Ю. Г. Волков социология издание 4-е


О специфике понятий социологии



страница8/88
Дата01.02.2018
Размер2.87 Mb.
ТипКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   88
5. О специфике понятий социологии
Как всякая наука, социология имеет свой, присущий только ей, сложившийся в течение длительного периода развития понятийный аппарат. Она оперирует целым рядом понятий, в которых зафиксированы представления различных социо­логических школ и направлений. Большинство из них давно утвердили свое право на существование в социологии, а неко­торые только сейчас входят в научный обиход.

Поскольку социология представляет собой весьма специ­фичную область знания, ее понятия с необходимостью несут на себе отпечаток этой специфики. Во-первых, социология неоднородна. Она представлена множеством персоналий и на­правлений, рядом достаточно отличных друг от друга пара­дигм. Все они разрабатывают и используют свои собственные понятия, соответствующие их концептуальным потребностям. Те же из понятий социологии, которые можно назвать обще­социологическими, у представителей разных направлений могут быть наполнены неодинаковым смыслом.

Так, некоторые направления по своей природе являются междисциплинарными, и потому в их понятийный аппарат входят понятия пограничных дисциплин. Например, как мы увидим дальше, социальный бихевиоризм имеет много точек пересечения с психологией, Франкфуртская школа — с пси­хоанализом, символический интеракционизм — с философ­ским экзистенциализмом. Экзистенциализмом окрашена со­циология Ю. Хабермаса. Некоторые направления постмодер­на тесно переплетаются с теорией языка. Многие социологи­ческие школы на протяжении всей истории существования социологии как науки были очень близки социальной антро­пологии, в сущности, это смежные, почти сросшиеся друг с другом отрасли знания. Такая концептуальная смежность не может не оказывать влияния на терминологию.

Во-вторых, социологическое знание стремительно разви­вается. Настолько стремительно, что в ней даже возникают дискуссии о том, не препятствует ли устоявшийся понятийный аппарат протекающим в ней динамическим процессам, в ходе которых смысловое наполнение конкретных понятий непрерывно трансформируется и обогащается, понятия как бы «доразвиваются», объем их расширяется или, наоборот, конкретизируется и сужается. Более того, при переводе по­нятий с одного языка на другой происходит так называемый «семантический сдвиг», изменение смысла в соответствии с привычной семантикой второго языка. А если учесть, что большинство понятий социологии для русского языка явля­ются заимствованными, становится понятным масштаб по­тенциальной семантической изменчивости.

Тем не менее, без четких границ понятие лишается необ­ходимой однозначности, и языковая коммуникация стано­вится невозможной. Для того чтобы мог иметь место какой бы то ни было информационный обмен, любой науке, в том числе социологии, необходима система институционализованных понятий, то есть, таких понятий, границы, объем и со­держание которых являются общепринятыми в рамках дан­ной науки.

Такие понятия могут обладать в специальном научном контексте значением, не совпадающим с обыденным слово­употреблением. Например, понятие «способ производства» в рамках социологии, и прежде всего в марксизме, имеет стро­го определенное значение, и мы забываем, что в повседнев­ной речи оно означает просто-напросто «типичный метод из­готовления чего-либо».

Мы не ставим перед собой в настоящем учебном пособии задачи разработать строгую теорию и типологию всех социо­логических понятий. Это вообще не учебная, а фундамен­тальная научная задача. Наша цель состоит в том, чтобы раскрыть в рамках требований учебного курса социологии содержание ее базисных понятий. Однако представляется целесообразным предварить наше описание краткими харак­теристиками основных типов понятий, которыми оперирует современная и классическая социология. Мы рассмотрим в общих чертах, что такое социологический термин, как ис­пользуются в социологии статистические, операциональные, аналитические понятия, что понимается под моделью и иде­альным типом.

В целом понятие — это элемент логического высказыва­ния, обозначающий определенное содержание. Если говорить в частности, то понятия, характеризующие социальные фе­номены, — это всегда их содержательные определения. Их функция сводится к тому, что они являются в нашем созна­нии представителями соответствующих свойств социальных феноменов. Они никогда не могут отражать всей полноты этих феноменов. Функции, выполняемые социологическими понятиями, определяют их объем, степень абстрактности, ас­пекты содержания.

Задача термина заключается в том, чтобы выделить конк­ретное явление и не дать его спутать с другими похожими на него явлениями, и зафиксировать это различие. Определение понятия в качестве термина происходит путем выделения са­мого главного и употребительного в социологии из его значе­ний. В результате возникает дефиниция — строго оформлен­ное высказывание, раскрывающее содержание понятия конк­ретного социального феномена. Таким образом, термин — это содержательное понятие, находящееся во взаимнооднознач­ном соответствии с определенным социальным феноменом или с каким-то из аспектов феномена.

Операциональные понятия — это понятия, выполняющие инструментальные, вспомогательные функции. Например, можно определить термин «религиозность» как «веру в сверхъестественное». Это будет обычная терминологическая дефиниция. Но можно дать феномену религиозности эмпи­рическое, операциональное определение — через действия. Тогда религиозность — это регулярное посещение церковных служб, мотивированное личными побуждениями религиозного характера, а также элементарное знание конфессиональ­ного понимания смысла служб и содержания вероисповеда­ния». Такое операциональное определение, конечно, не отно­сится к тому, что на самом деле мы понимаем под религиоз­ностью. Скорее оно характеризует религиозность не по сути, а чисто симптоматически.

В употреблении операциональных понятий всегда бывают издержки. Например, в только что рассмотренном случае в категорию «религиозных» попадут и те люди, кто на самом деле глубоко не верует, а просто механически выполняет тре­буемые обряды. Поэтому подобные определения выполняют лишь вспомогательную, эмпирическую роль.



Модель — это упрощенное изображение фактического или гипотетического состояния какого-либо предмета или явле­ния. Модель создается не методом полного и подробного опи­сания, а с помощью особых методов — акцентуации наиболее важного, опускания всего малозначащего или само собой ра­зумеющегося, выражения в символах и т. д. Все эти методы позволяют сделать модель более удобной для научного ис­пользования, чем подробное содержательное описание.

Само слово «модель» в последнее время слишком часто использовалось социальными науками, и потому его значе­ние оказалось размытым. А поскольку и слово «понятие» не всегда применяется точно, стало возможным говорить и о «модельных понятиях». Но это необходимо лишь тогда, ког­да понятие действительно обладает характером и функция­ми модели, например, при составлении архитектурного про­екта. В таких случаях модельное понятие целенаправленно выделяет и акцентирует определенные характеристики. Оно подчеркивает структуру феномена, но опускает все то, что мешает четкому выявлению такой структуры или просто не­существенно. Однако именно поэтому нельзя понимать мо­дельные изображения действительности как ее реальные характеристики. Ведь они представляют действительность го­раздо более стабильной и единообразной, чем она есть на са­мом деле. Конечно, бывают модельные понятия, поясняющие типичные процессы социальных трансформаций, например, процессы индустриализации, экономические кризисы, рево­люции. Такие понятия также содержат элемент упрощения и схематизации. Они легко внушают мысль о закономерностях, детерминирующих социальное развитие, в то время как в действительности речь идет просто о тенденциях или возмож­ностях развития.

Необходимо подчеркнуть, что модельные понятия только тогда являются понятиями в строгом смысле слова, когда входят в высказывание в качестве его элементов. Теории или гипотезы могут принимать форму модели, но не являются еще модельными понятиями. Они просто могут в составе вы­сказывания быть одним из его элементов. Например, в вы­сказывании «Во второй половине XIX века в России развива­ется промышленный капитализм» понятие «промышленный капитализм» имеет черты модельного, поскольку отличается упрощенным и стилизованным представлением о реальных тенденциях развития промышленного капитализма.

Явно выраженным модельным характером обладает поня­тие «идеального типа». Оно было впервые введено в социоло­гию М. Вебером в качестве инструмента, направленного на структуру социальных феноменов. Поэтому оно содержательно богаче, чем простой термин, и является модельным поняти­ем. Задача его не в том, чтобы полностью и «правильно» отражать структуры социальной реальности, а в том, чтобы с конкретной целью их упростить и модифицировать, то есть, оно с необходимостью существенно отклоняется от рассмат­риваемой действительности. Конечно, можно было бы создать понятия, в которые действительность укладывалась бы вся без остатка. Но такие понятия оказались бы слишком широ­кими и малосодержательными. То, насколько всеобщими или конкретными, а соответственно, малосодержательными или емкими, узкими или широкими являются понятия, зависит от поставленной перед исследователем цели.

Понятие идеального типа — это специально построенная применительно к какому-то конкретному случаю мыслитель­ная конструкция, которая и считается идеалом. Под идеа­лом здесь имеется в виду не ценностный образ, к которому стремятся люди. Это единый мыслительный образ, создавае­мый исследователем из совокупности отобранных по прин­ципу важности и значимости объективных черт реальности. Согласно Веберу, идеальный тип — это конструкция, осно­ванная на учитывании исследователем факторов рациональ­ного целеполагания в социальном действии. Рациональные действия субъектов, ведущие к причинно обусловленным и взаимосвязанным последствиям, могут потом воспринимать­ся как типичные социальные структурные образы, напри­мер, как институциональные процессы. Конечно, не стоит ожидать, что подобные мыслительные конструкции, предполагающие рациональное социальное поведение индивидов и наличие рациональных социальных структур, имеют четкие реальные корреляты в социальной действительности. Ведь на самом деле поведение людей очень часто бывает иррацио­нальным, и социальная действительность состоит не из пол­ностью реализованных целей. Тем не менее, как считал М. Вебер, понятие идеального типа может указывать верное направление исследования, поскольку обладает внутренней ясностью и простотой. Итак, понятие идеального типа реаль­но задает направление социальному познанию, хотя и не пол­ностью отражает действительность.

Разумеется, у него есть и негативные стороны. За его гра­ницами остается иррациональное поведение, имеющее боль­шое значение в жизни общества. Зато понятие идеального типа очень удобно использовать в тех случаях, когда поведе­ние людей заведомо рационально и целенаправленно. Тогда вероятность того, что осмысленные действия направлены на реализацию намеченной цели, весьма велика, и причины реальных социальных явлений могут быть объяснены на ос­нове понимания рациональных корней человеческих дей­ствий.

И все же не существует такого социального события, ко­торое в действительности происходило бы так, как предпи­сывает конструкция идеального типа. Правда, социальные структуры и процессы, в основе которых лежит целесообраз­ность и рациональность, в большей степени соответствуют логике идеального типа. Примером может служить полнос­тью рационализированное современное промышленное пред­приятие. Противоположным примером, который часто при­водил М. Вебер, является биржевая паника.

Понятию идеального типа, как и всем типическим поня­тиям, свойственна относительная универсальность. Оно кон­кретнее по своим тенденциям, чем термины и так называе­мые аналитические понятия, о которых речь пойдет дальше. Оно должно быть всеобщим ровно настолько, чтобы быть ос­новой сравнения конкретных исторических событий, а не настолько, чтобы быть «высшим понятием», которое бы охва­тывало всю социальную реальность без остатка. С другой сто­роны, понятие идеального типа не настолько всеобще, чтобы его можно было применять к любому историческому периоду и к любой социальной системе. Например, понятие «церковь», являющееся понятием идеального типа, хотя оно имеет достаточно всеобщий характер, предполагает такой тип рели­гии, которого нет в так называемых первобытных обществах.

Понятие идеального типа представляет интерес тогда, когда социального явления, о котором идет речь, в других куль­турах или социальных системах. Например, вопрос «Был ли в Японии феодализм?» может быть понятен на основе ис­пользования такого понятия идеального типа, ориентирован­ного на европейское средневековье, как феодализм, которое при этом не является настолько всеобщим, чтобы под него подпадало любое доиндустриальное, патриархальное и мно­гоуровневое социальное устройство.

Аналитические понятия в социологии настолько всеобщи и малосодержательны, что соответствующие им социальные феномены присутствуют в обществе любого типа. Так, в лю­бом обществе есть нормы, санкции, роли, интеракции. В то же время нельзя считать аналитическими понятия социаль­ного слоя, социального класса, власти. Ведь могут существо­вать общества и без власти, социального расслоения и классо­вой структуры. Однако это все же настолько общие понятия, что по сравнению с идеальными типами они неисторичны.

Таким образом, аналитические понятия в социологии — это наиболее общие понятия, которые в силу самой своей все­общности применимы к самым различным исторически об­ществам. В отличие от понятий идеального типа, которые применяются посредством проецирования на явления соци­альной действительности, аналитические понятия не могут проецироваться на действительность. Такая проекция ниче­го бы не дала, поскольку результат был бы слишком тривиа­лен. Например, высказывание типа: «Да, нормы существу­ют» чересчур тривиально, чтобы рассматривать его как по­ложение социологии.

Аналитические понятия прежде всего используются в ка­честве схем, упорядочивающих эмпирические данные. Кро­ме того, они позволяют формулировать общие закономернос­ти социального поведения людей, например, высказывания об особенностях человеческого сообщества по сравнению с животными. Высказывание: «Так называемые роли в живот­ном сообществе основываются не на символически опосредо­ванных нормах, как это наблюдается в человеческом обще­стве» содержит аналитические понятия «социальная роль» и «норма».

Аналитические понятия в социологии не настолько фор­мальны и абстрактны, как понятия философской теории по­знания, которые лишь выявляют возможности мышления. Содержательные моменты отдельных аналитических поня­тий базируются на всеобщих фундаментальных гипотезах о возможном социальном поведении людей и отношениях между ними. Они не служат цели прямого объяснения конкретных социальных явлений. Косвенно — как инструмент сортиров­ки типических понятий и своего рода универсальные «соци­альные переменные» — они имеют большое значение, и по­пытки объединить различные аналитические понятия в ана­литическую систему обладают серьезной теоретической зна­чимостью.

Впрочем, вообще попытки разработать единую систему социологических понятий, по мнению многих выдающихся социологов, не могут увенчаться успехом, поскольку любая система такого рода была бы замкнутой, а следовательно, ограничивала бы познание.

Понятия социологии подразделяются также по ее отрас­лям. Например, наряду с наиболее универсальными поняти­ями общей социологии существует целый ряд понятий соци­ологии труда, социологии религии, социологии молодежи и т. д. Разумеется, каждая из узких отраслей социологичес­кого знания оперирует и общесоциологическими понятиями, и своими собственными. В целом понятийный аппарат социо­логии представляет собой единую, но расчлененную и слож­ную структуру.

Социологические понятия делятся и в соответствии с де­лением социологии на микро- и макросоциологию. Микросо­циология исследует эмпирические групповые взаимодействия и пользуется соответствующими содержательными понятия­ми, в то время как макросоциология рассматривает общество в целом в его статическом и динамическом аспектах.

Понятия, разработанные в рамках социологии, могут ус­пешно использоваться в психологии, педагогике, истории, в междисциплинарных исследованиях. В свою очередь, со­циология пользуется понятиями, заимствованными у дру­гих наук — как гуманитарных, так и естественных. Как верно подмечено некоторыми авторами, такие понятия, как «социальная эволюция», «социальный организм», «соци­альная патология» напоминают о раннем — доклассическом — этапе развития социологии, когда на нее существен­ное влияние оказывали естественные науки, в первую оче­редь, биология. Развитие в наши дни кибернетики, синерге­тики, информатики наложило отпечаток и на социологию, которая теперь оперирует и такими понятиями, как «энтро­пия», «бифуркация» и т. д.

Тем не менее, такое заимствование понятий не означает, что социология использует их в принятых другими науками значениях. Так, понятие «личность», первоначально принад­лежавшее психологии, в социологии приобретает несколько другой смысл. Если психологи под личностью понимают со­вокупность психологических и характерологических черт кон­кретного индивида, то для социологии личность — это преж­де всего совокупность социально-типических качеств.



Подводя итоги предыдущему изложению, остается сказать, что концептуальный аппарат социологии в настоящее время переживает этап бурного развития, обусловленный возник­новением множества новых школ и направлений, обогащаю­щих ее собственной оригинальной терминологией. Становле­ние социологии продолжается и, быть может, читатель этих строк когда-нибудь впишет в нее очередную новую страницу.
6. Социологические парадигмы
Понятие «парадигма» имеет множество значений, но при­менительно к науке означает «общий угол зрения на изучае­мые феномены». В социологии выделяют несколько наибо­лее отчетливых и значимых для развития социального зна­ния парадигм, связанных с конкретными школами и направ­лениями.

Парадигма социальных фактов, связанная с именем Э. Дюркгейма и школой функционализма. В этой парадиг­ме социальная реальность рассматривается как самостоятель­ная и не зависящая от воли и действий отдельных индиви­дов, состоящая из социальных фактов — социальных струк­тур и институтов, которые и выступают предметом изучения социологии. Исторически кристаллизация функционалистской парадигмы произошла в трудах А. Рэдклифф-Брауна и Б. Малиновского. В дальнейшем в рамках этой парадигмы вычленились и получили самостоятельное развитие структур­но-функциональный анализ (Т. Парсонс, Р. Мертон) и теория конфликта (Р. Дарендорф). Общая гипотеза функционализма заключается в том, что любой конкретный социальный фе­номен должен исследоваться с точки зрения выполняемых им в обществе функций.

Парадигма понимания, или социологии действия, осно­вы которой заложены М. Вебером и В. Парето. Здесь соци­альная реальность рассматривается сквозь призму понима­ния ее субъектами социального действия — индивидами. Со­гласно Веберу, в основе всякого действия лежит понимание, и социолог должен докопаться до него, постигнуть рациональ­ные мотивы актора. В дальнейшем развитие этой парадигмы привело к появлению таких направлений, как феноменоло­гическая социология А. Шюца, этнометодология Г. Гарфинкеля, символический интеракционизм Т. Лукмана и Г. Мида. Базисная гипотеза этой парадигмы состоит в том, что любой социальный феномен должен пониматься как результат на­ложения индивидуальных действий.

Парадигма социального поведения, представленная со­циальным бихевиоризмом Б. Скиннера и теориями соци­ального обмена Дж. Хоманса и П. Блау. Эта парадигма по­лучила распространение в американской социологии. Ее ос­новной принцип состоит в том, что социальное поведение че­ловека имеет реактивную природу, то есть, детерминировано простыми биологическими реакциями, и представляет собой ответ на внешние раздражители и стимулы. Отсюда делается вывод о возможности управлять социальным поведением с помощью системы поощрений и наказаний.

Парадигма социально-исторического детерминизма свя­зана с именами К. Маркса и его последователей. Здесь со­циальная реальность понимается как совокупность отноше­ний, возникающих между людьми в процессе трудовой дея­тельности. Тем не менее, роль самих реальных индивидов фак­тически минимизируется, поскольку единственным фактором развития общества считаются социально-экономические струк­туры, взаимодействующие между собой согласно внутренней логике естественноисторического процесса. Реальная истори­ческая роль отводится не индивидам, а массам, причем по­следние могут действовать только в благоприятном для этого контексте взаимодействия структур.

Парадигма психологического детерминизма сформиро­валась на стыке социологии и психологии и на основе психо­аналитической концепции З. Фрейда, согласно которой внут­ренняя жизнь любого индивида определяется содержанием бессознательного уровня его психики. В этой парадигме со­циальная реальность понимается как продукт непрекращаю­щейся борьбы индивидуального (инстинктивного) начала и подавляющего его общества. Этой борьбой объясняется про­исхождение культуры, искусства, поступки индивидов, воз­никновение и массовый успех идеологий, направленность политики государств. Впоследствии из подхода Фрейда раз­вились фрейдомарксизм (Г. Маркузе, Ф. Райх) и неофрей­дизм (Э. Фромм, Д. Рисмен).

Существует и другая классификация социологических па­радигм, о которой упоминает российский социолог В.П. Култыгин1. Здесь парадигмы выделяются по методологическому критерию, и их всего три: натуралистическая, интерпрети­рующая и оценивающая.



Натуралистическая парадигма объединяет социологиче­ские направления, основанные на методах исследования, при­ближающихся к методу естественных наук. Типичными пред­ставителями такой парадигмы являются, например, О. Конт, Г. Спенсер. В рамках этой парадигмы исследуется только объективный факт, практикуются математические и эмпи­рические методы.

Интерпретирующая парадигма основывается на призна­нии принципиального различия между предметом и метода­ми естественных и социальных наук. Отсюда вытекает необ­ходимость для социологии не констатировать и изучать объек­тивные факты социальной жизни, а ориентироваться на по­нимание субъективного мира акторов, их мотивов и побуж­дений. Такова «понимающая социология» М. Вебера и уна­следовавшие те же методы этнометодология и феноменологи­ческая социология.

Оценивающая парадигма предполагает соединение чисто исследовательской деятельности социолога с социально-кри­тической и, возможно, социально-преобразующей. В рамках этой парадигмы социологические концепции имеют крити­ческий и преобразующий потенциал и связаны с оценкой социальной реальности. Представителями оценивающей со­циологии являются К. Маркс, К. Поппер, А. Этциони, Ч. Райт Миллз.




1 См.: Култыгин В.П. Классическая социология. — М., 2000. С. 468-469.



Каталог: ld
ld -> Общая характеристика исследования
ld -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
ld -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
ld -> Образование в человеческом измерении
ld -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
ld -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
ld -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
ld -> Великую землю


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   88


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница