Вопросы к болонскому процессу и к самим себе


Введение системы кредитов как стратегическая цель



Скачать 395.53 Kb.
страница3/3
Дата17.08.2018
Размер395.53 Kb.
1   2   3
Введение системы кредитов как стратегическая цель

Университет дружбы народов - традиционно международный вуз, его преподаватели и сотрудники поездили по университетам мира и представление о сложности проблемы имели. Поэтому введение системы кредитов формулировалось как серьезная стратегическая цель. Опыт решения подобных стратегических задач - сложнейших, общеуниверситетского масштаба, вовлекающих практически все структуры и огромный коллектив - также имелся.


В годы урезания бюджетных денег и финансовых кризисов мы придумали и внедрили такую организационно-экономическую систему, которая автоматически - и реально - стимулировала каждого преподавателя и работника администрации максимально оптимизировать учебный процесс, при этом сохраняя и даже повышая основные показатели качества обучения. Эта успешно внедренная системная разработка имела своим следствием достижение первой стратегической цели: университет прошел тяжелое постсоветское десятилетие, не «выживая», а интенсивно развиваясь. Более чем удвоилось число направлений и специальностей, в несколько раз увеличился контингент студентов. При этом университет полностью сохранил квалифицированный преподавательский корпус и сегодня имеет возможность выбирать лучших профессоров из числа желающих здесь поработать (Сущность и история реализации этой первой стратегической программы подробно изложена в книге: А.П.Ефремов, «Экономика и оптимизация учебного процесса», М, МГУП, 1999, 198 стр.). Успешное решение проблемы оптимизации имело своим следствием также систематизацию всей финансово-экономической деятельности университета. Это в свою очередь позволило планировать и решать вопросы расширения и улучшения материально-технической базы обучения. Мне довелось принять живое участие в разработке и реализации плана по достижению одной из таких стратегических целей: создать в университете единую современную мощную и хорошо защищенную информационно-телекоммуникационную сеть. При фиксированном, но существенном объеме финансирования за четыре года эта цель была достигнута. Разрозненные и беззащитные, возникавшие полустихийно, и слабые сети отдельных подразделений заменила общеуниверситетская высокопроизводительная (гигабитная) сеть с централизованным управлением и защитой, был обеспечен широкий доступ в Интернет, создана электронная библиотека и университетский учебный портал.

Обо всем этом можно было бы не упоминать, но результаты этих успешных проектов оказались чрезвычайно полезными, скорее даже необходимыми, для реализации третьей стратегической цели - вхождения в европейское академическое пространство. Детальное знание экономических нюансов учебного процесса позволило выстроить экономику в системе кредитов, а наличие развитой, надежной и доступной телекоммуникационной структуры дало возможность существенно облегчить технологию организационной работы и модернизировать сам процесс обучения. Но самое главное, работая над этими программами, мы научились приземленно планировать и аккуратно выполнять планы. Сложился и счастливый творческий коллектив.

Стратегический план был составлен и он - в действии. Не углубляясь в детали разработки, скажу только, что на первом этапе был изучен опыт других стран, в первую очередь, британской группы. Затем в качестве базовой была принята к внедрению рекомендованная «болонскими» документами система ECTS, однако для нее сразу были определены не столько переводные (для России ничего не значащие), сколько накопительные функции. Имея перед глазами выложенные на сайте Еврокомиссии все формы документов ECTS, не составило труда составить аналогичные формы на русском языке, не забывая при этом учесть свои особенности. Параллельно о новой системе постепенно информировалась университетская общественность, в первую очередь, преподаватели. Были сделаны сообщения на ученых советах и учебно-методических комиссиях. Скажем прямо, к новым веяниям общественность отнеслась скептически, если не подозрительно. Но у администрации, предлагающей реформы, был определенный кредит доверия: обещанное при обсуждении системы оптимизации заметное увеличение преподавательских зарплат после внедрения не только произошло, но методично и предсказуемо продолжилось. Поэтому была надежда, что призыв к новациям и сейчас будет услышан, тем более что в них уже просматривался новый эффективный экономический механизм. Вся эта подготовительная работа была завершена к концу 2001 года.

Второй этап был одним из самых сложных и длился полтора года. Это время ушло на разработку и адекватное описание технологии организации процесса обучения с применением системы кредитов. Разрабатывалось - и было создано «Положение о введении системы кредитов в РУДН». Это был действительно творческий процесс, потому что в вопросах технологии «Запад для России вовсе не пример». Зарубежные образцы годятся только как канва, по которой приходится вышивать нашим замысловатым крестом. Главное вписать в новый процесс уже существующие структурные подразделения, которые обеспечивают действующую схему организации обучения. А у нас эта схема совсем не британская, а прусская.

Ввел ее Вильгельм Гумбольдт в Берлинском университете в начале 19 века. Воспринятая еще при царизме, эта система благополучно пережила все революции и войны. Конечно, за столетия она претерпела национальную притирку, и теперь мы с гордостью считаем ее своей. Но в Германии и в Австрии и поныне системы обучения похожи. В них студенту сделать шаг вправо или влево - очень трудно. Он поступает на первый курс, смотрит расписание занятий и идет в аудиторию учиться. Никто его не спрашивает, хорош ли учебный план, нужна ли ему культурология или социология. В гумбольдтовской схеме студента в начале пути ставят на рельсы, сообщают необходимый импульс, и он катится по этим рельсам до выпуска. Легкое разветвление в виде специализации наблюдается в конце пути. Но и там, если честно, выбора особенного нет, поскольку декану или заведующему кафедрой нужно загрузить всех преподавателей. И студенту, привыкшему к подчинению, строго указывают, к кому идти писать диплом. Бывает, наверное, и иначе, но во многом правда жизни такова. Акцент обучения в этой схеме делается на аудиторные занятия, посещение которых тщательно учитывается. Знаем, что не без основания: самостоятельную работу проконтролировать трудно, а то, что школяр в массе своей нерадив и ленив, подразумевается имманентно. Этому мнению, а зачастую и состоянию вещей, кстати, весьма способствует система контроля знаний. Кому из нас не известно, что «сессия всего два раза в год», и как можно жить от одного контрольного периода до второго? Притом форма организации контроля знаний такова, что оценка успеваемости зависит не столько от трудов студента, сколько от множества различных обстоятельств, из которых утреннее настроение профессора - не последний фактор. А сегодня настроение хуже некуда: инфляции, дефолты...

В «болонской» - читай, британской - схеме многое иначе. Только аудиторные занятия похожи. А в остальном - студент, как участник процесса обучения, реально выбирающий свой образовательный путь, в полной мере за него и отвечает. И за посещение занятий, и за внеаудиторную работу. Ему дали возможность, предоставили условия - учись! Не хочешь, не получается - попробуй что-то другое. Для успешного освоения программы студент просто обязан много времени посвящать учебе, и не только в аудитории.

Поскольку дипломированные неучи на Западе не нужны, университет осуществляет частый и жесткий контроль. Сроки и вид такого рубежного контроля заранее строго установлены, так же как и количество баллов, которое на этом рубеже можно набрать по каждой дисциплине. Объявив эти правила балльно-рейтинговой системы в начале курса, преподаватель уже не вправе их менять по ходу обучения. В частности, потому, что студент, набирая баллы в течение семестра, тем самым формирует конечную оценку освоения объема знаний. И получает ее не во время скоротечной сессии, а планомерно в течение семестра. Если качественная оценка знаний в результате прохождения курса оказывается положительной, то студенту зачитываются и кредиты (факт успешного прослушивания курса), и указывается, как успешно он знания освоил, есть ставится та самая положительная отметка. В случае же неудовлетворительной оценки, кредиты данной дисциплины не зачитываются.

Что делать, если студент недополучил 3-4 кредита из тех 30, которые он «взял» на текущий семестр? Можно ли просто разрешить ему «пересдачу», нужно ли организовывать для него дополнительные занятия (и за чей счет), или нужно его отчислять, ориентировать на повтор курса? При каких условиях отчисление неизбежно, кто и на основании чего принимает решение, что именно должен повторять неуспевающий студент - все эти вопросы в рамках жесткой технологии рубежного контроля и балльно-рейтинговых систем оказываются первостепенными. Чисто западные правила и нормы, тупо, без разъяснения и адаптации перенесенные на российскую почву, ничего, кроме «картофельных бунтов» и иного вреда, не принесут. Тем более, когда эти правила касаются студенческих судеб и, немаловажно - денег. Все эти тонкие моменты были тщательно продуманы и изложены в первой редакции «Положения о системе кредитов»; позже, на основе практического опыта некоторые пункты раздела об успеваемости и статусе студента пришлось корректировать. Здесь нет возможности вдаваться в детали, стоит только заметить, что в разделе о статусе студента - как и во всех других разделах - существенным образом были учтены традиции российской высшей школы.

Другие, чисто организационные сложности возникли при описании в «Положении о системе кредитов» и в дальнейшей реализации самой процедуры записи студентов на дисциплины и выборе кредитов на следующий период обучения. Если составление форм - шаблонов, определение места записи, назначение ответственных лиц, и даже создание сетевой компьютерной программы были делом трудоемким, но прозрачным, то установление сроков записи поставило перед разработчиками знак вопроса. Понятно, что в процедуре записи на кредиты вновь поступившие студенты и студенты старших курсов находятся в неравных условиях. Ветераны все уже знают (или так думают) и у них есть время для выбора; новичкам, наоборот, требуются разъяснения, и, если занятия начинаются с 1 сентября, то времени для записи на кредиты у них практически нет. Значит, о системе кредитов нужно информировать абитуриентов (у которых и без того понятно, чем голова забита), а в начале семестра выделять время на запись. Информацию обо всем этом, конечно, следует разместить на стендах приемной комиссии, деканата факультета, на сайте университета. Можно написать в университетской газете.

Но одно дело прочитать написанное, другое - разобраться в сути дела. Далеко не все сотрудники деканатов, тем более преподаватели знают все детали, хотя для них ректорат организовал учебу. Поэтому в «Положение о системе кредитов» был введен специальный раздел о службе академических консультантов - тьюторов; в дальнейшем такие службы на факультетах были реально созданы. Тьютор курирует одно или несколько направлений подготовки бакалавров и магистров, и он обязан знать абсолютно все об их академической специфике. В функциональные обязанности тьютора входит всестороннее содействие студентам в их учебной жизни. Он помогает оптимизировать образовательные траектории в целом, при необходимости участвует в их коррекции, дает советы по выбору конкретных курсов, отслеживает соблюдение правил рубежного контроля, по идее, он является представителем интересов студента на факультете, его помощником и защитником. Должность тьютора в факультетской иерархии соответствует уровню должности заместителя декана, зарплата должны быть соответствующей.

Итак, студент самостоятельно или с помощью тьютора осуществляет выбор дисциплин на грядущий учебный год. Но свобода выбора, конечно, должна быть рационально обоснованной. С одной стороны, студент должен освоить все знания, получить те навыки и умения, которые необходимы для его будущего профессионального уровня, а с другой, как уже было упомянуто выше, сам процесс обучения должен быть для студента привлекателен: нужен, интересен и удобен. Иными словами, нынешние слишком жесткие учебные планы должны постепенно уступить место более гибким, учитывающим интересы студента. Для достижения этой цели нет ничего проще, чем предложить самому студенту сформировать его индивидуальный учебный план на очередной семестр. Собственно в этом и состоит суть записи на кредиты. Но при этом должны быть определены строгие  рамки свободы выбора. Этому посвящен один из важнейших разделов «Положения о системе кредитов». Основная идея состоит в том, что содержание образования, утвержденное действующими государственными образовательными стандартами, в новой схеме не затрагивается. Но меняется форма - в полном согласии с главной идеей «болонских» технологий. Из всего множества дисциплин нынешнего стандарта для данного направления выбираются те, которые изучать следует строго обязательно и последовательно. Это стержень, «железное ядро» будущей специальности. Хочет того студент или нет, он обязан эти дисциплины вписать в свой учебный план в надлежащем порядке. Дисциплины второй группы тоже обязательны, но «проходить» их можно в произвольном порядке, как лучше - посоветует тьютор. Наконец, третья группа содержит лишь «элективы» (это просто термин) - те дисциплины, которые факультет предлагает, но может и не читать, если их не выберут. Тщательный анализ учебных планов, подготавливаемых к внедрению системы кредитов, показал, что строго обязательные дисциплины могут составлять 50-60% всего объема кредитов учебного плана. Понятно, что такая степень свободы не согласуется со структурой учебных планов действующих образовательных стандартов. Поэтому для того, чтобы процесс внедрения кредитов шел на «законных основаниях» и в период аккредитационных мероприятий не возникало претензий, для группы университетов, вошедших в «болонский» эксперимент, Министерством образования был издан соответствующий разрешительный приказ.

В этом месте группа разработчиков задумалась. Мы же знаем, в какой замечательной стране живем! Сегодня есть разрешительный приказ, завтра вполне может появиться запретительный. А образование инерционно и консервативно, люди учатся много лет. Они-то уж никак не должны пострадать из-за смены курса, если таковая нас вдруг накроет. И выход был найден, имя ему - индивидуальный типовой учебный план. С одной стороны - ориентир для выбора студента, с другой - инструмент возврата на старые рельсы. Типовой план по содержанию ничем не отличается от того, который деканат и учебно-методическое управление составляют на очередной учебный год. В новой схеме студент имеет право вносить в него допустимые изменения. Но если все же прозвучит команда отступать, к типовому плану вернутся все. Студенты, может, и поворчат, а деканаты вздохнут с облегчением: организовывать обучение по старой схеме легче и привычней.



Итак, суть новой схемы описана, действия, обязанности, свободы студентов и администрации отражены. А есть ли что новое для преподавателей? Хотя написать можно было бы много, сведения об этой деликатной сфере в «Положении» минимизированы. Во-первых, потому, что преподаватели - это золотой фонд любого вуза, и их нужно беречь. Им нужно платить приличные деньги, предоставить все возможности для творческой педагогической и научной работы и ни в коем случае не нервировать частыми административными инициативами и инновациями. Поэтому в «Положении о кредитах» описаны хорошо всем знакомые виды педагогической деятельности. Отмечается только необходимость обновления методических материалов и пожелание более интенсивного внедрения информационных технологий в учебный процесс - для экономии аудиторного времени и как безусловная дань моде. Еще говорится о том, что если на предложенную необязательную дисциплину запишется мало студентов (указано сколько), то дисциплина в этом семестре не открывается. Наоборот, если на дисциплину запишется слишком много студентов - для одного квалифицированного преподавателя, - то тем студентам, которые записались по времени позже, деканат обязан предоставить  второго   преподавателя аналогичной квалификации. Вот, собственно, и все, что касается преподавателей. Однако вуз - собрание высоких умов. Уже в первом чтении «Положения» на ученом совете университета был задан вопрос о том, не пойдет ли речь о персональном  выборе преподавателей студентами. Вопрос был в точку, поскольку речь именно об этом скоро пойдет. В контрольном списке содержания каталога курсов, предлагаемого университетом, имеющим европейскую марку ECTS, в разделе «Описание отдельного курса (дисциплины) прямо указывается пункт: фамилия преподавателя. Это означает, что в свой индивидуальный учебный план студент имеет право вписать не только наименование дисциплины, но и фамилию профессора. И это касается дисциплины любой - обязательной или необязательной группы. Выбор преподавателя - один из сильнейших ходов по участию студента в организации учебного процесса, по реализации лозунга: студент клиент. Скажут: студенты выберут того, кто не ставит  двоек. Сомнительно. Во-первых, суровые правила рубежного контроля весьма способствуют объективизации оценки знаний, а во-вторых, наша милая сердцу традиция вытягивания троечников «за уши», сильная еще у советских душой родителей, в молодежной среде уступает место рациональным соображениям и здоровой конкуренции. Когда учишься водить машину, а тем более, самолет, лучше, чтобы инструктор был знающий, строгий и непьющий. Нам в России теперь дипломированные неучи и неумехи тоже не нужны, хотя и меньше, чем в Европе. Потому что мы добрее. Поэтому в нашем «Положении о кредитах» возможность персонального выбора преподавателей студентами содержится в неявной форме, а на практике в ближайшие годы никто не допустит, чтобы кто-то из профессоров или доцентов вдруг оказался без работы потому, что его не выбрали ничего не понимающие мальчишки и девчонки. Для демпфирования случайных отклонений есть и средства, и механизмы. Но будущее приходится предвидеть. Поэтому на очередном ученом  совете университета,  где обсуждались детали  внедрения  системы  кредитов, ректорату  и   главному  юрисконсульту поручили разработать комплект нормативных документов, касающихся кадрового обеспечения учебного процесса в рамках «болонской схемы».

Нельзя не сказать несколько слов об экономической стороне проблемы, тем более что в этом ракурсе она оказывается многогранной: во что обходится инновация? что происходит с зарплатами преподавателей? как теперь расплачиваются с университетом студенты-контрактники? На каждый из этих вопросов можно дать очень лаконичный ответ: нововведение обошлось даром, зарплата ППС увеличилась, контрактники платят, как и прежде - за год. Но кое-что, наверное, стоит пояснить подробно. Никаких специальных денег на разработку и внедрение не только не планировалось, их просто не было. Университет интенсивно развивал материальную базу и преодолевал гигантские проблемы форс-мажора. Поэтому, вся теоретическая работа являлась общественной, хотя вернее было бы трактовать ее как исполнение функциональных обязанностей; лишь на заключительном этапе творческая группа была материально, хотя и скромно, поддержана по линии двух научных программ - отечественной и зарубежной. Процедура собственно внедрения также не оказалась слишком затратной, и факультеты сами решили все вопросы с разработчиками компьютерных программ записи на кредиты и учета успеваемости.

Зарплата ППС возросла по двум причинам. Первая - потому что в целях стимулирования педагогической работы в новых условиях фонд заработной платы вовлеченных преподавателей был незначительно увеличен. Благодаря действующей в РУДН системе оптимизации, сделать это очень просто. На определенный - небольшой - процент увеличивается так называемая база суммы денег, идущих в заработную плату преподавателей за одного студента в год. В рамках системы оптимизации деньги в зарплату, начисляемые за всех студентов, суммируются и затем делятся пропорционально долям учебной трудоемкости между кафедрами, И кафедра затем решает, как справедливо этот фонд зарплаты разделить между преподавателями. Стоит заметить, что в этой экономически очень эффективной схеме определяется также число необходимых расчетных ставок ППС, после чего легко подсчитать среднюю зарплату на одну расчетную ставку. В системе кредитов расчет другой. Зная базу и число кредитов, можно сразу подсчитать, сколько «зарплатных» денег «стоит» один кредит. А поскольку каждый конкретный студент точно указывает, на какую дисциплину он записывается (да еще и преподавателя укажет), то сразу и точно известно, на какую кафедру и к какому преподавателю в зарплату попадут деньги за его кредиты. Прямая, абсолютно прозрачная и сверхсправедливая схема. А в силу того, что сотрудники деканата обязаны формировать учебные группы и потоки целевым образом, ориентируясь на конкретных преподавателей, число расчетных ставок в этом случае оказывается в точности равным числу фактических ставок ППС, и средняя зарплата на одну ставку оказывается заметно выше.

И последний экономический вопрос: почему студент, обучающийся не по линии бюджетного финансирования, а по договору, платит за год? Ответ: по сложившейся традиции и для удобства бухгалтерии. В будущем эта ситуация изменится, и студенты будут оплачивать обучение за каждый кредит, как и в других странах, где аналогичные системы приняты. И в публикуемом каталоге курсов будет указана цена кредитов по всем курсам. Это удобно и университету, и студентам, способствует академической мобильности и расширению практики включенного обучения, то есть всецело соответствует букве и духу Болонского процесса. К тому же двоечнику при повторе обучения не нужно будет платить за весь курс, а только за те кредиты, которые он не добрал.

Второй этап реализации стратегической цели завершился в 2003 году. Все было готово к внедрению. Но прежде, чем пустить механизм в действие, следовало получить объективную оценку и критику знающих людей. Реакция большинства российских коллег, озвученная на нескольких широких совещаниях и семинарах по этой тематике, в основном являла собой либо отстраненный скепсис, либо живой интерес. Было много вопросов, но не конструктивной критики. Тогда мы обратились к критике коллег, уже давно и сильно вовлеченных в процессы академического обучения, к представителям европейских и североамериканских университетов. На представительных международных семинарах удалось сделать несколько развернутых сообщений о том, что и как мы собираемся сделать в ближайшее время. К нашему глубокому изумлению, ситуация оказалась весьма схожей с той, какую мы имели на Родине. Часть слушателей хранила глубокомысленное молчание, другие - представители центральной и северной Европы - проявили очевидный интерес к обмену опытом - и публично, и тем более, в кулуарах. Поскольку наш опыт был лишь скромно теоретическим, мы обещали быть более открытыми к сотрудничеству после наработки практического материала. Стало понятно, что тематика действительно неординарна и нова, так что, удовольствовавшись соображениями собственной полноценности, мы начали эксперимент.

В первых строчках «Положения» мы записали, что решение о переходе на систему кредитов принимает ученый совет факультета. Отдавая таким образом дань автономии на университетском уровне, но не только. Всякая инновация - не только дополнительная работа, это еще опасность и ответственность. Можно очень сильно навредить. Поэтому переходить на систему кредитов в рамках всего университета было бы чистой авантюрой. И по объему работы, и по специфике обучения, и по персональным признакам. С другой стороны, желательно, чтобы в эксперименте участвовали разные группы специальностей - и гуманитарной, и естественно-научной направленности. После переговоров на внедрение согласились факультет гуманитарных и социальных наук и экологический факультет. По оговоренным условиям система кредитов вводилась только на нескольких направлениях подготовки бакалавров и только с первого курса.

Факультеты, вошедшие в эксперимент, очень разные: и по числу студентов («гуманитариев» существенно больше), и по лабораторной базе, и по стилю руководства, и даже территориально они друг от друга далеко. Но начало работы у них было схожее: изменить структуру учебных планов, подготовить необходимые документы и информацию для первокурсников. На оба факультета были выделены ставки тьюторов. На этом общность действий кончилась. Гуманитарный факультет быстро разработал и запустил автоматизированную программу записи на кредиты и учета успеваемости. Экологи остановились на «бумажном» варианте записи. Гуманитарии лишь слегка изменили структуру типового плана, но сильно видоизменили график учебного процесса. Экологи график оставили прежним, но творчески переработали учебный план, проведя тщательный корреляционный анализ дисциплин. На гуманитарном факультете разработали такие балльно-рейтинговые системы, которые позволяли отказаться от экзаменационных сессий вообще. На экологическом - экзамены вошли в структуру рубежного контроля.

Наступил день икс, в начале сентября 2003 года первокурсники двух факультетов приступили к составлению своих учебных планов. Одни - в компьютерных классах, другие - в аудитории за столом. Из 250-ти студентов гуманитарного факультета 80% выбрали разные учебные планы. Совещались три дня - с родителями, с тьютором, между собой. Из 70 студентов экологического факультета 100% выбрали типовой план в течение одного часа. Совещались с заместителем декана и тьютором.

В течение 10 дней деканатские работники на гуманитарном факультете мучались над составлением расписания занятий; в это время студентам в больших аудиториях читали установочные лекции обязательных дисциплин. Только в середине сентября начались занятия в семинарских, языковых и лабораторных группах. Но поскольку экзаменационной сессии как таковой нет, стандартный учебный процесс продолжался до середины января. На экологическом факультете на следующий день после записи студенты пришли в аудитории и учились весь семестр по расписанию занятий, составленному летом. На сессию ушли вовремя и экзамены сдавали, как обычно. Во втором семестре ситуация в точности повторилась. Один к одному она повторилась и в сентябре 2004 года, когда на факультеты пришли первокурсники, а студенты, уже обучающиеся по «болонской» схеме, перешли на 2 курс.

Каждый факультет в эксперименте избрал свою политику и пока что настойчиво ее проводит. Есть ли возражения? Очевидных нет. Более формальный подход экологов можно понять. Большая доля лабораторных работ в этой специальности, где среди дисциплин и физика, и химия, и биология, а также тот факт, что часть занятий приходится вести на других факультетах, вынуждает деканат влиять на максимальную унификацию индивидуальных учебных планов студентов. На старших курсах, когда основные общепрофессиональные и специальные дисциплины будут проводиться на базе собственных лабораторий, возможна вариативность планов и большая степень свободы выбора. Но по внешним признакам студенты-экологи обучаются так же, как их ровесники в Англии. И они могут поехать туда, отучиться семестр или год, вернуться назад и продолжить обучение дома. И те курсы, которые он изучил за границей, ему зачтут - либо в группе обязательных дисциплин, либо в группе элективов - и при выпуске впишут в приложение к диплому, указав соответствующую трудоемкость в кредитах. То же с легкостью может сделать и английский студент, если рискнет попробовать учиться нашей экологии на русском языке.



Организация же обучения на первых двух курсах факультета гуманитарных и социальных наук сегодня ничем не отличается оттого, что требует Болонский процесс. Опыт этого факультета высветил для такой формы обучения и сложности, скорее организационные, и выгоды - многие, в том числе экономические. Одной из таких неоспоримых выгод стало проявление заметного интереса к этому активному факультету РУДН со стороны многих зарубежных университетов, в том числе европейских. Но среди многочисленных договоров о сотрудничестве выделяется один, с французским университетом Бордо-4 «Монтескье». В договоре признается эквивалентность магистерских программ по направлению «политология» и определяются льготные условия для обучения российских магистрантов в Бордо, а французских - в Москве. Каждый год создается смешанная группа студентов, которая один год обучается в институте Сьянс Политик университета Бордо-4 на французском языке, а второй год - на гумсоце РУДН, на русском. И с той, и с другой стороны заметен сильнейший интерес студентов к расширению этой практики пилотной мобильности. Усилия к тому прилагаются: российские и французские профессора в контакте не только по электронной почте, но регулярно встречаются то в Аквитании, то в Москве. В состав государственной аттестационной комиссии, которая будет испытывать знания магистров, обучавшихся по общей программе, предполагается включить представителей и России, и Франции. По взаимной договоренности итоговая аттестация состоится в июне 2005 года в городе Москве, в Российском университете дружбы народов.

Наш университет не быстро, но настойчиво и с пониманием дела входит в европейское академическое пространство. Пока получается.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница