Вон Кью Кит Энциклопедия Дзен



страница28/130
Дата31.01.2018
Размер1.64 Mb.
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   130

ДЗЭН И ДАОСИЗМ


Насколько правомерно заявление о том, что если даже Бодхидхарма и существовал, то дзэн-буддизм, несмотря на его название, своим рождением обязан даосизму? Концепция дзэн у-синь, или "не-сознания", схожа с даосской концепцией у-цзи (y-во), или "не-я". Концепция дзэн бэнь-син, или "изначальной природы", похожа на даосскую концепцию у-вэй, или "не-деяния", т. е. естественной и спонтанной реализации своей "истинной природы". Вольное, непринужденное поведение дзэнбуддистов напоминает романтизм даосов. На этом основании некоторые ученые делают выводы, что дзэн-буддизм вышел из даосской философии. Но более глубокий анализ свидетельствует о поверхностности подобных взглядов.

Схожесть между даосским представлением у-цзи и дзэновским понятием у-синь в их отношении к трансцендентальной космической реальности вызвана тем, что оба эти понятия выражают Конечный Абсолют. А как мы видели в предыдущей главе, такое представление о космической реальности свойственно не только даосизму и буддизму, но и всем религиям мира.

В концепциях у-вэй и бэнь-син отражена помимо самого принципа и практика обретения конечной реальности. Несмотря на то что заключенный в них принцип одинаков для обеих концепций, практика существенно отличается. Характерная для дзэн практика коанов отсутствует в даосизме. С другой стороны, дзэн-буддизм никогда не говорил об эликсире жизни, ритуальное совокупление запрещено, а эти две практики и являются превратными формами даосизма. Даже подход к медитации, основному средству достижения духовного совершенства как в дзэн-буддизме, так и в даосизме, различен: даосская медитация широко использует визуализацию, а дзэновская медитация оперирует с пустотой. Кроме того, сходство лежащих в основе бэнь-син и у-вэй принципов не является особенностью, присущей только этим практикам тот же самый принцип мы находим и в других системах под иными именами, наподобие конфуцианского понятия цзы-жань, или "естественности".

Глубже вникнув в романтизм даосов и вольное поведение дзэнбуддистов, мы обнаружим, что их сходство поверхностное и основы поведения тех и других совершенно различны. Романтизм даосов явился результатом их отстраненного отношения к обществу, выражающегося в отказе занимать высокие посты, чтобы вести обособленную жизнь, тогда как вольное поведение дзэнбуддистов явилось следствием того, что они находили радость и смысл в самой повседневности будней и, оставаясь в обществе, не заражались его прагматическим духом.

Романтизм даосов находил свой выход в философских дискуссиях и умозрительных теориях, тогда как дзэнбуддисты своим раскованным поведением помогали ученикам достичь пробуждения. Литература и даосов и дзэнбуддистов пропитана юмором и духом свободы, и все-таки каждая из них по-своему красива и довольно своеобразна. Сравним, к примеру, следующий знаменитый рассказ великого даосского учителя Чжуан-цзы о привидевшемся ему сне с любой из приведенной в данной книге дзэнской историей. Здесь Чжуан-цзы, как и наставники дзэн, утверждает об иллюзорности жизни, но его подход к самой теме совершенно иной:

Однажды Чжуану Чжоу приснилось, что он — бабочка, весело порхающая бабочка. [Он] наслаждался от души и не сознавал, что он — Чжоу. Но вдруг проснулся, удивился, что [он] — Чжоу, и не мог понять, снилось ли Чжоу [что он] — бабочка, или бабочке снится [что она] — Чжоу. Это и называют превращением вещей, тогда как между мною [Чжоу] и бабочкой непременно существует различие.

Самое важное, что все эти особенности дзэн, которые, как считают критики, перешли из даосизма, существовали в буддизме до того, как дзэн распространился в Китае. Философия у-синь, или "не-сознания", основывается на махаянской концепции трансцендентальной космической реальности. Принцип и практика бэнь-син, или "изначальной природы", берут начало в махаянской концепции истинного просветления. Вольность, беззаботность дзэнбуддистов в значительной мере коренится в буддийском учении об отрешенности.

Всякому, кто сомневается, что дзэн-буддизм — это буддизм, следовало бы ознакомиться с теми сходствами дзэн-буддизма и буддизма Тхеравады, которые отметил современный наставник Тхеравады Валпола Рахула:

Некоторые важные положения, особенно касающиеся дзэн, во многом согласуются с исконным учением традиции Тхеравады Дзэн в значительной мере подчеркивает внезапное обретение сатори, как свою отличительную особенность, и для доказательства приводит примеры.

Но примеры такого рода, когда достигают "внезапного" пробуждения или "внезапно" обретают состояние архатства, присутствуют и в палийских комментаторских текстах. Некий акробат по имени Уггасена достиг архатства, когда, опасно балансируя на бамбуковой жерди и выполняя опасные трюки, он услышал обращение Будды, напоминающее коан дзэн-буддизма:

Ступая вперед,

Ступая назад,

Ступая в середину,

Ступаешь за предел бытия,

Где ум свободен от всего,

Ты уже не испытаешь рождения и смерти

Маловероятно, чтобы на формирующиеся умы наставников дзэн могли оказать существенное влияние труды даосских учителей вроде Лао-цзы и Чжуан-цзы. В дзэн была сильна традиция не полагаться на книжные знания, а искать пробуждения и просветления непосредственно через опыт. Философия дзэн во многом складывалась под влиянием идей двух величайших наставников, Бодхидхармы и Хуэйнэна. Бодхидхарма хорошо известен своим недоверчивым отношением к книжному знанию: он призывал своих учеников сжечь все книги и сосредоточить все усилия на занятиях медитацией, хотя он ценил и проповедовал идеи "Ланкаватары-сутры". Кроме того, его знание китайского языка вряд ли было достаточным, чтобы изучать даосскую литературу, появись у него такое желание.

Хуэйнэн, в свою очередь, был неграмотен и поэтому не мог читать труды Лао-цзы и Чжуан-цзы. И все идеи, мысли, часто отличающиеся глубокой проникновенностью, он в основном черпал из "Алмазной сутры", о которой сам узнал от своего учителя [Пятого патриарха] Хунжэня (602-675). Идеи Хуэйнэна подытожены в "Сутре Помоста", от которой отталкивались в своих учениях в дальнейшем многие наставники дзэн. Эти три сутры образуют фундамент философии дзэн. Фактически все концепции, так или иначе перекликающиеся с идеями даосизма, можно отыскать в этих трех сутрах.

И тем не менее, хотя дзэн-буддизм и не является даосской реакцией на индийский буддизм со стороны китайской мысли, ставший на ноги дзэн-буддизм стал испытывать влияние со стороны даосизма и конфуцианства и наоборот. Даосский романтизм, пусть и не стоящий у истоков дзэнского юмора и свободомыслия, должен был повлиять на сам образ мышления и позицию дзэн-буддизма. Из всех многочисленных буддийских школ в Китае и в других странах дзэн-буддизм оказался самым неуемным. С другой стороны, философия дзэн заметно повлияла на неоконфуцианство династий Сун (960—1279) и Мин (1368—1644). Многие неоконфуцианские труды проникнуты духом дзэн. К примеру, следующие, полные исступления слова, вырвавшиеся из уст Хучжи (1517—1585), конфуцианского философа династии Мин, можно было бы приписать наставнику дзэн:



И вот однажды мой ум внезапно просветлел: он освободился от ненужных мыслей. Я узрел все множество явлений мира в самом себе, и это побуждает меня воскликнуть, что весь космос теперь Я сам.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   130


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница