотношения между предложением и платежеспособным спросом формирование потребительной стоимости не может быть завершено. Продукт с полезными свойствами завершает свое превращение в потребительную стоимость, т. е. продукт, реально удовлетворяющий технологически и экономически детерминированную общественную потребность, через рыночный платежеспособный спрос. Инновационный продукт может не иметь потребительной стоимости в хозяйстве, технологически примитивном, но уже втянутом в международный коммерческий оборот и участвующем в его производстве. Инновационный продукт, производимый, например, на Филиппинах или в Малайзии, не будет иметь вообще (или иметь ограниченную) потребительную стоимостью внутри этого хозяйства. Именно так происходит со всеми инновационными продуктами (айфонами, айпэдами и др.). iPod сохранит свои встроенные технические свойства, попав в руки людей первобытного племени. Но он не будет иметь потребительной стоимости, выражающей эти свойства, если не будет использоваться в соответствии со своим назначением и если не будет создано адекватного платежеспособного спроса, необходимого для возобновления его производства.

Из вышесказанного следует, что в рамках неравномерно развитой международной рыночной хозяйственной системы процесс формирования потребительной стоимости неизбежно оказывается неравномерным. Формирование потребительной стоимости распределяется между национальными хозяйствами пропорционально: а) уровню концентрации и монополистической интернационализации условий производства; б) технологической потребности в новом продукте, необходимости и возможности использования его свойств; в) платежеспособному спросу на новый продукт. Расчет спроса на инновационную продукцию, его корпоративное и государственное регулирование, требует анализа особенностей формирования международной потребительной стоимости этой продукции и его этапов. При этом нельзя не учитывать, что первично психологически (а затем и социально) обусловленная потребность в новой продукции может: а) существенно опережать изменение платежеспособного спроса; б) оказывать воздействие на исторически сложившиеся соотношения между потреблением и сбережением, структуру рыночного спроса и т. д.

Формирование международной потребительной стоимости порождает множество взрывоопасных противоречий и в том числе проблему обеспечения научно-технологической и экономической совместимости производства конкретной частичной продукции в условиях борьбы между ТНК и национальными экономическими и политическими структурами за большую долю в производстве и прибыли. Практика показала, что возникающие противоречия, не редко выливающиеся в острейшую экономическую и политическую борьбу, не могут быть решены лишь силами национальных хозяйств. Попытка их решения потребовала привлечения межгосударственных политических структур, таких как ВТО. Как уже подчеркивалось, формирование международной потребительной стоимости товарного продукта и его международной стоимости происходит одновременно (и в то же время специфично) через ресурсные затраты на производство и воспроизводство. Условно можно сказать, что формирование двуединой стоимости начинается с инвестиционного процесса — распределения инвестиционных ресурсов по звеньям производства — и заканчивается рыночной реализацией и включением вновь произведенного продукта в потребление.

Рассмотрение формирования стоимости и ее роли в экономическом развитии в пределах мирового хозяйства (помимо экономического и национально-политического обособления) выделяет неравномерность: а) в уровнях развития национальных хозяйств и конкретных производственных отраслей и их подразделений; б) в уровнях концентрации функциональных этапов мирового производства в национальных хозяйствах; в) характере отношений собственности в производстве конкретной продукции в том или ином национальном хозяйственном подразделении; г) в роли этих подразделений в международном воспроизводственном процессе и, в частности, в международных производственно-технологических цепочках. Величина международной стоимости конкретного вида продукции и ее структура не равнозначны текущей (в течение года) сумме распределенной между национальными хозяйствами добавленной стоимости и ее межнациональной структуре43.

Для обоснования этого тезиса необходим небольшой экскурс в область теории товарной стоимости. В настоящее время можно считать доказанным, что: а) стоимость имеет несколько форм проявления (и измерения); б) кроме текущей стоимости необходимо выделять стоимость совокупности товарных продуктов конкретного вида, произведенных в период их жизненного цикла (последняя выражается (количественно и качественно) через совокупную цену общей суммы ресурсов, затрачиваемых обществом на их производство и воспроизводство, и ее долю в совокупных (денежно выраженных) ресурсах общества); в) при расчете стоимости товаров, произведенных в рамках отдельного периода жизненного цикла, необходимо учитывать воспроизводственную (и в частности функциональную) особенность этого периода.

Среди факторов, обусловливающих формирование стоимости товара, выделяются два: а) каждый из ресурсов, участвующих в формировании стоимости конкретной группы товаров, имеет изменяющуюся цену; б) каждый из товаров, стоимость которых формируется, отражает фазу либо ускоренного развития (и соответственно накопления) отдельного капитала или производственной отрасли, либо стабилизации производства; либо начавшегося затухания их воспроизводственной роли (и, соответственно, потребностей накопления). Из этого следует, что стоимость равновеликих партий товаров одного и того же вида, но производимых в разные периоды их жизненного цикла, будет разной. Формирование международной стоимости конечного продукта оказывается многоуровневым. На низшем уровне формирование международной стоимости начинается (и проявляется) как суммирование контрактных цен частичных (комплектующих) продуктов, производимых национальными участниками цепочки.

Цена ресурсов, формирующих международную стоимость, в каждом национальном комплексе не только количественно специфична. Она отражает интернационализацию собственности на условия производства товара и сам товар. Имеющиеся статистические данные позволяют осуществить сравнение издержек производства по размерам затрат на воспроизводство рабочей силы, используемой в течение одного часа. На Филиппинах эти затраты в 2010 г. были в 20 раз меньше, чем в США, а в Норвегии — в 1,66 раза больше [8, 1]. Не было стран с одинаковыми затратами. Сборку значительной части айфонов и айпэдов, принадлежащих «Эппл корп.», в Китае осуществляет тайваньская фирма «Хон Хеи Пресижэн идастри». Условия труда на предприятиях фирмы и его оплата складываются при взаимодействии тайваньской и американской фирм, китайских коммерческих и административных структур. В них отражается состояние экономической и политической борьбы в Китае. Количественно отличными оказываются национальные цены и на остальные ресурсы, затрачиваемые на воспроизводство конкретного вида продукции в течение ее жизненного цикла.

Международная стоимость конечной продукции в период ее жизненного цикла оказывается результирующей: а) неравномерного изменения технических и экономических условий производства конкретного вида продукции в отдельных национальных хозяйственных комплексах; б) характера конкурентного взаимодействия национально-хозяйственных производств, входящих в международную производственно-технологическую цепочку (и его изменения); в) изменяющегося места конкретного национально-хозяйственного комплекса и его хозяйствующих субъектов в международном воспроизводстве. На каждом данном этапе формирование стоимости неразрывно связано с формированием реализованной рыночной цены. Реализованная рыночная цена завершает один этап формирования стоимости и одновременно открывает следующий. Структура международной цены и распределение представленных ею ресурсов между участниками цепочки отражают не только технические различия в производственной кооперации, но и различия в концентрации в национальных хозяйствах платежеспособного спроса, способности отдельного участника «улавливать формирующуюся стоимость» и отражать эту способность в условиях контракта с головной фирмой.

В начале статьи говорилось о том, что для капиталистического воспроизводства характерна концентрация ресурсов, формирующих стоимость, в руках хозяйствующих субъектов. Последние уже определяют конкретное направление и форму использования вышеуказанных ресурсов. В системе капиталистического хозяйства это приобретает форму присвоения, распределения и использования рыночной цены конкретных видов продукции. В условиях современного мирового хозяйства этот процесс усложняется: внешне формирование цены конечной продукции выглядит как складывание цен на промежуточную продукцию. Распределение стоимости конечной продукции (происходящее в денежной форме) принимает форму определения контрактных цен. Из поля зрения исчезают стихийные воспроизводственные процессы, формирующие цены промежуточной и конечной продукции. В частности, не просматривается воспроизводственная роль рыночного спроса на конечную продукцию, его межнационального распределения. Распределение продажной цены между национально обособленными хозяйствующими субъектами (т.е. определение того, какая часть цены конечной продукции достанется участвующим в международной производственно-технологической цепочке национальным хозяйствующим субъектам), характер использования получаемых ресурсов в последующем процессе воспроизводства на поверхности выглядят как сугубо субъективный, «контрактный» процесс. Затушевывается тот факт, что субъективные действия, действительно имеющие место и играющие не малую роль в системе экономических отношений, детерминируются характером и структурой воспроизводства, присущими ему противоречиями.

ТНК, возглавляющие международные производственно-технологические цепочки, выступают как собственники ресурсной базы производства и решающих его этапов. Этим определяется характер собственности на денежный эквивалент стоимости конечной продукции, производимой в рамках цепочки. Собственность на «стоимость» конечной продукции, в формировании которой принимали участие несколько национальных хозяйств, как бы «уходит» из этих хозяйств. Развертывается межнациональная борьба за «улавливание» и использование денежных потоков, представляющих создаваемую стоимость. Борьба идет прежде всего за наиболее выгодные контрактные условия, а в конечном итоге за выгодные для конкретного национального хозяйствующего субъекта условия образования контрактных цен, определения издержек производимой продукции и прибыли. Формирование стоимости международной товарной продукции (как и товарной продукции вообще) является процессом с высочайшим уровнем неопределенности. Головные ТНК не обладают возможностями абсолютного контроля за условиями конкуренции в производстве и на рынке конкретной продукции. Производство айпэдов, айфонов, смартфонов обнаруживает это достаточно ярко. ТНК не могут определять количественные и качественные параметры международного спроса на производимую продукцию. Это не значит, что ТНК не прибегают к «несправедливым» методам увеличения своей доли в производстве и прибыли. В частности, они оправдывают огромные размеры своей прибыли необходимостью финансировать ПНИР. Искусственно поддерживается неопределенность понятий «издержки производства международной продукции и прибыль от ее реализации».

Важным этапом межнациональной борьбы является борьба за использование получаемого дохода. В большинстве случаев борьба развертывается за долю дохода, генерируемого рыночной реализацией конечной продукции, которая (не переставая быть собственностью головной ТНК) оставалась бы в национальном хозяйстве — производителе промежуточной продукции (или у сборщика конечной продукции) — и использовалась бы собственниками на развитие производственных этапов, дающих наибольшую стоимость. В настоящее время национальные хозяйства добиваются, чтобы ТНК, возглавляющие международные производственно-технологические цепочки, создавали инновационные центры полного цикла в пределах хозяйственных комплексов, осуществляющих выпуск конечной продукции. Опыт Китая показал, что сам по себе выпуск конечной продукции недостаточно эффективен для развития национальной экономики. В международных издержках на оплату труда, применяющегося в производстве одного айпэда и составляющих в масштабах мира 33 дол., доля Китая не превышает 8 дол. — не более 3% общемировых издержек производства единицы данного продукта.



Изменение национальной структуры международного производства (в частности, соединение инновационных центров полного цикла с выпуском конечной продукции), безусловно, изменило бы не только характер использования прибыли, но и возможности развития национальных экономик. Однако изменение международной структуры производства нельзя изолировать от динамики других составляющих капиталистической системы мирового производства. В количественных параметрах и структуре дохода ТНК обнаруживаются характер общества их основного базирования, экономическая и политическая сила транснационального капитала, исторически сформировавшаяся способность этого капитала «улавливать» стоимость, перераспределять в свою пользу ресурсные затраты общества, выделяемые (через формирование международного платежеспособного спроса) на производство конкретного вида продукции.

Литература

  1. Эксперт. 2011. № 46.

  2. Николаев А.Б. Теория трудовой стоимости и современность. М., 2003.

  3. Гурова Т., Ивантер А. Мы ничего не произволим // Эксперт. 2012. № 47.

  4. World Development Report. 1987. W.B., 1987.

  5. The Economist. 2012. Nov. 11.

  6. Эксперт. 2012. № 42.

  7. Science and Engineering Indicators. 2010. Vol. 2.

  8. US BLS, Economic News Release. 2012. Oct.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   57


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница