Вопросы истории



страница1/7
Дата01.07.2018
Размер0.56 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7

УДК 93/94

ББК 63.3(2)


Становление системы дистанционного обучения в Российской Федерации:
к истории проблемы

Т.В. Малькова, кандидат исторических наук, Миасский филиал Челябинского государственного университета


В статье определены основные вехи на пути формирования в современной России системы дистанционного обучения в системе высшего образования, показаны основные проблемные моменты данного процесса.

Ключевые слова: вуз, история образования, «открытое» образование, дистанционное образование.

FORMATION OF THE REMOTE TRAINING SYSTEM IN THE RUSSIAN FEDERATION: historical aspect

Mal’kova T.V.

Basic marks on the way of formation of remote training system in modern Russian higher education are defined in article, the basic problems of this process are shown.

Keywords: high school, the history of education, «open-training», remote training.


Р
аспад СССР и становление новой российской государственности положили начало периоду радикального реформирования практически всех сфер жизни бывшего советского общества. В условиях начавшихся реформ предстояло изменить многое, в том числе и в сфере образования. В данной связи следует в первую очередь отметить, что от СССР Российской Федерацией была унаследована огромная, развитая система образования, во многом не имеющая аналогов в мире. Вместе с тем нельзя не признать, что уже в 1980-е годы она переживала непростые времена, не учитывала ряда достижений мирового образовательного сообщества.

Данный кризис стал особенно заметным в связи с провалом попыток модернизации советской системы, предпринятых в годы «перестройки». В целом образовательная система Советского Союза, как впрочем и многих других государств мира, оказалась в кризисе. В частности, в связи с общим сокращением финансирования произошло заметное сокращение численности студентов высших учебных заведений: с 2966 тысяч в 1985/86 учебном году до 2825 тысяч в 1990/91. А в 1991/92 уч. году численность студентов составила уже только 2763 тысячи. Таким образом, за годы перестройки М. Горбачева страна потеряла более 200 тысяч студентов, что составляло почти 7% от их общего контингента [1].

Ситуация усугублялась тем, что государство, являвшееся практически единственным источником финансирования образования, в начале 1990-х годов признало, что оно не в состоянии финансировать его в нужных размерах. В частности, вполне откровенно об этом было сказано во Временном положении о государственном высшем учебном заведении в Российской Федерации, утвержденном Советом Министров РСФСР 23 февраля 1991 года. В нем отмечалось, что вузы должны рассчитывать не только на бюджетные ассигнования, но и на средства, заработанные при выполнении хозяйственных договоров, на поступления, полученные от различных благотворительных фондов, от продажи научной продукции, оказания услуг населению, предприятиям и организациям. [2].

В целом переход России к рыночной экономике, построению правового государства, демократического общества создал для системы образования страны принципиально новые условия существования. Образовательное пространство России неуклонно изменялось, вызывая к жизни новые виды образовательных учреждений, образовательных технологий и т.д. В этой ситуации особую ценность приобрел опыт развития образования в условиях рыночных отношений, опыт подготовки специалистов с учетом требования рынка товаров и услуг, рынка рабочей силы, накопленный на Западе.

Однако практическая реализация реформы системы образования была существенно скорректирована общим характером проводившихся в стране рыночных преобразований. Эпохе дикого капитализма соответствовал период глубокого социально-экономического и политического кризиса.

В ситуации, когда государство оказалось не способным адекватно финансировать инновационные программы перехода к новым информационным технологиям, коммерческие вузы выступили с идеей внедрения дистанционного образования. В частности, решение коллегии Госкомвуза РФ от 9 июня 1993 года «О создании системы дистанционного образования в Российской Федерации» в основном было порождено опытом создания и двухлетней работы Международного института менеджмента «ЛИНК», выступавшего в качестве стратегического партнера Британского Открытого университета.

В 1994–1996 гг. совместными усилиями государственных и негосударственных вузов были организованы многочисленные международные конференции по данной проблематике. Особую активность при этом проявляли Центр информатизации Министерства образования РФ «Информатика», ИПК МГУ им. М.В. Ломоносова. Однако флагманами «открытого» или дистанционного образования выступали негосударственные – Международный институт менеджмента «ЛИНК», Современный гуманитарный университет и др.

Внедрению новых технологий дистанционного обучения способствовало упомянутое решение коллегии Министерства науки, высшей школы и технической политики от 9 июня 1993 г. № 9/1 «О создании системы дистанционного образования в Российской Федерации». Окончательно данное направление работы было закреплено Постановлением Госкомвуза РФ от 31 мая 1995 №6 «О состоянии и перспективах создания единой системы дистанционного образования в России» [3].

В мае 1995 г. была принята «Концепция создания и развития единой системы дистанционного образования в России». Замысел концепции состоял в том, чтобы интегрировать систему ОДО с существующими очной и заочной системами обучения и образования, дополняя и развивая их. В числе авторов документа мы видим как руководителей органов и учреждений образования, так и руководителей негосударственных вузов (В. Вержбицкая, В. Кинелев, В. Меськов, В. Овсянников, В. Попов, С. Щенников и др.).

Тем не менее «Концепция», в основу которой были положены технократические принципы, не учитывала того обстоятельства, что отечественная система образования в то время не соответствовала техническим идеям дистанционного обучения по своему материально-техническому обеспечению. Российские вузы ощущали явный недостаток в компьютерах. Отсутствовали компьютерные коммуникации должного уровня и сети требуемого масштаба. Не была налажена спутниковая связь. Более того, рассчитывать на необходимые для создания соответствующей инфраструктуры объемы финансирования не приходилось. В результате Концепция создания дистанционного обучения в России осталась благим пожеланием.

Вместе с тем начало работе все же было положено. Согласно Концепции создания и развития единой системы дистанционного образования в России, принятой Государственным комитетом РФ по высшему образованию 31 мая 1995 г., в вузах России создавались центры дистанционного образования. В стране возникает и целый ряд негосударственных учебных заведений, работающих по нетрадиционным технологиям. В целом Россия располагала также необходимыми интеллектуальными предпосылками для развертывания национальной системы дистанционного образования, а сама постановка вопроса о единой системе являлась уникальной и не имела аналогов в мировой практике.

Между тем в 1995 году в России завершился первый этап реализации так и не утвержденной Федеральной программы развития образования. Он показал, что России удалось сохранить систему образования. В частности, с этого времени наметилась тенденция устойчивого роста контингента студентов. Иметь высшее образование снова стало престижным.

Очевидный прогресс был достигнут в обрасти платного образования. При этом стремительно множившиеся так называемые «коммерческие» вузы серьезно ускорили процесс коммерциализации государственных вузов. Более того, в короткое время государственные университеты и академии выиграли у коммерческих вузов рынок платных услуг. А в 2000 году был перейден и символический рубеж – доля платных мест превысила 50% (она составила 54,6%). То есть высшее образование в России стало преимущественно платным. В этом аспекте деятельности системы образования и произошли, на наш взгляд, самые существенные изменения. В частности, неуклонно увеличивалась доля лиц, которые стремились получить высшее образование сразу после завершения образования предшествующего уровня. В 2000 г. только в государственные вузы поступило 42% окончивших в том же году полную школу, т.е. с учетом негосударственных вузов эта доля вплотную приблизилась к 50% рубежу.

Отмечая огромное значение перехода к платному образованию для его развития, отметим, что рост спроса на высшее образование во многом был обусловлен феноменом второго высшего образования, которое в советское время было скорее исключением. Статистика показывает, что больше всего в 1990-е годы рос спрос на заочное обучение, особенно в негосударственных вузах. Подобное распространение заочного образования (в том числе в виде второго (третьего) высшего) следует считать реакцией на быстрые изменения рынка труда и требования с его стороны. При этом среди поступивших на дневные отделения в среднем 90% составляли выпускники школ, тогда как на вечерних и заочных отделениях их было только 40%, примерно столько же выпускников техникумов и колледжей, и по 10% – выпускников ПТУ и тех, кто уже имеет высшее образование [4].

Немалые успехи были достигнуты и в сфере законодательного обеспечения развития системы высшего образования. Важным достижением данного этапа развития в нормативно-правовой сфере стало внесение изменений и поправок в Закон РФ «Об образовании» (новая редакция принята 13 января 1996 г.) [5]. В это время был также принят Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», имевший основополагающее значение для реформирования высшей школы. В законе давалось общее системное описание высшего и послевузовского профессионального образования как социального института, отличающегося набором специфических социальных норм, а также наличием материальных средств, необходимых для реализации нормативных предписаний.

Тем не менее вопрос о юридической базе оказался особенно сложным для внедрения дистанционного обучения в текущую образовательную практику. В «Законе о высшем и послевузовском профессиональном образовании» были определены три формы образования без отрыва от основной деятельности: заочная, очно-заочная (вечерняя) и экстернат. Все они имели свою нормативную базу. В то же время дистанционное обучение не было прописано в Законе как особая форма обучения. Поэтому в практической деятельности идеи «дистанта» можно было увязывать только с существующими формами заочного образования, совершенствуя их посредством новых технологий [6].

В данной связи новые тенденции в реформировании системы образования, его законодательном обеспечении после 1996 г. проявились еще ярче. В частности, с середины 1997 г. Министерство образования РФ развернуло масштабный эксперимент в области дистанционного образования, целью которого являлись создание и апробация дистанционных технологий. По замыслу его инициаторов, система дистанционного образования не являлась антагонистичной в отношении к существующим очным и заочным системам обучения. Она должна была интегрироваться с этими системами, дополняя и развивая их, способствуя созданию мобильной образовательной среды.

Иными словами, речь вновь зашла о соотношении дистанционной формы обучения и традиционной «заочки». Дистанционное образование при этом было сориентировано на внедрение в учебный процесс нетрадиционных моделей обучения, предусматривающих проведение телеконференций, работу студентов с информационными полями из разных банков знаний, проектные работы, тренинг и другие виды деятельности с компьютерными и иными нетрадиционными технологиями. Применение этих технологий принципиально меняло как способы получения и усвоения знаний, так и порядок взаимодействия между студентом и преподавателем. Источником информации в данных моделях являлись базы данных (образовательное пространство), координатором учебного процесса – преподаватель, а интерпретатором знаний – сам студент. Предполагалось, что деятельность последнего принципиально изменится, эволюционировав от получения знаний к творческому поиску таковых.

Следует особо учитывать, что на данном этапе положение системы высшего образования в России оставалось критическим. Депутат Государственной Думы, член думского Комитета по образованию и науке, З.И. Воронцова в данной связи заметила: «Указ № 1 забыт, законы «Об образовании», «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», «О науке и государственной научно-технической политике» в большей части не исполняются. Проектом закона о федеральном бюджете на 1998 г. предлагается приостановить действие ряда статей вышеназванных законов в части финансирования. Тенденция очевидна, идет неуклонное сокращение государственных расходов на нужды образования» [7].

На этой основе разработка концепции открытого образования вышла на новый уровень с рубежа 2000 г. В частности, в 1999 г. Минобразования РФ, не дожидаясь окончания эксперимента по внедрению дистанционного обучения, объявило межвузовскую научно-методическую программу «Учебно-методическое обеспечение дистанционного образования», а в 2001 г. – «Создание системы открытого образования» [8]. В соответствии с поставленными задачами они были призваны способствовать выработке научного понимания актуальных теоретических и практических проблем дистанционного образования, однако не привели к выработке общепризнаваемых базисных положений [9]. Тем не менее движение к открытому образованию получило мощный импульс.

Оно заметно ускорилось с постановкой задачи определения долговременных перспектив развития образования, реализованной в серии документов, прежде всего в «Федеральной программе развития образования на 1999–2005 гг.», а также в «Национальной доктрине образования в РФ». Несмотря на критику данных документов радикалами, считавшими, что «в Доктрине незримо остался один заказчик – государство» [10].

Одним из первых документов в данной связи стал Приказ Министерства образования РФ от 12 октября 2000 года №2925, ориентировавший на развитие дистанционного, открытого образования [11].

Наконец, в 2001–2002 гг. была разработана и утверждена на уровне Правительства специальная Федеральная целевая программа. Постановлением Правительства РФ от 28 августа 2001 года №630 «О федеральной целевой программе «Развитие единой образовательной информационной среды» (2001–2005 годы)» [12] курсу на открытое образование было фактически впервые дано официальное признание.

Далее данный курс был закреплен Постановлением Правительства РФ от 28 января 2002 года №65 «О федеральной целевой программе «Электронная Россия» (2002–2010 годы) [13].

С этого времени работа на основе концепции открытого образования приобрела предметный вид и стимулировала активность образовательного ведомства.

Так, 26 июня 2002 года коллегией Минобразования России были подведены итоги всероссийского эксперимента в области дистанционного обучения, который проводился в 1997–2002 гг. В материалах коллегии, в частности в справке, подготовленной комиссией по подведению итогов эксперимента (председатель И.Б. Федоров), отмечалось, что за годы проведения эксперимента основная часть поставленных разработчиками программы задач была решена. Получили развитие «кейс-технологии», Интернет (сетевые) и телевизионные методы дистанционного обучения. В настоящее время во многом благодаря эксперименту по уровню развития современных электронных средств обучения ряд экономических и гуманитарных вузов России находится в одном ряду с ведущими университетами индустриально развитых стран Запада. Задача расширения масштабов применения современных электронных и телекоммуникационных средств и информационных технологий в образовании может быть решена с помощью увеличения инвестиций и совершенствования экономических механизмов финансирования в образовательной сфере. Коллегия Министерства также признала, что общество в целом и академическое сообщество в частности практически преодолели известное предубеждение против дистанционных и электронных методов обучения. Она отметила, что многие «вузы России в настоящее время в том или ином масштабе и в той или иной форме разрабатывают и применяют средства и методы дистанционного обучения. В большинстве регионов России проводятся соответствующие конференции, семинары, выпускаются научно-технические журналы и монографии» [14].

Вошли в действие новые нормативные документы, в значительной мере легализующие методы дистанционного обучения: «Типовое положение о филиале государственного высшего учебного заведения федерального подчинения», введенное в действие 16 марта 1999 г.; «Типовое положение об образовательном учреждении высшего профессионального образования РФ», введенное в действие 5 апреля 2001 г.; «Примерное положение о представительстве высшего учебного заведения», введенное в действие 2 июля 2001 г. Главное – был принят Федеральный закон о внесении изменений в действующее законодательство в части применения дистанционных образовательных технологий.

На уровне Министерства образования также началась разработка серии специальных нормативных документов, направленных на практическую реализацию нового курса. В этой связи выделим приказ Министерства образования от 18 декабря 2002 года №4452 «Об утверждении Методики применения дистанционных образовательных технологий (дистанционное обучение) в образовательных учреждениях высшего, среднего и дополнительного профессионального образования РФ» [15].

Нормативный документ Минобразования России «Методика применения дистанционных образовательных технологий в учреждениях среднего, высшего и дополнительного профессионального образования» существенно детализировал правовое поле работы образовательных учреждений высшей школы применительно к условиям открытого образования.

Таким образом, российская образовательная политика все более учитывала новые реалии жизни, связанные с тем, что переход от индустриального общества к информационному обусловливал существенные изменения во многих сферах человеческой деятельности. В этой связи все большее значение приобретал поиск соответствующей организационной структуры и учреждений образования. Происходило переосмысление понятия «образование», его роли, значения и функций; повышалась социальная роль образования. Однако отмеченный курс оказался не вполне последовательным, что показала уже Концепция модернизации российского образования на период до 2010 г., принятая Правительством РФ в январе 2002 года. С одной стороны, она не содержала установки на развитие открытого образования, а с другой – к первым результатам модернизации (к 2006–2010 г.) относила выход высшей школы на уровень международной конкурентоспособности при размере экспорта образовательных услуг от 2 до 3 млрд. долларов [16].

Литература

1. Российский статистический ежегодник. – М., 2002.

2. Временное положение о государственном высшем учебном заведении в Российской Федерации: Постановление Правительства Российской Федерации, утвержденное Советом Министров 23 февраля 1991 г.

3. ТА Министерства образования и науки РФ.

4. Данные Госкомстата.

5. О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об образовании»: Федеральный закон// Бюллетень Государственного Комитета Российской Федерации по высшему образованию. – 1996. – №2.

6. Овсянников В.И. Дистанционное образование: теоретические проблемы и противоречия // Педагогическое образование без отрыва от основной деятельности. Ежегодник. – 1999. – №2.

7. Народное образование. – 1998. – № 9.

8. ТА Министерства образования и науки РФ.

9. Овсянников В.И., Густырь А.В. Введение в дистанционное образование. – М., 2001.

10. Белая книга российского образования. Проект Тасис. – М., 2000.

11. Документы в образовании. – 2000. – №21.

12. Российская газета. – 2001. – №224.

13. Российская газета. – 2002. – №24.

14. ТА Министерства образования и науки РФ.

15. Об утверждении Методики применения дистанционных образовательных технологий (дистанционное обучение) в образовательных учреждениях высшего, среднего и дополнительного профессионального образования РФ: Приказ Министерства образования от 18 декабря 2002 года №4452// Документы в образовании. – 2002. – №24.

16. Концепция модернизации российского образования на период до 2010 г. – http://www.government.ru:8080/government/zi.

УДК 93/94

ББК 63.3(2)

К вопросу об альтернативах антимонопольной политики России (1989–1993 гг.)

Т.В. Олейник, кандидат экономических наук, доцент Академии сферы социальных отношений


Автор исследует проблему зарождения антимонопольной политики и ее эволюции в условиях перестройки и раннего постсоветского общества, рассматривает процесс становления системы антимонопольных органов.


Каталог: sites -> default -> files
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> Народная художественная культура. Профиль Теория и история народной художественной культуры
files -> Отчет о научно-исследовательской работе за 2014 год ростов-на-Дону 2014
files -> Учебно-методический комплекс дисциплины философия для образовательной программы по направлениям юридического факультета: Курс 1
files -> Цветков Андрей Владимирович, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии программа
files -> Программа итогового (государственного) комплексного междисциплинарного экзамена по направлению 521000 (030300. 62) «Психология»


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница