Введение в политологию



страница5/15
Дата04.02.2018
Размер0.49 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Раздел 2. “Гражданское общество: понятие, структура, функции” написан в абстрактной манере. В центре рассуждений находится личность, индивид, права и свободы человека, гражданин без пола, национальности. Тогда, как известно, исторический материал не свидетельствует об универсальном характере этого явления. Описывая формы групповых отношений в неевропейских цивилизациях (прототип гражданского общества) авторы учебника приводят в пример малые группы по модели “учитель – ученик”, буддийские монастыри, общества заговорщиков (1. С.144). Упомянутый в тексте европейский процесс превращения из подданных государства в свободных граждан-собственников затронул в первую очередь мужчин. Гендерная тематика в данном разделе упоминается только в связи с характеристикой среднего класса. “В сфере семейных отношений средний класс - проводник ценностей традиционной семьи, что сочетается с ориентацией общества на равенство возможностей для мужчин и женщин” (1. С.147).

В разделе 3. “Социальная стратификация и перспективы гражданского общества в России” можно лишь указать на скрытый гендерной подтекст: преобладание военной элиты в советском обществе указывает на её носителей – мужчин, (и на агрессивную внешнюю политику).

Глава 6. “Социальные субъекты политической власти”

В данной теме наиболее очевидно прослеживается гендерное измерение политической науки, что позволяет выделить женский опыт политического участия и включить в материал главы.

Глава начинается с характеристики групп интересов. В этой связи авторы учебника под редакцией Василика М.А. описывают теорию групп интересов французского политолога Ж. Блонделя, который в основу групп по обычаю положил “наследственные факторы, в том числе и пол” (1. С.165). Тем не менее, предлагая свою классификацию, выделяющую ассоциативные и неассоциативные группы интересов, они не упоминают женские организации в качестве таковых, указывая лишь на предпринимательские организации, профессиональные и творческие союзы, трудовые коллективы, этнические общности и кланы (1. С.165). На мой взгляд, в таких случаях, всегда необходимо включать фактор пола. Возможно также введение небольшого комментария с демонстрацией гендерного материала для характеристики неформального лоббизма, который специфичен для России. В частности, яркая фигура – Т. Дьяченко.

Как известно, в абсолютном большинстве случаев носителями политической власти являются мужчины. В 2000 году женщины составили 12,8 % от состава национальных парламентов демократических государств, 7% министерских должностей, ведя в основном социальную сферу, тем самым воспроизводя гендерное “предназначение” на политическом уровне14. Более подробные со статистическими данными можно ознакомиться на карте “Женщины в политике – 2000”. Встречаются отдельные примеры, когда женщины возглавляли политическую пирамиду, но это скорее исключение, чем правило. Надо сказать, что феминистски ориентированные учёные плодотворно занимаются изучением биографий женщин-лидеров, таких как Индира Ганди, Голда Меир, Маргарет Тэтчер. Они указывают на иерархичные гендерные структуры, способствовавшие продвижению этих “мужеподобных” женщин на вершину власти15. Виола Кейн, выдвинувшая концепцию маргинальности, считает, что женщин-политиков оценивают по двум шкалам, исходя из их одновременного соответствия двум стандартам – феминнности и политики. Причём последний является высшим по отношению к первому и для соответствия ему следует исключить черты феминности. Пытаясь соответствовать обоим стандартам одновременно мало женщин достигает политических высот16. Это не соответствует мнению Пугачёва и Соловьёва, что “политики оцениваются гражданами прежде всего в двух главных качествах: деловых (компетентность, энергичность, умение руководить людьми) и человеческих, нравственных (порядочность, справедливость, забота о людях, готовность защищать их интересы) (2.С.61).

Поэтому, обращаясь к теориям элит и лидерства, можно также проследить латентный гендерный контекст. В концепции Моски среди отличительных качеств, открывающими доступ в элиту, на первом месте стоит военная доблесть, а среди способов воспроизводства правящего класса – наследование (1. С.176, 181). Р. Дарендорф включает в состав элиты – экономических и политических лидеров, профессоров и учителей, духовенство, выдающихся журналистов, военных, судей и адвокатов, которые, как известно, в западном обществе в абсолютном большинстве случаев представлены мужчинами. Формальные показатели, влияющие на отбор в элиту – “возраст, стаж работы, партийность принадлежность к определённой корпорации” - нуждаются в дополнении фактором пола (в учебнике Василика - с.181-182, 185, в учебнике Пугачёва – с.160).

Анализируя ценностные теории элитизма, представленные в учебнике Пугачёва и Соловьева, можно обнаружить андроцентричность этих теорий. “Принадлежность к элите определяется обладанием высокими способностями и показателями в наиболее важных для всего общества сферах”, - пишут авторы и приводят далее примеры из экономической сферы и сферы управления. “Ведущая роль элиты уподобляется руководству старших, более знающих и компетентных по отношению к младшим, менее осведомлённым и опытным. Она отвечает интересам всех граждан” (2. С.149). На мой взгляд, эта часть цитируемого текста примечательна во многих отношениях. Во-первых, к числу наиболее важных сфер относят авторы те сферы, в рамках которых действуют мужчины, во-вторых, авторы используют понятия “старшие”, “младшие”, которые несут на себе гендерную нагрузку, и, наконец, следует отметить полную уверенность авторов, что элита отвечает интересам всех граждан без различия пола.

В концепциях лидерства, которыми оперируют авторы учебника, изображены только мужчины. А методология и выборка, как известно, оказывает влияние на результаты и выводы. Возникает вопрос, насколько они применимы к женщине-лидеру? Единственное упоминание о М.Тэтчер встречается в таблице “Типы политического лидерства: Классификация Ж. Блонделя” (1. С.198), которое можно отнести к типу вынужденных упоминаний с целью детально воспроизвести и продемонстрировать чужую теорию.

В данном разделе отчасти повторяется материал, представленный в предыдущих главах: типология лидерства М. Вебера повторяет его классификацию типов легитимности; психоаналитический подход к лидерству, патриархатный в своей основе, теория “личностных черт”, справедливой как по отношению к политическим элитам, так и лидерам. Пугачёв и Соловьев пишут: “Среди черт, присущих политическому лидеру, обычно называют острый ум, твёрдую волю и целеустремлённость, кипучую энергию, незаурядные организаторские способности, и особенно, компетентность и готовность брать на себя ответственность” (2. С.170). Среди многообразия теорий лидерства и его классификации, наиболее репрезентативна типология, предложенная С. Джиббом. Он выделяет лидеров – “патриархов” и лидеров – “тиранов” (1. С.197).

Излагая психологические концепции лидерства, Пугачёв и Соловьев ссылаются на концепцию сверхчеловека известного мизогиниста Ницше. Сверхчеловека отличают “высокие жизненные силы и воля к власти. Это сильная, волевая, развитая и красивая личность” (2. С.163). Такая характеристика построена на мужских образцах. Разбирая психоанализ, авторы проводят достаточно распространённую аналогию между авторитетом руководителя государства и оцта семейства (2.С.173). Подобную андроцентричную направленность имеет также упомянутая авторами концепция дарвинизма. В среде животных “всегда выделяется наиболее сильная, достаточно умная, упорная и решительная особь – вожак, руководящий стадом” (2. С.166-167).

Выделяя функции лидера, В.П.Пугачёв и А.И.Соловьев причисляют к ним “социальный арбитраж и патронаж” (2. С.179). Подводя итоги в разделе лидерства, авторы намечают тенденции развития политического лидерства, среди которых, на мой взгляд, можно назвать и феминизацию.



Каталог: data -> downloads
downloads -> А. В. Бородина права женщин: академический дискурс и образовательный процесс 1 Задача
downloads -> Ирина Чикалова И. Арманд и а. Коллонтай: феминизм, коммунизм и женский вопрос в послереволюционной россии
downloads -> Феминистская критика современного социологического знания
downloads -> Н. А суровегина Гендерные проблемы в антропологии Н. А. Бердяева: идеи и философские перспективы
downloads -> В поисках языковой самореализации женщин На материале современного немецкого языка и немецкоязычной женской литературы
downloads -> В. И. Успенская Суфражизм в конце XIX – начале XX века
downloads -> Гендер как инструмент политологического анализа Наталия Козлова


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница