Языковая и обыденная картины мира



страница1/2
Дата05.07.2018
Размер25.8 Kb.
  1   2

ЯЗЫКОВАЯ И ОБЫДЕННАЯ КАРТИНЫ МИРА

Гутовская М.С.

Постановка проблемы. Цель. В настоящее время наблюдается очередной всплеск интереса к извечной для науки о языке проблеме взаимосвязи языка и мышления в целом и к поставленному два века назад В. фон Гумбольдтом вопросу об отображенной в языке картине мира в частности. Лингвокогнитивные работы, посвященные изучению языковой картины мира (ЯКМ), нередко расходятся в понимании природы ЯКМ, места ЯКМ в коллективном (общественном) сознании и ее границ, принципов исследования ЯКМ. В предлагаемой работе предпринимается попытка конкретизировать отличия в паре оппозиций «языковая картина мира — обыденная картина мира», показать необходимость проведения разграничения между часто неразграничиваемыми ЯКМ и обыденной картиной мира (ОКМ) как двумя разными пластами знаний о мире, отличными по своему содержанию, средствам выражения и месту в фило- и онтогенезе сознания.

Различия между языковой и обыденной картинами мира. Сегодня предлагается разграничивать ЯКМ и обыденную картину мира1, так как эти картины мира являются продуктами разных форм коллективного сознания — языкового и обыденного, отличаются по способам своей манифестации, по месту в структуре совокупного общественного сознания и хронологии формирования в фило- и онтогенезе, а также имеют содержательные различия.

Языковая картина мира конституируется языковыми значениями и репрезентируется главным образом номинативными единицами языка (словами и фразеологизмами), ОКМ образуется смыслами, находящимися за пределами языковой семантики, и материализуется клишированными высказываниями — паремиями, афоризмами, трюизмами и т.п.  — коммуникативными единицами, представляющими собой законченные в смысловом отношении суждения. Н. Б. Мечковская пишет: «По сути, разграничение языкового сознания и обыденного сознания — это вопрос о границах языка. Для разграничения языкового и обыденного сознания важно различать значения, принадлежащие собственно языку (т.е. языковым единицам), и значения, выраженные с помощью языка, но выходящие за пределы языковой семантики и принадлежащие другим картинам мира» [3, с. 229].

ЯКМ образует базовый уровень коллективного сознания, является обязательной для всех носителей языка и глубже укоренена в их индивидуальных сознаниях, в сравнении с ОКМ. Усвоение языковых знаний онтогенетически предшествует приобщению индивида к обыденному знанию своего народа [5, с. 29].

Соотношение между содержанием ЯКМ и ОКМ может быть различным. Языковой и обыденный образы (выделяемые свойства и их оценки) некоторого феномена могут как почти полностью совпадать, так и значительно разниться [6, с. 126]. Покажем сходства и различия языковой и обыденной интерпретаций одного феномена, сопоставив информационные фактуры концепта ‘язык’ в русской ЯКМ и ОКМ. Для экспликации языкового концепта используются в основном фразеологические обороты, концепт обыденного сознания реконструируется на базе фольклорных данных — пословиц и поговорок, той части ОКМ, которая наиболее близка к ЯКМ по генезису и онтологии.

В языковом и обыденном сознании язык представлен как орган, ответственный за речепроизводство, как инструмент говорения: сама возможность говорить понимается как обеспечиваемая наличием именно языка – органа речи: иметь язык, быть с языком ‘уметь хорошо говорить’; а Без языка и колокол нем. Образ языка негативно маркирован. В языковом и обыденном сознании язык ассоциируется с тем, что может причинить боль, ранить, убить. Так, язык сравнивается с оружием: У него язык как бритва; острый язык. В пословицах даже утверждается, что воздействие языком действеннее и опаснее применения оружия: Не пройми копьем, пройми языком!; Не ножа бойся, языка. Человеческий орган речи сравнивается со змеиным языком: змеиный, ядовитый язык. Злой, коварный язык — орудие нанесения обиды, оскорбления.

Языку приписывается возможность действовать независимо от воли человека: Язык мягок: что хочет, то и лопочет. Порой язык держит себя развязано. Язык трудно обуздать: Губы да зубы — два запора, а удержу нет. Язык выбалтывает мысли и тайны: Что на уме, то и на языке; Что знает, все скажет. С языка срываются необдуманные / неприемлемые высказывания: Язык болтает, а голова не знает; Совралось — как с языка сорвалось. Развязанный язык — символ болтуна, клеветника, ябедника в языковом и обыденном сознании. Именно на язык говорящего что-то плохое или не то, что следует обращают гнев и кару: чтоб у тебя язык отсох!, типун тебе на язык!. Неспособность найти управу на язык отрицательно оценивается «народной этикой». Пословицы предостерегают: Ябедника на том свете за язык вешают; Клеветники на том свете раскаленные сковороды лижут.

Для того чтобы не говорить лишнего рекомендуется ограничивать орган речи в движении — придержать язык, держать язык за зубами; ср. также назидательные пословицы: Держи язык короче! Держи язык на привязи! Держи язык за замком! Человек не всегда может совладать с языком и жалуется: Язык мой — враг мой: прежде ума рыщет, беды ищет; Язык до добра не доводит! Отметим, что в паремиях указывается на совмещение отрицательных и положительных функций языка: Язык хлебом кормит и дело портит; Язык поит и кормит, и спину порет. Если не удается контролировать длинный язык, дабы избежать наказания за его болтливость, язык необходимо вывести из строя: прикусить или вовсе проглотить. В противном случае русским языковым сознанием предусмотрен сценарий, когда язык способен погубить человека: человек может пропасть за язык. О том, что можно пострадать за неуемность своего языка говорится и в паремиях: Ты, язычок, смалчивай: за тебя я бедку плачивал; Всякая сорока от своего языка гинет. Между тем есть паремии, объявляющие отсутствие ответственности / расплаты за сказанное: На язык нет пошлины; Со вранья пошлин не берут.

Фразеологизмы описывают ситуации, когда виновником болтливости не являются ни владелец языка, ни сам орган речи. Неведомая или мифическая сила вытягивает язык за пределы зубов, за которыми ему следовало бы находится: лукавый тянет за язык, черт дернул / нелегкая дернула за язык. В таких случаях как бы никто не виноват. В обыденном сознании, однако, представлен и иной взгляд на меру ответственности человека за сказанное: Вымолвить не хочется, так и язык не ворочается. Если в языковом сознании язык предстает преимущественно как символ болтливости, то обыденное сознание приписывает языку и невероятную могущественность: Мал язык — горами качает. Он заправляет в политике (Язык царствами ворочает) и имеет большое влияние в военном деле (Язык — стяг, дружину водит).

Таким образом, представления о языке, присущие сознанию языковому и обыденному, во многом соотносимы, но все же не идентичны. Из ЯКМ можно почерпнуть следующую информацию о языке: язык обеспечивает производство речи, при этом язык может быть и подконтрольным человеку инструментом речевой деятельности, и устройством, порождающим речевые высказывания помимо его воли; ввиду своей неуправляемости и неуемности язык выступает символом болтливости и злословия и, как следствие, негативно оценивается языковым сознанием. В ОКМ представлен амбивалентный взгляд на язык. Названные фразеологизмами свойства и функции языка отмечены также и в паремиях, однако здесь фиксируются и не представленные в ЯКМ положительные характеристики: язык может обеспечивать средства к существованию (поит и кормит) и является мощным средством воздействия на адресата (дружину водит).

Выводы. Языковую картину мира полезно отличать от ОКМ. Это помогает оставаться в границах плана содержания языка: ведь объектом лингвистического исследования ЯКМ должны быть данные языка, а не дискурсивные данные, даже такие онтогенетически близкие языку, как фольклор.


Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Методы научного познания
123456789 -> Ввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввв
123456789 -> Учебная программа по дисциплине «Основы психологии и педагогики»
123456789 -> Национальная идентичность в социально-конструктивистской перспективе а. Л. Ластовский
123456789 -> Методические рекомендации для студентов факультета «Социальный менеджмент»
123456789 -> Средств массовой информации
123456789 -> Конфликт разума и чувств в комедии а. С. Грибоедова «горе от ума»


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница