Ю. Г. Волков социология издание 4-е


Классические социологические теории



страница12/88
Дата01.02.2018
Размер2.87 Mb.
ТипКнига
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   88
3. Классические социологические теории
Конец XIX — начало XX века в истории социологии по­лучило название «классического периода». В это время жили

и творили великие ученые, сформировавшие облик социоло­гии как науки и во многом предопределившие ее дальнейшее развитие. Вырастая из позитивистских и орга-



1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 259.

2 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 8.

ницистских пред­ставлений, свойственных ранней социологии, классические теории оставили позади их наивность, преодолели присущую им методологическую зависимость от естественных наук и поднялись на небывалый прежде уровень социальной реф­лексии.

Среди представителей европейской плеяды классиков прежде всего следует назвать великого французского социо­лога Э. Дюркгейма. В творчестве Дюркгейма произошло окон­чательное самоосознание социологией себя как науки, иссле­дующей общество, то есть, особую реальность, несводимую к реальностям естественных наук или психологии. Дюркгейм разработал многие из фундаментальных понятий, которыми социология пользуется и сегодня. Он является основополож­ником функционализма — одного из крупнейших и влия­тельнейших направлений в социологии.

Развитие социологии в Германии происходило в русле ес­тественного продолжения сложившихся там богатейших фи­лософских традиций. Такие мыслители, как В. Дильтей, Г. Зиммель, работали на стыке философии и социологии. О. Шпенглер разработал свою знаменитую типологию циви­лизаций и констатировал начало кризиса европейского об­щества.

Однако самой масштабной фигурой в германской социо­логии того периода, несомненно, стал М. Вебер, внесший зна­чительный вклад в развитие множества направлений. В про­тивовес своему великому оппоненту — К. Марксу — Вебер отстаивал объективность и нейтральность позиции социоло­га-исследователя, подчеркивал недопустимость для него клас­совой точки зрения. В отличие от Маркса, разделявшего со­циальные явления на базисные — экономические и произ­водные — все остальные, Вебер в своих работах доказывал значимость духовно-социальных феноменов, таких, как ре­лигия и культура, и невозможность тотального преобразова­ния общества только на основе экономического переворота.

Огромное значение для развития социологии имели веберовские исследования природы власти, мировых религий и их влияния на тип экономической и социальной организа­ции общества, бюрократии как социального феномена.



Эмиль Дюркгейм (1858—1917) — крупнейший француз­ский социолог классического периода развития социологии. В работе «О разделении общественного труда» (1893) он пред­принял попытку исследовать общество как особый тип ре­альности, чтобы показать, что такое социальная реальность как таковая. Основная идея этой работы заключалась в том, что общество становится обществом, когда само себя струк­турирует. Каким образом из простой совокупности индиви­дов возникает общество? Согласно Дюркгейму, это происхо­дит благодаря существованию социальной солидарности — взаимодействию индивидуальных сознаний. Социальная со­лидарность — это то, что скрепляет и сплачивает индивидов в единое целое. В ранних обществах социальная солидарность основывается на сходстве составляющих их индивидов, одинаковости исполняемых ими социальных функций, на пол­ном растворении индивидуальных сознаний в «коллектив­ном сознании», а разделение труда примитивно и незначи­тельно. Такой тип солидарности Дюркгейм называет меха­нической. В развитых («организованных») обществах разде­ление труда является сложным и высокодифференцированным, различия между индивидами велики, и благодаря различию социальных функций индивиды остро ощущают не­обходимость совместного существования. Люди в таком обществе зависят друг от друга именно в силу имеющихся между ними различий. Подобно органам в организме, в диф­ференцированном обществе все индивиды связаны воедино, хотя и разные. Такой тип солидарности Дюркгейм называет органическим. Он вовсе не считает, что эти два типа социаль­ной солидарности на практике взаимно исключают друг дру­га. Напротив, они всегда сосуществуют, все дело в том, какой тип солидарности является превалирующим в данном конк­ретном обществе. Если в первобытных, архаических обще­ствах господствует механическая солидарность, то в совре­менных индустриальных — органическая.

Продуктом социальной солидарности становится специ­фический тип сознания — коллективное сознание, несводи­мое к простой сумме индивидуальных. Его содержание со­ставляют коллективные представления, воспринимаемые ин­дивидуальным сознанием как внешние и подавляющие его индивидуальность обстоятельства. Такие обстоятельства, окружающие индивидов и определяющие их жизнь незави­симо от их воли, Дюркгейм называет социальными фактами.

Согласно Дюркгейму, именно социальные факты и состав­ляют собственную реальность общества, они же и являются предметом социологии. Социальные факты «составляют спо­собы мышления, деятельности и чувствования, находящиеся вне индивида и наделенные принудительной силой, вслед­ствие которой они ему навязываются».1 Они обладают реаль­ностью особого рода и выполняют роль сдерживающего фак­тора в поведении людей. Примерами социальных фактов мо­гут служить социальные нормы, прописные истины обще­ственной морали, образчики семейной жизни, религиозные ритуалы и обряды.

При рассмотрении с такой точки зрения социальный факт приобретает некую «вещественность», полноправную реаль­ность, которая не зависит от собственных конкретных прояв­лений в том или другом индивиде. Отличительным призна­ком реальности sui generis социального факта является ее сопротивление нашим намерениям и действиям. Например, ответом на пренебрежение индивидом моральных и право­вых норм обязательно будет ощутимое общественное порица­ние. Дюркгейм настаивал на том, что объяснение обществен­ной жизни следует искать в самом обществе, которое есть нечто большее, чем просто сумма его частей; это система, формируемая объединением индивидов и приобретающая свойства реальности, обладающей специфическими характе­ристиками. Дюркгейм убедительно продемонстрировал, ка­кую значимую роль играют социальные факты в поведении людей, в своей книге «Самоубийство» («Suicide») (1897). Эта работа стала образцом эмпирического социологического ис­следования. В ней Дюркгейм осуществил кропотливый сбор и анализ данных для проверки правильности своей теории, применил статистические методы.

С целью опровержения теорий, согласно которым само­убийство объяснялось климатическими, географическими, био­логическими или психологическими факторами, Дюркгеим воспользовался правительственными статистическими отчета­ми. В качестве альтернативного объяснения он выдвинул пред­положение, что самоубийство есть социальный факт — про­дукт тех значений, ожиданий и соглашений, которые возни­кают в результате общения людей друг с другом. Будучи социальным фактом, самоубийство поддается объяснению с помощью социальных факторов. Дюркгейм исследовал уро­вень самоубийств у различных групп европейцев и обнару­жил, что для некоторых групп характерен повышенный по­казатель. Среди протестантов самоубийства имеют место чаще, чем среди католиков; неженатые и незамужние люди чаще кончают жизнь самоубийством, чем те, кто состоит в браке; среди военных самоубийств больше, чем среди гражданского населения. Кроме того, он обнаружил, что в мирное время количество самоубийств больше, чем во время войн и револю­ций, в периоды экономического процветания и спада само­убийства происходят чаще, чем в периоды экономической ста­бильности. На основании полученных результатов Дюркгейм пришел к выводу, что различные показатели самоубийств (помимо тех, которые относятся к ведению психологии) яв­ляются следствиями вариаций социальной солидарности. Индивиды, имеющие целую сеть общественных связей, ме­нее склонны к совершению самоубийства, чем индивиды, слабо связанные с жизнью группы. Ослабление социальных связей, индивидуальная изоляция, согласно Дюркгейму, являются типичной социальной причиной самоубийства в современном обществе.

Дюркгейм наряду со Спенсером может считаться первым социологом, который рассматривал общество, особенно со­временное общество с его развитой системой разде-






1 Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социоло­гии. — М., 1990. С. 413.
ления тру­да, как функциональную связь. Хотя он и наблюдал соци­альные конфликты своего времени, но считал их патология­ми, отклонениями, а не структурными характеристиками этих обществ. Подчеркнуто функциональное устройство, которое начинало вырисовываться в современных ему обществах, он поэтому не считал негативным явлением, а рассматривал как возможность перехода к органически составному социально­му устройству, которое будет в состоянии устранять времен­ные неполадки, вызванные классовыми конфликтами, соци­альными проблемами и т. п.

В вышедшем в 1895 г. труде «Метод социологии» он объя­вил овеществление социальных фактов основным требовани­ем объективного научного рассмотрения. Социальные факты следует рассматривать как вещи, которые, подобно вещам в природе, могут быть поняты объективно и эмпирически, т. е. исключив личные оценочные суждения «извне»: ценности, мораль для социолога Дюркгейма являются в первую очередь социальными фактами, а предметы, объекты изучения науки не являются целью или идеалом. Коллективное соци­альное поведение становится социальным фактом тогда, ког­да оно приобретает обязательный характер, то есть, когда его нарушение влечет за собой негативные санкции.

Задачей социологии, согласно Дюркгейму, является уста­новление нормального через выявление девиантного поведения, влекущего за собой санкции. Лишь девиантное указывает на то, что всеми считается нормальным. То, что подобная соци­ология узаконивает всеобщую данность и общественное при­нуждение, Дюркгейм считал положительным моментом, ибо социология должна быть полезной для общества.

Впрочем, он выделял различные типы общества. Соци­альный факт «нормален» всегда лишь относительно опре­деленного социального типа на определенной фазе его разви­тия. Определение различных типов является задачей так на­зываемой «социальной морфологии», которая стоит у исто­ков любого социологического анализа. Ведущим принципом классификации обществ на различные типы является ориен­тация на степень организации, то есть, на степень социаль­ной дифференциации от просто структурированных обществ, состоящих лишь из одного сегмента, до сложно дифференци­рованных.

С помощью сравнительного метода Дюркгейм пытался про­анализировать отражение определенных социальных фактов на всех социальных типах, которые находятся на одинако­вой стадии развития. Согласно Дюркгейму, социологическое объяснение складывается из анализа фактов и функций, при­чем причинами всегда являются социальные факты, а не ин­дивидуальные явления. Если бы за исходный пункт прини­мались индивидуальные явления, то социологии неизбежно угрожала бы опасность стать просто довеском психологии личности. Таким образом, социальные факты являются при­чинными факторами, нахождение которых позволяет объяс­нить определенные обстоятельства воздействием этих при­чин. Однако в то же время социальные факты всегда функ­циональны, то есть, полезны для коллектива, для целого, для общества, пока они носят принудительный характер. Их функциональность относится к целому и потому независима от их вклада в определенные ясные и специфические полити­ческие, экономические или религиозные цели.

В своем последнем крупном произведении «Элементарные формы религиозной жизни» (1912) Дюркгейм высказал мне­ние, что анализ простейших и примитивнейших социальных типов может дать представление об основополагающих при­знаках более сложных обществ. На основании исследований тотемизма у австралийских племен Дюркгейм пытался сде­лать общие выводы о связи между структурой общества и религией. Он старался доказать, что религия является про­дуктом общества и потому каждый тип общества развивает свою собственную форму религии. Поэтому в религии и через нее люди почитают свое собственное общество. Так, члены австралийских племен почитают тотем как выражение и сим­вол родовой общности.

Именно то, что религия является формой мышления и познания общества, обусловило значение, которое эта работа имела для обоснования специфического характера социоло­гии знания. Познание и логика рассматриваются как явле­ния, обусловленные обществом, поэтому они относительны и действительны только для того типа общества, которому со­ответствуют, каждый же социальный тип на определенной фазе своей эволюции вновь порождает свои формы познания.

Социология Дюркгейма содержит целый ряд основных за­дач и перспектив, которые и сегодня все еще характерны для большей части современной социологии.

1. Относительно метода:

а) Дюркгейм обосновал социологию как эмпирическую и законодательную науку; научность социологии обуслов­лена ее методом, о чем свидетельствует то значение, которое Дюркгейм придавал «вещественному» харак­теру социальных фактов;

б) научная объективность не склоняется перед ценностя­ми и моралью, что неизбежно приводит к методиче­скому ценностному релятивизму.

2. Относительно предмета: социальные факты рассматри­ваются как продукты общей связи общества, а не как при­знаки индивидов или групп.

а) Это наблюдение мотивировано познавательным инте­ресом к общественному устройству. Вопрос «Что такое общественное устройство? Как оно складывается?» мо­жет считаться центральной темой социологии Дюрк­гейма. Основными проблемами этой социологии явля­ются интеграция и организация общества как целого.

б) Дюркгейм вводит категорию функции и понимает под функцией полезность некоего социального факта для сохранения порядка целого, независимо от целей индивидов или групп.

в) Ориентация на порядок порождает базисное противопоставление «структура/отклонение» как объяснительную модель.

Отношение Дюркгейма к действительности как к соци­альным фактам и отказ от индивидуальных фактов как ос­новы познания часто критически именовались «социологиз­мом». Однако следует учесть, что социальная обусловленность мышления и действия в то время отнюдь не считались чем-то само собой разумеющимся. Дюркгейм хотел придать со­циологии статус самостоятельной науки со своим специфи­ческим объектом — социальными фактами — и своим специ­фическим методом (сравнительным эмпирическим методом). Он писал: «Дисциплина лишь тогда заслуживает наименова­ния науки, когда у нее есть своя отграниченная область ис­следования. Ибо наука занимается одним предметом, одной реальностью».

Для Дюркгейма речь шла в первую очередь об обоснова­нии и разграничении социологии как науки. Этот интерес в эпоху Дюркгейма обнаруживается почти у всех, кто называ­ет себя «социологами». Но никто из них столь глубоко и систематически не занимался задачей установления предме­та и метода социологии.

Георг Зиммель (1858—1918) сыграл существенную роль в становлении социологии как самостоятельной науки, хотя и оставался в тени своих великих современников — Дюркгей­ма и Вебера. Зиммель считается основоположником так на­зываемой формальной социологии, в которой центральную роль играют логические связи и структуры, вычленение форм социальной жизни из их содержательных отношений и ис­следование этих форм самих по себе. Такие формы Зиммель называет «формами социации».

Формы социации можно определить как структуры, воз­никающие на основе взаимовлияния индивидов и групп. Об­щество основывается на взаимовлиянии, на отношении, а кон­кретные социальные взаимовлияния имеют два аспекта — фор­му и содержание. Абстрагирование от содержания позволяет проецировать «факты, которые мы считаем общественно-исто­рической реальностью, на плоскость чисто социального». Содержание становится общественным только через формы взаимовлияния или социации. Лишь таким путем можно по­нять, «что в обществе есть действительно «общество», так же, как только геометрия может определить, что в объемных предметах действительно составляет их объем».

Зиммель предвосхитил ряд существенных положений со­временной социологии групп. Он особенно подчеркивал зна­чение количества членов группы. Вначале выработка правил и организационных форм, органов и т. п. зависит от количе­ства, т. е., только при некой определенной величине группы структурируются и образуют органы, основанные на разде­лении труда.

Группа, согласно Зиммелю, является образованием, кото­рое обладает самостоятельной реальностью, существует по сво­им собственным законам и независимо от индивидуальных носителей. Она, как и индивид, благодаря особой жизненной силе имеет тенденцию к самосохранению, основы и процесс которого Зиммель и исследовал. Такая способность группы к самосохранению проявляется в продолжении ее существова­ния несмотря на исключение отдельных членов.

Способность групп к самосохранению ослабляется там, где жизнь группы тесно связана с одной господствующей лично­стью. Распад возможен из-за властных действий, которые идут вразрез с групповыми интересами, но также и из-за персонализации группы. С другой стороны, лидер может быть объек­том идентификации и укреплять единство группы.

Зиммель всегда интересовался проблемами современной культуры. Особое значение имеют его исследования роли де­нег в культуре, изложенные прежде всего в «Философии де­нег» (1900).

Денежное хозяйство изменило стиль жизни, принесло с собой перевес интеллекта над чувствами, «расчетливую сущ­ность нового времени», рост культуры вещей при отставании культуры личностей; оно обусловило специфическое разде­ление труда, которое является причиной расхождения субъек­тивной и объективной культур, господства техники, увеличе­ния дистанции между людьми. Деньги для Зиммеля — так­же самый совершенный представитель современной формы научного познания, сводящего качество к чисто количествен­ным аспектам.

Использование денег как средства оплаты, обмена и рас­четов превращает личные отношения в опосредованные внеличностные и частные отношения. Оно увеличивает личную свободу, однако вызывает всеобщее нивелирование в силу воз­можности количественного сопоставления всех мыслимых вещей. Зиммель критиковал ситуацию в современной куль­туре, когда денежная стоимость заменила другие — более глу­бокие — значения и тем самым привела к психическому обед­нению и опустошению человека. Интересы собственника уст­ремлены на сами деньги; деньги, которые по своей природе могут быть только средством, становятся целью. С другой стороны, использование денег способствовало рационализа­ции и математизации повседневной жизни.

Трагедия культуры была постоянной темой его размыш­лений. В ходе культурного развития вследствие процессов дифференциации и разделения труда наблюдается отстава­ние субъективной культуры от объективной. В то время как культурные достижения, знания, открытия и изобретения, стили и формы культуры и т. п. все более накапливаются, развиваются и утончаются, субъективная культура значитель­но отстает от этого объективного развития. Пропасть между ними постоянно расширяется по мере развития объективной культуры. Человек больше не в состоянии усвоить все зна­ния своего времени; формы его жизни совершенно не со­ответствуют его возможностям.

Макс Вебер (1864—1920) — выдающийся социолог конца XIX — начала XX в., оказавший большое влияние на разви­тие социологии. Универсально образованный, он одинаково хорошо ориентировался в политэкономии, праве, социоло­гии и философии, «выступал как историк хозяйства, поли­тических институтов и политических теорий, религии и на­уки, наконец, как логик и методолог, разработавший прин­ципы познания социальных наук».1

Краеугольным камнем социологической концепции Вебера стало убеждение в том,






1 Гайденко П.П. Социология Макса Вебера // Вебер М. Избранные произведения. — М., 1990. С. 9.

что социально-историческое зна­ние и, в частности, социология, не должно строиться по об­разу и подобию естественных наук. Различие между изуче­нием природы и изучением человеческого мира носит фунда­ментальный характер и состоит в том, что человек наделен сознанием, тогда как природа внесознательна и внерациональна. На основе этого различия следует, согласно Веберу, строить методологию изучения общества. То есть, исходить нужно из того, что человеческое поведение сознательно и тре­бует не внешнего описания, а понимания.

Однако в отличие от иррационально-субъективистских концепций в социальном знании, например, в отличие от кон­цепции Дильтея, теория Вебера утверждает, что человеческое поведение должно исследоваться социологией не методом ин­туитивного «вчувствования», а посредством рационального понимания того смысла, который действующие индивиды вкладывают в свои действия. Следовательно, ключевым ас­пектом социологии является, согласно Веберу, изучение на­мерений, ценностей, убеждений и мнений, лежащих в основании человеческого поведения. Для обозначения проце­дуры постижения смысла Вебер пользовался категорией «по­нимание» (Verstehen). Он предложил концепцию понимания как метода, предваряющего и делающего возможным социо­логическое объяснение. Этот метод заключается в том, что социолог мысленно старается стать на место других людей и понять рациональные причины их поступков.

В отличие от Дюркгейма Вебер считает, что социологи должны исследовать не формы коллективности, а индивида. Именно индивид, а не надиндивидуальное «коллективное сознание», согласно Веберу, является подлинным субъектом социального действия. Это не элемент самодавлеющей соци­альной реальности, а активный ее творец, обладающий разу­мом и волей. Поэтому изучать общество — значит изучать индивидов, исследовать мотивы их поступков, искать им ра­циональное объяснение.

Отсюда следует, что социология должна стать строго ра­циональной наукой, наукой о смысле социального действия. Она должна оперировать специальными понятийными кон­струкциями, которые позволили бы ей выделить этот смысл.

Важнейшим методологическим инструментом в арсенале Вебера является понятие идеального типа. Идеальный тип — это теоретическая конструкция, предназначенная для выде­ления основных характеристик социального феномена. Она не извлекается из эмпирической реальности, а конструиру­ется как теоретическая схема. Идеальные типы — исследова­тельские «утопии», не имеющие аналогов в действительнос­ти. Далее мы рассмотрим, как Вебер применял понятие иде­ального типа при разработке модели бюрократии, в анализе связей между кальвинизмом (протестантской этикой) и капитализмом. Понятие идеального типа дает возможность изу­чения конкретных исторических событий и ситуаций. Оно выполняет роль измерительной планки, с помощью которой социологи могут оценивать фактические события.

Конструкция идеальных типов, по замыслу Вебера, долж­на служить средством «ценностно-независимого» исследова­ния. В своих трудах Вебер подчеркивал необходимость раз­работки социологии, свободной от оценочных суждений.

Исследуя социальное действие, Вебер пользуется конст­рукцией идеального типа действия — целерационального. Рас­сматривая целерациональное действие как методологическую основу социологии, он стремится показать, что предметом социологии должен быть индивид как субъект осмысленного целеполагания. Эмпирическое социальное действие, однако, не является полностью целерациональным, оно содержит в себе и элемент иррационального, проистекающий из психо­логии индивида.

М. Вебер внес значительный вклад в изучение религии и ее места в обществе. Он занимался исследованием феномена власти и дал свою типологию форм господства.


Каталог: ld
ld -> Общая характеристика исследования
ld -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
ld -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
ld -> Образование в человеческом измерении
ld -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
ld -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
ld -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
ld -> Великую землю


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   88


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница