Вопросы философии, 2009, №10



Скачать 313.11 Kb.
страница1/3
Дата06.03.2018
Размер313.11 Kb.
  1   2   3

Вопросы философии, 2009, № 10

Почему у науки есть и этические измерения?



Агацци Эвандро.   

Свободна ли наука от ценностей? 

Рассуждения о «науке и этике» или об «этике науки» в последние десятилетия стали довольно распространенными, так что они не кажутся уже несколько неуместными, какими казались поначалу.  Есть ли это просто следствие того, что мы к ним «привыкли» и потому стали терпимее в наших высказываниях, или же тому есть более глубокая и серьезная причина? Чтобы ответить на этот вопрос, надо сначала понять, почему многие люди, особенно культурные, считают неподобающим признавать сближение между наукой и этикой. Они исходят из традиционного понятия науки, которое во всей истории западной цивилизации всегда означало знание в самом совершенном смысле, знание, характеризуемое истинностью или, по крайней мере, неукоснительным поиском истины, который как таковой был по сути своей интеллектуальнымпредприятием. Парадигматические примеры такого знания сменялись по ходу истории Запада: в античности это были философия и метафизика, в Средние Века - теология, в Новое время - математика и естественные науки, и в течение этой истории требования к этому знанию постепенно ослабевали -  на место абсолютной уверенности (которая в прошлом считалась отличительным признаком науки) в качестве новых признаков науки пришли менее жесткие характеристики объективности, проверяемости и самокоррекции. Эти методологические требования были, так сказать, «отфильтрованы» из рассмотрения  естественных наук и распространены на другие дисциплины, традиционно включавшиеся в область «гуманитарных», когда они отстояли для себя право считаться «науками». Это произошло в конце XIX - начале XX вв., и самым деликатным моментом при этом оказалось обеспечение объективности, поскольку, с одной стороны, оно предполагает, что исследующий субъект воздерживается от того, чтобы его личные наклонности влияли на представление исследуемых фактов, но, с другой стороны, когда исследуются человеческие факты, этого субъекта невозможно свести к чистому «наблюдателю», поскольку он сам, как человек, является частью исследуемой реальности. Сознание этой трудности привело многих методологов исторических и социальных наук к формулировке знаменитого предписания, согласно которому наука должна быть свободной от ценностей, или Wertfrei (по выражению Макса Вебера). Это надо понимать в том смысле, что в науке нет места для суждений о ценности, где неявно подразумеваемые «ценности» - это, в общем, все критерии оценки, отличающиеся от простых соображений истинности или объективности. Ясно, что самыми важными и выдающимися ценностями этого рода  являются именно социальные, политические и моральныеценности. Поэтому кажется очевидным, что любая «смесь» науки с этикой направлена против подлинного духа науки, поскольку подрывает требование объективности. Из области общественных и исторических наук, где оно казалось достаточно очевидным, рассматриваемое предписание было распространено на всю совокупность наук, и тем самым было четко провозглашено отделение науки от этики.

 Как мы видели, это отделение мотивировалось по существу необходимостью защитить объективность, поскольку (и в этом, в частности, состоял тезис Вебера) в области ценностей невозможен никакой объективный подход, они связаны по существу с личным выбором, который не может быть реально обоснован строго рациональными аргументами. Следует, однако, рассмотреть и другую мотивировку: специфическая цель и задача наук состоит в том, чтобы удостовериться, описать, объяснить, как обстоят дела, а не как они должны обстоять. Их задача - вывести на свет положения делфактические обстоятельства, а не долженствования, обязанности, запреты, которые являются как раз предметом этики. Следовательно, допустить в область науки этический дискурс означает как минимум «категориальную ошибку», чьим менее опасным (хотя все же нежелательным) последствием была бы интеллектуальная путаница, а самым опасным - серьезная угроза свободе науки. Действительно, допущение, что обязанности, дозволения, запреты могут затрагивать научное знание, приводит на память те времена, когда религиозные или идеологические догмы (и власти) претендовали на контроль над наукой. Мы все считаем эти времена обскурантистскими и исторически преодоленными, но нечто подобное может случиться и сегодня под предлогом защиты моральных ценностей.

 Есть ли наука просто знание?

Приведенные выше рассуждения правильны, но лишь в той степени, в какой они применяются к науке, рассматриваемой как знание. Действительно, единственные критерии, допускаемые, по крайней мере западной культурой, для признания высказывания (или множества высказываний) выражающим содержания знания в подлинном смысле, - это чтобы оно было истинным и адекватнообоснованным. Современная наука выработала определенные специфические критерии как непосредственной истинности, так и обоснования, которые можно суммировать как общие требования наличия эмпирических данных и логической непротиворечивости. Поскольку этих критериев, как было показано в особенности философией науки за последние десятилетия, иногда бывает недостаточно для выбора из соперничающих теорий, были допущены другие, менее строгие критерии, такие как простота, изящество, многообразие связей с другими теориями, предсказательная плодотворность и т.п. Такие качества иногда называли «достоинствами» или «ценностями», и некоторые философы науки говорили, что они составляют «аксиологию науки», которая в силу этого оказывается на самом деле не «свободной от ценностей». Мы считаем такой способ описания ситуации неудачным и приводящим к путанице, поскольку, даже если мы согласимся называть эти качества «ценностями», ясно, что это всё когнитивные ценности и потому они просто расширяют класс критериев обоснованности, но имеют мало общего с темисуждениями о ценностях, о которых мы говорили выше.

Но теперь нам следует задать другой вопрос: «Правильно ли рассматривать науку просто как систему знания Ответ на этот вопрос не может быть утвердительным, поскольку научное знание- не «вещь», подобная явлению природы, а продукт сложной человеческой деятельности, которая, особенно в наше время, имеет все признаки конкретной профессии. Другими словами, когда мы в обычной речи говорим о науке вообще, или о какой-то конкретной науке, мы иногда имеем в виду некую систему знания, а иногда систему той человеческой деятельности, из которой состоит «занятие наукой». И эта деятельность имеет частично ментальный характер, но в значительной мере состоит из конкретных операций, из использования сложных и дорогих приборов, из создания административных структур и получения финансовой поддержки не меньших, чем для некоторых крупных корпораций. Однако очевидно, что в сфере человеческой деятельности играют роль не только определенные ценности, но и этика, поскольку о любой деятельности человека можно спросить, хорошая она или плохая, правильная или ошибочная. Следовательно, мы теперь можем корректно определить, какого рода моральные суждения могут касаться науки. Такое суждение не может касаться научных высказываний, поскольку единственным критерием их принятия является их истинность, а это значит, что не существует никаких морально незаконных или запрещенных научных (и не научных) истин, что никакой моральный императив не может превратить ложное научное высказывание в истинное или ложную теорию в здравую, или, наоборот, осудить как ложные или ошибочные высказывания и теории, являющиеся научно правильными.

 Нравственная оценка научной деятельности

Коль скоро мы поняли и твердо установили изложенное выше, мы также должны признать, чточеловеческие действия, из которых состоят «занятия наукой», никогда не бывают «морально нейтральными» и могут оцениваться иногда как правильные, иногда как неправильные, но невообще, а в определенных конкретных случаях и даже в единичных случаях. На деле отсюда легко вытекает следующий непредвиденный вывод: мы признаём, что научную деятельность можно законно оценивать с точки зрения морали, но тогда мы должны признать, что она сама по себенравственно хороша, поскольку она, если происходит в согласии с ее подлинной природой, то состоит в поиске истины, а такое предприятие само по себе нравственно законно и даже похвально. Этот ход мыслей основан на представлении о том, что, конечно, существует много извращенныхспособов заниматься наукой (они извращаются, когда некоторые ученые оказываются готовыми предать идеал поиска истины для удовлетворения определенных личных или коллективных интересов), но когда наукой занимаются в соответствии с ее подлинной природой, это всегда нравственно похвально. Такое представление об «этике науки» сводит эту этику к скрупулезному и «добросовестному» проведению профессиональной деятельности, приправленному моральным привкусом «интеллектуальной честности» или «интеллектуальной чистоты». Этот взгляд нельзя считать неверным, но он тем не менее неполон. Он не является неверным, потому что на деле «добросовестное» выполнение научной работы обычно влечет за собой определенные нравственно ценные привычки, такие как самодисциплина, готовность к тяжелой работе, упорство, готовность признавать собственные ошибки и достоинства других людей, способность к сотрудничеству и т.п. Это, в частности, явилось причиной того, что фигуру ученого так часто идеализировали на Западе, по крайне мере до середины XX века. Однако же это не специфические достоинства науки как таковой, но скорее человеческие достоинства в общем смысле, находящие в занятиях наукой особенно благоприятную возможность проявления. Именно поэтому научная «деонтология», в вопросах такого рода, на самом деле не релевантна отношениям науки и этики, поскольку ее правила просто усиливают достижение специфической внутренней цели науки. Более того, этот взгляд неполон,  поскольку согласно ему вся нравственная оценка науки в целом зависит от рассмотрения целей науки - целей, которые по предположению характеризуют науку как «идеальный тип», т.е. независимо от реальных соображений, вдохновляющих или побуждающих конкретных людей или конкретные институты заниматься наукой.

 




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница