Возвращение в Отечество Т. И. Манухина – писательница и журналистка XX столетия



Скачать 163.79 Kb.
Дата25.08.2018
Размер163.79 Kb.

Г.С. Гадалова. Возвращение в Отечество. Т.И. Манухина…

Г.С. Гадалова

Тверской государственный университет

Возвращение в Отечество

Т.И. Манухина – писательница и журналистка XX столетия

Жизнь и творчество писательницы Русского Зарубежья Т.И.Манухиной тесно связаны с Тверской землей. Однако писать о Татьяне Ивановне сегодня очень сложно, так как биографических сведений о ней почти нет ни в отечественной, ни в зарубежной ли­тературе. То, что удалось найти в библиотеках Москвы и Санкт-Пе­тербурга в адресных книгах и справочной литературе, лишь слегка приоткрывает некоторые страницы ее биографии. О многом прихо­дится говорить предположительно. Основными источниками инфор­мации являются произведения и письма самой писательни­цы, воспоминания ее мужа и их современников.

Т.И. Манухина родилась в Петербурге 31 декабря 1885 г. (ст. ст.) в семье потомственного купца Ивана Степановича Крундышева (1852-1888). Дед Татьяны – купец I гильдии Степан Иванович Крундышев (1710-1887) – владел суконными лавками в Гостином дворе по линии №12 и по Банковской линии №6. Позднее лавке по линии №12 было присвоено имя отца Татьяны “Крундышев Ив.Ст.”. Владельцами лавки были сначала, вероятно, ее мать, Любовь Николаевна Ефимо­ва, затем брат – Степан Иванович Крундышев. В адресных книгах Петербурга с 1897 по 1917 г. Татьяна Ивановна числилась домовла­делицей по Троицкой улице (сегодня ул. Рубинштейна), д.11.

О детских годах писательницы материалов нет. Судя по указате­лю Н.Зерноваi, Татьяна Крундышева закончила Женский педаго­гический институт, основанный в 1903 г. на базе Педагогических женских курсов, состоявших при С.-Петербургских женских гимна­зиях. Директором института с 1905 по 1916 г. был профессор русской истории С.Ф.Платонов (1860-1933). Институт готовил “преподавательниц для всех классов женских учебных заведений, а равно классных и домашних наставниц”ii в течение 4 лет на словес­но-историческом и физико-математическом отделениях.

Г.Струве сообщает о завершении учебы в институте Татьяной Крундышевой в 1913 г.iii, однако в предыдущее четырехлетие Татья­на Ивановна жила за границей и вернулась в Россию только в декаб­ре указанного годаiv. По всей вероятности, она училась на словесно-историческом отделении института и должна была закончить учебу до своего отъезда в Париж в 1909 г. В 1910/11 и 1911/12 учебных го­дах она числилась действительным членом “Общества вспомоществ­ления учащимся Женского педагогического института”v.

22 октября 1907 г. на “Казанскую”, как пишет Т.Манухина в од­ном из писем В.Н.Бунинойvi, она вышла замуж за врача Ивана Ива­новича Манухина (1882-1958), уроженца города Кашина Тверской губернииvii. И.И.Манухин принадлежал к старинному купеческому роду, известному своей деятельностью еще с XVII в. В 1906 г. Иван Иванович окончил Военно-медицинскую академию в Петербурге, в 1907-1908 гг. сдал экзамены на степень доктора медицины, а после защиты диссертации в 1910 г. стажировался в Париже в Пастеров­ском институте.

Татьяна Ивановна была во Франции вместе с мужем. Годом раньше она училась в Сорбонне, теперь, вероятно, работала под ру­ководством Э.Дюркгейма (1858-1917) в области социологии и перво­бытных религий, о чем сообщает Т.Пахмуссviii.

Зимой 1912-1913 г. у Татьяны Ивановны появились признаки за­болевания туберкулезом. По совету врачей Манухины в июне 1913 г. выехали в горы Швейцарии, затем в Северную Италию, но улучше­ний не было. В это время они получили письмо с Капри от парижско­го знакомого А.М.Коваленко, сообщавшего о новой вспышке тубер­кулеза у М.Горького. Итальянские врачи считали положение писа­теля безнадежным, и Коваленко упросил Манухина приехать на Ка­при и применить свой метод лечения туберкулеза, до этого испытан­ный только на животных и, как принято у профессионалов, на самом себеix. Советовал ему применить новый метод лечения М.Горького и И.Н. Мечников, когда узнал, что Манухины едут в Италию.

В августе 1913 г. Манухины встретились с М.Горьким на Капри. Этим встречам посвящены воспоминания Татьяны Ивановны “Друг человечества”x, опубликованные в 1938 г. в “Русских записках” под псевдонимом Т.Таманин, являющимся, вероятно, анаграммой имени и фамилии автора. Воспоминания И.И.Манухина о писателе “С. Боткин, И. Мечников, М. Горький” были опубликованы в “Новом журнале” в 1967 г. после его смертиxi, когда не было уже и Татьяны Ивановны. Почти дословное совпадение текста обоих вос­поминаний о Горьком свидетельствует скорее всего о том, что либо Татьяна Ивановна дополнила воспоминания мужа своими, либо кто-то уже после смерти обоих соединил две рукописи вместе, что вероятнее всего.

В течение двух месяцев в Неаполе, а затем в Сорренто Манухин ле­чил Горького и свою жену путем облучения селезенки рентгеновски­ми лучами и одолел болезнь, что сделало его имя известным всей Рос­сии. В декабре 1913 г. Манухины вернулись в Петербург, на Рождест­во вернулся в Россию и Горький. Дружеские отношения с писателем супруги сохранили вплоть до своего отъезда из страны в 1921 г., а рас­ставшись с ним, переживали его трагедию, не в пример тем, кто пола­гал, что Горький “продался большевикам”. Т.И.Манухина, считая, что всякая трагедия “человечна и вне суда для тех, кому суждено о ней свидетельствовать”xii, написала свои воспоминания о писателе с тем, чтобы защитить его от скорого суда потомков.

На смерть М.Горького в письме к В.Н.Буниной от 11 июля 1936 г. она откликнулась такими словами: “Много природно-хорошего было в Горьком... он был добр, великодушен и скромен. Любил умаляться перед людьми: свое творчество критиковал беспощадно. Зависти ни малейшей. Вот уж кто никогда бы не отравил Моцарта, а первый бы стал восхищаться, всем расхваливать, первый бы по­мог ему в жизни не пропасть. По отношению к врагам был велико­душен (точнее мог быть). Ненавидя, мог людей спасать, им помо­гать. К большевикам он не ринулся, а принял их после сомнений и внутренней борьбы. Он долго цеплялся за что-то высшее, чем идеал большевицкой “казармы”... Его письмо в Совет Народных Комис­саров в самые лютые дни террора: “я не с вами и не с ними (то есть с контрреволюционерами)” ходило в Петербурге по рукам. Защита великих князей была мужественна... и т.д. В его переходе к боль­шевикам таится трагедия неравной борьбы (без Бога разве одолеть!) с могучей силой Зла...”xiii.

По свидетельству М.Павловой, Татьяна Ивановна начала печатать­ся при поддержке М.Горького в 1913 г.xiv Но о её первых литературных опытах и годах жизни в России в период с декабря 1913 по 1917 г., к сожалению, почти ничего неизвестно. По данным О.Р.Демидовой в период с 1918 по 1921 (?) г. Т.Манухина была со­трудницей издательства “Всемирная литература”xv.

В журнале “Летопись” за 1916 г. мне удалось найти три ее публи­кации: № 4 – рассказ “В вагоне”, № 11 – фельетон “Разговор”, № 12 – литературно-критические заметки о творчестве писательницы О.Руновой. В центре внимания Т.Манухиной – мир любви, мир идей, мир творчества ее современниц. За строкой публикаций – не­ординарная личность писательницы. Проблемы, поставленные в “Разговоре”, характерны не только для женского движения начала века и всего российского общества в целом, но актуальны и сегодня. Совет парижского собеседника далекого 1913 г.: “вам надо, как можно, полнее и радостнее пережить ваше увлечение демокра­тией”, поскольку вне работы законов “битва слов и партийных принципов” могут создавать лишь иллюзию реальной борьбы за свободу – это и есть день сегодняшний”. А тогда, накануне револю­ций 1917 г., Т.Манухина устами своих героев пыталась предосте­речь российскую интеллигенцию от возможных ошибок: “Стон рус­ского сердца вы сделали лозунгом вашего социального строительст­ва”, “вы поверили, что нет радостнее подвига, как снять с себя по­следнюю рубашку, и не хотели знать, что нравственнее и человеч­нее не дать ее снять с ближнего”xvi.

К сожалению, подробных сведений о пребывании Манухиных на фронтах первой мировой войны нет. Из воспоминаний Ивана Ива­новича известно, что он работал врачом в киевском лазарете, а из публикации О.Р.Демидовой – о работе Татьяны Ивановны “фрон­товой сестрой милосердия”xvii, скорее всего, в том же госпитале. О событиях 1917-1920 гг. остались воспоминания И.И.Манухина (“Революция” и “Воспоминания о 1917-1918 гг.”xviii) и Зинаиды Гип­пиус (1869-1945), посвятившей много теплых слов своему соседу по дому на Сергиевской улице, доброму другу и “гениальному челове­ку”, как она неоднократно называла Ивана Ивановича в своих дневниках, отмечая также, что “у него маленькая, молодая, спокой­ная (приятная) жена”xix.

Слабое здоровье Татьяны Ивановны, ее глубокая религиозность и, вероятно, неприятие большевистской России не позволяли ей прини­мать активное участие в какой-либо деятельности того перио­да. Свои впечатления и переживания она, как и положено писателю, отражала на бумаге. О широте ее кругозора, глубине мысли, силе духа и образности слова лучше всего говорят ее труды, ее дружба с великими современниками, ее конкретные поступки и дела. Отно­шения с Иваном Ивановичем – это редкое проявление большой любви, достойной кисти и пера художников и поэтов. Манухин на­столько боготворил жену, что свои воспоминания о знаменитых со­временниках мог начать с простой фразы: “Моя жена Таня уехала в Париж в первых числах ноября, в Сорбонну, вернулась в половине июня. Эти 8 месяцев ее отсутствия я посвятил дальнейшей разработ­ке моего труда о законах самозащитной борьбы организма против инфекции”xx. Оба ревностно относились к критическим замечаниям в адрес своей половины и, обидевшись, могли пойти на конфликт с ближайшими друзьями. Тому свидетельство – литературная ссора Татьяны Ивановны с Зинаидой Гиппиусxxi.

Трудно представить, что было бы с И.Манухиным, этим беззащит­ным гигантом, если бы с Татьяной Ивановной произошла беда. Дважды недуги жены подвигали его на научный подвиг: это реаби­литация его способа лечения туберкулеза осенью 1913 г. на Капри и открытие в самое холодное и голодное время 1919 г. в Ин­ституте экспериментальной медицины Петербурга “микроба” “испанки”xxii, от которой в сентябре 1918 г. чуть не умерла Татьяна Ивановна.

По ходатайству М.Горького Манухину для устройства своей по­ликлиники был предложен Павловский дворец. Но рука не подни­малась на вандалические переделки дворца. Кроме того, Иван Ива­нович понимал, что в Советской России ему никогда не будет предос­тавлена полная творческая свобода, которую он познал у Мечникова в Пастеровском институте. В январе 1921 г. Манухины решились покинуть Россию. Официально Иван Иванович уезжал в заграничную командировку, хотя командировки были отменены декретом Ленина еще в 1919 г. Помог Горькийxxiii. Писатель высоко ценил талант Манухина. В 1932 г. в письме к К.Федину он писал: “Манухина я потерял из вида. Знаю, что он все еще живет в Пари­же, но в Институте Пастера не работает... Манухина жаль, человек талантливый, и лечение его давало отличные результаты. Если б не он, я уже 19 лет имел бы чин покойника, а благодаря ему состою в живых”xxiv. Иван Иванович, уехав из России, в свою очередь попы­тался спасти Горького еще раз: в мае 1924 г. он сообщил писателю, что Лига прав человека и граждан получила для М.Горького раз­решение на въезд во Францию, и что он был бы счастлив вновь ле­чить Горького своим методомxxv.

Воспоминания Татьяны Ивановны о трудной дороге из России во Францию через Ригу и Англию “Путешествие из Петербурга в Париж в 1921 г.”, впервые опубликованные О.Р.Демидовой в 1996 г. по мате­риалам Бахметьевского архива, новый интересный источник о судь­бах русской эмиграции. По мнению Демидовой, тема бегства, объеди­няющая большинство воспоминаний, наиболее художественно и пси­хологически достоверно разработана именно в “Путешествии” Т.Манухиной. “Бегство рассматривается как определенный рубеж; им заканчивается жизнь на родине и с него начинается новая эмиг­рантская жизнь. Трудности и лишения последней не страшат автора; отъезд из страны становится нравственным императивом в силу невоз­можности оставаться в большевистской России. Бегство воспри­нимается автором не как предстоящая разлука с родиной, а как необ­ходимый разрыв с государством, построенном на лжи и насилии”xxvi.

О жизни Манухиных во Франции известно очень мало, что под­тверждает и последняя публикация в “Золотой книге эмиграции” Т.И.Ульянкиной, исследовательницы жизни и научной деятельно­сти И.И.Манухина. Иван Иванович некоторое время продолжал за­ниматься наукой, состоял членом Общества русских врачей в Па­риже, опубликовал ряд статей во французских научных журналах. По сведениям Н.Берберовой (без уточнения в какой период жизни) И.И.Манухин был масономxxvii. Однако основное время отдавал вра­чебной деятельности, чтобы иметь, вероятно, возможность ежегод­но вывозить в горы Швейцарии Татьяну Ивановну, здоровье кото­рой было весьма слабым, о чем свидетельствуют ее письма к Вере Николаевне Буниной.

Главным источником информации о жизни в эмиграции выступа­ют публикации Т.И.Манухиной. Вероятно, сразу после приезда в Париж она начала посещать религиозно-философский кружок Н.А.Бердяева (1874-1948). В течение четырех лет сообщает писатель­ница “собирались мы то у Федотовыхxxviii, то у Фондамин­скихxxix, то у нас”xxx. В кружке Татьяна Ивановна встретилась и близко сдружилась с Елизаветой Юрьевной Скобцовой (1891-1945) (в пер­вом браке Кузьминой-Караваевойxxxi), которой посвятила свои воспо­минания “Монахиня Мария”. “Монашество не было для Матери са­моцелью, – замечает Манухина, – тем классическим исканием спа­сения души, о котором так много говорится в руководствах к ино­ческой жизни. Не тихая обитель за высокими стенами, не строгая красота монашеского уставного быта, а “мир сей” привлекал мать Марию: спасать погибающих в этом мире братьев силою любви той “меры безмерной”, когда человек не только отдает все “свое”, но и самого себя, уже не думая, не заботясь о личном спасении – вот идеал, к которому мать Мария, по-видимому, стремилась”xxxii.

По свидетельству Т.Пахмусс, Т.И.Манухина принимала активное участие в различных эмигрантских благотворительных и церков­ных организациях, дважды в качестве журналистки участвовала в экуменических конференциях в Лозанне (1927) и Эдинбурге (1937)xxxiii. Из писем Татьяны Ивановны к В.Н.Буниной известно о ее “летучей библиотеке” – обмену книгами с близкими ей по духу людьми. Оставаясь истинной православной христианкой, она тем не менее считала необходимым “пробиться через всю клерикаль­ную скорлупу к живому ядру – католической мистике, столь своеоб­разной, неповторимой, огненной”, поскольку, соприкасаясь с инославной святостью, с живыми душами, мы “воспринимаем их как просвещающее нас и восхищающее новое “знакомство”xxxiv.

В 1933 г. под псевдонимом Т.Таманин вышел из печати в издатель­стве YMCA-PRESS ее роман “Отечество”, повествующий о судьбах русской интеллигенции в сложный послереволюционный период. По словам Г.Струве, “этот длинный аллегорический роман... обна­руживавший сильную зависимость от Достоевского (тема революции дана в нем в духовном плане) и страдавший большими художествен­ными недостатками, был интересен, как отмечала критика, как ре­зультат подлинного духовного опыта”xxxv. З.Гиппиус, близкий друг и наставник Татьяны Манухиной в религиозно-философских вопро­сахxxxvi, отозвалась хвалебной статьей о романеxxxvii, за что была наказана в разгромной рецензии В.Ходасевича (1886-1939)xxxviii.

В феврале 1935 г. Татьяне Ивановне было предложено записать и отредактировать воспоминания митрополита Евлогия – главы Рус­ской церкви в Западной Европе. В течение 3 лет, за исключением летних каникул и поездок митрополита по епархии, каждый поне­дельник приходила писательница в дом митрополита и записывала его воспоминания. Так продолжалось до весны 1935 г. Еще два года потребовалось, чтобы пополнить книгу “данными из области цер­ковно-приходского строительства и Экуменического Движе­ния”. По просьбе митрополита книга воспоминаний “Путь моей жизни” вышла после его смерти в 1947 г. Отредактировать ее Т.И. Манухи­на попросила П.Е.Ковалевскогоxxxix, автора “Жития Сергия Радонеж­ского”.

Т.И.Манухина, член Союза русских писателей и журналистов во Франции, публиковалась в газетах “Последние новости” и “Русская мысль”, журналах “Вестник русского студенческого христианского движения”, “Возрождение”, “Новый журнал”. В ее письмах и очерках даны яркие портреты современников – представителей русской эмиграции, интересно и образно высказаны мысли о свя­тых подвижниках православной и католической церквей, о вере и любви к Богу и людям. Среди работ Манухиной 1920-1940-х гг. из­вестны: рецензия на книгу З.Гиппиус “Живые лица”xl, перевод с французского “Из автобиографии Святой Терезы”xli, литературно-критическая статья о Е.И. Замятинеxlii, воспоминания “Светлой па­мяти митрополита Евлогия”xliii.

В 1954 г. YMCA -PRESS издала ее книгу “Святая благоверная княгиня Анна Кашинская” – главный труд писательницы, получив­ший признание современников. “Нельзя не приветствовать и не рекомендовать всем русским читателям, равно молодым и ста­рым, прекрасную книгу давно известной в эмиграции писательни­цы Т. И. Манухиной. Умно и тонко задуманная и во всех планах выполненная, а также не менее хорошо изданная, книга эта явля­ется ценным вкладом в сокровищницу нашей родной святости”xliv. Необходимо отметить, что работа Т.Манухиной о св. благоверной княгине Анне Кашинскойxlv, являясь, по сути, единственным иссле­дованием биографии тверской княгини и ее необычной агиографи­ческой судьбы, не утратила своего значения и сегодня.

Умерла Татьяна Ивановна 13 июня 1962 г. в Париже. Похоронена вместе с мужем и его братом на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буаxlvi.

Удивительно, как в такой физически слабой женщине, пережив­шей три революции и две мировые войны, познавшей горечь разлу­ки с родиной, так ярко пылал огонь любви к ближнему, запечатлен­ный в ее творчестве и проявлявшийся в ее поступках. “Письма Ма­нухиной проливают свет на яркую личность писательницы, – пишет Т. Пахмусс, – ее участливость к близким по духу людям, желание всем помочь, беспокойство по поводу трудной жизни русских в эмиграции; и ее беззаветную любовь к России – “без большевиков”. Они свидетельствуют и о ее широкой религиозной культуре”xlvii.



По словам В.Н.Буниной, Т.Манухину отличали “культурность и умственно-духовное напряжение, воспитанное десятилетним чте­нием католических книг, серьезное отношение к себе, к своей рабо­те... Писание для нее – служение в меру сил...”xlviii. К сожалению, не все творения писательницы доступны сегодня российскому читате­лю. Однако появление книг Т.Манухиной на прилавках магазинов и книжных полках в России – это уже знамение времени: ее возвра­щение в Отечество.
ПРИМЕЧАНИЯ


i Русские писатели эмиграции: Биогр. сведения и библиогр. их книг по богословию, религиоз. философии, церков. истории и правосл. культуре. 1921-1972/ Сост. Н.Зернов. Boston, 1973. C.87.

ii Весь Петербург на 1905 г. СПб., 1905. Отд.1. С.464.

iii Струве Г. Русская литература в изгнании. 3-е изд, испр. и доп. Париж; М.,1996. С.365.

iv Манухин И.И. С. Боткин, И. Мечников, М. Горький// Новый журнал. 1967. № 86. С.139, 146, 147.

v Общество вспомоществления учащимся Женскаго педагогическаго института и Константиновской женской гимназии. СПб., 1911.- С.13, 14.

vi Письма Т.И.Манухиной к Вере Николаевне Буниной / Публикация Т.Пахмусс // Вестник русского христианского движения (Вестник РХД). 1996. №1 (№173). С. 175.

vii Ульянкина Т.И. Манухин Иван Иванович// Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции первой трети XX в. М., 1997. С.389-390.

viii Пахмусс Т. Письма Т.И.Манухиной к Вере Николаевне Буниной // Вестник РХД. 1996. №1 (№173). С. 159.

ix В диссертации И.И.Манухин описывает результаты анализа крови, которую брал у себя и у Татьяны Ивановны 26 мая, вероятно, 1908 г. См.: Манухин И.И. О лейкоцитолизе: Дис… доктора медицины. Спб., 1911. С.148.

x Таманин Т. Друг человека: М.Горький// Русские записки. 1938. №11. С. 117-134.

xi Манухин И.И. С.Боткин, И.Мечников, М.Горький. С. 139-158.

xii Таманин Т. Друг человека. С.133.

xiii Письма Т.И.Манухиной к Вере Николаевне Буниной // Вестник РХД. 1996. №2/1997. №1 (№174). С. 208.

xiv Наше наследие. 1990. № 6. С.87.

xv Манухина Т.И. Путешествие из Петербурга в Париж в 1921 году // Путешествие из Петербурга в Париж. Воспоминания русских писательниц о первых годах советской власти (1917-1924): По материалам Бахметьевского архива/ Сост. О.Р.Демидова. Wilhelmshorst, 1996. С.199, Прим.1 (Frauenliteratur Gesсhichte. Bd.4).

xvi Таманин Т. Разговор// Летопись. 1916. № 11. С. 205, 197, 199.

xvii Манухина Т.И. Путешествие из Петербурга в Париж в 1921 году. С.202. Прим. “l”.

xviii Манухин И.И. Воспоминания о 1917-1918 гг.// Новый журнал. 1958. № 54. С.97-116; Манухин И.И. Революция// Новый журнал. 1963. № 73. С.184-196.

xix Гиппиус З. Петербургские дневники // Гиппиус З. Живые лица: Воспоминания. Тбилиси, 1991. Т.2. С. 352.

xx Манухин И.И. С.Боткин, И.Мечников, М.Горький. С. 139.

xxi Об отношениях между Т.Манухиной и З.Гиппиус см. публикации Т.Пахмусс: Intellect and Ideas in Action: Selected Correspondance of Zinaida Hippius (1972)// Новый журнал. 1968. № 92. P.461-517; A Literary Quarrel: Zinaida Hippius versus Tatjana Manuxina// The Estonian Learned Society in America Yearbook. IV: 1964-1967. 1968. Вып. 4. P.63-83; Из архива З.Н.Гиппиус// Новый журнал. 1987. №168/169. С. 305-324; Письма Т.И.Манухиной к Вере Николаевне Буниной// Вестник РХД. 1996-1997 (№№173-175).

xxii Манухин И.И. Революция. С. 195.

xxiii О письмах М.Горького к В.И.Ленину по вопросу выезда И.И.Манухина за границу см.: Ульянкина Т.И. Этот неизвестный известный Иван Манухин// Вопросы истории естествознания и техники. М., 1993. С.59-60.

xxiv Горький А.М. Собрание сочинений: В 30 т. М.,1955. Т. 30. С. 246-247.

xxv Летопись жизни и творчества А.М.Горького. М., 1960. Вып.3. С. 374.

xxvi Демидова О.Р. Женщины русской эмиграции: Краткий обзор материалов Бахметьевского архива // Русские писательницы и литературный процесс в конце XVIII – первой трети XX в.: Сб. науч. ст. Wilhelmshorst, 1995. С.215. (Frauenliteratur Gesсhichte. Bd.2).

xxvii Берберова Н. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. Харьков, 1997. С. 178.

xxviii Георгий Петрович Федотов (1886-1951) – социал-демократ, педагог, писатель. Автор книги “Святые Древней Руси” (См.: Берберова Н. Курсив мой. М., 1996. С.700).

xxix Илья Исидорович Фондаминский (1879-1943). В 1905-1917 гг. эсер. В Париже с 1919 г. Редактор “Современных записок”. Погиб в немецком лагере. (см.: Там же. С.701).

xxx Манухина Т. Монахиня Мария: К десятилетию со дня кончины// Новый журнал. 1955. №41. С. 137.

xxxi Д.В.Кузьмин-Караваев (1886-1959) – тверской дворянин, юрист по образованию, социал-демократ, ставший в эмиграции католическим священником. (см.: Русское зарубежье. С.320).

xxxii Манухина Т. Монахиня Мария. С. 154.

xxxiii Пахмусс Т. Письма Т.И.Манухиной к Вере Николаевне Буниной. № 173. С.159.

xxxiv Там же. С.162, 161.

xxxv Струве Г. Указ.соч. С.187.

xxxvi Пахмусс Т. Зинаида Гиппиус: “Объяснения и вопросы”// Возрождение. 1970. №223. С.73-83.

xxxvii Крайний А.[ Гиппиус З.]// Последние новости. 1933.№ 4313. 12 января.

xxxviii Ходасевич В.// Возрождение. 1933. № 2795. 26 января. С.3-4.

xxxix Ковалевский П.Е. Зарубежная Россия. История и культуро-просветительская работа русского зарубежья за полвека (1920-1970). Париж, 1971. С. 195.

xl Таманин Т. Нелицемерный современник // Последние новости. 1926. 11 марта. С. 2-3.

xli Из автобиографии Святой Терезы (1515-1582) / Пер. Т.Манухиной // Вестник РСХД. 1927. № 2. С.10-13.

xlii Таманин Т. Е.И.Замятин // Русские записки. 1939. № 16. С.98-108.

xliii Манухина Т. Светлой памяти митрополита Евлогия// Вестник РСХД 1960. № 5. С. 2-9.

xliv М.Л.-Б.[Лот-Бородина, Мирра Ивановна (1882-1957)]// Там же. 1954. № 35. С. 56-57.

xlv Анна Кашинская (?-1368) – жена вел. кн. владимирского и тверского Михаила Ярославича (1294), канонизирована Русской Церковью в 1650 и 1909 гг.

xlvi Grezinе Ivan. Inventaire nominatif des sepultures Russes du cimetiere de Ste-Genevieve-des-Bois – Алфавитный список русских захоронений на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Paris, 1995. P.241.

xlvii Пахмусс Т. Письма Т.И.Манухиной к Вере Николаевне Буниной. №173. С.160.

xlviii Устами Буниных: Дневник Ивана Алексеевича и Веры Николаевны и другие архивные материалы/ Под ред. М.Грин.-Frankfurt am Main, 1987. Т.2. С.281.

Каталог: data -> downloads
downloads -> Введение в политологию
downloads -> А. В. Бородина права женщин: академический дискурс и образовательный процесс 1 Задача
downloads -> Ирина Чикалова И. Арманд и а. Коллонтай: феминизм, коммунизм и женский вопрос в послереволюционной россии
downloads -> Феминистская критика современного социологического знания
downloads -> Н. А суровегина Гендерные проблемы в антропологии Н. А. Бердяева: идеи и философские перспективы
downloads -> В поисках языковой самореализации женщин На материале современного немецкого языка и немецкоязычной женской литературы
downloads -> В. И. Успенская Суфражизм в конце XIX – начале XX века


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница