Ю. Г. Волков социология издание 4-е


ГЛАВА 2. СОЦИАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ И НОРМЫ



страница29/88
Дата01.02.2018
Размер2.87 Mb.
ТипКнига
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   88

ГЛАВА 2. СОЦИАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ И НОРМЫ



1. Сущность социальных ценностей и норм
Все мы, поскольку живем в обществе себе подобных, обре­чены выбирать линию поведения в их среде. Из поведенче­ских реакций — как наших собственных, так и чужих — мы узнаем, приняты ли мы той или иной социальной группой, являемся лидерами или аутсайдерами, определяем ли в чем-то существенном поведение других или же, наоборот, это другие преимущественно определяют наше собственное пове­дение.

В разных ситуациях — в разном социальном контексте — одни и те же люди ведут себя по-разному. Как они выбирают желательный тип поведения?

Поведение людей определяется ценностями. Объяснить, что такое ценность, не так легко, как это может показать­ся. В сущности, природа и сущность ценности — это скорее философский вопрос, и на него было дано немало философ­ских ответов. С точки зрения классического идеализма, цен­ность — это идеальная, вечная, неизменная сущность, обла­дающая самостоятельным существованием где-то в идеаль­ном мире и оттуда проникающая в духовную сферу челове­ка. Например, Платон считал, что благо, истина и красота — вечные самодостаточные идеи, которые человеческая душа созерцала до рождения в физический мир. Поэтому человек вспоминает их и никогда не может забыть. А физический мир, в котором мы существуем, в значительной мере лишен этих ценностей, и отсюда наш постоянный дискомфорт и неудовлетворенность.

Материалистические философские направления трактовали ценности как предпочтения, обусловленные потребностями, и прежде всего такими, которые в современной социологии называются «базисными». С этой точки зрения ценности не­избежно делятся на «подлинные» и «мнимые». Так, всем нам памятно пропагандистское противопоставление «социальных гарантий» и «пресловутых прав человека».

Фрейдисты и фрейдо-марксисты, например, Г. Маркузе, ищут природу ценности в сексуальных влечениях бессозна­тельного. С этой точки зрения, ценность — это удовлетворен­ный эрос.

Философы экзистенциалистского направления — М. Хайдеггер, Ж.-П. Сартр — дают экзистенциально-психологиче­ское понимание ценности. Они выделяют сферу человеческо­го существования — «человеческой реальности» — как со­вершенно особую область бытия, фундаментальными харак­теристиками которой являются выбор, беспокойство и цен­ность. Человеческую реальность отличает вечная неудовлет­воренность и несамотождественность: каждый из нас не та­ков, каким ему хотелось бы быть. Все мы бываем и малодуш­ными, и глуповатыми, и безвольными. Бываем и иными, но фундаментальная черта человеческого сознания — это то, что оно всегда не совпадает с собой, всегда стремится быть иным. Такую постоянную неудовлетворенность Сартр называет «не­хваткой». Выводя понятие ценности из нехватки, он называ­ет ценностью состояние сознания, когда нехватка восполне­на. Наши ценности — это «я красивый», или «я богатый», или «я храбрый и никого не боюсь», и т.д. Сознание челове­ка в конкретной ситуации — это своего рода «пучок» конк­ретных нехваток, из которого выхватывается базисная не­хватка: я чувствую, что не вполне готов к экзамену по сопро­мату и должен провести ночь перед экзаменом в зубрежке; я застенчив и потому специально стараюсь быть раскованным в компании; я боюсь показаться девушке скучным и потому острю без остановки.

В сущности, ценности всех людей сходны, люди отлича­ются только шкалой своих ценностей — тем, какие из ценно­стей для них доминируют, а какими можно всегда или ситу­ативно поступиться. Ведь никому не хочется быть больным, неполноценным, нищим, одиноким, некрасивым. Однако для кого-то на первом плане стоит жизненный успех, материаль­ное благополучие, и он готов, например, жениться по расче­ту на девушке из влиятельной семьи, а для кого-то высшая ценность — любовь, и он согласен на «рай в шалаше», но только с любимой.

Однако бывает, что доминирует не более фундаменталь­ная и безусловная ценность — например, самосохранение — а нечто другое, что подминает мгновенно под себя всю иерар­хию и становится самодовлеющим. Так совершаются подви­ги, сопряженные с самопожертвованием. Именно в такие моменты происходит взаимодействие индивидуальных и со­циальных ценностей, которые далеко не всегда совпадают и достаточно часто вступают в борьбу.

Социальные ценности — это ценностные представления, принятые данной социальной группой. Такие представления более многообразны, чем индивидуальные ценности. Они оп­ределяются этнической психологией, особенностями образа жизни, религии, экономики и культуры, если речь идет о народе, и спецификой рода занятий и социальным статусом группы, если речь идет о более дробных группах. Например, если для солдат высшей ценностью в соответствии с их соци­альной ролью и статусом является беззаветная храбрость в бою и беспощадность к врагам, то для монахов-христиан, напротив, первостепенная ценность — непротивление наси­лию, братская любовь ко всем людям невзирая на их принад­лежность к народу-противнику в войне. В кружке революци­онеров более всего ценится непримиримость и непокорность в борьбе с правительством, а в группе детского сада — покор­ность воспитателю и послушание. В.Л. Иноземцев в этой связи проводит любопытное сопоставление: он отмечает, что люди, с юных лет стремящиеся к материальному успеху как базис­ной ценности, не могут впоследствии переориентироваться на ценности более высокого, «постматериального» порядка. Такие ценности становятся ориентиром тех, кто с детства не знал материальной нужды1.

Поскольку каждый человек входит не в одну, а в несколь­ко социальных групп, в его сознании перекрещиваются цен­ности этих групп, иногда весьма противоречивые. Группо­вые ценности классифицируются на общественные, страти­фикационные, политические, этнические, религиозные. По­лучается, что один и тот же индивид по имени, скажем, Джон, одновременно и христианин-католик, и полковник американ­ской армии, и выходец из итальянских эмигрантов в третьем поколении, и принадлежит к среднему классу американско­го общества, и является членом республиканской партии. И он должен: подставить правую щеку, если его ударили по левой; разрабатывать наступательную стратегию по отноше­нию к военным противникам США; в семейном кругу отме­чать праздники по итальянской традиции, как приучила его бабушка-итальянка; вести себя как «стопроцентный амери­канец». Как все это совмещается в одном человеке? Вероятно, с трудом, создавая порой мучительные внутренние коллизии, если все эти ценности для него действительны. Но скорее всего какие-то из них давно стали формальными, и он о них не задумывается. Какие-то являются главными и безусловными, а какие-то подчиненными. Ведь не продаст же он оружие со своей военной базы, чтобы купить себе еще одно ранчо, хотя как член среднего класса вроде бы должен изо всех сил стремиться к обогащению. И не скомандует солда­там опустить автоматы и спокойно ждать, пока противник убедится в том, что насилие — это зло.

Те ценности, которые действенно определяют поведенче­ские стратегии людей, обязательны для всех членов данной социальной группы и за пренебрежение которыми в группе применяются санкционированные группой наказания, назы­ваются социальными нормами.

Не все ценностные представления отражаются в нормах. Нормами становятся только те ценности, которые способны реально регулировать действие. Позитивные состояния ве­щей, которые не могут быть достигнуты человеческими уси­лиями, нормами не становятся, как бы они ни были хороши и желательны. Например, хорошая безоблачная погода не может быть социальной нормой.

Существуют также позитивные оценки человеческих по­ступков и действий, которые никогда не становятся социаль­ной нормой потому, что люди не в состоянии им следовать в массовом порядке. К примеру, в любом обществе почитаются герои как идеал храбрости и самоотверженности и святые как носители идеала возвышенной морали и любви к ближ­нему. Однако история не знает общества, которое бы состоя­ло только из героев или святых. Ни в одном обществе геро­изм и святость не могут стать социальной нормой, так как подавляющее большинство людей оказались бы не в состоя­нии такой норме следовать. Таким образом, некоторые соци­альные ценности всегда остаются эксклюзивным недосягае­мым образцом. Нормой же становится то, чего в принципе можно потребовать от поведения каждого. Именно это выра­зил в своем знаменитом императиве И. Кант: «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла стать основой всеобщего законодательства».

Нормой не могут быть и действия, не совершать которых человек никак не может. Общество не требует от своих чле­нов, чтобы они обязательно дышали под страхом социальных санкций, — они и без санкций не дышать не могут. Для того, чтобы норма стала нормой, должна иметься возможность про­тивоположного выбора. Функция норм в обществе не сводит­ся только к непосредственному регулированию социального поведения индивидов; они делают такое поведение в доста­точной мере прогнозируемым. Немецкий социолог Г. Попиц, характеризуя общество, лишенное способности к прогнози­рованию поступков своих членов, пишет: «Это было бы об­щество, выстроив-






1 Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: при­рода, противоречия, перспективы. — М., 2000. С. 109.

шееся в очередь. Поступки совершались бы только в голове этой колонны... Очевидно, это было бы очень косное общество».1 Нормы экономят время и силы людей, которые бы непродуктивно растрачивались в разнообразных ситуациях, позволяя заранее с большой долей вероятности прогнозировать поведение других членов данной социальной группы. Например, в большинстве обществ считается нор­мальным, чтобы мать заботилась о своих детях, и ненор­мальным — отсутствие такой заботы. Поэтому от женщины, родившей ребенка, ожидается определенное поведение по отношению к нему. Она — в меру своей социальной нор­мальности — стремится оправдать эти ожидания и чувству­ет стыд и вину, если по каким-то причинам вынуждена ве­сти себя не в соответствии с нормой. Со своей стороны обще­ство — в лице родственников, соседей, коллег по работе и государственных органов — разнообразными способами вы­ражает ей свою обеспокоенность ненормальным положением дел и свое коллективное осуждение. Нормы предписывают всем членам данной социальной группы в такой-то ситуации вести себя строго определенным образом, и это нормативное предписание подкрепляется угрозой социальных санкций в случае невыполнения и ожиданием поощрения в случае вы­полнения.



Каталог: ld
ld -> Общая характеристика исследования
ld -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
ld -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
ld -> Образование в человеческом измерении
ld -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
ld -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
ld -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
ld -> Великую землю


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   88


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница