Всеобщей истории


Г л а в а 8. МАРКСИЗМ И МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ



страница29/40
Дата31.12.2017
Размер1.31 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   40
Г л а в а 8. МАРКСИЗМ И МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ

ИСТОРИИ
1. Развитие марксизма во второй половине XIX в.
В середине XIX в. в европейской исторической науке оформилось новое направление, оказавшее заметное влияние на историографию второй половины XIX – ХХ вв., известное как марксизм. Его основателями стали Карл Маркс (1818-1883) и Фридрих Энгельс (1820-1895). Главнейшей историко-философской идеей марксизма стала идея материалистического понимания истории. Основоположниками марксизма она разрабатывалась 50 лет – с середины 1840-х гг. по середину 1990-х гг., наполняясь всё новым и новым содержанием. С точки зрения Маркса и Энгельса, материалистическое понимание истории заключается в том, чтобы, исходя из материального производства непосредственных средств для жизни, сначала объяснить систему производственных отношений между людьми, а затем на этой основе объяснить и политическое устройство общества, право, мораль, религиозные и другие духовные явления.

Возникновение нового понимания истории было подготовлено развитием наук о природе и обществе так и революционной ситуацией в Европе середины XIX в.

Большие успехи естествознания в XVIII - первой половине XIX в. утверждали идею закономерности и в развитии общества. В то же время возникали философские, экономические и исторические учения, подготовлявшие открытие этой закономерности. Такими учениями были немецкая классическая философия, английская классическая политическая экономия и французский утопический социализм. Теоретические источники марксизма способствовали подготовке поворота в объяснении исторического процесса. Классическая немецкая философия дала предпосылки для возникновения материалистического взгляда на историю. Классическая политическая экономия своей теорией стоимости непосредственно направляла общественную мысль на понимание производственной деятельности людей как основы общества. Системы социалистов-утопистов (Сен-Симона, Фурье, Оуэна), при всём многообразии их умозрительных построений, сходились на признании важнейшего значения в судьбах человечества уровня развития производства. Таким образом, в разных аспектах и с разных сторон в общественную науку проникали плодотворные мысли о материальных основах исторического процесса, выдвигался вопрос о его закономерности.

Материалистическое понимание истории было в своей основе разработано Марксом и Энгельсом в работе «Немецкая идео­логия» (1845-1846). С тех пор, как свиде­тельствовал Энгельс, Маркс не написал ничего, в чём бы эта теория не играла бы основополагающей роли. Эту характеристику можно полно­стью распространить и на труды самого Энгельса.

В этот же период Маркс и Энгельс приступили к изучению истории рабочего класса и рабочего движения. Ф. Энгельс в работе «Положение рабочего класса в Англии» (1845) на материалах истории Англии с середины XVIII в. проследил про­цесс формирования английского пролета­риата в класс и его борьбу, определявшую развитие его классового сознания. Энгельс выделил основные «фазисы возмущения рабочих против буржуазии»: борьба ра­бочих против введения машин, перерас­тавшая в первые локальные рабочие вос­стания; создание рабочих коалиций и про­фессиональных союзов, развитие стачеч­ной борьбы и, наконец, - политическая борьба пролетариата против буржуазии, борьба за «социальную демократию» и завоевание власти. Связывая этот фазис и его типичные черты с чартистским дви­жением в Англии, Энгельс анализировал исторический опыт последнего, его сильные и слабые стороны.

В «Нищете философии» (1847) Маркс допол­нил рядом характеристик схему Энгельса, обратив особое внимание на роль клас­сового сознания в конституировании про­летариата как класса, в превращении его в «класс для себя».

Наибольшей силы исторические обобщения Маркса и Энгельса достигли в «Мани­фесте Коммунистической партии» (1848), содер­жавшем цельное и стройное изложение революционного мировоззрения проле­тариата. «Манифест Коммунистической партии» подвёл итоги разработки Марксом и Энгельсом основных идей материалистического понимания истории за предшест­вующий период. Через весь этот документ красной нитью проходила мысль о том, что со времени разложения первобытной общины вся история человечества была историей классовой борьбы между эксплу­атируемыми и эксплуататорами: «История всех до сих пор существо­вавших обществ была историей борьбы классов».

В последующих своих работах они дополнили и переработали некоторые положения своей материалистической философско-исторической концепции. Особенно важной являлась работы «Критика политической экономии» (1859) в предисловии к которой Маркс, излагая концептуальные основы своих взглядов, вводит целый ряд философско-социологических понятий («производительные силы», «производственные отношения», «базис», «надстройка и др.), резюмируя сделанное им открытие следующим выводом: «Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание». Установление зависимости сознания людей от их общественного бытия и его главного вида – материального производства – позволило Марксу переосмыслить роль духовной деятельности человека. Согласно теоретикам марксизма идеи и теории пусть даже самые радикальные и благожелательные не могут служить причинами исторических изменений реальности. Они лишь отражают объективную реальность, когда в этой реальности создаются благоприятные возможности.

Признание того, что материальная основа общества составляет «…как бы скелет его организации» и является осно­вой изменения социальных отношений и сознания людей привёло Маркса и Энгельса к выводу, что в развитии всех стран и народов, при всём огромном разно­образии составляющих их историю собы­тий, политических порядков, воззрений и верований имеются однородные крупные отличительные черты, соответст­вующие исторически определенному спо­собу производства. Такие общие харак­терные черты, выражающие нормальное и типичное в производственных отноше­ниях общества, находящегося на опре­делённой ступени исторического развития, они выразили понятием обще­ственно-экономической формации. Учение об общественно-экономических формациях дало возможность рассмотреть всемирную историю как естественноисторический про­цесс восхождения человечества по ступе­ням развития от низших форм к высшим.

В самом общем виде главные ступени развития человечества определялись как первобытнообщинный строй, группа фор­маций (рабо­владельческая, феодальная и капиталис­тическая) основанных на эксплуатации чужо­го труда, и высшая форма человеческого общества - коммунистическая общест­венно-экономическая формация - бесклас­совое общество, с которого собственно и начнётся подлинная история человече­ства.

Маркс и Энгельс показали, что каждая формация имеет свои специфические исторические закономерности, свои законы возникновения, развития и гибели. Общей же чертой является то, что переход от низшей формации к более высокой и слож­ной неизбежен в силу развития в недрах всякой антагонистической формации неразрешимых противоречий, ведущих к её гибе­ли и одновременно создающих предпосыл­ки для возникновения более прогрессивного общественного строя, который окончательно побеждает предшествующую формацию более высокой производительностью общественного труда. Конкретизируя эту общую схему развития челове­чества, Маркс и Энгельс считали, что в определённых условиях некоторые народы могут миновать отдельные этапы этого развития (рабовладение, феодализм, ка­питализм).

Формирование законов историчес­кого развития дало марксизму возможность противопоставить пониманию прог­ресса как гладкого, однолинейного, фа­тально поступательного хода истории но­вую научную концепцию исторического прогресса. Эта концепция охватывала про­тиворечивость процесса развития общест­ва и раскрывала его диалектику - развитие скачкообразное, с перерывом постепен­ности, развитие зигзагами, как бы по спи­рали, с возможностью временных и даже значительных регрессов, но с конечной неизбежной победой поступательного хода истории. В этом сочетании эволюционного и революционного развития Маркс и Эн­гельс, прежде всего, уделяли внимание именно революционному моменту, его закономерности.

Маркс и Энгельс, исследуя природу антагонистических противоречий в обществе, с позиций своей концепции объяснили происхождение общественных классов вследствие возник­новения общественного разделения труда и частной собственности на средства производства. На этой почве всякая борьба в истории в действительности - выраже­ние классовых интересов, их противоречий и борьбы, которая, так или иначе, пронизывает собой все сферы жизни общества - экономическую, политическую и идеологическую. В отличие от других историков Маркс и Энгельс воспринимали борьбу классов как творческую силу истории. Рево­люционные перевороты, которые осущест­вляют всеобщее переустройство общества, уничтожают устаревшие производствен­ные и общественные отношения и утверж­дают новые отношения, соответствующие характеру и уровню производительных сил общества они называли «локомотивом истории», отводя им роль ускорителей исторического прогресса.

Таковы были главные идеи, характе­ризующие материалистическое понимание истории. С возникновением марксизма были созданы совсем иные основы изучения истори­ческого процесса. Сам процесс форми­рования нового мировоззрения требовал прежде всего фокусирования внимания на выделении определяющих черт, характе­ризующих закономерности общественного развития. В немалой степени это обуслов­ливалось и бурной предреволюционной эпохой, когда формировался марксизм.



2. Марксизм и советская историческая наука
После Октябрьской революции 1917 г. отечественная наука стала развиваться на основе марксистско-ленинского учения об обществе, ставшего официальной общественной доктриной, причём особое значение приобрело использование идей В.И. Ленина, в частности его концепции революции, решающей роли классовой борьбы, понимания государства как аппарата насилия одного класса над другим. Однако становление советской марксистской историографии было сложным процессом и прошло несколько этапов.

В 1920-е гг. историческая наука ещё не была полностью унифицирована марксистской исторической теорией. В эти годы продолжали трудиться видные представители старых, дореволюционных направлений и школ (Н.И. Кареев, Е.В. Тарле, Л.П. Карсавин, Р.Ю. Виппер и др.). Переломным годом в развитии советской историографии первых лет стал 1929 г., когда официальный руководитель исторической науки М.Н. Покровский объявил об окончании «периода мирного сожительства» с учёными дореволюционной школы, что привело к началу чистке в рядах историков. Этого же мнения придерживался председатель Совнаркома В.М. Молотов, который в своём выступлении заявил, что 1930 г. должен стать «последним годом старых специалистов». Последствием этого заявления явилась организация таких печально известных политико-репрессивных процессов как «академическое дело» С.Ф. Платонова, процесс «Союза инженерных организаций» (Промпартии), на котором фигурировало имя Е.В. Тарле, а также развернувшейся дискуссии о «буржуазных историках Запада в СССР». На протяжении всей первой половины 1930-х гг. шла постепенная демонтация дореволюционной системы научно-исследовательской работы, искоренение влияния европейских концепций Эд. Мейера, К. Бюхера, М. Вебера и др. В эмиграции оказались такие выдающиеся представители отечественной науки, как М.И. Ростовцев, Р.Ю. Виппер, ряд крупных учёных вынуждены были прекратить или резко сократить свою научную деятельность (И.И. Гревс, И.В. Нетушил, Д.М. Петрушевский). Происходит переориентация научно-исследовательской деятельности историков на изучение материальной культуры, социально-экономических отношений. К началу 1930-х гг. сформировалось уже новое поколение историков-марксистов, готовых выполнять социальный заказ, исходивший от нового строя, и писать историю с позиций требований коммунистических постулатов.

С первых дней советской власти большевики огромное значение придавали новой организации исторической науки. Первым марксистским центром общественных наук явилась Социалистическая (в дальнейшем Коммунистическая) Академия, образованная 25 июня 1918 г. Для объединения учёных с ноября 1919 г. в Академии начали формироваться особые кабинеты (по истории социализма, внешней политики и т.д.). С декабря 1922 г. Академия стала издавать периодический орган «Вестник Социалистической Академии».

Другими научно-исследовательскими центрами явились Институт К. Маркса и Ф. Энгельса и Институт В.И. Ленина, которым была вменена первоочередная задача издания и популяризации их трудов, осуществляемая на страницах таких печатных органов как «Архив К. Маркса и Ф. Энгельса» (основан в 1924) и «Летописи марксизма» (основан в 1926).

В 1922 г. была создана Российская Ассоциация научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИОН), куда вошёл и образованный в 1921 г. Институт истории. Институт, начиная с 1926 г. начал публиковать свои «Труды», переименованные со II тома (1927) в «Учёные записки». Несмотря на то, что доминирующее положение в институте принадлежало исследованиям по новой и новейшей истории, всё же в 1920-е г. на страницах «Учёных записок» были опубликованы и ценные исследования по истории средних веков (Е.А. Косминского, А.И. Неусыхина, Н.П. Грацианского и др.).

Одновременно с этими учреждениями в составе Академии Наук действовала, основанная ещё в 1903 г., Постоянная Историческая Комиссия (ПИК). В 1926 г. ПИК была объединена с Археологической комиссией в одну Постоянную Историко-Археологическую Комиссию, сосредоточившую своё внимание на памятниках русской истории.

Вехой в развитии исторических учреждений стал 1929 г., когда Институт истории РАНИОН был переведён в систему Коммунистической Академии. Объясняя целесообразность этого, глава советской историографии М.Н. Покровский писал: «РАНИОН не сделался органом той науки, которую мы единственной называем наукой…, а аспирантов там готовят по рецепту 1910 г.». Эти слова свидетельствуют о том, что политика стала всё более жестко вторгаться в науку. В этом плане немалую роль на развитие советской историографии этого времени оказали установки М.Н. Покровского. Эти установки сводились к изгнанию истории, как предмета преподавания, из средней школы и замене её «обществоведением», представлявшим мешанину несистематических сведений из самых различных дисциплин; к ликвидации исторических факультетов в университетах; к полному игнорированию ранних периодов истории и ориентирование историков на занятия новейшим периодом. Кроме того, Покровский и его ученики насаждали в исторических учреждениях интерес к бесплодному схематизированию. В конце 1920-х – начале 1930-х гг. главным содержанием работы научных исторических учреждений являлись бесконечные дискуссии (о сущности и характере общественно-экономических формаций, об азиатском способе производства и т.д.), зачастую не подкреплённые серьёзным изучением конкретного исторического материала и имевшие, как правило, идеологическую окраску.

Однако такой подход к истории подвергся критике в «Постановлении Совнаркома и ЦК ВКП (б) о преподавании гражданской истории в школах СССР» от 16 мая 1934 г. «Постановление» требовало систематического изложения конкретного исторического материала в хронологической последовательности, с характеристикой исторических деятелей. Итогом этого явилось восстановление в 1934 г. при Государственных университетах исторических факультетов и учреждение в их составе кафедр древней, средней и новой истории, истории СССР, истории колониальных и зависимых стран. Параллельно с этим наметилась работа по написанию новых учебников по истории. В 1936 г. при Академии Наук СССР был учреждён Институт Истории, в который влился Институт Истории Коммунистической Академии, тем самым сделались ненужными особые исторические комиссии Академии Наук. Соответствующую реорганизацию испытали и центральные научно-исторические учреждения союзных республик. Академии Наук сделались повсюду центрами научной, в том числе и исторической работы. В целом эти преобразования способствовали развитию исторической мысли в СССР по пути марксистско-ленинской историографии.

Наибольшее число исследований советских историков в 1920-е-1940-е гг. было посвящено буржуазным революциям. Ценный вклад в изучение аграрной истории английской революции внесли работы профессора Горьковского института С.И. Архангельского (1882-1958), видевшего в аграрном законодательстве 1640-1650-х гг. объяснение тех сдвигов, которые произошли в эту эпоху на пути капиталистического развития.

Особенно пристально советские историки изучали Великую французскую революцию 1789-1799 гг. Первым из советских историков, приступивших к исследованию наиболее близкого концепции большевиков якобинского периода Французской революции, явился Н.М. Лукин (1885-1940). Большое место в своих работах Лукин отводил анализу тактики якобинцев в период обострения противоречий внутри страны. Концепция якобинизма, базировавшаяся у исследователя на ленинских оценках приобретает зримые черты апологии и поддержки террора как системы власти. Вместе с тем он обоснованно отмечал, что якобинцы никогда не стремились к уничтожению классов, считая экономическое равенство химерой.

Большой вклад в изучение истории международных отношений в XIX – начале ХХ вв. внёс Е.В. Тарле (1874-1955), который уже с начала 1920-х гг. стал лояльно сотрудничать с новой властью. В своих работах «Наполеон» (1936), «Нашествие Наполеона на Россию» (1938) он сумел на основе анализа огромного фактического материала показать, как рухнули замыслы наполеона об установлении мирового господства, а также выявить причины поражения великого полководца в России.

Историей международных отношений в XIX - начале ХХ вв. занимался и официальный руководитель советской историографии М.Н. Покровский (1868-1932). В соответствии со своей схемой «торгового капитализма» Покровский утверждал, что в сфере международных отношений решающее значение имела борьба за торговые пути. В частности весь внешнеполитический курс России конца - начала ХХ вв. он рассматривал сквозь призму борьбы за Босфор и Дарданеллы.

Во второй половине 1930-х гг. начинают появляться крупные работы советских историков, посвящённые проблемам средневековой истории. А.Д. Удальцов (1883-1958) в своей монографии «Из аграрной истории каролингской Фландрии» (1935) исследует «конкретный процесс генезиса феодализма в областях коренного салического населения». Важнейшим выводом автора, являлось тщательное обоснование теории о «существовании в Каролингской Фландрии свободной деревни», испытывающей в IX в. процесс закрепощения.

Другим исследованием по аграрной истории средневековой Европы, написанным с позиций марксистско-ленинской методологии, явилась монография Е.А. Косминского (1886-1959) «Английская деревня в XIII в.». Автор критикует теорию «хозяйственной гармонии» между лордом и крестьянской общиной и доказывает наличие классовой борьбы в английской деревне, сосредотачивая своё внимание на исследовании экономических предпосылок этой борьбы.

Основы марксистского антиковедения были заложены трудами А.И. Тюменева, В.С. Сергеева, С.И. Ковалёва.

Уже в 1920-1922 гг. вышла трёхтомная работа академика А.И. Тюменева (1880-1959) «Очерки экономической и социальной истории Древней Греции», в которой подчёркнут рабовладельческий характер античного производства и опровергается несостоятельность ойкосной теории К. Бюхера и модернистской концепции Эд. Мейера.




Каталог: old -> teaching -> special -> courses -> ideas
old -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
old -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
old -> Образование в человеческом измерении
old -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
old -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
old -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
old -> А. Г. Свинаренко
ideas -> Теория и методология истории


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   40


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница