Ю. Г. Волков социология издание 4-е



страница47/88
Дата01.02.2018
Размер2.87 Mb.
ТипКнига
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   ...   88
2. Концепции общества
Конечно, социологию прежде всего интересует общество в последнем из приведенных Кёнигом значений. Что такое об­щество как социальная реальность, сводится ли она к про­стому взаимодействию индивидов или пронизывает их, оста­ваясь в себе чем-то несводимым к ним, нередуцируемым?



Методологически эта проблема решалась по-разному долгую историю. Например, на ранней стадии существования социологии как самостоятельной науки возникла так называемая «органическая школа» (Г. Спенсер, А. Шеффле, Ф. Эспинас и другие), представители которой интерпретировали социальную реальность как своего рода организм, работающий по аналогии с биологическим. Они утверждали, что в обществе, как и в организме, каждый элемент выполняет свою необходимую и незаменимую функцию. Например, торговля подобна кровеносной системе, доставляющей питательные вещества к органам, а правительство — мозгу, по­скольку принимает решения. В основу такого подхода был положен методологический принцип модного в то время по­зитивизма, согласно которому социология должна представ­лять собой естественнонаучное изучение общества. В даль­нейшем такой наивный позитивизм в социологии был изжит и возникли новые, более изощренные и трудносовместимые между собой концепции социальной реальности.

Французский социолог Э. Дюркгейм предложил свою па­радигму понимания общества как стоящей над индивидом могущественной особой реальности, не сводимой ни к какой другой — будь то физической, психологической или эконо­мической — и обла-






1 См.: Асп Э.К. Введение в социологию. — СПб., 1999. С. 108.

дающей непреодолимой силой принужде­ния по отношению к индивиду. В основе общества, согласно Дюркгеиму, лежит нередуцируемый, то есть, неразложимый на более простые элементы, социальный факт. Дюркгейм классифицировал социальные факты на морфологические — плотность населения, транспортное сообщение между насе­ленными пунктами и т. п., и духовные — «коллективные представления», составляющие в совокупности обществен­ное сознание.

Методологическим принципом построений Дюркгейма был принцип так называемого «социологизма», согласно которому социальное должно объясняться из социального же, без при­влечения других — физических, экономических и прочих — реальностей. В таком случае главное в обществе должна была составлять его надындивидуальная сила. Общество для Дюрк­гейма — нечто гораздо большее, чем просто совокупность ин­дивидов. Оно творит ценности, которые наделяет сакральной значимостью, и такое «социальное сакральное» господствует в сознании индивидов, побуждая их к одним поступкам и исключая другие. Религия, с этой точки зрения, представляет собой своего рода мистифицированную форму «социально, го» и служит достижению социальной сплоченности. Сплоченность — это главная социальная ценность, обеспечивающая сохранение и выживание общества. Общество живет и развивается благодаря сплоченности и солидарности. Будучи особой реальностью, оно существует и развивается по своим законам, оборачиваясь к индивидам той своей гранью, кото­рую можно назвать социальным детерминизмом: общество полностью властвует над индивидом, заполняя его сознание своими идеями и образами, направляя его деятельность к повышению сплоченности, требуя жертвовать индивидуалис­тическими ценностями ради коллективных.

Направление, основы которого заложил Дюркгейм, полу­чило название функционализма, поскольку рассматривает общество как самоорганизующуюся систему, все части кото­рой выполняют те или иные функции, направленные на со­хранение и жизнеспособность целого. С этой точки зрения, целое полностью определяет части, общество всецело детер­минирует жизнь и сознание индивидов. В дальнейшем идеи функционализма получили развитие в рамках структурного функционализма Т. Парсонса, рассматривавшего общество как систему, состоящую из подсистем. Если попытаться охарак­теризовать парадигму функционализма в целом, то она со­стоит в видении общества как самовоспроизводящегося це­лого, утверждающего себя в этом качестве, сопротивляясь деструктивному влиянию внешней среды. Функционирова­ние — это поддержание равновесия в отношениях с окружа­ющей средой. Важнейшей чертой жизнеспособной функцио­нальной системы является стабильность, то есть, устойчивость к самым резким колебаниям внешней среды. Способность системы к самовоспроизводству и регулированию составляет ее запас прочности, гарантию ее выживания.

К функциональному подходу примыкает интегративное понимание общества П. Сорокина, который, тем не менее, в основу своего видения общества кладет понятие социально­го взаимодействия. Взаимодействие он определяет через по­нятие функциональной зависимости: «...Когда изменение пси­хических переживаний или внешних актов одного индивида вызывается переживаниями или внешними актами другого вида, когда между теми и другими существует функциональная связь, тогда мы говорим, что эти индивиды взаимодействуют.»1 Социальное взаимодействие для Сорокина выступает как бы исходной социальной клеткой, с которой можно начать исследование социальной реальности. Но социальная реальность в целом складывается из наличия индивидов, взаимной обусловленности их действий, и передачи раздражений и реакций на них от одного индивида к другому.

Все это образует структурные элементы взаимодействия.






1 Сорокин П.А. Система социологии. Т. 1. — М., 1993. С. 102.

Само взаимодействие определяется возникающей функци­ональной связью между этими элементами и ведет к образо­ванию «коллективного единства или коллективной индиви­дуальности». Реальная причинно-функциональная связь является необходимым условием возникновения единства. Там, где ее нет, структурного единства не наблюдается. Такое един­ство и есть общество, и Сорокин подчеркивает его несводи­мость к простой сумме индивидов. Тем не менее, оно суще­ствует только в индивидах и через индивидов: «Общество, или коллективное единство, как совокупность взаимодейству­ющих людей, отличная от простой суммы взаимодействую­щих индивидов, существует. В качестве такой реальности оно имеет ряд свойств, которых нет и не может быть в сумме изолированных индивидов. Но, вопреки реализму, общество существует не «вне» индивидов и «независимо» от них, а лишь как система взаимодействующих единиц, без кото­рых и вне которых оно немыслимо и невозможно...».1

Из взаимодействий индивидов вырастает иерархическая структура общества, которая является его обязательной со­ставляющей. Общество всегда характеризуется социальным неравенством и наличием элит. Наличие неравенства состав­ляет принцип социальной организации. Вся история обществ, согласно Сорокину, представляет собой историю господства элиты над массами. Составляющие общество группы делятся на «элементарные», соединяющие людей по какому-то одно­му признаку, и «кумулятивные» (классы, нации и т. п.). Об­щество — это сложный комплекс разноуровневых групп. По­тому Сорокин считает, что попытки интерпретировать обще­ство, исходя из одного среза социальных отношений, например, из борьбы классов, не могут привести к успеху: «Это попытка решить уравнение со многими неизвестными при помощи одной известной величины».

В основе конфликтологического подхода к пониманию об­щества лежит представление о динамическом характере со­циальной реальности. Если функционалисты представляют себе общество как замкнутую систему, которая сама по себе стремится к покою и равновесию и обладает способностью самопроизвольно их восстанавливать, то для конфликтоло­гов суть социального — это борьба, непрекращающийся кон­фликт, почему и общество никогда не приходит в спокойное состояние, а всегда пронизано конфликтами разной значи­мости и масштаба — от индивидуальных до классовых. Со­гласно парадигме конфликтологии, борьба составляет источ­ник непрекращающихся социальных изменений. Не бывает статичного, гармоничного, счастливого общества, где коллек­тивная солидарность примирила бы противоборствующие индивидуальные и групповые интересы. Социальное неравен­ство неизбежно в любом обществе, и его никак невозможно гармонизировать или заставить индивидов смириться с ним. Поэтому всегда была, есть и будет борьба интересов. Видней­ший представитель современной конфликтологии Р. Дарендорф считает, что основной конфликт любого общества фоку­сируется вокруг власти. Распределение власти всегда опреде­ляется социальным неравенством, и неравные позиции раз­личных классов и слоев по отношению к власти вызывают трения, антагонизмы, которые в свою очередь влекут за со­бой изменения в социальной структуре.

Устранить в принципе социальный конфликт из жизни общества невозможно. Благополучное общество отличается от неблагополучного не отсутствием конфликта, а правиль­ным к нему отношением. Правильное отношение к конфлик­ту — это признание его существования и стремление рацио­нальными методами его урегулировать. «Тот, кто умеет спра­виться с конфликтами путем их признания и регулирова­ния, — пишет Дарендорф, — тот берет под свой контроль ритм истории. Тот, кто упускает такую возможность, получа­ет этот ритм себе в противники».2 Нет ничего опаснее для социальной структуры, чем непризнанный конфликт, который, переходя в латентное состояние, генерализуется и вызывает настоящие социальные катастрофы. Общество не




1 Там же. С. 57.

2 Darendof R.Society and Democraty in Germany. N.Y., 1969. Р. 140.

должно ставить перед собой утопическую цель уничтожить конфликты раз и навсегда, но должно научиться жить с ними и сводить их к наименьшему злу.

Другой представитель конфликтологии, американский со­циолог К. Боулдинг, выделяет в социальном конфликте два аспекта — статический и динамический. Статический аспект образуют сами противоборствующие стороны и отношения между ними. Динамический аспект — это конфликтующие интересы, рассматриваемые как социальные мотивации кон­фликта. Боулдинг считает, что в основе отношений конф­ликта, а тем самым в основе общества в целом, лежат опре­деленные поведенческие стереотипы: развитие конфликта представляет собой реактивный процесс, то есть, определяет­ся стереотипными поведенческими реакциями сторон. Реак­тивная природа конфликта, согласно Боулдингу, определяет его неизбежность, поскольку таким образом конфликт коре­нится в самой психологии человека. В силу этого его можно заранее предвидеть, просчитать и сделать его ход управляе­мым, манипулируя раздражителями.

К конфликтологическим теориям общества можно отнес­ти и известную всем нам теорию классовой борьбы К. Марк­са. Это классический пример конфликтологического подхо­да, за исключением того, то в конечном счете марксистское понимание общества имеет явно утопическую, выходящую за пределы конфликтологической парадигмы направленность. Марксистское понимание природы общества несет на себе от­печаток гегелевской спекулятивной диалектической конст­рукции, предусматривающей обязательное трехстадийное развитие с возвратом к «якобы исходной» стадии, но на но­вом уровне. Поэтому классовая борьба составляет принципи­альную характеристику не всех стадий социального разви­тия, а лишь промежуточной — стадии отрицания бесклассо­вого первобытного состояния. Классовый конфликт, неизбеж­ный везде, где существуют антагонистические классы, отсут­ствует в первобытном обществе, где нет классов, и обретает окончательное и исчерпывающее разрешение в ходе своего предельного обострения — во время пролетарской революции. Этот процесс напоминает движение с нарастающим ускоре­нием. Исход конфликта в абсолютном смысле предрешен естественноисторическим детерминизмом марксистского понима­ния общества, но неопределенен в относительном смысле — зависит от конкретных социальных обстоятельств. В отличие от современных конфликтологических теорий в марксизме считается, что рационально управлять основным конфлик­том классового общества невозможно, так как в принципе исход его фатален. Революция раз и навсегда закрепляет ка­чественно новое состояние общества, в котором отныне нет и не будет конфликта, поскольку нет частной собственности и борьбы интересов вокруг нее.

Оценивая конфликтологический подход в целом, нужно подчеркнуть, что он служит хорошим дополнением функци­ональному подходу. В сущности, наличие двух таких проти­воположных пониманий общества отражает комплексный ха-рактер самой социальной реальности, в которой сочетаются и статика, и динамика, и равновесие, и изменчивость. Мож­но сказать, что оба они — просто изображения одной и той же действительности в двух разных плоскостях. Такой точки зрения придерживаются Р. Дарендорф и Дж. Ленски. Одна­ко многие другие представители двух направлений считают их непримиримыми и несовместимыми в исследовании об­щественной жизни.

Еще одна группа методологических подходов к изучению общества ориентируется на примат индивидов и социального взаимодействия над целым. В качестве одного из предше­ственников этого подхода следует назвать Г. Зиммеля, пол­ностью сводившего общество к взаимодействию индивидов. В представлении Зиммеля социальные действия обусловле­ны индивидуальной мотивацией, то есть, личными интереса­ми, влечениями и потребностями индивидов. Такая мотива­ция толкает индивидов к поиску взаимодействия, образова­нию союзов, направленных против кого-то третьего, к согласо­ванию своих внутренних состояний, — в целом, к постоянным взаимным и совместным действиям. Эмпирическое единство, образующееся ежеминутно из таких текущих взаимодействий, и есть, согласно Зиммелю, общество: «Общество будет только названием для суммы этих взаимодействий, названием, которое применимо лишь постольку, поскольку они установ­лены».1



В современной социологии существует концепция общества, родственная теории Зиммеля, — сетевая теория Р. Бер­та согласно которой индивиды, независимо друг от друга принимающие решения, образуют как бы узелки в сети уста­навливающихся между ними отношений и взаимодействий. Подобный подход обнаруживается также у Дж. Дэвиса, со­здателя «атомистической» теории общества: «Все общество в конце концов можно представить как легкую паутину меж­личностных чувств или установок. Каждый данный человек может быть представлен сидящим в центре сотканной им паутины, связанным непосредственно с немногими другими, а косвенно — со всем миром».2

К этой группе подходов примыкают и представители сим­волического интеракционизма (Ч. Кули, Дж. Мид, Г. Блумер). Специфика их понимания общества заключается в рас­смотрении его как сети символических значений, которая не статична, а динамична, и творится людьми в процессе соци­ального взаимодействия. В этой парадигме доминирует пред­ставление об изменчивости общества, которое не сводится к застывшим структурам, а ежеминутно возникает заново, пе­рекраивается, течет в потоке времени вслед за изменениями в символических значениях, происходящими спонтанно по ходу взаимодействия. В понимании Кули общество и инди­вид — две равнозначащие реальности, восходящие к процес­су социальной коммуникации, который и составляет эмпи­рическую социальную реальность. Индивид уникален и не­повторим, но не в силу своей «сущности», а потому, что пред­ставляет собой продукт неповторимого сплетения отношений социального взаимодействия с другими индивидами и груп­пами. В силу этого индивид динамичен: он меняется по ходу изменчивого процесса интеракции. Таким образом, общество интересует Кули прежде всего в его конкретном преломле­нии во взаимодействии индивидов и групп. Он выделял осо­бую категорию «первичных групп», возникающих естествен­но из прямого взаимодействия индивидов и представляющих собой непосредственный социальный субстрат индивидуального развития. Первичные группы — это колыбель человечества и как бы «исходная клеточка» общества. В ходе цивилизационного процесса формируются и все большее значение приобретают «вторичные группы». В отличие от естественных «первичных» они основаны на формальных ролевых отношениях, связи людей в них внеэмоциональны и регла­ментированы. Для индустриального общества, считал Кули вторичные группы обладают гораздо большей значимостью вытесняя первичные группы и присущий им тип коммуника­ции на второй план. На первый план выходит массовая ком­муникация, охватывающая сразу огромное количество лю­дей и отличающаяся очень большой скоростью.

Согласно идеям Кули, индивидуальное «Я» приобретает­ся человеком в процессе коммуникации. Благодаря комму­никации возникает и само общество, сводимое Кули к соци­альному, т. е. коллективному, сознанию. И индивид, и обще­ство не обладают статическими характеристиками: это не сущ­ности, а процессы. В силу своей коммуникативной природы они символичны, иными словами, наделены меняющимся по ходу процесса символическим значением, которое придает им интеракция.

Творчество Кули оказало сильное влияние на другого выда­ющегося представителя символического интеракционизма — Дж. Мида. Как для Кули, так и для Мида индивид и обще­ство не противостоят друг другу и представляют собой две стороны единого процесса социальной интеракции. Общество определяется им как коммуникативная общность, специфи­ка которой состоит в объективации психического. В индиви­дуальном «я» две стороны — как бы внутреннее, необъективируемое «я-субъект» и «я-объект», которое возникает в про­цессе интеракции из восприятия меня другими людьми. Вне






1 Зиммель Г. Социальная дифференциация. — М., 1909. С. 21.

2 Дэвис Джеймс Э. Социология установки // Американская социо­логия. — М., 1972. С. 62.
интеракции человек не может достигнуть объективации пси­хического, то есть, способности видеть и оценивать себя со стороны, как бы глазами другого. Взаимопонимание, конст­руктивная коммуникация и развитие общества возможны только благодаря такой объективации, которая позволяет по­ставить себя на место других людей. Идеал общества Мид видел в достижении совершенной интеракции, основанной на полном взаимопонимании.

Современные исследования социологов в области интерпретаций понятия «общество» все более приобретают околофилософский, междисциплинарный характер. В них причудливо переплетаются идеи психологии, экзистенциальной метафизики, лингвистического анализа, политологии, экономических наук. Фактически наблюдается «движение вспять» социологии от позитивистских научных ценностей к метафизическим. Как мы видели, философских идей и предпосылок достаточно в творчестве Мида, где легко прочитывается влияние современного ему экзистенциализма. Современные социологи, такие как Н. Луман, Ю. Хабермас отмечают недо­статочность и ограниченность в принципе дискурсивного по­знания общества как такового. Хабермас говорит о «незавер­шенном проекте» современного общества, определяемом дис­курсивной моделью, нагруженной гуманистическим контек­стом. Н. Луман отмечает парадоксальный характер этой мо­дели, в которой совмещаются ценности, чреватые на уровне дискурса противоборством: свобода и равенство, самореали­зация и солидарность, и т. п. Кроме того, эта модель, со­гласно Луману, отличается некоторой утопичностью, или на­личием зазора между дискурсивной идеальной концепци­ей — «незавершенным проектом» — общества и эмпириче­ской социальной реальностью. «Очевидно, что это общество не может жить согласно собственным обещаниям», — пи­шет Луман.1 Несбыточность идеалов, согласно Луману, объяс­няется неадекватностью дискурсивной объяснительной мо­дели. Ведь такие понятия, как «эксплуатация» или «подав­ление», образующие негативный полюс этой модели, не яв­ляются адекватными, а лишь представляют собой устарев­ший социальный миф.

Луман подчеркивает, что развитие теоретических представ­лений об обществе затрудняется присутствием оценочных эле­ментов (идея лучшего общества). Он даже утверждает, что сам когнитивный код науки (истинное/ложное) ограничивает со­циологию. Познание общества как самоорганизующейся системы не может быть истинным или ложным. Оно является частью системы и представляет собой самоописание общества, его подсистему.

Согласно подходу Алена Турена, социальная реальность может исследоваться, только если разложить ее на множество полей. Общество нельзя понимать как тот или иной социальный строй, а следует видеть в нем реальные процессы социального действия. Социальные отношения не могут быть видны социологу «в чистом виде», поскольку они восприни­маются уже в той или иной интерпретации. Подход Турена абсолютно динамичен, и общество для него — это не система социальных институтов, а власть, переплетение влияний и конфликтов. Это не только воспроизводство институтов и отношений, но и непрерывное самотворение. Общество само себя творит, само за собой наблюдает, поскольку социология образует как бы его зеркало, и все эти характеристики в со­вокупности Турен называет «историчностью».

Динамическое понимание общества демонстрирует и вид­ный отечественный социолог В.П. Култыгин. По его мнению, «общество — это универсальный многофакторный процесс, подчиняющийся в своем развитии определенным объектив­ным закономерностям»2.




1 Луман Н. Глобализация мирового сообщества: как следует системно понимать современное общество // Социология на пороге ХХ1 века: основные направления исследований / Под ред. СИ. Григорьева (Россия), Ж. Коэнен-Хуттера (Швейцария). 3-е изд., доп. и перераб. — М., 1999. С. 131.

1 Култыгин В.П. Классическая социология. — М.: Наука, 2000. С. 11.
Французский социолог Ж. Гурвич предлагает диалекти­ческую парадигму рассмотрения социальной реальности, в которой социологический детерминизм соединяется с при­знанием индивидуальной и коллективной свободы. Такой подход претендует на устранение антагонизма между детер­министской трактовкой общества и интеракционизмом.

В социологии существует две альтернативные парадигмы понимания общества: индивидуализм и холизм. Они сводят­ся к двум противоположным друг другу образам общества, которые на протяжении всей истории западной социологии ческой мысли сочетались и перекомбинировались в разных аспектах и ракурсах. Пользуясь терминами Луи Дюмона, мож­но говорить об индивидуалистическом и холистском образах общества.

Индивидуалистическое видение основывается на идее внешнего соединения онтологически независимых атомарных индивидов. Общество представляет собой в таком случае искусственный продукт соединения индивидов, а социальная жизнь - нечто высшее по сравнению с дополитическим «естественным состоянием человека».

Холистская парадигма покоится на идее общества как органического целого, первичного онтологически по отношению к отдельным индивидам. Общество рассматривается как сложное единство, опирающееся в своем существовании на всеоб­щие ценности, а не индивидуальные интересы.

Холистский образ общества, или universitas, ассоциирует­ся с мировоззрением досовременности, базирующемся на взгля­дах Аристотеля. Индивидуалистский, или societas, — с мировоззрением ранней современности (Нового времени) от Гоббса до Гегеля. Органическая модель общества, свойствен­ная холизму, снова вышла на поверхность в порядке роман­тической реакции на рационализм Просвещения.

Сказанное не означает, что в современной социологии можно в чистом виде вычленить индивидуалистские и холистские теории. Индивидуалистские и холистские образы общества по-разному сочетаются и вступают в сложные ком­бинации у социологов и антропологов различных школ и направлений. Так, например, Дюркгейм в своем творчестве ассимилировал схемы теоретиков Просвещения, но в то же время отторгал их утилитаристские аспекты, отдавая пред­почтение органическому пониманию общества, позже лег­шему в основу антропологии Рэдклифф-Брауна и его после­дователей. Однако и в социальной антропологии можно безошибочно определить следы влияния рационалистиче­ского утилитаризма, например, в функционализме Б. Мали­новского или в элементах учения Спенсера, заимствован­ных Рэдклифф-Брауном. А теория К. Гирца, напротив, вы­растает из романтической парадигмы общества как духов­ного организма.

Мы кратко охарактеризовали только некоторые, наибоktе значимые подходы к социологическому исследованию со­циальной реальности.




Каталог: ld
ld -> Общая характеристика исследования
ld -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
ld -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
ld -> Образование в человеческом измерении
ld -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
ld -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
ld -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
ld -> Великую землю


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   ...   88


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница