Яко с нами Бог Издание Александра К. Солодова москва 2015



страница24/47
Дата10.05.2018
Размер2.98 Mb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   47
3.4.5. Об экспертах

Приведенный ранее рассказ Томаса Стюарта о том, как трейдеры победили морских офицеров, сначала в биржевой, а затем и в военной игре вовсе не курьезный случай [116]. Он имеет прямое отношение к принятию решений и выбору консультантов-экспертов сопровождающих этот процесс.

Современные исследования утверждают, что «коллектив» дает более точные прогнозы, чем отдельно взятый эксперт. Особенно в сложных ситуациях. Почему? Потому, что оно нейтрализует индивидуальные ошибки и, в итоге, приводит к установлению более точной оценки.

Математическое обоснование этому эффекту сформулировано в теореме маркиза де Кондорсе еще в 1785 году, но только с появлением интернета, появилась возможность применить его практически, в форме организации рынков предсказаний, набирающих в мире силу как прогнозный экспертно-аналитический инструмент. Есть они и в России [73], [74],[88].

Существуют ли фактические данные, подтверждающие более высокую ценность коллективного суждения при прогнозировании результатов и решении сложных проблем? Да, существуют. Приведем несколько доказательств. Авторами их являются: Френсис Гальтон [101], Филипп Тетлок [119], компания «Хьюлет-Паккард» [98], Скот Пейдж [96], Джеймс Шуровьески [89] и другие.



Френсис Гальтон. В 1907 году в статье «Глас народа» опубликованной в журнале Nature он описал соревнование по угадыванию веса быка на выставке в Плимуте. Участвовало 787 человек. Как искушенные мясники и фермеры, так и весьма далекие от этого люди. Гальтон рассчитал усредненный прогноз группы – «глас народа», а также среднее значение. Он обнаружил, что усредненный прогноз находился в пределах 0,8% от правильного веса, а среднее значение догадок «народа» в пределах 0,01% [101].

Филипп Тетлок. Свое исследование психолог он описал в книге «Экспертное политическое суждение» (Expert Political Judgement). Тетлок просил сотни экспертов дать тысячи экономических и политических прогнозов на ближайшие 15 лет, а затем отследил точность прогнозов. Результаты были удручающие.

Но некоторые опрошенные были более точны в прогнозах. Он установил, что точность прогнозирования зависела не от того, кем был эксперт или во что он верил, а от того как он мыслил.

Наилучшие результаты показали не «узкие» специалисты, а аналитики знающие массу специфических мелочей, скептически относящиеся к универсальным теориям и при составлении прогнозов использующие гибкий подход, отталкиваясь от конкретного случая, не упрощая ситуации, что требует сведения воедино информации из различных источников [119].

Дополнительное образование не повышает точности. Тетлок обнаружил: доктора наук делают прогнозы не лучше, чем люди без степени. Опыт также не оказывает существенного влияния: эксперты с двадцатилетним стажем не лучше, чем новички. Хуже только студенты.

Особенно страдают от склонности к упрощениям экономисты, которые пытаются моделировать и прогнозировать сложные системы при помощи инструментов и аналогий, взятых из более простых равновесных систем. Эта особенность психики приводит к ряду концептуальных проблем, включая неспособность рассматривать инновационные подходы и выявлять новые ключевые факторы и изменения систем.

По мнению Филиппа Тетлока, даже сырые экстраполяции более надежны, чем человеческие предсказания в каждой области наблюдаемых исследований.

Компания «Хьюлет-Паккард» установила, что даже небольшие группы могут прогнозировать результаты лучше, чем отдельные люди. Внутренний рынок, созданный специалистами в кампании, дал более точные прогнозы по будущим объёмам продаж, чем официальные корпоративные эксперты [98].

Скот Пейдж. По его мнению, для толпы исключения и безумства являются скорее исключением, чем правилом. В своей книге «Различие» Скотт Пейдж убедительно показывает, что коллективная мудрость превосходит простую сумму её компонентов. Группы людей находят более удачные решения, чем специалисты, работающие в одиночку. Ответ на вопрос, почему так происходит один – разнообразие внутреннего облика, особых свойств и способностей человека [96].

Джеймс Шуровьески. Коллективный усредненный прогноз большого количества людей, особенно если они лично заинтересованы в исходе дела, зачастую оказывается ближе к истине, чем мнения опытных экспертов. Этот феномен хорошо знаком зрителям игры «Как стать миллионером» (герои которой часто берут «Помощь зала»).

Коллективный интеллект способен решать множество задач, порой неразрешимых для эксперта-одиночки – от точного подсчета «на глазок» количества горошин в стакане до определения места аварии затонувшей подлодки.

Не следует целиком и полностью полагаться на мнение одного человека или даже нескольких людей. Но и «толпа» становится «мудрой» только при определенных условиях. Она должна быть разнообразной – состоять из людей разного образования, профессионального опыта и т.д., чтобы каждый вносил в общую копилку свои особые знания.



«Толпа» должна быть децентрализованной, чтобы никто не диктовал ей ответ. И еще нужен механизм, чтобы обобщать мнения людей в единый коллективный вердикт. И люди в «толпе» должны быть независимыми – полагаться, прежде всего, на собственные знания, не ориентироваться на мнение других» [89].

Таким образом, «глас народа» стабильно демонстрирует удивительную способность к решению проблем - нужно ли найти выход из сложного лабиринта, угадать количество горошин в банке или найти спрятанную бомбу [115], [120].

Однако чтобы это произошло необходимо наличие механизма агрегирования информации, наличие стимулов для правильного ответа и разнородность группы. По мнению автора, таким механизмом являются рынки предсказаний, обеспеченные наличием множества различно и высокообразованных экспертов

Преимущество «коллективного» разума над индивидуальным, демонстрируют также следующие факты.

Во-первых, сбои опытно-эмоциональной системы под влиянием манипуляций извне. Как-то, под воздействием рекламы или иным путём.

Например, чтобы управлять корпорацией, не обязательно иметь контрольный пакет акций. Достаточно 1-5%. Эта доля может быть вполне сопоставима с количеством акций компании торгуемых на бирже.

Значит, при их выставлении на торги может быть спровоцирован «стихийный» процесс сброса на торги акций другими акционерами. Цена акций, а значит стоимость компании, изменятся.

При этом, согласно теории перспективы, люди стремятся избежать убытка примерно в два раза сильнее, чем желают получить прибыль такого же размера.

Поэтому, если экспертам (инвесторам) нравиться данная инвестиционная возможность, они склонны оценивать риски как низкие, а вознаграждение как высокое; если она им не нравиться, склоняются к противоположному мнению - высокие риски и низкое вознаграждение, вне зависимости от объективных вероятностей [108].

Человек не может отделить эмоций от решений [104].

Во-вторых, эксперты, считающие важным логически понимать, что движет экономикой (рынком), рискуют попасть в ловушки ложной причинности.

1-я ловушка - принятие корреляцию за причинность, в связи с тем, что некоторые события могут быть коррелированны с движением рынка, но не являться их причиной. Например, Дэвид Лейнвебер из Калифорнийского технологического института обнаружил, что лучшим опережающим индикатором доходности индекса S&P 500 является производство масла в Бангадеш? [96].

2-я ловушка заключается в оценке индивидуальных действий вместо понимания рынка в его целостности. Конечно, индивидуальная независимость важна, но люди, в основном, существа социальные. Поэтому в большинстве, как и другие животные, предпочитают небольшое немедленное вознаграждение более крупному вознаграждению в будущем.

Откуда нам это известно – по показателям оборачиваемости портфелей. При этом большинство управляющих активами делает это слишком быстро, что приводит к значительным операционным излишкам и издержкам воздействия рынка, лишней налоговой нагрузке. Краткосрочность съедает доходность портфелей.

Выше приведенные факты подтвердил, в ходе открытой лекции «Нейроэкономика: Когнитивные и нейронные процессы при межвременном дисконтировании», профессор Стэнфордского университета Самюэль МакКлю [42]. 

Докладчик обратил внимание на психологическую невозможность отложить получение вознаграждения на длительный период, склонность к временному дисконтированию (temporal discounting); на то, что эта тема является одной из ведущих в изучении механизмов возникновения решений и радикально меняет представления о способности человека контролировать свои поступки. 

Выбор человека при принятии решения о немедленном или отсроченном вознаграждении зависит от того, какая из структур мозга активизируется больше: прилежащее ядро или префронтальная кора?

Ученый выяснил, что если в момент принятия решения доминирует прилежащее ядро, человек становится более склонным к импульсивным решениям и выбирает немедленное вознаграждение.

Если же активизируется префронтальная кора, выбор перевешивает в сторону большего вознаграждения, но отсроченного во времени.

Можно сказать, что успешность решения зависит от темперамента больше, нежели от интеллекта.

Но равно ли «коллективное целое» в США «коллективному целому» в России, с точки зрения поведенческих реакций и решений? Одинакова ли будет сила эмоций при наступлении рискового события? Известно, что ментальные и неврологические различия между «американцами» и «русскими» значительны, Но масштабных бихевиористических исследований в российской экономике фактически не проводится.




Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> Социальная философия
2015 -> Курсовая работа на тему: Наши эмоции друзья или враги? Их роль в конфликтоной ситуации
2015 -> Медиалогия как интегрированная наука информационной эпохи и ее роль в модернизации России Ключевые слова
2015 -> -
2015 -> Вопросы для подготовки к вступительному экзамену в аспирантуру по «Философии»
2015 -> Никколо Макиавелли
2015 -> Астрономия и современная картина мира
2015 -> Методы социологического исследования


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   47


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница