Ввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввв



страница30/37
Дата31.12.2017
Размер2.81 Mb.
ТипРеферат
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   37
Основным продуктом второй стадии формообразования социума является разделение общественного труда. Оно возникает на основании саморазвертывания цивилизации как собственно социальной организации человечества. Наступает момент сознательного регулирования обмена деятельностью внутри сообщества и взаимодействия с окружающей природной и социальной средой. Вот почему с момента зарождения цивилизации начинается собственно историческое развитие человечества в том смысле, что организация, устройство общественной жизни осуществляется в процессе сознательной деятельности людей, что отнюдь не отменяет ее объективных законов, но придает общественному развитию целеустремленный, а потому и рефлексивный по отношению к прошлому и настоящему характер.

Ценность разделения общественного труда, как писал Э.Дюркгейм, заключается в концентрации социальных связей между людьми. Последняя достигается, как известно, за счет того, что коллективное сознание по мере нарастания степени разделения труда становится слабее и неопределеннее. В силу именно этой прогрессирующей неопределенности разделение труда становится главным источником солидарности. "Действительно, в этом случае экономические услуги, которые оно может оказывать, ничто в сравнении с производимым им моральным действием; истинная функция его — создавать между двумя или несколькими личностями чувство солидарности", — писал он3.

В человеческом измерении разделение общественного труда, например, выглядит как общественная солидарность или углубляющийся коллективизм не только непосредственно среди участников трудового процесса, но и среди субъектов единого жизненного процесса, совершающегося на Земле. Обмен деятельностью побуждает человека рассматривать себя как часть единого целого: люди зависят друг от друга и каждый в отдельности несовершенен потому, что с разделением труда разделился и сам человек. Разделение труда в экономической сфере обеспечивает интеграцию индивидов в единый социальный организм, обусловливающий солидарность. Оно, как отмечал Э.Дюркгейм, "все более и более исполняет роль, которую некогда исполняло общее сознание; оно главным образом удерживает вместе социальные агрегаты высших типов"1. При этом социологами установлено, что прогресс разделения труда будет тем медленнее и труднее, чем больше энергии и определенности будет иметь общее сознание.

Разделение труда, по Э.Дюркгейму, — "закон природы", а разделение общественного труда — его частная форма. Развивающееся разделение труда создает систему взаимосвязанных социальных функций и порождает органическую солидарность взамен механической солидарности архаического общества. Морфогенная функция разделения труда состоит в том, что оно заменяет коллективное сознание в его роли источника общественной солидарности и основания морального порядка.

При этом экономический аспект разделения труда связан с увеличением производства. Социальный аспект связан с тем, чтобы "можно было жить в новых, созданных нами условиях"2. Э.Дюркгейм представил социальный аспект данного явления так: “Если разделение труда производит солидарность, то не потому только, что оно делает из каждого индивида обменщика (echangiste), как говорят экономисты, а потому, что создает между людьми целую систему прав и обязанностей, надолго связывающих их друг с другом. Точно так же, как социальные сходства дают начало праву и нравственности, защищающим их, разделение труда дает начало правилам, обеспечивающим мирное и регулярное сотрудничество разделенных функций” 3 .

В современном развитом обществе характерной тенденцией является обособление необходимых для его функционирования и развития все новых сфер, рост числа подразделений в них и, соответственно, профилизацию разделения труда. В то же время в каждой отдельной сфере разделение труда имеет своеобразный и противоречивый характер4. Здесь для установления порядка появления элементов второй природы чрезвычайно важен тезис Э.Дюркгейма о том, что потребность в кооперации труда породила общество. "Значит, последние образовались для того, чтобы труд мог разделиться, а не труд разделился благодаря социальным основаниям"5, - писал он. Таким образом, общество генетически вырастает из общественного разделения труда. Это очень важно для понимания процесса формообразования социального мира. “Рост разделения труда происходит, - писал Э.Дюркгейм, - следовательно, оттого, что социальные сегменты теряют свою индивидуальность, что разделяющие их перегородки становятся более проницательными, словом, между ними происходит сращивание, делающее социальное вещество свободным для вступления в новые комбинации”6.

На завершающем этапе цивилизация и разделение общественного труда в ходе своего саморазвертывания порождают родовой продукт — культуру. Культура как понятие и как элемент социального мира по своему содержанию исключительно многогранна. Не случайно в мировой философской литературе насчитываются сотни ее определений, каждое из которых отражает те или иные, часто существенные стороны и характеристики данного социального явления. Такая картина с определением сущности и содержания культуры сложилась в силу того, что она есть "глубинное коллективное сознание, уходящее своими корнями в необходимо далекое прошлое, — образует размытую мозаику представлений, над которыми задана функция распределения вероятностей"1.

Избегая детализации и широко распространившихся дискуссий, отметим, что в самом общем виде "культура (от лат. culture — возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание) — специфический способ внешнего побуждения человека к развитию и организации высокоэффективной деятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе"2. Это ее функция во взаимосвязи с субъектом исторического действия. Организационная форма существования данной стадии наиболее точно характеризуется термином “социальная среда”.

Несомненно, что для анализа социума наиболее важное значение имеет третья стадия формообразования, поскольку она, в отличие от предыдущих двух стадий, — наиболее материализованная часть объективированного мира. Похоже, что здесь процесс объективирования содержания социального мира с микроуровня переходит на макроуровень и становится более осязаемым и воспринимаемым. К элементам данной стадии относятся производительные силы, труд и общество.

Первым элементом, возникающим на основе преобразования всего предыдущего саморазвертывания социального содержания, есть производительные силы, которые состоят из субъективного (человек) и объективного (систем средств производства) элементов. Благодаря профессиональной подготовке, человек потенциально способен выступить уникальным средством преобразования окружающего мира в интересах себя и других людей. Здесь человеческий организм выступает как универсальное средство производства. В дополнение к нему возникает система средств производства (средства труда и предметы труда), предназначенная для того, чтобы человечество могло эффективно обустроить свою жизнь. Скачок в процессе их развития есть не что иное как научно-техническая революция. Другими словами, на этой стадии самоорганизации содержание социального мира материализовалось в продуктах коллективной человеческой деятельности, а конкретнее — в самом человеке как главной производительной силе и в системах орудий труда для материального и духовного производства.

В материальной культуре следует различать процесс создания орудий труда как процесс и результат самоотрицания человека. При этом труд, создающий средства собственного осуществления, становится в своей предметности процессом самовоспроизводящимся. Для такого процесса достаточно установления положительной обратной связи его "выхода" со "входом", и он (при наличии ресурсов) может развиваться потенциально неограниченно.

Кроме того, тут следует различать два рода орудий — орудия созидающие и разрушающие. Отсюда начинается раздвоение единого предметно-опосредованного процесса взаимодействий на процессы качественно противоположные — созидательные, опосредствуемые орудиями, и разрушительные, опосредствуемые оружием. Раздвоение, которое, как показывает история дальнейшего становления и последующего развития общества, имело далеко идущие последствия. Но в преддверии этого раздвоения разрушительные процессы были вытеснены из внутренней жизни сообществ, вынесены в сферу внешних взаимодействий этих функциональных систем: как в форме охоты и борьбы с хищниками, так и в форме вооруженных столкновений с другими ("чужими") сообществами1.

В ходе самоотрицания человека возник второй род продуктов — духовной культуры — знаковые системы, то есть орудия информационного воздействия. Это второй мощный по силе процесс самоотрицания человека. Отметим, что отнесение языковых знаков к разряду орудий не случайно. Прежде всего, "основой аналогии между знаком и орудием, — как отмечал еще Л.С.Выготский, — является опосредствующая функция, принадлежащая одному и другому"2. И те и другие служат для человека средством деятельности, "механизмом", проводником его воздействий на определенные системы окружающего мира. "Если в процессе труда, — писал Б.Г.Ананьев,— механизмом взаимодействия между человеком и объектом труда является орудие труда, то в процессе общения таким механизмом взаимодействия между людьми является знак, вернее, знаковая система"3.

При этом языковый знак является не только средством деятельности. Подобно орудию труда, он — и ее продукт. И в этом смысле (как созданные не природой, а людьми) и знаки, и орудия — явления сугубо социальные. В них фиксируется опыт поколений, и, чтобы использовать его в своей деятельности, каждый человек обучается владению не только орудиями, но и соответствующими знаковыми системами. Далее, языковый знак, как и орудие труда, — это предметный продукт человеческой деятельности, объективно существующий материальный предмет. "На "духе",— писали Маркс и Энгельс,— с самого начала лежит проклятие — быть "отягощенным" материей, которая выступает здесь в виде движущихся слоев воздуха, звуков — словом, в виде языка"4. Благодаря своей предметности, знаковые системы, подобно орудиям, получают относительно независимое от их создателей существование и функционируют как компоненты их сообществ. "Знак, находящийся вне организма, — писал Л.С.Выготский, — как и орудие, отделен от личности и является, по существу, общественным органом"5.

Между материальными орудиями труда и знаковыми системами есть и существенные различия, поскольку орудия труда — это средства вещественно-энергетического воздействия, а знаки — энергоинформационного. Вследствие этого действенность знаков в значительной мере независима от их субстанционального воплощения. Их функциональное бытие, говоря словами К.Маркса, поглощает, так сказать, их материальное бытие6.

Вышеназванные продукты взаимодействуют между собой благодаря процессу, в котором сам источник его — человек — оказывается задействован в этом новом для себя взаимодействии как средство опосредования. Другими словами, человек не только порождает социум, но и вынужден постоянно поддерживать его функционирование.




Каталог: bitstream -> 123456789 -> 822
123456789 -> Учебная программа по дисциплине «Основы психологии и педагогики»
123456789 -> Национальная идентичность в социально-конструктивистской перспективе а. Л. Ластовский
123456789 -> Методические рекомендации для студентов факультета «Социальный менеджмент»
123456789 -> Средств массовой информации
123456789 -> Конфликт разума и чувств в комедии а. С. Грибоедова «горе от ума»
123456789 -> Учебно-методический комплекс для студентов факультета журналистики специальности 1-23 01 07-02 «Информация и коммуникация
822 -> Учебная программа для специальности: 1-21 02 01 «Философия» Срок действия учебной программы до 2011 г


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   37


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница