Всеобщей истории



страница11/40
Дата31.12.2017
Размер1.31 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   40
Джованни Боккаччо (1313-1375) также предпринял попытку написать историческое сочинение. В произведении "О славных женщинах" он излагает 105 женских биографий преимущественно женщин древнего мира, среди которых наряду с историческими личностями немало литературных персонажей. Но и биографии исторических лиц имеют значение более для истории литературы, чем для историографии. Так как Боккаччо собрал в своём произведении почёрпнутый у античных авторов анекдотический материал, лишённый какой-то исторической ценности.

Гораздо интереснее его работа – «Жизнеописание Данте». То, что работа написана на итальянском языке, явилось протестом против чрезмерного увлечения классицизмом во времена Боккаччо. Это сочинение носит совершенно самостоятельный характер. Однако и здесь много риторики и морали, много рассуждений об оправдании поэзии. Описание Данте дано односторонне. Он выступает здесь только как писатель, а его политические взгляды, его роль в политической жизни Флоренции остаются в стороне.

Это произведение Боккаччо оказало очень большое влияние на биографическую литературу Возрождения, одну из важнейших отраслей исторической литературы этой эпохи. Несколько позже появилась целая серия биографий знаменитых флорентийцев, принадлежавших перу Филиппо Виллани (1325-1405). Автор меньше заботился о реальности своих исторических портретов, чем о точном воспроизведении манеры и стиля античных биографов. Поэтому для развития биографического жанра куда больше имела ценность работа Джоджио Вазари (1511-1574) – «Биографии знаменитейших художников, скульпторов и архитекторов» (1550).

Вазари сам был художником и архитектором, прекрасно понимал искусство и был знаком почти со всеми сколько-нибудь выдающимися его представителями в Италии. Долговременные странствия по итальянским городам дали ему возможность изучить лучшие образцы скульптуры, живописи и архитектуры. Таким образом, его произведение для историков искусства является важным источником. Но как историк Вазари имел свои недостатки. Наряду с реальными фактами он вводит в своё изложение различные легенды и сплетни, некритически относится к собранной им информации. В тоже время именно Вазари по всей видимости принадлежит введение в научный оборот термина «готический», то есть варварский, которым он обозначает искусство до эпохи Возрождения. В эпоху Романтизма, в связи с полной переоценкой взглядов на классическое средневековье, термин «готический» изменил своё содержание.

Однако самым выдающимся биографом Флоренции этой эпохи по праву счи­тается Веспасиано да Бистиччи (1421 – 1498), автор многих жизнеописаний монархов, выдающихся государственных деятелей, пап, кардиналов и архи­епископов. Веспасиано да Бистиччи – писатель и книготорговец, близкий к гуманистам. Долгое время он исполнял обязанности личного секретаря Ко­зимо ди Джованни Медичи. Его труд «Жизнеописания знаменитых людей XV в.» замечателен тем, что наряду с императорами, королями, понтифи­ками он описывает жизнь и деяния обычных флорентийских граждан, совер­шивших с его точки зрения, хотя бы один доблестный поступок, или просто живущих достойно и скромно, безукоризненно выполняя свой долг перед обществом и государством. Несмотря на то, что в составленных им биогра­фиях присутствует некоторый элемент идеализации, описываемые там си­туации реалистичны, поскольку Веспасиано да Бистиччи предназначал их для современников, которые хорошо знали людей, чей жизненный путь и по­ступки увековечивались. В. да Бистиччи не скрывал недостатков своих пер­сонажей, отмечая, например, что Козимо де Медичи часто поступал неспра­ведливо и жестоко, придя к власти во Флоренции. Характеризуя блестящего дипломата Пьеро де Пацци, он отмечал и отрицательные свойства его натуры – нерасчетливость и мотовство. Все это дает основания использовать книгу биографий Веспасиано да Бистиччи как один из важнейших источников для изучения различных сторон истории Италии XV в.

В труде Веспасиано подчеркивается преемственность с произведе­ниями великих предшественников античной эпохи: автор указывает, что об­разцами для него являлись Плутарх, Светоний, Проб, Плиний и другие писа­тели древности. Выдающимися авторитетами он считал Данте, Петрарку и Боккаччо. С особым уважением автор жизнеописаний упоминал о своих со­временниках, гуманистах Колюччо Салютати, Леонардо Бруни, Поджо Брач­чолини, Джаноццо Манетти, Донато Аччайуоли. Со многими из них он был знаком лично, тесно общался, входя в их круг вместе с Козимо Медичи.

Веспсиано де Бистиччи становится первым из биографов, кто поме­щает в своей книге жизнеописание своей современницы, флорентийской го­рожанки Алессандры де Барди, в замужестве Строцци. Он считает достойной жизнеописания не святую, не монахиню, идущую по пути религиозного под­вижничества, не королеву или владетельную герцогиню. Его героиня проис­ходит из старинного и знатного флорентийского рода, но все ее заслуги со­стоят лишь в том, что она достойно, с точки зрения автора, выполняет обя­занности жены, матери, хозяйки дома, потом вдовы – обычный женский удел, редко привлекающий внимание писателей того времени. Если он и по­падал в поле зрения богословов и проповедников, то чаще с целью бесконеч­ных порицаний, наставлений и предостережений против всяческих соблаз­нов, подстерегающих слабую женскую природу на том единственном по­прище, где она могла заявить о себе – в браке и семье. В XV в. в Италии по­являлось много ригористических трактатов с антифеминистской направлен­ностью. Известный проповедник Керубино да Сиена в своих «Правилах брачной жизни» полностью отрицал наличие у женщин самостоятельной воли и разума, считал условием их благочестивого поведения абсолютное подчинение мужчинам. Тем большей заслугой Веспасиано да Бистиччи ста­новится стремление прославить благородство и стойкость своих современ­ниц22.

Риторическое направление. Первым подлинным историком среди гуманистов можно считать Леонардо Бруни Аретино (1369-1444). Свою служебную карьеру он начал на службе у римского папы Бонифация XI, а в последующем являлся государственным секретарём Флорентийской республики. Бруни вначале приобрёл известность своими переводами с греческого на латинский язык плутарховой биографии Цицерона, первых двух книг Полибия. В последующем он обращается к истории Флоренции ("История флорентийского народа" - в 12 т.). Интересно то, что в названии уже исчезает слово «хроника» и выступает новый термин «historia».

Как и большинство историков-гуманистов, Бруни кладёт в основу своего изложения один какой-то определённый источник. Для многих разделов его «Истории флорентийского народа» таким источником является хроника Джованни Виллани (1276-1348). Однако материал, не поддающийся рациональному объяснению, Бруни отбрасывает. Точно также мы не найдём у него следов провиденциализма Виллани.

Самым существенным при оценке того нового, что Бруни здесь вносит по сравнению со средневековыми хронистами, является установление факта упадка и гибели Римского государства и поворота к новой эпохи в результате этого события. Важнейшей из предпосылок крушения Рима автор считает падение республики и замену её на деспотическую власть императоров: "После уничтожения свободы исчезла добродетель. Все правление перешло в руки порочных людей, что и послужило причиной падения империи."23

Политическая идея – доказать превосходство республиканского строя (Римская республика, Флорентийское государство средних веков) над тиранией (в Римской империи, и в тех государствах Италии, в частности в Милане, где установилось единоличное правление) – пронизывает всю работу Бруни. Флоренцию Бруни считает наследницей древнеримских республиканских свобод, едва ли не главным их оплотом в современной Италии. В истории родного города он осуждает олигархические притязания грандов и верхушки пополанов, с одной стороны, и народные восстания, в частности восстание Чомпи 1378 г., - с другой; более всего он благоволит к средним слоям горожан.

Политическая позиция Бруни иногда приводит его к тендециозной и субъективной интерпретации событий. Этому способствует также увлечение риторикой, тесно связанное с некретическим подражанием античной историографической традиции, особенно Титу Ливию. В духе этой традиции Бруни преподносит историю как своего рода драму, а исторических деятелей – как её героев, воплощающих те или иные пороки и добродетели.

Бруни по праву можно считать основателем политико-риторической школы в гуманистической историографии, традиции которой были продолжены в творчестве Маркантонио Коччио Сабеллико (1436-1506), профессором риторики в Венеции. Его "Эннеады" являются единственным в то время сочинением, в котором всемирная история давалась с позиций гуманизма, то есть он совершенно отбрасывает схему четырёх монархий и библейские легенды.



Эрудитская критическая школа. Политико-риторической школе Бруни во многом противостоит направление, представленное именами таких римских гуманистов как Флавио Биондо, Лоренцо Валлы, которые заложили основы научной критики источников и подготовили дальнейшее развитие методики исторического исследования.


Каталог: old -> teaching -> special -> courses -> ideas
old -> Петинова М. А. П 29 Философия техники
old -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
old -> Образование в человеческом измерении
old -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
old -> Физкультура и спорт issn 2071-8950 Физкультура
old -> Культурная социализация молодежи в условиях транзитивного общества
old -> А. Г. Свинаренко
ideas -> Теория и методология истории


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   40


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница