Ю. М. Осипов Редакционно-издательский совет



страница26/57
Дата10.05.2018
Размер4.21 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   57
П.А. ПОКРЫТАН

К вопросу о признаках империализма периода глобализации
(к 95-летию выхода в свет работы В.И. Ленина
«Империализм, как высшая стадия капитализма»)


Аннотация. Работа посвящена критическому анализу признаков империализма периода глобализации. Обращается внимание на качество источниковой базы, использованной при написании работы «Империализм, как высшая стадия капитализма». Проводится сравнение работы Ленина и современных научных трудов.

Ключевые слова: признаки империализма, Ленин, глобализация, капитализм, библиография.

Abstract. Thesis is devoted a critical analysis of the features of imperialism period of globalization. Attention is paid to the quality of the source base, used when writing the work "Imperialism, as the Highest Stage of Capitalism." The comparison of the work of Lenin and modern academic works is taken place.

Keywords: features of imperialism, Lenin, globalization, capitalism, bibliography.
В новейшей истории России работа Ленина, как ни странно, не была изъята из учебного процесса по аналогии с курсом политической экономии, научным коммунизмом и т. п. В курсе истории экономических учений теория империализма основана целиком на работе Ленина, хотя отдает дань и другим известным работам в этой области. В определенной степени это обстоятельство связано с тем, что работа является классической: благодаря ей был создан новый раздел политической экономии.

Обращает на себя внимание библиография данной работы: 148 использованных книг (106 на немецком языке, 23 на французском, 17 на английском и 2 на русском); 232 статей (206 немецких, 13 французских, 13 английских), которые были размещены в 49 периодических изданиях (34 немецких, 7 французских и 8 английских). Таким образом, работа объемом 126 страниц опиралась на 380 источников, или три источника на одну страницу текста. Но главное не в количестве источников, а в качестве привлекаемой литературы: львиная доля — иностранные источники и всего два на русском языке: книга О. Бауэра «Национальный вопрос и социал-демократия» и книга Р. Гильфердинга «Финансовый капитал»35. Если оценить соответствие объема научного труда Ленина современным аналогам, то 126 страниц, по сути, это минимальный объем кандидатской диссертации или небольшой монографии36.

Возникает вопрос, можно ли сегодня найти аналоги в отечественной научной литературе — будь-то магистерская, кандидатская, докторская диссертация или монография, — где привлекалась бы литература на четырех языках в таких объемах и центральное место отводилось бы именно иностранной литературе. В лучшем случае в диссертации приводится десяток-другой источников на одном иностранном языке, часть из которых носит формальный характер. Чтобы прикрыть это положение, в кандидатской диссертации, например, в разделе «Степень разработанности проблемы» приводится обширный список авторов (до восьмидесяти), среди которых фигурируют и иностранные фамилии, естественно, переведенные на русский язык, но ссылки на работы которых собственно в работе, в списке использованной литературы, по большей части, отсутствуют. Этим списком, который в таком формате напоминает мартиролог, делается попытка повысить значимость проделанной работы.

Вместе с тем привлечение иностранных источников для научной работы в ряде случаев не только желательно, но и необходимо. Такой императив задается темой исследования. Что мог бы написать Ленин об империализме, если бы опирался исключительно на русскоязычные источники? За период 1900—1916 гг. насчитывается всего пять источников по империализму на русском языке. Конечно, оппоненты могли бы возразить, что Ленину в Женеве гораздо легче было достать литературу на иностранном языке, чем на русском. Здесь можно ответить, что и современных возможностей Интернета в то время не было, а ведь с его помощью исследователи могут привлекать литературу на иностранных языках, не выезжая из страны. Но этого не происходит.

Слабая работа с иностранными источниками, фиксирующими дальнейшую эволюцию империализма на современном этапе, по всей видимости, явилась одной из причин, не позволившей убедительно, доказательно сформулировать основные признаки империализма эпохи глобализации, предпринятые КПРФ [1]. Не вдаваясь в детальный анализ, легко заметить, что, во-первых, многие положения фактически повторяют признаки империализма, сформулированные Лениным в 1916 г., и, во-вторых, существенно нового в большинстве признаков, предложенных КПРФ, обнаружить не удалось, несмотря на то, что их количество, по сравнению с ленинскими, увеличилось на два признака. В некоторых случаях допускаются неточности. Так, в первом признаке — «окончательное порабощение капитала производственного, промышленного капиталом финансовым, спекулятивным» — недоучитывается то обстоятельство, что понятие «финансовый капитал» уже фиксирует закрепление производственного, промышленного капитала в качестве элемента финансового капитала. Возникает путаница. В данном случае необходимо говорить об окончательном подчинении банковским капиталом капитала промышленного. Но такая формулировка этого признака — не новость, поскольку Ленин в свой работе неоднократно подчеркивал существующее «господство финансового капитала» (см.: [2, т. 27, 343])37. Что же означает «господство финансового капитала» если не подчинение — в редакции КПРФ «порабощение», что, в общем-то, по сути, одно и то же, если не учитывать оттенок слова, его эмоциональное наполнение. А если его учитывать, тогда вопрос новизны признака сводится к оттенку, что, на наш взгляд, совершенно недостаточно. Кроме того, вопрос «окончательности» требует доказательств, которых в силу формата работы — выступление на пленуме — нет. Но доказательства здесь, безусловно, нужны.

Представляется, что требует доказательной базы и второй признак — «превращение рыночных отношений в искусственный механизм внеэкономического принуждения, неэквивалентного обмена и ограбления целых стран и народов». В части «ограбления» этот признак не вызывает возражений, но, если рассматривать неэквивалентный обмен как всеобщие для глобализма отношения, тогда придется от марксизма отказаться, поскольку Маркс предполагал возможности неэквивалентного обмена при капитализме на первых стадиях его развития, пока он еще не встал на собственные ноги, по выражению Броделя, «был в гостях», а не «у себя дома». В этих условиях прибыль рассматривалась как результат надувательства, неэквивалентного обмена. Но заслуга Маркса в том, что при рассмотрении собственно капиталистического производства, где действует производительная форма промышленного капитала, он, вслед за Смитом, в принципе исключил обман, или неэквивалентный обмен38. Если бы он исходил из последнего как всеобщего отношения, тогда никакой «тайны» прибавочной стоимости не существовало бы. Поэтому, если во втором признаке не указать границ неэквивалентного обмена, то будет неточно — капитализм эпохи глобализма будет сведен к домануфактурным временам, в которых ему также были присущи внеэкономическое принуждение и неэквивалентный обмен.

Из третьего признака — «установление глобальной модели “международного разделения труда”, закрепляющей вопиющее социальное неравенство в планетарных масштабах» — необходимо удалить слово «глобальный», поскольку возникает тавтология: империализм эпохи глобализации устанавливает… глобальную модель.

Четвертый и пятый признаки напоминают высказывание Ленина начала ХХ в. о том, что ни одно серьезное решение не принимается правительством, парламентом. Они все принимаются на биржах, в советах директоров. Пятый признак — «утрата национальными правительствами контроля над процессами в мировой экономике…» — сразу вызывает вопрос: а что — национальные правительства в период капитализма когда-то контролировали процессы в мировой экономике? На наш взгляд, это прерогатива наднациональных, международных структур, так называемого мирового правительства. Более того, если обратиться к значению слова «контроль», то в русском языке оно означает проверку, а также наблюдение с целью проверки. Что имеется в виду под «проверкой процессов в мировой экономике» национальными правительствами — совершенно непонятно. Или этот признак предлагает правительству России проверить, происходит ли кризис в мировой экономике? Если да, то на этот счет у него в арсенале существуют статистическое ведомство, министерства и т. п. Если предположения неверны, тогда нужно объяснить, что имеется в виду.

Что касается шестого признака — «информационно-культурная экспансия как форма агрессии. Духовная унификация на самом примитивном уровне. Искоренение национальной самобытности стран и народов», то фактически о нем говорилось еще в Манифесте Коммунистической партии: «Под страхом гибели заставляет она все нации принять буржуазный способ производства, заставляет их вводить у себя так называемую цивилизацию, т. е. становиться буржуа. Словом, она создает себе мир по своему образу и подобию» [3, 29].

Ничего нового нет и в седьмом признаке — «паразитизм транснационального капитала. Присвоение им выгод от внедрения высоких технологий при нищете остального мира. Загнивание и качественное торможение научно-технического прогресса», если учитывать существование восьмой главы «Паразитизм и загнивание капитализма» в работе Ленина, понимая при этом, что речь идет о капитализме периода империализма, а транснациональные корпорации, оперирующие транснациональным капиталом, это всего лишь современная форма монополий, кстати сказать, не единственная. Вся новизна данного признака в том, что капитализм сводится к одной из форм движения капитала — транснациональному капиталу. Не отрицая того, что эта форма действительно важна, нельзя игнорировать и другие.



В общем и целом новизна признаков империализма периода глобализма вызывает сомнения. Это, разумеется, не означает, что развитие империализма в ХХ в. не привнесло ничего нового. Со времени написания работы Ленина прошло 95 лет, а ведь в его работе подытоживался исторический период продолжительностью 50 лет: с момента выхода в свет первого тома «Капитала» (1867), когда монополий еще не было, до 1916 г., когда они уже определяли экономическую жизнь мира. И пять признаков империализма действительно определяли новизну этого этапа капитализма, его противоречивый переходный характер. Что же действительно нового произошло за 95 лет с капитализмом в процессе его эволюции? Какие новые признаки появились? Почему из старого перечня выпали признаки войн и вывоза капитала? Ленин, раскрывая теоретические ошибки Гильфердинга, одной из наиболее серьезных считал «почти полное игнорирование раздела мира» [4, 7]. Неужели они остались в том же формате, что и 95 лет назад? Или «холодная война» не является особой формой войны? В последнем вопросе опыт распада СССР и появление современной России дают яркие иллюстрации к исследованию вопроса о его специфике в современных условиях. Все эти вопросы ждут своего исследователя, которому в значительной степени поможет книга Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма».

Литература

  1. Правда. 2012. 30—31 окт.

  2. Ленин В.И. Полн. собр. соч.

  3. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. М., 1980.

  4. Леонтьев Л. Предисловие // Гильфердинг Р. Финансовый капитал. Исследование новейшей фазы в развитии капитализма. М., 1959.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   57


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница