Язык и национальная идентичность



Скачать 223.46 Kb.
страница1/4
Дата28.07.2018
Размер223.46 Kb.
  1   2   3   4

Леонтьева В.Н.

д.филос.н., доцент Харьковского института управления


ЯЗЫК И НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ В КОНТЕКСТЕ УКРАИНО-РОССИЙСКОЙ КОММУНИКАЦИИ
«Язык – дом бытия», – высказывание Мартина Хайдеггера, сейчас известное, пожалуй, всем мало-мальски образованным людям, даже весьма далеким от систематических – профессиональных – занятий любовью к мудрости (философией) и/или к слову (филологией), и не суть важно, на каком языке они говорят/думают. Формально афористическая, по своей содержательной глубине эта хайдеггеровская мысль практически бездонна. И если принимать во внимание не менее известные (и не менее глубокие) тютчевское «Мысль изреченная есть ложь» и метерлинковское «Молчание – истинный язык общения», мы должны признать возможность почти безошибочно судить о человеке (да и о его «среде» – обществе и культуре) по тому, что, как, где и когда человек говорит (равно как и по тому, о чем, как, где и когда он молчит). В речи и в паузах фиксируется и проявляется «человеческое всё» – от личностной уникальности до обусловленных этнонациональной идентичностью стереотипов, от индивидуальной культуры общения (вежливости, такта и т. п.) и «тонкости души» до страстей и пристрастий, порицаемых общественной моралью.

Действительно, естественный язык как универсальная знаковая система, служащая средством человеческого общения и способная выразить совокупность верований, представлений, рациональных знаний, осознаваемых эмоций и т. д., очерчивает тот или иной дискурс, определяет границы (и возможности) понимания (взаимопонимания) для участников каждого интерсубъективного диалога. Речь идет, прежде всего, о том, что в языке и посредством языка происходит такое оформление мировоззренческой картины мира – коррелята социокультурного бытия, которое, во-первых, тождественно ее созданию, во-вторых – отражает и выражает основные этнокультурные особенности мировосприятия: язык конституирует образ мира, соответствующий самобытности народной души и «жизни духа». Об этом ярко написано, например, у А.А. Потебни – в продолжение (и как результат анализа им) идей Вильгельма фон Гумбольдта: «Определение языка как работы духа… возвышает Гумбольдта над всеми предшествующими теориями; … дух без языка невозможен, потому что сам образуется при помощи языка, и язык в нем есть первое по времени событие. … Язык и дух, взятые в смысле последовательных проявлений душевной жизни мы можем вместе выводить из «глубины индивидуальности», то есть из души как начала, производящего эти явления и обусловливающего их своею сокровенною сущностью. То же следует сказать об отношении языка к духу народному»1. (Весьма впечатляющий пример «отражения» в языке «национального духа» – классические языки Античности, превосходный анализ чего находим у А.Ф. Лосева2, со ссылкой на работу О. Вейзе.) Не случайно неизменной темой исследований национальной идентичности как таковой в последние полвека было определяющее значение языка в ее формировании3, равно как не случайны спекуляции на тему языковой политики украинского государства, в основном, именно в контексте российско-украинских отношений.



И мы сталкиваемся с классической антиномичной ситуацией, с этаким социокультурным «противозаконием»: с одной стороны, казалось бы, «проблемы»-то никакой быть не должно, поскольку на законодательном уровне все определено довольно четко. «Положения Конституции Украины обязывают использовать государственный язык – украинский язык как язык официального общения должностных лиц при исполнении служебных обязанностей, в работе и в делопроизводстве органов государственной власти, представительных и других органов Автономной Республики Крым4, органов местного самоуправления, а также в учебном процессе в государственных и коммунальных учебных заведениях Украины», – разъяснял Конституционный Суд Украины еще в декабре 1999 г., тем самым предоставив полную свободу языкового самоопределения в других («остальных») сферах общественной жизни. А 10 августа 2012 г. на Украине – государстве исторически многонациональном – вступил в силу Закон «Об основах государственной языковой политики», который «в народе» сразу же окрестили «Законом о региональных языках» и который «лишь зафиксировал уже сложившийся статус-кво»5. Это важно подчеркнуть, т.к. едва ли не впервые в реалиях украинской социокультурной действительности не были нарушены («сознательно-волевой деятельностью» субъектов институциализированного, целенаправленного, профессионального культуротворчества, – в данном случае, в политической сфере) закономерности культуротворческого процесса, а именно, условия его системной целостности. Однако, с другой стороны, в силу традиционной политизированности «вопроса о языках» на украинской земле, сама политическая сфера отреагировала не только констатацией «проблемы», но ее обострением: принятие Закона (который декларировал равные на региональном уровне права для двух десятков языков, а попытки его реализации привели к перекосам в пользу русского) вызвало волну протестов в Киеве и на западе страны; Львовский и Ивано-Франковский областные Советы отказались использовать этот Закон на территории своих областей; предпринималась попытка объявить указанный Закон антиконституционным; в СМИ и Интернете, особенно после регистрирования в Верховной Раде законопроектов «О функционировании украинского языка как государственного и порядок применения других языков в Украине» и «О внесении изменений…» в формально действующий «Закон о региональных языках», появились самые противоречивые материалы и оценки, от утверждений о получении русским языком фактических «полномочий» государственного языка – до заголовков (!) «Русский в Украине – это язык культурно дезориентированных людей»1, «Русский язык в Украине может стать иностранным»2, что «привело в ярость» одного из авторов «скандального» Закона – В. Колесниченко, сказавшего, согласно тому же источнику, следующее: «Исходя из законопроекта, можно сделать вывод, что украинский этнос состоит лишь из граждан, разговаривающих на украинском языке. А все, кто не говорит на украинском, являются иностранцами».

Таким образом, проблема существует, и преобладающий аспект заявленной в названии работы темы – политический. Специфика его развертывания связана с тем, что одним из наиболее напряженно-эмоциональных и агрессивно-политизированных вопросов, влияющих и на духовную атмосферу в самой Украине, и на восприятие украино-российских отношений, является вопрос статуса русского языка. Каждая вновь приходящая к власти сила обещает «решить вопрос», но неоднозначность самой этой проблемы исключает её однозначное же – собственно политическое – решение, о чем либо искренне не знают, либо талантливо делают вид, что это не так, политики и «наверху», и на местах. Например, накануне последних Президентских выборов в Украине депутат от БЮТ, тогдашний сопредседатель Комитета Верховной Рады по вопросам культуры и духовности, говорил буквально следующее: «Умышленно распространяется миф о том, что на Украине происходит насильственная украинизация. Пророссийские организации внедряют в массы идею, призывая делать всё, чтобы не был вытеснен русский язык из быта простых украинцев. Эту идею поддерживают политики, в частности, руководители Партии регионов, которые обещают предоставить русскому языку статус государственного... Это огромная угроза для нашей идентичности»1. Однако публикация этой «новости» в Сети начинается словами: «Русский язык – главная угроза идентичности украинцев, об этом заявил депутат…» (там же). Случайность или хорошо продуманный манипулятивный прием для формирования очередного политического мифа (с явным намерением использовать его в играх с электоратом)? – Хотелось бы признать вероятности обоих вариантов одинаковыми... Но в любом случае результатом оказывается возникающее (в обыденном сознании) впечатление «вмешательства во внутренние дела» – шутка ли: речь идет о «главной угрозе идентичности украинцев»! Но со стороны кого/чего? Со стороны России? – это, в самой безобидной оценке, глупость. Со стороны русских? – но каких: «российских» или своих, с украинским паспортом? – не меньшая глупость! (Причем, во втором случае – небезопасная: стараться таким образом узреть «внутреннего врага» – первый шаг к тоталитаризму.) Со стороны языка? – еще бόльшая глупость!

Но если попытаться проанализировать ситуацию на сущностном уровне, то можно заключить следующее. Во-первых, таким образом (= посредством характеристики русского языка как «главной угрозы идентичности украинцев») ставится под сомнение объективность – чтобы не сказать «реальность» – национальной (понимаемой процессуально) идентичности как таковой. Ведь если несколько живущих на украинской земле поколений (как минимум, два-три, в «Украинской ССР») считали себя украинцами, говоря/думая по-русски (т.е. языковая идентичность не совпадала с национальной), то в силу каких причин эта «прошлопоколенческая» данность, выступающая объективно-реальной для живущих сегодня на той же земле потомков тех самых людей, должна утратить свое (на)значение – в настоящем? Так и хочется съёрничать: «Где логика, где здравый смысл?» Здесь, правда, необходимо существенное, на мой взгляд, напоминание: язык – это сугубо внешний «признак», всего лишь «индикатор» национальной идентичности (как бы она ни понималась – как гражданская, этническая или культурная), но не сама идентичность. Так, Расул Гамзатов, сын Дагестана, говорил, что только благодаря русскому языку он стал известен во всём мире, без него он «остался бы поэтом одного горного ущелья». Набивший оскомину пример русскоязычия творчества великого Гоголя, раскрывшего самые сокровенные мотивы жизни «украинской души», а также пример нашего современника, самого читаемого ныне его «собрата по литературному цеху» – русскоязычного украинского писателя Андрея Куркова (охарактеризовавшего свою «главную идею» так: «


Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Достойный Друг Жизнь Лукреции Мотт
2014 -> Всероссийское ордена трудового красного знамени общество слепых
2014 -> Методическая разработка семинарского занятия по теме Основы философского понимания мира по дисциплине огсэ. 01. Основы философии Для специальностей: 060101 «Лечебное дело»
2014 -> Психология семейных отношений с основами семейного консультирования ред. Е. Г. Силяева
2014 -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница