Яко с нами Бог Издание Александра К. Солодова москва 2015


О принятии решений и оценке рисков



страница23/47
Дата10.05.2018
Размер2.98 Mb.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   47
О принятии решений и оценке рисков

Исследование актуальной ситуации ясно показывает, что экономические институты, включая фондовый рынок, ведут себя не так как это должно следовать из «классических» теорий принятия решений и оценки рисков.

«Классическими» мы считаем парадигмы составившие основу популярных в экономике моделей, например:

1. Блеза Паскаля о «ожидаемой ценности» («математическом ожидании»). Идея содержится в его работе «Мысли о религии и других предметах», изданной в 1670 году. Развита  Даниилом Бернулли, который в 1738 опубликовал влиятельную статью, названную «Изложение новой теории измерения риска» (Exposition of a New Theory on the Measurement of Risk), в которой он использует Санкт-Петербургский парадокс. На основе этих работ был разработан известный алгоритм принятия решений на основе оценки альтернатив.

2. Закон нормального распределения вероятностей Карла Гаусса.

3. Закон зависимости риска и доходности, предложенный Френком Найтом в монографии «Риск, неопределённость и прибыль» (Risk, Uncertainty and Profit, 1921), который установил прямую зависимость уровней доходности и риска и теорию оптимального портфеля Гарри Марковица.

Разработанные на основе этих парадигм модели практиковались довольно успешно и долго, но кризисные события конца 20 и начала 21 века показали, что в современных условиях они не вполне точны. Появились, и уже достаточно давно, новые направления знаний о механизме принятия решений. Рассмотрим их.

Направление 1. От распределения Гаусса и модели Бернулли, до натуралистического подхода.

Большинство финансовых моделей предполагает, что изменения цены подчиняется нормальному распределению Гаусса. Например, такие базовые модели как: оценки стоимости капитальных активов (САРМ), ценообразования опционов Блека-Шоулза, постоянного роста дивидендов Гордона, случайных блужданий, VaR и многие другие. Все они, так или иначе, используются для расчета стоимости акций.

Но изменение цены акций не подчиняется только нормальному или логнормальному распределению. Это значит, что стандартное отклонение может быть недостоверным показателем риска [109].

Опыт показывает, что в сравнении с «предсказаниями» нормального распределения [111]:

небольшие изменения цены более часты;

изменений средней величины происходит меньше;

хвосты распределения в реальности толще.

Модель «много малых и немного крупных событий» характерна не только для цены активов. Это признак сложных систем в состоянии «самоорганизующейся критичности». Образ такой системы знаком с детства. Вспомните. Вы насыпаете песок горкой. Сыпете и сыпете. Горка растет, но песок не обсыпается. До определенного момента. Ещё одна песчинка и все гора лавиной обваливается. Теперь, представьте: вы - инвестор, песок – информация, а гора – цена акций. Всё это – фондовый рынок, являющийся самоорганизующейся системой обладающей свойством критичности.

Самоорганизующаяся критичность характерна не только для цены активов, но и для самых разных систем- от вымирания видов до транспортных пробок [95].

Особенность взаимодействия с такими системами, подметил Уоррен Баффетт, который в 2001 году в письме акционерам Berkshire Hathaway, обратил внимание на различие между опытом и оценкой подверженности риску. Баффетт утверждал – в 2001 году компания предполагала высокую вероятность терактов, но не соизмеряла с ним страховые премии, так как сконцентрировала внимание на прошлом опыте, а не на оценке подверженности риску.

К сказанному, необходимо добавить, что в реальности цены акций в той или иной степени зависимы друг от друга. Это противоречит классической теории. Но анализ рыночных спадов, который привел Дидье Сорнет в книге «Причины краха финансовых рынков» убеждает, что это именно так [114].

Вывод – сфера применения расчетов базирующихся на нормальном распределении Гаусса или логнормальном распределении ограничена.

Приведем простой пример. Опрос директоров компаний о расходах на информационные технологии проводиться среди компаний списка Fortune 1000. Если предположить, что процентное отношение этих расходов к объему продаж распределяется неким случайным образом, тогда выборка директоров может существенно влиять на результат опроса. Так, на верхние 10% компаний в списке приходиться более 50% совокупного объема продаж компаний входящих в список. На 10% нижних компаний приходиться менее 2%. Придание равной весомости ответам всех директоров может существенно исказить основную картину.

Оценщикам, использующим классические методологии оценки стоимости продуктов, следует знать, что укороченные жизненные циклы продуктов и процессов подрывают полезность традиционных коэффициентов (особенно коэффициента цены к прибыли на акцию). Потому, что изменилась основа для сравнения. Поскольку периоды стабильной сверхдоходности сокращаются.

В моделях дисконтированных денежных потоков, при оценке термальной стоимости, не следует основываться на предположениях о непрерывном росте в течение и по истечении заданного периода прогнозирования, т.е. на предположении о создании долгосрочной стоимости. В мире, где периоды конкурентного преимущества становятся всё короче, такое предположение стало неуместным. Откуда нам это известно – по показателям оборачиваемости портфелей [58].



Модель принятия решений Даниэля Бернулли была создана более 250 лет назад и до сих пор является базовой во многих экономических теориях.

В 1950-х годах экономист Хёрб Саймон привел весомый аргумент против этой модели. По его мнению требования к информации в этой теории превосходят познавательные способности людей, т.е. человеческая рациональность ограничена. Люди принимают решения не из расчета оптимальных исходов, а ориентируясь на то, что для них «достаточно хорошо». Большинству людей не нужен максимум.

В последние годы появился новый подход, натуралистическое (естественно-событийное) принятие решений, пытающийся объяснить, как эксперты принимают решения в реально существующих и хорошо знакомых им условиях [110].

Для людей способных к естественно-событийному принятию решений характерно [105]:

широкое использование воображения и ментального моделирования для оценки ситуации и возможных альтернатив;

быстрое распознавание проблем на основе сопоставления паттернов (моделей), связывание известной им модели с конкретной ситуацией;

умение мыслить по аналогии, т.е. способность видеть сходство между ситуациями; более 90% респондентов сказали, что создание истории на основе известных фактов играет важную роль при принятии решений.

Главная особенность натуралистического подхода, в том, что эти люди в очень малой степени задействуют сознание.

Очень ярко характеризует, неэффективность классического алгоритма принятия решений следующая история рассказанная Томасом Стюартом [116].

В корпусе морской пехоты США учили классическому принятию решений: сформулировать проблему, очертить альтернативы, оценить варианты. Но преподаватель сомневался в полезности этой модели. Он осознавал, что на поле боя такой подход не работает. Этим он поделился с психологом, который изучал принятие решений пожарными в сложных ситуациях. Выяснилось, что пожарные вовсе не очерчивают альтернативы и не оценивают все варианты. Они используют первую приемлемую идею, преходящую им в голову, затем ищут следующую.

Тогда педагог подумал, что биржевой зал имеет много общего с командными пунктами у военных. Он привез на биржу офицеров и усадил их за торговые симуляторы, чтобы сразиться с профессиональными трейдерами. Трейдеры наголову разбили морпехов. Что никого не удивило. Примерно через месяц трейдеры приехали к морпехам, чтобы сыграть в военную игру. И снова трейдеры наголову разбили морпехов. Это шокировало всех!

О чем говорит история Стюарта? О том, что учет обстоятельств важнее качественных признаков и принятого плана или о том, что решение трейдерами формировалось иначе? И то и другое.

Дело в том, экономические системы, включая фондовый рынок, это сложные адаптивные конструкции, обладающие свойствами фрактальности. Алгоритм принятия решений в этом случае принципиально отличен от классической модели Бернулли и её последующих модификаций. Подробнее об этом будет сказано ниже.

Еще более ранним «сигналом» неблагополучия модели Бернулли был известный Санкт-Петербургский парадокс, который иллюстрировал расхождение математического ожидания выигрыша с его «здравой» оценкой людьми.

Реальные игроки осознают, что существует предельно высокая цена для входа в игру, при превышении которой игроки откажутся от игры, каким бы высоким не был бы предполагаемый выигрыш. При этом зависимость между суммой возможного выигрыша и суммой ресурсов игрока не прослеживается. То есть для игроков имеющих значительно различающиеся по объему ресурсы верхний предел цены для входа в игру одинаковый.

Отрицали метод максимизации математического ожидания, как правильный метод расчетов, и даже саму его полезность для таких случаев, многие авторы, включая Жана ле Рон д'Аламбера и Джона Мэйнарда Кейнса. В частности, Кейнс настаивал, что относительный риск альтернативного события может быть достаточно высоким для того, чтобы отказаться от всех вариантов наступления этого альтернативного события, даже для случая, когда математическое ожидание положительного события сверхбольшое.



То есть полезность выигрыша не определяется только его максимально возможными значениями. Значит, что стандартная финансовая теория не может дать ответ на вопрос: как войти в событие, имеющее низкую вероятность проявления и высокую степень воздействия или как его избежать? А это главный вопрос инвестора.

По мнению автора, изложенное, свидетельствует о уверенном дрейфе определенного и вероятного (Гаусс, Бернулли) к возможному и ирреальному, а главное от конкурентных рыночных экономических систем к сложным системам в которых значительную роль играют естественно-событийный (натуральный) подход к принятию решений, степенные законы и свойства их адаптивности и фрактальности.

Направление 2. От конкурентного рынка к сложным адаптивным системам.

Связь всего живущего с его средой обитания - это главное условие биологической эволюции.

Следуя закону подобия можно предположить, что главное условие экономического развития также связано с взаимодействием экономического субъекта с экономической средой, в которой он делает свой бизнес.

Эта среда включает в себя пространство «здесь и сейчас», свойства которого обусловлены научными системами и религиозными представлениями народа, а также социальной практикой.

Социальная практика преобразует действие в деятельность. Такая метаморфоза реализуется в среде современного Рынка, под воздействием катализаторов - Денег и Процента. Существование в среде Рынка возможно только тогда когда деятельность имеет Цель и эта Цель одобрена обществом и, следовательно, деятельность обязана содержать в себе такие составляющие как социализации и моральная ответственность.

Для того, чтобы существовать в условиях рынка экономический субъект должен чувствовать рыночную среду, идентифицировать себя в ней и составляющие её элементы относительно себя.

Потеря самоидентификации и идентификации относительно окружающего мира ведут к всеобщей "тревожности", потере субъектом представления о собственных границах и сферах влияния окружающих его конкурентов или союзников.

Помощь бизнесу в том непростом деле оказывают различные эксперты и консультанты. От точности их прогнозов зависит качество принимаемых решений и как следствие исход их реализации.




Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> Социальная философия
2015 -> Курсовая работа на тему: Наши эмоции друзья или враги? Их роль в конфликтоной ситуации
2015 -> Медиалогия как интегрированная наука информационной эпохи и ее роль в модернизации России Ключевые слова
2015 -> -
2015 -> Вопросы для подготовки к вступительному экзамену в аспирантуру по «Философии»
2015 -> Никколо Макиавелли
2015 -> Астрономия и современная картина мира
2015 -> Методы социологического исследования


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   47


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница