Ю. Г. Волков социология издание 4-е


Факторы социальных изменений



страница81/88
Дата01.02.2018
Размер2.87 Mb.
ТипКнига
1   ...   77   78   79   80   81   82   83   84   ...   88
3. Факторы социальных изменений
Возникновение социальных изменений объясняется взаи­модействием ряда факторов, как природных, так и соци­альных.

Физическая среда. Люди — это физические существа, жи­вущие в определенной среде обитания. Для того чтобы вы­жить, им необходимо вступить во взаимодействие с окружа­ющей средой. К числу главных адаптивных механизмов, име­ющихся в распоряжении населения, относятся социальная организация и технология. Однако социальная организация и технология, помогающие людям приспосабливаться к од­ной окружающей среде, не обязательно подойдут для адапта­ции к какой-то другой. Общества охотников и собирателей, огороднические, аграрные и индустриальные отличаются по типу адаптации. Если окружающая среда по какой-то при­чине изменяется, ее обитатели, выработавшие определенный тип адаптации к ней, должны отреагировать на эти перемены соответствующими институциональными изменениями, вы­работкой новых форм социальной организации и новыми тех­ническими изобретениями. Засуха, наводнения, эпидемии, землетрясения и прочие стихийные силы вынуждают людей вносить изменения в свои жизненные стили. Кроме того, че­ловеческие существа также оказывают значительное воздей­ствие на свою физическую среду. Захоронения вредных отхо­дов, кислотные дожди, загрязнение воды и воздуха, истоще­ние водных ресурсов, эрозия верхнего плодородного слоя по­чвы и «наступление» пустынь, — все это результат ущерба, нанесенного людьми экосистеме. Следовательно, человече­ские существа связаны со своей окружающей средой цепью сложных взаимных изменений.

Население. Изменения в численности, структуре и рас­пределении народонаселения также сказываются на культу­ре и социальной структуре общества. Например, поколение «беби-бума» оказало существенное влияние на музыкальные вкусы и политический климат западных обществ. «Старе­ние» общества также создает серьезные проблемы с рабочи­ми местами, поскольку возросло число работников среднего возраста, всеми силами добивающихся продвижения по слу­жебной лестнице. Все большее количество людей ожидает своего шанса для продвижения по службе, но вакансий появ­ляется меньше, чем людей, которые желают их занять.




1Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: при­рода, противоречия, перспективы. С. 274.

2 Там же. С. 243.

Конфликты. Конфликт — это форма взаимодействия лю­дей в борьбе за ресурсы или ценности. Интересы индивидов и групп противоречат друг к другу, их цели несовместимы. Неудивительно, что конфликт становится источником соци­альных изменений. Для достижения своих целей в ходе та­кой борьбы члены группы должны мобилизовать свои ресур­сы и возможности. Например, во время войны люди бывают вынуждены отказаться от привычного образа жизни, прихо­дится терпеть неудобства военного положения. Конечно, кон­фликт также часто предполагает переговоры, достижение ком­промисса или умение приспосабливаться, что приводит к воз­никновению новых институциональных структур. Однако история показывает, что исходом такого взаимодействия редко бывает полное достижение целей участвующих в борьбе сто­рон. Чаще всего конечный результат выражается в образовании качественно новой целостной структуры. Старый соци­альный порядок постоянно подтачивается и уступает место новому.

Ценности и нормы. Ценности и нормы, принятые в обще­стве, действуют как своего рода «цензоры», разрешающие или запрещающие какие-то новшества. Они также могут действо­вать как «стимуляторы». Интересно сравнить нашу готовность к принятию технических нововведений с нашим сопротивле­нием переменам в экономической теории, религии или моде­лях семьи. Это культурное противоречие находит отражение в нашем применении слова «изобретатель». Для нас изобре­татель — это тот, кто создает новые материальные вещи, а того, кто является автором нематериальных идей, мы часто называем «революционером» или «радикалом» — словами, смысл которых имеет негативный оттенок.

Инновации. Открытие приумножает знания, добавляя новые к уже существующим. Теория относительности Эйнш­тейна и генетическая теория Менделя — это открытия. В про­тивоположность этому, изобретение представляет собой но­вую комбинацию старых элементов. Автомобиль, использу­ющий в качестве топлива сжиженный газ — это шесть изве­стных элементов в новом сочетании: двигатель, работающий на сжиженном газе, баллон для сжиженного газа, коробка передач, промежуточное сцепление, ведущий вал и кузов.

Инновации — как открытия, так и изобретения — не еди­ничные акты, а кумулятивная последовательность передава­емых из поколение в поколение наращиваемых знаний плюс ряд новых элементов. Следовательно, чем больше число куль­турных элементов, на которых могут базироваться иннова­ции, тем выше частота открытий и изобретений. Например, изобретение стекла дало толчок к созданию линз, украше­ний для платьев, бокалов, оконных стекол, лабораторных трубок, рентгеновских трубок, электрических лампочек, ламп для радио и телевизионных приемников, зеркал и множе­ства других изделий. Линзы, в свою очередь, способствовали появлению очков, увеличительных стекол, телескопов, фото­камер, фонариков и т. д. В основе такого типа развития ле­жит экспоненциальный принцип — по мере расширения куль­турной базы возможности новых изобретений имеют тенден­цию к росту в геометрической прогрессии.



Диффузия — это процесс, в ходе которого культурные ха­рактеристики распространяются от одной социальной систе­мы к другой. Каждая культура содержит минимальное чис­ло уникальных особенностей и паттернов, которые присущи только ей. Например, славянская азбука (кириллица) состав­лена на основе греческого алфавита, который, в свою оче­редь, возник под влиянием финикийского. Русские получи­ли христианскую веру от греков Византийской империи, а они — от иудейских сект первых веков нашей эры, пове­ривших в Иисуса Христа как мессию. Мы с гордостью рас­суждаем о том, что взяли от нас другие народы, но часто забываем о том, что мы получили от них.

Кроме упомянутых, существует группа факторов, кото­рые можно условно назвать идейно-политическими. Напри­мер, О. Конт рассматривал развитие общества по восходя­щей линии как прогресс идей. М. Вебер считал религиозные представления важнейшим фактором экономического раз­вития, отводя индивидуалистической этике протестантизма решающую роль в становлении духа предпринимательства и последовавшем экономическом скачке в западных обществах. Смена идей не чисто интеллектуальный процесс. Она сопро­вождается образованием новых социальных движений, ко­торые сами по себе могут рассматриваться как фактор соци­альных изменений. Социальные движения порождают ха­ризматических лидеров, которые благодаря незаурядным личным качествам способны мобилизовывать массы людей на акции социального протеста, расшатывающие установ­ленный в обществе порядок и могущие привести к револю­ционным изменениям.

Политические процессы, идущие в обществах, сами по себе тоже могут стать фактором социальных изменений. Со­гласно последним теориям политической революции, само функционирование государственного аппарата и природа меж­государственных отношений являются факторами, способны­ми вызвать революцию. Но действия революционеров имеют шансы на успех только тогда, когда общество не способно выполнить свои основные функции по поддержанию закона, порядка и территориального единства.

Каждый из описанных факторов испытывает влияние ос­тальных и сам оказывает на них влияние. Трудности, с которыми сталкиваются объяснительные теории, связаны с их собственными недостатками — детерминизмом и редукцио­низмом: они пытаются свести все многообразие взаимодей­ствий факторов к одному определяющему фактору. Более того, социальные процессы настолько взаимосвязаны, что являет­ся ошибкой рассматривать их изолированно. Например, меж­ду экономическими и политическими процессами, экономи­ческими и технологическими процессами нет четких границ. Технологические изменения сами по себе могут рассматри­ваться как особый тип культурных изменений. Причинно-следственные связи между различными социальными процес­сами изменчивы, и их невозможно раз и навсегда схематизи­ровать.

Так что возможности какого бы то ни было причинно-следственного объяснения социальных изменений весьма ограниченны. Наиболее общий способ теоретического объяс­нения заключается в построении модели действующих меха­низмов таких изменений.

Применительно к однонаправленным процессам выделя­ют следующие механизмы осуществления: накопление, вы­бор, дифференциация. Некоторые эволюционные теории под­черкивают кумулятивный — накопительный — характер зна­ния. Поскольку человек — существо способное к инноваци­ям, он постоянно вносит дополнения в уже имеющуюся сис­тему знаний, отбрасывая устаревшие и неверные знания и заменяя их более адекватными. Поскольку он учится на сво­их ошибках, он постоянно осуществляет селекцию новых по­лезных идей и навыков, полученных методом проб и оши­бок. Расширение и распространение знаний возможно толь­ко благодаря специализации и дифференциации. Рост техни­ческих и технологических знаний стимулирует накопление капитала, что, в свою очередь, ведет к росту производитель­ности труда. Рост народонаселения тоже может быть вклю­чен в эту модель кумулятивного развития. Ведь люди могут без снижения уровня жизни повышать свою численность толь­ко благодаря накоплению технических знаний и средств про­изводства, а сам по себе рост численности населения стиму­лирует новые инновации.

Механизмами криволинейного и циклического изменения можно считать насыщение и истощение. Модели однонаправленного развития предполагают, что изменение в определен­ном направлении влечет за собой дальнейшие изменения в этом же направлении. Модели развития по кривой или по замкнутому циклу допускают, что изменения в одном на­правлении создает условия для дальнейших изменений в дру­гих, в том числе и противоположных, направлениях. Напри­мер, рост народонаселения создает угрозу состоянию эколо­гической среды и часто ведет к истощению природных ресур­сов и снижению экономического уровня.

Конфликты, соревнование и кооперация также могут рас­сматриваться как механизмы социальных изменений. В част­ности, марксисты стремились представить жизнь капиталис­тического общества как постоянную борьбу между правящим классом, пытающимся сохранить свое господствующее поло­жение, и угнетенным, старающимся радикально изменить существующий строй. Социальные изменения рассматрива­лись как продукт этой борьбы. Аналогичные идеи лежат в основе конфликтологической модели Р. Дарендорфа. Поня­тие конфликта становится более продуктивным в объясни­тельном плане, если его дополнить понятием соревнования (конкуренции). В обществе существует множество соперни­чающих групп. Их конкуренция стимулирует внедрение и распространение инноваций. Так, лидеры незападных госу­дарств стремятся к заимствованию западной науки и техно­логии, хотя и настроены политически против Запада, ибо понимают, что только так достигнут независимости и эконо­мической мощи. Кроме того, конкуренция влечет за собой укрупнение и усложнение соревнующихся организаций. Еще Маркс показал, что капитализму присуща тенденция к обра­зованию монополий, которые неуязвимы для конкуренции. Наконец, понятие конкуренции используют теории, объяс­няющие социальные изменения действиями индивидов, пре­следующих собственные интересы. С помощью теории игр и других математических методов было показано, что в опре­деленных условиях конкуренция побуждает индивидов к со­трудничеству в преследовании своих целей.

В структурном функционализме рассматриваются такие механизмы социальных изменений, как напряжение и адап­тация. Изменение понимается как ответная приспособитель­ная реакция на возникшее в системе напряжение. Когда происходит изменение какого-либо из элементов системы, в ней возникает напряжение между этим элементом и остальны­ми. Оно разрешается с помощью самопроизвольного адап­тивного изменения других частей системы. Например, американский социолог У. Огборн показал, что ускоренное развитие технологий вызывает несоответствие между техно­логическим уровнем общества и его социокультурными со­ставляющими, которые развиваются более медленно.

Социальные изменения могут быть в какой-то степени и результатом целенаправленного и долговременного соци­ального планирования. В современных обществах возмож­ности такого планирования возрастают. Однако в большин­стве случаев это планирование на краткую перспективу. Часто запланированные цели не достигаются, и даже если планирование оказывается удачным, оно всегда влечет за собой незапланированные последствия. Чем дольше срок, на который осуществляется планирование, тем труднее достигнуть цели и избежать непредвиденных последствий. Особенно наглядно это проявилось на опыте коммунисти­ческих обществ.

Планирование предполагает институционализацию изме­нений, но институционализация не предполагает планирова­ния. В современных обществах институционализировано множество незапланированных изменений. Чаще всего это бывает в области науки и технологии: та или иная иннова­ция институционализируется, вызывая социальные измене­ния, которые вовсе не планировались или только отчасти пред­полагались.

Механизмы социальных изменений вовсе не исключают друг друга. Напротив, некоторые из них явно взаимосвяза­ны. К примеру, инновации стимулируются конкуренцией. В одной объяснительной модели социальных изменений мо­гут сочетаться несколько механизмов.

Социальная структура и социальное изменение — цент­ральные теоретические понятия социологии, относящиеся к базисным взаимодополняющим характеристикам социальной жизни в целом. С одной стороны, социальной жизни прису­ща повторяемость, постоянство и непрерывность, с другой — динамичность и изменчивость. Оба понятия взаимосвязаны. Социальная структура не может изучаться без учета реально происходящих или потенциальных изменений. А социальное изменение как более или менее регулярный процесс немыс­лимо без понятия структуры. Любой отрыв друг от друга этих понятий влечет за собой заблуждения. Но все сказанное не означает, что в различных теориях не может смещаться ак­цент — то на постоянство «структуры», то на динамизм «из­менений». В последние десятилетия он заметно сместился в сторону изменений. В фокусе внимания социологов разных направлений оказались изменения на различных уровнях — социальная динамика текущей жизни, краткосрочные транс­формации, долгосрочные изменения всего общества в целом. Современная социология отличается тенденцией к призна­нию множественности типов социальных изменений. Некото­рые изменения эндогенны, то есть определяются причинами, находящимися внутри самой социальной системы; некото­рые же экзогенны, то есть, вызваны внешними причинами; есть и такие, которые относятся к смешанному типу. Некото­рые изменения носят линейный характер, некоторые — кри­волинейный или циклический. Строго говоря, изменения так многообразны, что само выражение «теория социальных из­менений» может рассматриваться как устаревшее и вытес­ненное самим развитием социологии. Говорить о социаль­ном изменении, да еще о теории социальных изменений, — означает верить либо в то, что можно найти первопричину изменений, либо считать, что достаточно определить форму изменения, назвав его циклическим, линейным, эволюци­онным. По-видимому, современная социология осознала, что единственной методологией изучения социальных измене­ний теперь является анализ конкретных привязанных к месту и дате процессов. Все остальные виды подходов в той или иной степени страдают идеологизмом, препятствующим на­учной объективности.


Каталог: ld
ld -> Общая характеристика исследования
ld -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
ld -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
ld -> Образование в человеческом измерении
ld -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
ld -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
ld -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
ld -> Великую землю


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   77   78   79   80   81   82   83   84   ...   88


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница