Ввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввв



страница32/37
Дата31.12.2017
Размер2.81 Mb.
ТипРеферат
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37
Родовым продуктом на третьей стадии формообразования социального мира является общество. У нас нет необходимости особо распространяться насчет того, что общество является продуктом человеческой деятельности - труда. Это общепризнанный факт. Напомним только, что Гегель определял общество как "систему его (человека - В.Б.) всеобщих отношений"4. По определению К.Маркса, как известно, общество — это "продукт взаимодействия людей"5. Т.Парсонс определяет общество следующим образом: “Социальная система, ... которая отвечает всем существенным функциональным требованиям, связанным с продолжительным существованием за счет собственных ресурсов, будет называться обществом. Для понятия общества существенно то, что оно должно содержать все структурные функциональные основания, чтобы быть независимо существующей системой” 1.

Здесь важно провести различие между социумом и обществом, поскольку это разные “вещи”. Общество составлено социальными институтами, связями между ними и механизмами, регулирующими функции институтов в социальных взаимодействиях. Институциональная структура и задает конкретно-исторические размерности общества: на каждом этапе своей истории общество существует в конкретных инструментально заданных размерностях.

В свою очередь, социум — это идеальная конструкция “общества вообще”, вне его конкретных структур и образованных ими социальных размерностей, совместное, но не соорганизованное со-бытие людей; то свойство человека как общественного существа, которое может быть названо “социетальностью”, и которое обозначает лишь то, что люди нуждаются друг в друге для собственной самоидентификации. Другими словами, социум - это общество в виртуальном состоянии, а общество - это социум в установившемся движении.

Современный кризис потребовал от исследователей применения для анализа общественных процессов средств синергетики, и суть определений общества сразу стала иной. Вот, например, как определяет общество коллектив санкт-петербургских авторов: “Общество - это своеобразный (коллективный) субъект со своими целями, средствами их достижения, внутренним языком, саморегуляционными комплексами”2. Этот подход уже гораздо ближе нам по духу, и мы будем по мере возможностей его углублять и дополнять.

Родовой продукт этой стадии как наиболее объективированный продукт имеет несколько исторических модификаций, которые получили специфическое наименование - формация. Напомним, что этим термином называется общество, находящееся, по выражению К. Маркса, на определенной ступени исторического развития. Таким образом, в наиболее распространенном варианте появились пять общественных формаций: первобытная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая. Формация как продукт исторического развития есть категория филогенеза.

В организационном отношении данная стадия формообразования социального содержания уже является наиболее структурированной и выгодно отличается от двух предшествующих, поэтому мы тут имеем дело со строго структурированным социумом, называемым ноосферой.

Итак, мы последовательно представили процессы формообразования социума, объяснив их как целостность — специфическое социальное тело. Молодое поколение застает ее уже готовой, и поэтому она для него такая же объективная реальность, как и первая природа. Для человека, только еще вступающего в жизнь, социум есть внешняя сила, подчиняющая его себе и направляющая его дальнейшее развитие. Другими словами, человеку как разумному живому существу противостоит социум как более мощная живая целостность.

Здесь надо сказать больше. Объективированный социальный мир или интеграцию личности и социума следует рассматривать как гигантский социальный организм, который, функционируя как целое, приобретает принципиально новые качества, свойственные разумному живому существу. Картина тут наблюдается такая же, как в случае с формообразованием человеческого организма. Последний, как известно, начав действовать, приобрел качество личности. У нас есть все основания утверждать, что социум, пройдя все три стадии формообразования, превращается в целостность, обладающую таким же эффектом. Другими словами, социум надо рассматривать как субъект, порождающий эффект функционирования. Коллективная личность и представляет собой функциональный орган в структуре социального организма.

На этом можно остановиться в обсуждении гипотез относительно пролонгации социального мира и перейти к представлению философского образа второй природы. Это необходимо для того, чтобы подняться над наблюдаемой нами социальной реальностью и представить алгоритм саморазвертывания социального явления в иных, то есть отличных от земных, условиях. Об этом мы уже упоминали ранее. Нам необходимо это сделать для того, чтобы можно было практически охватить и теоретически объяснить все возможные генетические, морфологические и функциональные вариации организменной формы разума, где бы она ни возникала: в земных условиях, условиях нашей Вселенной или в условиях других Галактик.

Для того, чтобы подняться от социального мира ко второй природе, достаточно представить явление разума как целостность, то есть не только как продукт, но одновременно и как продуктивность. Тогда эта целостность возвышается до природы; именно это тождество продукта и продуктивности обозначается понятием природы даже в обыденном словоупотреблении.

Природу как продукт (natura naturata или сотворенная природа) мы называем объектом (эмпирия занимается только ею). Природу как продуктивность (natura naturans или творящая природа) мы называем субъектом (теория философии занимается только ею). В обыденном понимании продукт заслоняет продуктивность, в философском — наоборот, продуктивность заслоняет продукт.

Поскольку объект никогда не бывает безусловным, то во вторую природу должно быть положено нечто совершенно необъективное. В нашем случае роль такого основания играет изначальная продуктивность человека — источника не только деятельности, но и обладателя целесообразно произведенных им продуктов. Но в иных условиях Космоса объективатором первой природы или ее аналогов могут выступать совершенно разные субъекты - продуценты разума. При этом они могут производить продукты разума еще более эффективно, чем это делает земное человечество.

Но то общее, что относит их ко второй природе, есть продуктивность, понимаемая нами как процесс производства разума, и продукт как то, во что разум материализуется. Поэтому из вышеизложенного прямо вытекает, что мы должны рассмотреть данную специфическую фазу универсума, синтезирующую первородные материальное и духовное начала в разум, подавая их как продуктивность и продукт. Парение второй природы между продуктивностью и продуктом должно представляться всеобщей двойственностью начал, посредством которой природа пребывает постоянно деятельной, и которая не дает ей раствориться в ее продукте, а всеобщий дуализм в качестве принципа всякого объяснения второй природы — столь же необходимым, сколь необходимо понятие самой природы. У нас это хорошо сочетается с двойственной природой исходной субстанции.

Изначально вторая природа есть только продуктивность, следовательно, в этой продуктивности не может быть ничего определенного (так как всякое определение есть отрицание), и посредством нее продукты, следовательно, возникнуть не могут. Для того, чтобы возникли продукты, продуктивность должна превратиться из неопределенной в определенную, то åñòü должна быть снята в качестве чистой продуктивности. Если бы основание для определенной продуктивности лежало вне природы, то природа не была бы изначально абсолютной продуктивностью. Неразличенность в каждый момент снимается и в каждый момент вновь восстанавливается. Поэтому разум действует как в покоящихся, так и в движущихся социальных образованиях.

Двойственность, лежащая в основе наблюдаемого нами мира, позволяет уже сейчас предположить, что в структуре планетарного социального организма мы должны найти два рода процессов и два вида продуктов. Один из них — материального происхождения, и его продуктом будет вещь, а другой - духовного происхождения, и его продуктом будет смысл.

Если биологический организм как органическое целое не только продукт диалектического взаимодействия семейства физического и духовного организмов, который мы должны проанализировать с точки зрения специфического объекта, но и продуктивность, то есть специфический процесс, то из этого следует, что в упомянутом целом никогда не может быть абсолютного тождества, ибо тождество привело бы к абсолютному переходу природы в качестве продуктивной в природу как продукт, то есть к абсолютному покою.

Социальный организм как продуктивный продукт может существовать только под влиянием внешних сил, ибо только таким образом продуктивность прерывается и встречает препятствие, не позволяющее ей угаснуть в продукте. Для этих внешних сил также необходима особая сфера: они должны находиться в мире, который непродуктивен, то есть в основании. Однако этот мир должен быть во всех отношениях фиксированным и неизменно определенным. Таким специфическим основанием разумной фазы универсума является, как мы показали выше, разумное живое вещество, и человек в частности. При этом именно разумное живое вещество в силу своих атрибутивных качеств обеспечивает пульсацию второй природы.

Для разработки теории социального организма немаловажно то, что мы рассматриваем обмен деятельностью между людьми как продуктивность второй природы. В чистой продуктивности второй природы вне раздвоения нет ничего неразличимого, лишь раздвоенная в самой себе продуктивность дает продукт. Это означает, что в процессе обмена деятельностью мы должны выделять два противоположных вида деятельности, проистекающие от воздействия двух начал, положенных нами в основание Вселенной. И мы имеем два рода такой деятельности: труд и общение, направляемые мышлением человека и использующие физический организм человека как орудие для исполнения задуманного.

Поскольку абсолютная продуктивность направлена только на продуцирование само по себе, а не на продуцирование чего-то определенного, то тенденция второй природы, посредством которой в ней возникает продукт, будет отрицательной тенденцией продуктивности.

Как в природе, в той мере, в какой она реальна, не может быть обмена деятельностью без продукта, так в ней не может быть и продукта без обмена деятельностью. Природа может лишь приближаться к обеим крайностям. И нам в дальнейшем предстоит показать, как она это делает. Продуктивность является в качестве таковой лишь там, где ей ставятся границы. Что есть повсюду и во всем, того именно поэтому нет нигде. Продуктивность фиксируется только ограничением. Другими словами, только ограниченная субъективной целью деятельность служит подступом к продукту.

В природе не может быть ни чистой продуктивности, ни чистого продукта. Первая есть абсолютное отрицание всякого продукта, второй — отрицание всякой продуктивности. Следовательно, вторая природа должна изначально быть чем-то промежуточным между тем и другим, и, таким образом, мы приходим к понятию продуктивности, находящейся на стадии перехода в продукт, или продукта, продуктивность которого уходит в бесконечность. Если попытаться отыскать вышеописанную продуктивность как разумную бесконечность во второй природе, то, на наш взгляд, это будет социум, поскольку именно он представляет собой сумму ничем не ограниченных ни во времени, ни в пространстве диалектических взаимодействий индивидуумов как cвободных продуцентов разума. Тогда остается вопрос о том, что же следует в данном случае подразумевать под продуктом?

Поскольку вышепостулированное нами уже есть продукт, то, будучи продуктивным, оно может быть таковым только определенным образом. Однако определенная продуктивность есть (активное) образование. Следовательно, упомянутое третье должно находиться в состоянии образования. Тогда это уникальное третье — ноосфера, которая содержит в себе все, созданное мыслью и руками Homo sapiens.

При этом ноосфера имеет, как минимум, три "этажа". В основании лежит разум живых существ, функционирующий в зачаточной или дочеловеческой форме. Здесь нет смысла приводить многочисленные аргументы, которыми достаточно изобилует научная литература, о наличии разума у животных. Для того, чтобы убедиться в том, что это так, достаточно ознакомиться с работами М. Вебера, И.Пригожина и др.1

Затем идет средний этаж, где царствует разум человека. Здесь оказывается достаточно спорным широко распространенное в литературе утверждение о том, что самым совершенным разумом обладает человек.

Венчает это удивительное ноосферическое здание Космический или внеземной Разум. Русские космисты были одними из первых, кто признавал наличие внеземного Разума. Разумом космоса и его первой причиной К.Э.Циолковский называет все то, что не раскладывается в бесконечную последовательность причин и действий, а доопределяет природу.

Ноосферический продукт являет себя находящимся в процессе бесконечной метаморфозы. С точки зрения рефлексии, это (если показать на примере первой природы) как материал, находящийся в постоянной готовности перейти из жидкого состояния в твердое, но никогда не достигающий искомого образа. Поэтому мы здесь имеем дело с двумя видами продуктов: материального производства или фиксированного и духовного производства или свободного. Понятие продукта (фиксированного) и продукта продуктивного (свободного) противоположны друг другу.

Но данная фаза универсума должна быть продуктивна бесконечно, поэтому упомянутый переход никогда не должен совершиться абсолютно; следовательно, хотя продукт будет в каждый данный момент определенным образом продуктивен, останется продуктивность, а не продукт. Так идет реновация универсума.

Перемена направления деятельности, а равно и производство разных видов продуктов, обусловливается чередованием сокращения и расширения, то есть пульсацией квантового вакуума, как его атрибутивным свойством. Это чередование не есть нечто в универсуме, оно есть сам универсум и первая ступень переходящей в продукт продуктивности. Мы выше уже несколько раз показывали, что это третье — есть только сам у себя квантовый вакуум — универсум — или человек.

Продукт может возникнуть только посредством прекращения чередования, следовательно, посредством чего-то третьего, которое само фиксирует это чередование, следовательно, универсум, созерцаемый на самой низкой ступени (в первой потенции), был бы таким чередованием, созерцаемым в покое или в равновесии; и, наоборот, посредством снятия этого третьего универсум мог бы быть поднят на более высокую ступень. Возможно, конечно, что выведенные только что продукты могли бы находиться на совершенно различных ступенях материальности или упомянутого перехода, или что эти различные ступени можно было бы различить в одном продукте в большей или меньшей степени, чем в другом; следовательно, тем самым была бы действительно представлена динамическая последовательность этих продуктов.

В универсум привнесены отдельные (индивидуальные) продукты — вещество и смыслы; однако в этих продуктах все еще должна быть различима продуктивность в качестве продуктивности. Продуктивность (процесс), как предполагается, еще не абсолютно перешла в продукт. Пребываемость продукта должна быть постоянным самовоспроизведением. И если человек стремится обеспечить обновление Семантической Вселенной, то космос — Физической Вселенной. При этом нельзя не видеть, что первое мы пытаемся здесь доказать с помощью общественной науки, а второе — уже достаточно аргументировано доказано естественными науками, и в первую очередь, квантовой физикой.

Возникает задача показать, что препятствует этому абсолютному переходу — тому, чтобы продуктивность исчерпала себя в продукте, или что превращает пребывание продукта в постоянное самовоспроизведение.

Совершенно невозможно понять, как повсюду стремящаяся к продукту деятельность встречает препятствие к тому, чтобы полностью перейти в него, если этому переходу не препятствуют внешние влияния, и продукт для того, чтобы пребывать, не вынужден в каждый момент вновь производить себя. Этому препятствует, скорее всего, потребность универсума восстановить разорванное единство исходных начал: материального и духовного. Показать величину и постоянство силы, с какой разорвано на две части исходное состояние универсума, можно на человеке, разделенном на мужскую и женскую половины, которые неукротимы в своем постоянном стремлении к объединению в органическое целое, то есть к восстановлению разрушенного единства. Универсум вообще, а не только вторая природа, не только не терпит пустоты, но он строго следит и за тем, чтобы исходное начало пребывало в целостности.

До сих пор универсум был для нас абсолютным тождеством в двойственности, теперь мы сталкиваемся с противоположностью, которая должна присутствовать внутри этого тождества. Эта противоположность должна быть выявлена в самом дедуцированном продукте, если ее вообще можно вывести. Дедуцированный продукт есть идущая вовне деятельность, различать ее в качестве таковой нельзя без деятельности, идущей в том же продукте извне внутрь (обращенной на саму себя), а эта деятельность, в свою очередь, не может мыслиться, если она не оттесняется (отражается) извне в обратном направлении. Для второй природы эти взаимопереходы хорошо известны под именем процесса мышления и процесса целесообразного труда. Поскольку это закономерность тотального порядка, то ее следует находить и в первой природе. Так, план или проект структуры как информация направляется извне в вещь, и информация о структуре или внутреннем устройстве из вещи направляется во внешнюю среду.

В противоположных направлениях, возникающих вследствие этого противоположения, заключен принцип конструкции всех явлений не только социальной жизни, но и любой другой ее формы. Если снять эти противоположные направления, то социальная жизнь окажется либо абсолютной деятельностью, либо абсолютной рецептивностью, ибо изначально она возможна только как самое совершенное взаимоопределение рецептивности и деятельности. Понятно, что под рецепцией тут понимается заимствование и приспособление конкретным этносом или обществом социологических и культурных форм, возникших в другой стране или в другую эпоху, например, усвоение в средние века странами Западной Европы римского права 1.

Здесь следует разобраться, почему социальный организм является продуктом более высокой ступени конструкции. Выше мы объясняли возникновение продукта вообще натиском универсума, направленным против изначальной точки торможения, благодаря чему эта точка возвышается до уровня наполненной сферы и таким образом приобретает постоянство. Здесь же, поскольку мы выводим натиск внешней природы не на простую точку, а на продукт природы — человека, то первая конструкция возвышается для нас как бы до второй потенции, — у нас теперь удвоенный продукт. В дальнейшем мы увидим, что как органическая природа вообще есть только более высокая потенция неорганической, так и надорганическая природа есть более высокая ступень органической природы, и что она именно потому возвышается над органической, что в ней то, что есть мыслящий продукт, теперь становится уже коллективно мыслящим продуктом.

С самого начала мы принимаем в качестве принципа следующее: поскольку органический продукт есть продукт во второй потенции, органическая конструкция продукта должна быть, по крайней мере, символом изначальной конструкции всякого продукта вообще1. Для того, чтобы продуктивность вообще могла быть фиксирована в одной точке, должны быть даны границы. Поскольку границы служат условием первого явления, то причина, в силу которой создаются границы, не может более являться, она возвращается в глубину природы или каждого продукта. Если в органической природе это ограничение продуктивности дано посредством того, что мы называем чувствительностью, и что надлежит мыслить как первое условие конструкции органического продукта, то в живой природе — это раздражимость, а для социальной формы жизни такое ограничение накладывается уровнем общения людей и социальных образований между собой.



Там, где это чередование останавливается, продуктивность переходит в продукт, а там, где она восстанавливается, продукт переходит в продуктивность, ибо, поскольку продукт должен оставаться бесконечно продуктивным, в нем должны быть различимы три ступени продуктивности; абсолютный переход продуктивности в продукт есть уничтожение самого продукта. Так же, как эти три ступени различимы в индивидууме как высшем продукте органической природы, так они должны быть различимы во всей второй природе, этой как бы "вторично сконструированной материи", а последовательность ступеней организации есть последовательность ступеней самой продуктивности. На этой динамической последовательности ступеней в индивидууме, как и во всей органической и надорганической природе, основана конструкция всех органических и надорганических явлений 2.

Итак, наконец, мы приблизились к решению нашей задачи — привести к общему выражению конструкцию органической, неорганической и надорганической природы! Неорганическая природа может начинаться с простых факторов, органическая — только с продуктов, а надорганическая или интеллектуальная — только с мыслящих продуктов! Чувствительность, раздражимость и стремление к формированию и общению участвуют в едином процессе возбуждения. Вспомним, что в человеческом организме именно путем возбуждения воспроизводятся все коллизии Физической Вселенной и сложнейшие логические конструкции Семантической Вселенной. Но если разум — лишь более высокие функции магнетизма, электричества и т.д., то и для последних должен существовать в универсуме более высокий синтез, однако искать его, несомненно, можно только во второй природе, которая, будучи рассмотрена как некое целое, абсолютно надорганична. Это и есть социальный организм!

Как любой другой организм, социальный организм интегрировал в своем теле все виды и типы взаимодействий людей и их продукты, поэтому его следует рассматривать как органическое единство продуктивности и продукта, пропорции между которыми он устанавливает путем саморегуляции, которая возникла не сразу. К этому его подвел естественный ход развития социальной жизни как системы второй природы.

Потребность в ней возникла по мере накопления продуктов процесса обмена деятельностью между отдельными людьми и социальными общностями. Этап функционирования продуктов и взаимодействия вспомогательных процессов внутри основного процесса деятельности в качестве самостоятельных субъектов поставил задачу его регуляции, которая вылилась в основной вопрос философии, поскольку для регуляции необходимо знать причинно-следственные связи между двумя видами интеллектуального продукта.

Изначальное раздвоение универсума в первой природе приводит к тому, что вторая природа изначально является для себя объектом, то есть мы хотим сказать этим, что разумное следует рассматривать как некое целое, способное из чистого субъекта превращаться в объект для самого себя, что ведет в условиях Земли к неограниченному наращиванию на этой основе его потенциала и достижению бесконечности процесса перехода первой природы во вторую во времени. Обратный переход совершается в антимире, то есть в противоположном конце Вселенной. И в нем не последнюю роль играют, видимо, космические образования, известные нам как туманности и черные дыры.

В существовании антимира сомневаться не приходится, поскольку в земных условиях ученым уже удалось синтезировать вещество из антимира. Сорок лет прошло со времени получения первых антиэлектрона (позитрона) и антипротона. И лишь осенью 1995 года в Международном центре ядерных исследований CERN (Женева) впервые удалось на мгновение соединить их. Были получены восемь атомов антиводорода — реального вещества из антимира1.

Тормозит изначальную эволюцию (без чего она проходила бы с бесконечной скоростью) изначальная двойственность, заложенная в тождестве основания. Именно двойственность основания есть тот тайный способ, которым вторая природа, а следовательно, и социальный мир, приобретает длительность. Следовательно, абсолютная непрерывность существует только для созерцания, но не для рефлексии. Созерцание и рефлексия противоположны друг другу.

Однако, если природа разума изначально есть двойственность, то уже в изначальной продуктивности второй природы должны быть заложены противоположные тенденции. Положительной тенденции должна быть противопоставлена отрицательная. Поэтому социальная жизнь, порождаемая второй природой в планетарных границах, должна представлять собой бесконечную борьбу продуктов материального происхождения с продуктами духовного происхождения.

Такая же борьба (в силу двойственности субстанционального основания Вселенной) должна иметь место во всех других случаях с той лишь разницей, что в условиях нашей планеты мы наблюдаем переход фазы материализации в фазу дематериализации, а точнее бы сказать — сенсибельной материи в интеллигибельную материю, а в другой части Вселенной — это переход интеллигибельной материи в сенсибельную.

Теперь, благодаря системе рабочих гипотез, мы установили границу социального мира, второй природы или социальной формы движения универсума. Нижний предел социального мира можно установить по нескольким признакам, а именно: по природе, виду энергии или даже косвенным признакам. Нам представляется, что, исходя из семантической структуры человеческой личности, нижнюю границу можно провести по возникновению у нее ощущений. Именно начиная с ощущений, человек порывает с первой природой и далее уже находится под влиянием субъективированной первой природы или формирующегося потенциального социального мира. Здесь границу первой природы видно отчетливо, а вот начало второй природы мы воспринимаем интуитивно, поскольку ничего иного пока здесь не видим.

В связи с рассматриваемым вопросом уместно привести замечание В.И.Ленина, сделанное им относительно причин возникновения в организме процессов, обусловливающих появление ощущений. “Не связаны ли, - пишет В.И.Ленин, - эти “процессы“ с обменом веществ между “организмом” и внешним миром? Мог ли бы происходить этот обмен веществ, если бы ощущения данного организма не давали ему объективно правильного представления об этом внешнем мире?”1.

Верхний предел социального мира фиксируется появлением сверхколлективных образований и безличной формы социальной субъектности. Мы уже рассмотрели это выше. Вероятно, орган саморегуляции социального мира, использующий в качестве критерия для обнаружения и сравнения смыслов, содержащихся в сигналах, приходящих с нижних его уровней, уже принадлежит логической природе, то есть третьему, сверхсоциальному уровню. Здесь картина примерно такая, как с определением верхней границы первой природы, когда человек, являясь ее продуктом, фактически управляет ее развитием и одновременно содержит в себе потенциальный социальный мир.

Итак, социальный мир начинается с ощущений человека, а завершается гранью, за которой начинается морфогенез квазиструктур органа его саморегуляции.

Движение в вертикальной плоскости есть саморазвертывание универсума по микро-, макро- и мегауровням. Оно порождает энергоинформационное поле Земли или продуцирует свободную энергию, то есть силу, способную совершать работу за пределами Земли. Она, скорее всего, предназначена для порождения новых форм жизни в Космосе.

Нет сомнений, что так будет и при достижении человеческим интеллектом критической мощности на фазе ноосоциогенеза. Последнее утверждение допускает признание не только реальности выхода коллективного сознания за пределы Земли, но и появление качественно нового явления — монолита космического разума. Для него существуют различные обозначения — "космическая цивилизация" (Н.С. Кардашов), "точка Омега" (П. Тейяр де Шарден) и др. Это наиболее вероятно при достижении населением Земли численности около 15-20 миллиардов человек. В работе "Космопланетарный феномен человека" В.П.Казначеев и Е.А.Спирин, например, прогнозируют Большой ноосферный взрыв, приводящий к появлению монолита космического разума и ноокосмогенеза 2.

Не исключена также вероятность того, что таким способом поддерживается определенное соотношение между Физической и Семантической Вселенными. Дальнейшее воспроизведение процесса самопреобразования универсума есть задача ближайшего будущего философской науки.

Все вышеизложенное позволяет предложить следующую формулировку данной фазы самодвижения универсума: социальная форма движения - это специфическая фаза самодвижения субстанционального основания Вселенной, которая возникает на основе развития противоречий биологической жизни, функционирует как органическая планетарная система разумного живого вещества - социальный организм, порождая при этом такое по масштабам и характеру противоречие, которое, являясь имманентным источником развития последнего, выводит его на электромагнитную (энергетическую) форму жизни или на космический уровень самодвижения.

Предложенный в начале исследования бинарный методологический подход и специфическая идеология позволили установить природу социальной формы движения универсума. Она совпала с природой субстанционального основания Вселенной, поскольку носит квантово-волновой характер. Другими словами, субстанциональное основание Вселенной, человек и социальная форма движения являются различными состояниями одной и той же субстанции, то есть универсума. На то, что социальная форма движения универсума состоит в генетическом родстве с другими, и, в первую очередь, с нижележащими его формами, указывает общий их атрибут - движение.

Это означает, что подобно тому, как личность отчуждала от себя продукты, точно так социальный организм, уже объективированный, теперь становится еще более свободным и отчуждает вторую природу путем перехода в третью природу. Так наступает следующая фаза саморазвертывания универсума или полное отрицание человека.




Каталог: bitstream -> 123456789 -> 822
123456789 -> Учебная программа по дисциплине «Основы психологии и педагогики»
123456789 -> Национальная идентичность в социально-конструктивистской перспективе а. Л. Ластовский
123456789 -> Методические рекомендации для студентов факультета «Социальный менеджмент»
123456789 -> Средств массовой информации
123456789 -> Конфликт разума и чувств в комедии а. С. Грибоедова «горе от ума»
123456789 -> Учебно-методический комплекс для студентов факультета журналистики специальности 1-23 01 07-02 «Информация и коммуникация
822 -> Учебная программа для специальности: 1-21 02 01 «Философия» Срок действия учебной программы до 2011 г


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница