Xxvi любищевские чтения. Современные проблемы эволюции и экологии. Ульяновск: Улгпу, 2012. С. 34-42



Скачать 179.88 Kb.
страница1/3
Дата17.01.2018
Размер179.88 Kb.
ТипРешение
  1   2   3

XXVI Любищевские чтения. Современные проблемы эволюции и экологии.

Ульяновск: УлГПУ, 2012. С. 34–42

Савинов А.Б.

МЕТАМОРФОЗЫ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ИДЕИ В РОССИИ

(НА ФОНЕ ПРОБЛЕМ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ, ФИЛОСОФИИ И СОЦИУМА)
Нижегородский государственный университет, Н. Новгород

sabcor@mail.ru


Идея эволюции по праву считается «одной из фундаментальных универсалий культуры, во многом определившая характер и специфику человеческого понимания бытия и его познания» (Стёпин, 2011, с. 6). Эта идея привела к формированию концепции глобального или универсального эволюционизма, т.е. концепции о последовательном и необратимом изменении во времени и пространстве всех тел, явлений и процессов Вселенной. В соответствии с этой концепцией имеются естественные механизмы и закономерности исторического развития абиотических, биологических, социальных систем, их коэволюционных изменений, познание которых необходимо для формирования долгосрочных, оптимальных взаимоотношений общества и природы, что является стратегическим условием прогрессивного развития человеческой цивилизации.

Решение этих проблем с материалистических позиций подразумевает веру людей в себя, в их коллективные возможности, в познаваемость мира и его естественную обусловленность. Такому мировоззрению, как известно, противостоит креационизм, стимулирующий противоположные взгляды.

Удивительно, но будто бы о современной России писал Ф. Энгельс (Маркс, Энгельс, 1979 [1888], с. 382–383) в работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» более ста лет тому назад: «высший вопрос всей философии», т.е. «об отношении мышления к бытию, о том, что является первичным: дух или природа, – этот вопрос, игравший, впрочем, большую роль и в средневековой схоластике … принял более острую форму: создан ли мир богом или он существует от века?». На подобные же мысли о мировоззренческих перипетиях в России наводит и знаменитая книга В.И. Ленина (1985) «Материализм и эмпириокритицизм», опубликованная еще в 1909 г. Только пусть читатель не думает, что автор этой статьи симпатизирует марксизму-ленинизму или погружен в ностальгию по советскому прошлому (со всеми его темными и светлыми реалиями). Моя мировоззренческая позиция изложена ранее (Савинов, 2009, 2011).

Характерно, что в последнее время различные ответы отечественных ученых на указанные Ф. Энгельсом философские вопросы обусловили многочисленные мировоззренческие коллизии, и, конечно, причудливые метаморфозы эволюционной идеи в современной России.

С позиций диалектики логично считать, что не только бытие определяет сознание, но и последнее влияет на нашу жизнь. Это важно учитывать, поскольку многие процессы развития нашей страны в прошлом и нынешнем веках протекали и происходят весьма драматично.

В частности, в советское время большинству соотечественников, в том числе многим ученым, была «привита», мягко говоря, нелюбовь (и даже отвращение) к диалектическому материализму (ДМ) и ко всякой философии вообще – насильственным, формальным, однобоко-конъюнктурным «внедрением» (в угоду партноменклатуре) положений ДМ во все области теоретической и практической деятельности. С другой стороны, следует отметить, что во все времена не часто приветствуется критическое мышление, которое, в частности, истинный ДМ стимулирует: ведь диалектика подразумевает обязательное рассмотрение в единстве противоположных явлений и процессов, их положительных и отрицательных сторон в разнообразнейших системах бесконечного и вечного материального мира.

Сейчас, в условиях полной свободы убеждений и научного творчества, некоторые ученые, в том числе и эволюционисты, «стряхивая оковы советского материализма», пытаются убедить себя и других в том, что «в объяснении целого ряда закономерностей и самого феномена жизни лучшие умы человечества исчерпали возможности материалистического подхода и вплотную подошли к признанию верховной власти духовной сферы», а отход от материалистического видения мира «больше не считается антинаучным», призывают вернуться к религиозным формам сознания, предлагают «понятие эволюции в наиболее общем виде определить как творческий процесс создания и развития мира, конечная цель которого определяется неведомым нам пока Божественным замыслом» (см. Савинов, 2009, 2010, 2011).



Указанные взгляды, а также ряд материалистических эволюционных концепций радикального толка автор критически рассматривал ранее (см. Савинов, 2009, 2010, 2011). Здесь же мне представляется важным обратиться к новым работам, появившимся в период системного кризиса российского общества, когда «все сферы жизни общества и государства – политическая, экономическая, социальная, информационная, сфера науки, культуры и образования, морали и этики и другие – … находятся в кризисном состоянии» (Нисневич, 2011, с. 140) и страна потеряла идеологическую ориентацию (Коробейников, Абрамов, 2009). И так совпало, что одновременно в мировой науке обострились дискуссии по проблемам мироздания, универсального эволюционизма, феномена человека и другим фундаментальным вопросам бытия (Бэттлер, 2005; Хайтун, 2009; Панов, 2010; Урсул, 2011).

Какие размышления, рефлексии возникают в такой ситуации у тех отечественных ученых, которые испытывают потребность в философском осмыслении природных и социальных явлений, не ограничивая свою деятельность одними специальными эмпирическими исследованиями?

Интересной и «знаковой» в этом плане мне представляется статья профессора В.А.Брынцева (2010) «Появление человека и его будущее».

Основная идея, которую он пытается обосновать, состоит в том, что появление человека как мыслящего существа обусловили не «прямохождение и развитие рук, речь, использование орудий труда, общественный образ жизни», а «вера – идеальное представление групп людей о перспективной цели своего существования», т.е. «мечта, выходящая за пределы жизни человека и его рационального существования» (с. 199). Даже науке, по мнению В.А. Брынцева, «чтобы двигаться вперед, нужно все время выходить за границы рационального» (с. 200). «Человекоподобные существа стали людьми», полагает автор, «когда у них появилась (религиозная, «божественная» – А.С.) вера», задающая группе людей единый вектор развития, без которого «язык начинает быстро деградировать в сторону примитивизации» (с. 200).

Не могу согласиться с утверждениями о том, что любая вера и наука обязательно должны быть связаны с выходом представлений «за пределы жизни человека и его рационального существования». Это относится лишь к религиозной вере в сверхъестественные силы и к мировоззрению ученых, приверженных деизму. Причем отмечено, что актуализация в сознании человека иррациональных (магических, религиозных) форм мышления происходит в ситуации неопределенности и при патологии организма (Тхостов, Нелюбина, 2009). Да и сам В.А. Брынцев (2009), рецензируя книгу известного антидарвиниста Ю.В. Чайковского (2008) "Активный связный мир. Опыт теории эволюции жизни", указал, в частности, что платонизм, которым руководствуется Ю.В. Чайковский, мешает рациональному решению научных задач.

Что касается рассуждений В.А. Брынцева о роли веры в жизни человека, то эти мысли в основном согласуются с положениями, ранее высказанными немецким философом Э. Фроммом (2008, с. 207), который, во-первых, считал, что религиозное чувство является «экзистенциальной потребностью» вида Homo sapiens; во-вторых, полагал, что «настоящей религией является такая форма духовной жизни, которая направляет человеческое поведение сильнее, чем любой свод законов, принципов и доктрин». Однако Э. Фромм говорил о религии в широком смысле (а не только в смысле веры в бога). И грань между животными и человеком он видел не в возникновении у людей веры, а несколько иначе, определяя человеческий вид следующим образом: «это приматы, возникшие в такой момент эволюции, когда детерминация поведения инстинктами достигла минимума, а развитие мозга – максимума» (с. 209).

В.А. Брынцев прав, говоря, что «человеком движет мечта, и не обязательно мечта религиозная», но почему-то настаивает на том, что «корнями она все равно уходит в веру, и питается от веры, даже если отрицает ее» (с. 200). А вера «оформляется в обществе в виде религии», значение которой столь велико, что «эволюция человеческого общества в основе своей – это эволюция религии» (с. 201). С этим можно согласиться, если понимать религию в широком смысле, т.е. не только подразумевая под этим «институт религии с богом и обрядами и не желание какой-нибудь личности поклоняться идолам или стоять на пьедестале и принимать поклонение других», а как «всякую систему идей, ценностей и образцов поведения, которая принимается определенной группой и дает каждому в отдельности жизненные ориентиры и объект поклонения» (Фромм, 2008, с. 206). «В этом широком смысле, действительно, ни одно общество настоящего, прошлого и даже будущего невозможно представить себе без «религиозного чувства»» (Фромм, 2008, с. 206).

В.А. Брынцев (2010, с. 201) отмечает, что любая религия «имеет свой жизненный цикл», в котором есть некий максимум, затем данная религия «переходит к упадку и деградации» и гибнет, «когда из нее уходит вера». Наиболее долговечными В.А. Брынцев считает религии, имеющие нематериальные, вечные цели. Крах коммунистической религии он объясняет тем, что ее «цель была слишком материальна и не выдержала испытание временем и окружающей обстановкой» (с. 201).

Полагая любую религию с «материальной стратегической целью» заранее обреченной на скорый провал, В.А. Брынцев однако вынужден признать, что «сейчас обострилось противостояние между религиозным и материалистическим мировоззрением», и «центром» второго он справедливо называет эволюционизм. По мнению В.А. Брынцева, «борьбу ведут представители крайних взглядов»: креационисты и неодарвинисты. При этом прогнозируется, что «победа любой из сторон в этой борьбе обрекает человечество на поражение»: в частности, при победе креационизма «мы попадаем в новое средневековье», поскольку «креационизм не признает эволюционного изменения мира, а в эволюционизме – основа развития и науки, и общества, и новых технологий» (с. 202).

А что же произойдет, при гипотетической «победе» неодарвинизма? По мнению В.А. Брынцева, в этом случае он, «как мировоззрение, отбирает у человека и глобальную сверхперсональную цель, и осознание единства мира» (с. 202).

Обосновывается этот печальный финал такой трактовкой неодарвинизма: согласно ему эволюция «происходит на основе случайных событий и никуда не направлена», а «главным фактором эволюции является естественный отбор обособленных индивидуальных систем при их борьбе друг с другом» (с. 202). На основе этого В.А.Брынцев полагает, что «более антирелигиозного, а в конечном итоге и антисоциального направления придумать трудно, здесь убиваются и цель, и единство мира», поэтому «результатом полной победы (неодарвинизма – А.С.) может стать хаос и деградация человека в сторону своего животного состояния» (с. 202).

Разумеется, считать справедливыми и корректными такие взгляды нельзя. Во-первых, неодарвинизм никогда не рассматривался в демократических странах в качестве элемента национальной идеологии, но и мировоззрением для большинства людей нашей планеты никогда не был и не будет, поскольку является концепцией биологической, а не социальной. Хотя в природе борьба за существование (в широком смысле) ведет не к хаосу и деградации, а к гармоничной организации сообществ (Лекявичюс, 2009). Во-вторых, В.А. Брынцеву (2009), конечно, известно, что многие ученые развивают эволюционные концепции, альтернативные неодарвинизму. Наряду с этим решается проблема создания интегративной теории эволюции (Савинов, 2011), которая позволит интегрировать рациональные элементы всех эволюционных концепций, в частности учесть явления активности биосистем, горизонтального переноса генов и межвидовой кооперации на основе симбиогенеза.

Сам же В.А. Брынцев (2010, с. 202) видит выход из ситуации мировоззренческого противостояния таким: «Вера необходима обществу как главный вектор, вокруг которого сосредотачивается и развивается вся материальная и нематериальная культура. Однако ограничения, накладываемые религией, могут уничтожить научные и культурные наработки предыдущих столетий (что не раз было в истории). Чтобы этого не случилось, религия должна признать не только эволюцию материального мира, но и эволюцию самой религии (изменение Бога) как основы развивающегося человечества. Науке же следует разрабатывать модели эволюции, более соответствующие существу природы и человека. Путь этот труден, но реален, за ним жизнь, а значит будущее».

Интересно отметить, что В.А. Брынцеву (2008) принадлежит концепция динамической системы с циклическим движением, рассматриваемая им как основа модели эволюции. Но этой интересной и важной концепции явно противоречат взгляды, изложенные в статье «Темная сторона» универсальной эволюции», автором которой является известный философ и методолог науки А.Д. Урсул (2011). Он пытается кардинально изменить сложившуюся научную картину мира, утверждая, что наше бытие в глобальном аспекте не столько связано с явлениями движения и развития материи, сколько с господствующими в ней покоем и стабильностью. По мнению автора статьи «наука, хотя и в дискуссионной форме, принимает гипотезу о существовании очень стабильной части Вселенной». Эту часть А.Д. Урсул в обобщенном виде именует «темной материей, состоящей из двух основных форм – темной энергии и темной массы» (с. 19). Причем, как указывает А.Д. Урсул, «во Вселенной темные компоненты составляют 96–97% всего материального содержания мироздания», и эти компоненты «невидимы в отличие от светящейся, или видимой, Вселенной и сохраняются в той или иной степени в слабо либо вообще неэволюционной форме на фоне четко выраженной эволюции вещества» (с. 19). Эта концепция предполагает, что материя может существовать без движения и развития. Указанные положения автор статьи развивает в весьма спорные представления о «неуниверсальности» универсальной эволюции. В связи с этим вспоминается, что любой покой относителен, следовательно, движение, развитие, а вместе с ними и эволюция универсальны. Поэтому вряд ли можно согласиться с автором статьи в том, что «научная картина мира … может существенно трансформироваться» (с. 25). Однажды, в силу недостаточности наших знаний, философам уже представлялось, что, например, материя может «исчезать» (Лебон, 1909). Однако, как известно, рациональная философия сначала это опровергла теоретически (Ленин, 1985 [1909]), а последующие научные исследования это доказали практически.



Фундаментальная концепция динамической системы с циклическим движением, рассматриваемая В.А. Брынцевым (2008) как основа модели эволюции, показывает глобальную роль движения во Вселенной. Интересно отметить, что через эту модель и позицию по отношению к категории «вера» взгляды В.А. Брынцева оказываются в определенной степени «когерентными» с эволюционным мировоззрением другого отечественного мыслителя и известного генетика Б.Ф. Чадова (2011), недавно изложившего свой философский концепт в фундаментальной статье «На пути к «естественной» философии».

Б.Ф. Чадов (2011) полагает, что он смог предложить философскую концепцию, отвечающую на вопрос И. Канта: «Как возможна природа?». Одной из причин создания концепта является неудовлетворенность автора атрибутами сугубо материалистического мировоззрения, которое является основой современной науки. По мнению Б.Ф. Чадова (2011, с. 223-224), этому мировоззрению присущи следующие недостатки: «Во-первых, материалистическое мировоззрение не во всем согласуется с мироощущением человека. Согласно материалистической концепции «материя вечна и бесконечна». В мироощущении человека все конечно: все имеет начало, и все имеет конец. Противоречие налицо. Во-вторых, наука … отходит от тезиса о вечности и бесконечности материи, … говорит о начале Вселенной. Началом называется «Большой Взрыв»… В виду того, что наука не знает, существовала ли какая-либо материя до Большого Взрыва…, вопрос о бесконечности материи явно подвергнут сомнению. В-третьих, материалистическая система ущербна по части всеобщности. Материализм никогда не считал сознание частью материи (обычная формулировка: «материя и сознание»), а это значит, что материалистическая система не объемлет Всего, как это требуется для совершенной мировоззренческой системы. Кроме этого, за долгое время своего существования материализм не нашел точек соприкосновения с древнейшей из систем мироощущения – религией. Это говорит об узости материализма».



Какая же новая мировоззренческая система предлагается и в чем автор видит ее преимущество перед материализмом, в том числе и в объяснении явной направленности эволюции материи в сторону возникновения живых тел и человеческого сознания? Думаю, что для раскрытия этих вопросов необходимо сначала обратиться к некоторым предыдущим работам Б.Ф. Чадова (2006, 2007, 2008).

В этих работах предлагается модель квазицикла «ген-проген», отображающая, как полагает автор, существо генетического процесса. Прогенами названы участки ДНК (это гены по современной терминологии), а генами – информационные генетические продукты (мРНК, регуляторные белки, мобильные элементы). В этой модели работа генетической системы заключается в последовательной активации прогенами генов и наоборот. По мнению Б.Ф. Чадова, феномен цикличности в работе генетической системы помогает найти ответ на сакраментальный вопрос: в чем смысл живого? Поскольку в соответствии с предлагаемой концепцией квазицикл «ген-проген» осуществляет процесс захвата экзогенной энергии, то смысл жизни определен как «захват и удержание энергии в нескончаемой квазициклической химической реакции» (Чадов, 2008). Этот вывод навел автора «на мысль о том, что «именно циклическое движение ответственно за образование материи, и что вне циклического движения материи не существует» (Чадов, 2008). В соответствии с этим «образование материи представлено как процесс превращения прямолинейного ламинарного течения в вихревое циклическое» (Чадов, 2011, с. 229). А


Каталог: docs -> docs
docs -> А. П. Назаретян Смыслообразование как глобальная проблема современности: синергетический взгляд
docs -> Диагностика ценностных ориентаций студентов средних специальных учебных заведений
docs -> Современное состояние эволюционизма в россии
docs -> Вопросы к государственному экзамену по направлению подготовки «Менеджмент» Профиль «Маркетинг»
docs -> В силу того, происхождение человека не может быть объектом эмпирического наблюдения, и все представления в этой области носят чисто умозрительный характер, и если научные теории для адекватного восприятия требуют специальной многолетней
docs -> Решением единственного акционера от "26" мая 2010 года положение о реестре акционеров Закрытого акционерного общества
docs -> Методология а. П. Назаретян


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница