Всеобщей истории



страница20/40
Дата31.12.2017
Размер1.31 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   40
Алексис де Токвиль (1805-1859) потомок старинного дворянского рода приобрёл широкую известность в годы Июльской монархии уже после публикации своего первого труда «Демократия в Америки» (1835), написанного после путешествия в США, совершённого в 1831-1832 гг. По своему характеру эта работа является чисто политологической, но она оказала огромное влияние на формирование исторической концепции Токвиля. Он считал, что от тирании большинства до единоличного деспотизма – один шаг. Талантливый полководец всегда может, при помощи армии, захватить власть, и народ, привыкший повиноваться центральному правительству, охотно откажется от участия в правлении, лишь бы его новый господин обеспечил порядок и покровительствовал обогащению. Единственное средство, которое может предотвратить такой исход, - сама свобода. Она даёт людям больше, чем только удовлетворение материальных интересов. Но для истинной свободы одной конституции и бюрократического государства недостаточно: это только «прикручивание головы свободы к телу раба». Необходима широкая децентрализация власти, подчёркивал Токвиль, при сохранении у центрального правительства минимума прав. Большое государство не может существовать без федеративного устройства. А свобода печати и организаций является лучшей гарантией против тирании большинства.

«Старый порядок и революция» - работа, в которой Токвиль продолжил свои политические размышления, но уже на историческом материале. Он был первым историком, обратив­шимся к архивным источникам дореволюционного периода и эпохи Великой французской революции (протоколы Генераль­ных штатов и провинциальных собраний, наказы и т. д.).

Главной идеей работы было то, что в недрах «старой» Франции до 1789 г. уже существовали корни нового, из которых могло бы вырасти «новое общество» мирным пу­тем, без революции. Это был период экономического подъ­ема, когда дворянство и буржуазия процветали, а крестьян­ство, задолго до революции, стало собственником земли и постепенно граждане перед лицом монарха уравнивались в правах. Между тем от политической свободы французское общество давно отвыкло. Генеральные штаты не собира­лись с начала XVII в. Разрушая феодальные учреждения, короли заменяли их бюрократией - жёстко централизован­ным государством. Местное самоуправление было уничто­жено. Правительство искусственно поддерживало сущес­твование сословий, а само общество держало под постоян­ной опекой. Если и сохранился еще дух независимости, проявлявшийся в борьбе парламентов с королями, то он был способен только на свержение деспотизма, но не для мирного пользования свободой. В 1789 г. французы свер­гли «старый порядок», но любовь к свободе, возникшая неза­долго до революции, скоро исчезла под давлением револю­ционной анархии. Страсть к обогащению, необходимость сильной власти в условиях беспрерывных войн и страх пе­ред установлением сословного строя привели к установле­нию диктатуры. Наполеон консолидировал в единое общес­тво французские сословия, но вместе с тем восстановил бюрократическое централизованное государство «старого порядка». После падения власти Наполеона у французов несколько раз вспыхивало стремление к свободе, но свобо­да всегда гибла от сохранявшегося наполеоновского поряд­ка - централизации и бюрократической опеки.

Токвиль первым среди историков связал историю дорево­люционной и послереволюционной Франции в единую сис­тему. Многие его идеи и сегодня вызывают большой инте­рес у историков.

Крупнейшим французским историком был Жюль Мишле (1784-1874). Он сам называл себя потомком крестьян, но его отец принадлежал, скорее, к городской мелкой буржуазии. При Наполеоне он был типографом, но затем разорился. С большим трудом ему удалось получить высшее образование и заняться преподаванием истории. Вскоре Мишле зарекомендовал себя рядом трудов по истории: сначала составил хронологические и синхронистические таблицы, затем написал общий очерк новейшей истории. Уже в эту раннюю пору своей деятельности Мишле интересовался не только внешней стороной истории, но стремился дать её философское истолкование. В частности, в 1820 г. он сделал перевод «Основания новой науки об общей природе наций» Вико и дал к ней свои комментарии. В 1827 г. Мишле получил место профессора в Высшей нормальной школе (г. Париж).

Революция 1830 г. произвела на Мишле огромное впечатление и во мно гом оказало влияние на дальнейшее становление его концепции истории, которая заметно отличалась от концепций других представителей либерального романтизма.

Понимание истории у Мишле пронизано идеей прогресса, но оно идеалистично. Самые сильные стороны Мишле как историка во многом обусловлены его общественной позицией республиканца, демократа, смелого борца против клерикальной реакции. Мишле вошел в историографию, прежде всего, как ученый, посвятивший себя истории народа. В отличие от либеральной школы главной си­лой французской истории он считал не буржуазию, а простой на­род, под которым Мишле имел в виду в первую очередь мел­ких собственников, и, прежде всего крестьян. Мишле считал, что в отличие от буржуазии, а также от образованных людей вообще народ сохраняет естественное совершенство. Он руководствуется в своих действиях не рассудочными умствованиями, а «могучим на­родным инстинктом», ему присущи любовь к родине и глубокая привязанность к земле, героизм и самопожертвование, сердечное тепло. Мишле глубоко сочувствовал тяжелому положению «низ­ших слоёв». Поэтому революцию 1848 г. он приветствовал как исполнение своих надежд на лучшее, хотя выступления рабочих Мишле пугали. По его мнению, они нарушали единство нации.

В духе этих идей написано лучшее произведение Мишле «История Французской революции». Эта книга - своеобразная попытка рассмотреть ре­волюцию «снизу», как историю борьбы народных масс, а не буржу­азную и парламентскую историю. Мишле верно уловил глубокую народную основу Французской революции, дал яркие картины массовых выступлений народа. Все достижения революции он свя­зывал с его героизмом, стойкостью, жертвами. Придавая особое значение его «наивному инстинкту», стихийному чутью, Мишле в некоторых случаях подметил реальные черты массовой народной психологии в первые годы революции. Одним из первых он исполь­зовал важные архивные документы. Особенно ценны изученные им протоколы парижских секций, впоследствии сгоревшие при пожаре в ратуше во время подавления Парижской коммуны 1871 г.

В основе революции, по мнению Мишле, лежали не матери­альные интересы, а идеи справедливости, братства, свободы. Сле­дуя своему пониманию «народа», он противопоставлял необразо­ванную, но сильную своим верным инстинктом массу образованной буржуазии, политическим деятелям («честолюбцам») и партиям. Но в то же время он стремился доказать, что тогда не было ника­ких оснований для социальных конфликтов между буржуазией и народом. Характерно, что наибольшие симпатии Мишле вызывал Дантон, «трогательно стремившийся к примирению партий». На­против, в якобинцах он усмат­ривал лишь нечто вроде инквизиторской, священнической корпо­рации, чуждой народному духу. Высшим достижением революции он считал 10 августа 1792 г. и провозглашение республики.
2. Английская историография первой половины XIX в.
На развитие исторических знаний в Англии в первые десятилетия XIX в. во многом оказывало влияние промышленная революция, которая ускорила процесс дифференциации гуманитарного знания и постепенной профессионализации исторических исследований. Большую роль в развитии историографии этого периода оказала деятельность публикаторских клубов, занимавшихся изучением отечественных исторических памятников. Их деятельность во многом предопределило создание в 1838 г. центрального архивного учреждения (Public record office).

Немаловажным фактором, оказавшим влияние на развитие исторической мысли в Англии в начале XIX в., явился рост интереса к истории в обществе. Этому во многом способствовала Французская революция, под влиянием которой в среде имущих классов усилилась тенденция к идеализации средневековья, восхваление социального и политического строя предшествовавшего революции. Кроме того, борьба против завоевательных планов Наполеона, вызвавшая рост национального самосознания, также усилила интерес к прошлому. Его выражением стала публикация древних легенд, сказаний, а также появление исторических романов Вальтера Скотта (1771-1832), в творчестве которого нашли отражение важнейшие события и процессы европейского средневековья. В. Скотт стремился воссоздать историческую действительность со всем её колоритом, нарисовать картины быта и психологию людей того времени. Красочный язык и увлекательное повествование способствовало тому, что романы Скотта встречались восторженно в обществе, а профессиональная деятельность многих историков последующего времени начиналась именно с увлекательного их чтения.

Сдерживающим фактором развития историографии являлся контроль за обучением студентов осуществляемый со стороны англиканского духовенства. Учёные были вынуждены постоянно оглядываться на религиозные каноны. В тематике исторических работ видное место занимала история церкви и религиозных догматов. Только в 1840-е – начале 1850-х гг. в Оксфорде начала оформляться школа «юриспруденции и новой истории». В целом же историческая мысль Англии этого времени развивалась вне университетских стен. Кроме того, острая борьба на политической арене привела к тому, что в английской историографии первой половины XIX в. оформилось два основных направления на партийной основе – торийская и вигская – каждое из которых имело свой подход к оценке исторического процесса.

Несмотря на то, что английская историография эпохи романтизма имела чётко выраженный политизированный характер, именно в это время происходит расширение диапазона исторических исследований в предметном и географическом отношениях. В 1838 г. вышел в свет первый том обширного исследования Т. Тука «История цен и денежного обращения», в котором на основе богатых фактических данных прослеживались движение цен на продовольствие и колебание курса денег начиная с 1793 г. В эти же годы появляются обобщающие труды по истории отдельных отраслей экономики - хлопчатобумажной, шерстяной, гончарного дела и др. В этих работах делались первые попытки понять причины возникновения новой промышленности.

Обширные торговые интересы Англии на Востоке стимулировали интерес английских историков к истории Востока, особое место занимала Индия. В начале XIX в Г. Коулбрук опубликовал свою работу «Очерки вед», с которой началось систематическое изучение древнеиндийской письменности.

Вигская историография. Ведущее место в английской историографии первой половины XIX в. занимало вигское направление. На формирование исторических взглядов историков-вигов заметное влияние оказали идеи утилитаризма философа и юриста Иеремии Бентама (1748-1832), доказывавшего, что единственным критерием целесообразности любого учреждения и законодательного акта должен быть принцип полезности.

Крупным представителем вигской историографии был Генри Галлам (1777—1859). В своём основном труде - «Кон­ституционная история Англии от Генриха VII до Георга II (1485—1760)» - автор превозносит английскую политическую систему, в которой якобы господствует «золотая середина» и отсутствуют крайно­сти - деспотизм и анархия. В отличие от других стран, заявляет Галлам, в Англии всегда царила законность, и с ней счита­лись все, в том числе правители. Правда, он признает, что и в истории Англии были периоды, когда какая-либо крайность на время брала верх. Так, в правление Генри­ха VIII царил деспотизм, а во время революции середины XVII в. - анархия. Однако такие периоды были исключением и длились недолго. В основном же Англия - это страна, процветающая под властью мудрого закона и конституции.

Чёткость и определенность, с которой Галлам в работе сформулировал принципы вигской историографии, обеспечили его книге большой успех. В научном отношении работа Галлама для своего времени представляла значительный шаг вперед. Автор совсем не касался экономики и социальных проблем, ему были чужды понятия «классы» и «классовая борьба», однако сюжеты политической и конституционной истории освещены весьма полно, на обширном материале источников. Большой эрудицией отмечена и другая работы Гал­лама — «Взгляд на состояние Европы в средние века» (3т., 1818). В этом произведении он непропорционально много отводит места истории Англии, изображая её ведущей страной средневековой Европы. Во многом этому способствовал английский феодализм, благодаря которому английская монархия не имела возможности, по его утверждению, угнетать и подавлять своих подданных и который якобы способствовал сохранению англичанами чувства чести и собственного достоинства.

Наиболее видным представителем вигской историографии в Англии был Томас Бабингтон Маколей (1800—1859), один из первых профессиональных исто­риков в Англии. Избранный в 1830 г. в парламент, он активно участвовал в борьбе за парламентскую реформу 1832 г. В на­граду за это в правительстве вигов он по­лучил выгодный пост в Совете по делам Индии, а в 1839 г. стал военным минис­тром. Маколей был противником демокра­тизации английского политического строя, В 1842 г. при обсуждении второй чарти­стской петиции, требовавшей всеобщего избирательного права, Маколей заявил, что это требование противоречит полити­ческому строю Англии, поскольку после­дний основан на частной собственности,

Главный его труд «История Англии от воцарения Якова II», имевший в свое время огромнейшую популярность, напи­сан ярким, образным языком и принадлежит к лучшим об­разцам английской литературной прозы. Всего за 25 лет в одной только Англии его тираж составил 140 тыс. экземпляров. Эта работа неоднократно переводилась на другие языки, в том числе и русский.

В «Истории Англии» Маколей стремился к большой точ­ности. Однако его отказ от научной критики исторических источников и легкое обращение со многими важными фак­тами уменьшают чисто научную значимость труда. Историк, писал Маколей, не судья, который должен соблюдать беспристрастие, а адвокат, страстно заинтересованный в событиях, поэтому его задача заключается вовсе не в том, чтобы «слепо» следовать фактам.

Маколей представляет историю своей страны как непрерыв­ное движение по пути прогресса под руководством партии ви­гов к либерализму 30-х и 50-х гг. XIX века. Важнейшим собы­тием в истории Англии он считает «славную революцию» 1688 года, которая привлекала его отсутствием насилия. Для него «славная революция» - образец решения со­циальных и политических проблем. Маколей противопоставля­ет ее английской революции середины XVII в., которая, по его мнению, подорвала мощь и величие Англии.

Торийская историография не выдвинула крупных фигур. Её самым заметным представителем был Арчибальд Алисон (1792—1867). В своих работах «История Европы в пери­од Французской революции», «История от Реставрации до воцарения Наполео­на III» он исходит из того, что любые перемены в обществе нежела­тельны, они чреваты революцией и опасны для существующего порядка. Алисон на­падал на «губительную страсть к новше­ствам» и восхвалял английскую полити­ческую систему. История Французской революции изложена им крайне тенден­циозно. Он безоговорочно осуждал все действия якобинцев. Наполеон в его изображении - кровожадный тиран, а английские политики того периода - Пит, Каслри, Веллингтон - воплощение миролюбия и благородства.

Особое место среди английских романистов занимает Томас Карлейль (1795-1881). Поэт и историк он являлся одним из наиболее читаемых и почитаемых авторов в Англии XIX в. Тэн писал «Спросите любого англичанина, кого у них больше всего читают, и всякий ответит вам: Карлейля». Карлейль воспитал в Англии целое поколение энергичных общественных деятелей. Он совершил для Англии гигантскую работу, по словам Джона Марлея – положил конец увлечению байронизмом и пессимизмом и призвал англичан к деятельной жизни. Тем не менее, он не пользовался особым влиянием в научных кругах и не стал основателем новой школы в историографии. Карлейль не считал историю наукой, а лишь драмой страстей, борьбой добра и зла, которую историк должен обнаружить и описать с наибольшей яркостью. Поэтому для него при изучении исторического материала главным было не критическое изучение источников, а интуиция, которая подсказывала ему весьма субъективные выводы. Поэтому исторические работы Карлейля носили беллетризованный характер.

Первое крупное историческое произведение Карлейля - «История Французской революции», в которой он осуждает Французскую и всякие революции вообще. В то же время всё сочинение – это пламенный страстный призыв понять революцию, стремление правдиво описать страдания и надежды народа, восхищение его героизмом. Книга Карлейля встретила одобрительные отзывы в обоих политических лагерях: и тори, и виги восприняли её как обли­чение революции, с одной стороны - как «анархии, вырвав­шейся из оков», а с другой - как осуждение «старого порядка», который не сумел реформами предотвратить революцию. Карлейль был одним из первых исследователей, который пытался беспристрастно разобраться в причинах массового террора во Французской революции.

В 1844 г. он публикует книгу «Герои, почитание героев и героическое в истории", в которой утверждает, что исто­рия - это биография великих людей и целые эпохи явля­ются продуктом их творчества. Роль великих творцов исторического процесса играют «истинные аристократы», а народная масса представляет собой слепое и безгласное орудие в руках великого человека. Герой должен быть спасителем общества от революции. «Пока человек будет человеком - кромвели и наполеоны всегда будут неизбежным завершением санкюлотизма».

Стоя на этих позициях, Карлейль опубликовал в 1845-1846 гг. историческую работу «Письма и речи Оливера Кромвеля». Работа носила для своего времени новаторский характер. Английские историки того времени игнорировали этого деятеля, видя в нём «тирана». Карлейль же сделал попытку вскрыть подлинные мотивы и значение государственной деятельности Кромвеля. В частности он показал его заслуги в возвышении морского могущества Англии и в усилении её международного престижа.

В целом же всё творчество Карлейля было пронизано противоречием. Начав свою деятельность с критики буржуазии, он, в конечном счёте, начинает прославлять её «цивилизаторскую миссию». Более того, после революции 1848 г. и обострения чартистского движения в Англии Т. Карлейль переходит в реакционный лагерь. Спасение Европы от ужасов революции он видит в объединении Германии, главного героя – вождя современности – в Бисмарке, а свой политический идеал в германском милитаристском государстве. За написание апологетической «Истории Фридриха II Прусского» он даже получил орден от Бисмарка.




Каталог: old -> teaching -> special -> courses -> ideas
old -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
old -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
old -> Образование в человеческом измерении
old -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
old -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
old -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
old -> А. Г. Свинаренко
ideas -> Теория и методология истории


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   40


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница