Во Введении диссертационной работы обосновывается актуальность темы исследования, дается общее представление о степени теоретической разработанности проблемы, формулируется цель и задачи



страница1/7
Дата02.07.2018
Размер295 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4   5   6   7


На правах рукописи

Гатауллин Адель Искандэрович



СОЦИАЛЬНЫЙ СУБЪЕКТ

В ИСТОРИЧЕСКИХ ФОРМАХ ОТЧУЖДЕНИЯ

Специальность 09.00.11 – социальная философия.



Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Казань – 2011

Работа выполнена на кафедре социальной философии философского факультета ГОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор



Лебедев Алексей Борисович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор



Падерин Валерий Константинович

Кандидат философских наук, доцент



Гайнуллина Лилиана Файберговна

Ведущая организация: Казанский государственный университет культуры и искусств

Защита состоится 22 декабря 2011 г. на заседании диссертационного совета Д 212.081.16 при Казанском (Приволжском) федеральном университете по адресу: 420111, г. Казань, ул. Пушкина, д.1, ауд. 205

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. Н.И.Лобачевского Казанского (Приволжского) Федерального университета.


Автореферат разослан «__» ______________ 2011г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

Кандидат философских наук,

доцент Гизатова Г.К.



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования социального субъекта в исторических формах отчуждения обусловлена двумя причинами. Прежде всего, спецификой той социальной ситуации, в условиях которой происходит трансформация субъекта модерна и статуса его свободы, напрямую связанная с классической бинарной оппозицией Субъект-Объект.

Социально-экономическая мизансцена XX века, как продукт утверждения капиталистического общественного строя и индустриализации, представляет собою последнюю на данный исторический момент стадию развития социальности, и выстроена исходя из таких идеалов эпохи Модерна, как вера в всесилие разума и в принцип свободы субъективности, или, говоря словами Хабермаса, в «требование, чтобы могли, достигая своего права, развиваться все существенные стороны духовной тотальности»1.

В результате мы получили блага цивилизации, в числе которых сокращение детской смертности, увеличение средней продолжительности жизни, повышение калорийности и питательности пищи, средства для преодоления физической боли, ликвидация множества смертельных болезней. Все это – есть неотъемлемые части почти полного преобразования технологического механизма общества и его экономики. Однако развитие человечества в интеллектуально-культурной сфере катализирует и появление опасных иллюзий собственной свободы, всесильности и уверенности в собственной способности к объективному социальному целеполаганию. Ирония истории как раз и заключается в том, что социальный субъект, активно использующий «лифт» возросшей социальной мобильности, не только a priori, но уже, как мы можем ясно видеть, и a posteriori, не имеет рациональных навыков просчитать, спрогнозировать будущий результат взаимодействия исторических связей, событий, даже собственных социальных ходов, мультивалентным образом переплетающихся с историческими случайностями. Ведь, как пишет, к примеру, Мамардашвили М. К., рассуждая об общественном законе, совершение субъектом каких-либо действий приводит к неожиданным последствиям2. Моделируя, как субъекту кажется, истинный проект будущего общественного бытия, просчитывая всё новые программы социальных актов и рокировок, протагонист общественной жизни не задумывается о том, что, возможно, на данный момент социально-историческая ситуация не требует от него вообще никаких действий. А общественное сознание уже предзадало ту точку зрения, которой он придерживается, не подозревая об идеологической ангажированности своих собственных мыслей. Мысли и цели в известном смысле уже более не принадлежат нам самим, всё происходит автоматически. «То есть действуем уже как бы не мы, а действуют сами отношения»3, и сам действующий и сознающий субъект, будучи заменённым законами социальной физики, становится попросту не нужным.

Вторая причина прямо следует из первой, но носит методологический характер и указывает на принципиальную недостаточность использования подходов в исследовании традиционной для современной социальной философии проблемы свободы исторического субъекта в условиях постмодернити. Верно, что чтобы проникнуть вглубь исторического процесса и понять историю, простого знания о том, какова на данный момент социальная мизансцена, недостаточно. Необходимо выяснить, каким именно образом суть дела оказалась таковой. Однако раз уж во главе угла всегда находится сам субъект, а в данном случае и степень его свободы, то, как нам кажется, является ошибочным использование лишь классического социально-философского методологического арсенала. Говоря иначе, в постсовременных условиях решить проблему или сформулировать гипотезу наиболее эффективно можно лишь принципиально внеструктурным и нелинейным образом.

Социального субъекта нельзя сделать очередным объектом исследования, попросту забыв о том, что он есть человек, более того, забыв о том, что сам исследователь также является человеком. Уверенность в возможности зафиксировать подобный объект, проанализировать его в статике чревата той же ошибкой, которую в свое время совершали квантовые физики в процессе изучения электрона: верно, что социальный субъект есть продукт общественных отношений, результат использования им его же собственных производительных сил. Верно также и то, что мы сами «делаем» свою историю, но в таком случае возникает вопрос о правильной трактовке этих общественных отношений, а значит и феномена субъекта.

Актуальность исследования связана с тем, что мысли и действия социального субъекта, помимо на первый взгляд прозрачных общественных отношений и достаточно хорошо исследованной проблемы отчуждения, фундируются ещё и так называемым психоаналитическим отчуждением, тесно связанным с формированием идеологического фантазма. Субъект отчуждается от своего собственного существа даже в простой беседе с другим субъектом, и напрямую с классической превращённой формой мышления это не связано. Возникающая фрустрация в дискурсе субъекта привела структурный психоанализ в лице Жака Лакана к выводу, что человек есть ни что иное, как лишенное экзистенциальной достоверности его собственное создание в сфере воображаемого4. Даже если система, социальная тотальность и идеология, используя тщательно организованный рынок, удовлетворяют потребности субъекта, действуют в соответствии с его принципом удовольствия, социальные адресаты все же не исцеляются от фрустрационной тревоги.

Мы полагаем, что обратив своё внимание на особенности психоаналитической практики, социальные теоретики смогут по-новому проанализировать глубинную архитектонику последней на данный момент исторической формы отчуждения, при которой господство знака, более известное как «монополия кода», лишает смысла классическую теорию потребностей.

Степень изученности проблемы. На первый взгляд сложно разделить используемые в работе источники на какие-либо концептуальные группы, ведь чуть ли не весь нынешний социально-философский аппарат создавался по преимуществу в рамках марксизма, а значит и гегельянства, а также их переосмысления. Тем не менее, источники условно могут быть разделены на три группы. К числу источников первой группы относятся те, которые позволили эксплицировать классические социокультурные детерминанты таких проблем, как феномен отчуждения, превращённая форма мышления и идеология в условиях индустриального общества.

Философско-идеалистическую основу феномена отчуждения выявил Гегель. Затем на основе критики его позиции К.Маркс и Ф.Энгельс показали и обосновали методологическое значение категории «отчуждение» в ракурсе диалектико-материалистического понимания мира, указав, тем самым, на необходимость применения данной категории в философско-экономическом анализе механизма функционирования современного им общества. Далее труд был обозначен ими как главный отчуждаемый и в то же время отчуждающий элемент, а понятие идеологии получило второе рождение в форме зависимой от производственных отношений надстройки, выражающей интересы господствующего класса и транслирующей их посредством товарно-денежного фетишизма. Данная концепция задала вектор для всех последующих исследований общественного бытия и его субъектов.

В само понятие субъекта необходимо входят такие характеристики, как разумное целеполагание, аксиологическая составляющая и социальная мотивация. Субъектность как таковая говорит о том, что люди «делают историю», полагают её продуктом своей деятельности. Это есть стабильная социальная система, в рамках которой индивиды взаимодействуют, будучи объединёнными общим духовным, либо материальным интересом. И именно прежде в лоне немецкой классики анализ причастности индивида к социальной жизни привёл мыслителей к пониманию классов, народов, наций как носителей социальной субъектности.

Говоря языком Г.В.Ф. Гегеля, субъект есть негативность индивида, использование его сущностных сил на преобразование окружающего мира и взаимодействие с другими участниками общественной жизни. Результатом этого должно быть обратное восстановление, дособирание себя в непосредственного социального субъекта. В этом круге и кроется истинное социальное бытие, которое представляет собою нечто объективно реальное лишь благодаря развёртыванию субъекта, а затем в восстановлении единства. Социальный субъект существует лишь в таком диалектическом движении. Он подразумевает наличие негативности в себе самом, то есть реализацию себя в окружающих природном и социальном мирах.

К.Маркс и Ф.Энгельс использовали и развили эту философскую идею Гегеля в своей теории классовой борьбы. И в первой половине XX века наиболее яркими представителями, развивающими марксову линию рассуждений, были так называемые «неомарксисты» А.Грамши, Д. Лукач. Последний рассматривал проблему отчуждения субъекта через преодоление «фетишистского отрицания»5. Сам неомарксизм, кстати сказать, возник из стремления дать ответ на те вопросы, на которые так и не смог ответить марксизм традиционный. К примеру, почему, не смотря на развитое рабочее движение, в Западной Европе так и не состоялись социалистические революции, в чём причина появления тоталитарных и нацистских режимов. Эти и другие вопросы обрели свое дальнейшее рассмотрение в трудах социальных философов Франкфуртской школы, которые выстроили обновленный критический подход к теории современного им индустриального общества и сумели концептуальным образом соединить философские категории с понятиями политэкономии и социологии. Так, гегелевская диалектика и закон отрицания отрицания в концепции Теодора Адорно преобразуется в негативную диалектику и абсолютное отрицание6. А Макс Хоркхаймер успешно соединил марксистские социально-экономические категории и некоторые выводы психоанализа Фрейда, создав так называемую критическую теорию общества7. Вместе с ним для социально-философского анализа феномена подчинения субъекта индустриальному обществу в условиях тотального отчуждения используют психоаналитическую теорию также Г.Маркузе8 и Э.Фромм9, раскрывая репрессивную деятельность принципа реальности по отношению к принципу удовольствия. Помимо названных теоретиков, несомненный интерес в данном ключе представляют также труды В.Беньямина и Ю.Хабермаса.

В процессе построения максимально точного и цельного представления исследуемых общественных явлений значительную роль сыграли выводы понимающей социологии в лице Г.Зиммеля и М.Вебера. К примеру, вывод Вебера о том, что антагонизм капиталистического общества интерпретируется через понятие рациональности, целерационального действия10. Его концепция, кстати, оказалась одним из идейных источников уже упомянутых франкфуртцев.

Первая группа источников включает в себя также и труды философов-экзистенциалистов М.Хайдеггера, Ж.П.Сартра, А.Камю, помимо этого в известной степени иррационализм Ф.Ницше и доктрину массового общества Х.Ортега-и-Гассета. Учитывая, что центральной проблемой в социальной философии так или иначе является общественный человек, нельзя было не раскрыть проблематику отчуждения как переживаемую человеком ситуацию онтологической покинутости и одиночества, абсурдности своего существования11, заброшенности в безликое массовое общество12, в котором индивидуальность растворяется в усредненности13.

Вторая группа источников характерна принципиально иным пониманием феномена отчуждения, когда при переходе общества из индустриальной в постиндустриальную стадию реификация сменяется знаковым отчуждением. Наиболее полным образом оно описывается Жаном Бодрийяром и обозначается им как «монополия кода»14. Однако было бы ошибкой пользоваться постструктуралистским «скальпелем», не попытавшись прежде подвергнуть семиологическому анализу экономические отношения, используя достижения структуралиста Фердинанда де Соссюра15.

В целом структуралистская концепция, которая была представлена также и в трудах Леви-Строса16, помогла нам увидеть социальную реальность как продукт умственной деятельности бессознательного, и преодолеть некоторую догматичность самого структурализма. А постструктуралистская лингвистическая модель Фуко помогла описать превращение языка в самодостаточную систему, ниспровергающую социального субъекта17.

Перечисленные источники служили выполнению нескольких задач. Но своего рода мета-задачей было построение в процессе исследования, так сказать, социально-философского «плато» в духе постмодернистской ризомности, то есть выстроить «корневую систему» таким образом, чтобы каждый её теоретический элемент в какой-то степени объяснял элемент соседний либо диахроническим, либо синхроническим образом. Это необходимо для раскрытия ключевого тезиса: мы не можем в точности описать статус социального субъекта, ибо его положение находится, говоря кантовским языком, между феноменальным и ноуменальным уровнями18, в постоянном смещении, он есть и синхрония, и диахрония одномоментно. Здесь теоретическим подспорьем нам послужила третья группа источников: Жак Лакан и Славой Жижек.



Объектом исследования является пост-современное общество как общество потребления, нацеленное на превращение индивида в объект общественного манипулирования.

Предмет исследования – проблема свободы социального субъекта в исторических формах отчуждения.

Целью исследования выступает изучение особенностей устройства постмодерного общества потребления и экспликация тех метаморфоз, которые претерпевает представление исторического субъекта о своей собственной свободе, выяснение степени утраты постмодерным субъектом классических атрибутов свободы.

Реализация этой цели предполагает решение ряда задач:



  1. Проследить эволюцию «позитивности» как источника социальности и трансформацию его в философское понятие отчуждения Гегеля, а также философско-экономическое понятие Маркса;

  2. Описать основные этапы дальнейшего оформления проблематики отчуждения в социально-философских концепциях XX века;

  3. Проанализировать динамику изменений степени свободы социального субъекта в переходе от эпохи модерна к постмодерну;

  4. Выявить специфику превращённых форм человеческой деятельности в условиях общества потребления;

  5. Рассмотреть в связке с феноменом свободы основные черты феномена идеологии;

  6. Раскрыть социальную роль психики субъекта общественного бытия, психоаналитическую составляющую его социальной жизни.

Методологическую основу исследования составляют общефилософские принципы и методы сравнительно-исторического исследования, метод единства исторического и логического, принципы восхождения от абстрактного к конкретному, использование методологии психоанализа, экзистенциализма и постструктурализма. Подобного рода методологический синтез представляется вполне уместным и, более того, эвристичным именно потому, что переживаемая «бунтующим человеком» драма индивидного одиночества неотделима от исследуемой в постструктурализме деверификации субъекта.

Отдельное внимание следует уделить методологии структурного психоанализа, позволившая раскрыть глубину и сущность человеческой психики в многообразии её проявлений. Автор стремился указать на необходимость и возможность принципиальной взаимосвязи между социально-философскими методами и методами психоанализа в изучении социальных отношений, процессов, и их участников.



Научная новизна исследования состоит в следующем:

  1. Выявлено, что к началу XXI века идеологический фантазм становится способом превращения социальной действительности в иллюзию, способную не только укрыть социального субъекта от травматичной по своей сути объективной реальности, но и превратить прибавочное наслаждение в атрибут индивидного существования.

  2. Установлено, что последняя по времени форма идеологии представляет собой сферу деятельности новейшего социального типа личности – супер-субъекта, характеризующегося неспособностью субъекта преодолеть эффект знаковой перенасыщенности социального пространства, и являющегося порождением идеологического фантазма, и, следовательно, носителем способа потребления, не оставляющего человеку возможности выхода за пределы границ недостижимого объекта желания (objet petit a).

  3. Определено, что превращённая форма идеологического содержания супер-субъекта предстаёт в виде проблемы его свободы как меры

самоосуществления его родовой природы.

  1. Психоаналитический анализ отчуждения субъекта позволил эксплицировать процесс преодоления пост-идеологии, в рамках которой супер-субъект полностью идентифицирует себя с существующей идеологической нормативностью.

Положения, выносимые на защиту.

  1. В процессе преобразования общества из индустриального в постиндустриальное и глобализированное, происходит обострение отчужденного характера взаимоотношений человека с окружающей его действительностью, человека как социального субъекта с другим социальным субъектом, а также с самим собой. Социальные «мутации» феномена отчуждения создают такую его новую форму, как знаковое отчуждение.

  2. Аналогичным образом изменяется феномен идеологии, удачно подстраиваясь под конкретный социальный заказ, иначе говоря, смена идеологических форм становится сменой форм отчуждения.

  3. Сама идеология представляет собою тот социальный заказ, исполнять который человечество готово, даже если он перестанет соответствовать принципу удовольствия каждого социального субъекта.

  4. Новой версией феномена идеологии эпохи постмодернити является проблема супер-субъекта. На данный момент феномен идеологии как супер-субъекта невозможно подвергнуть успешной деконструкции, так как социальные теоретики, являясь социальными субъектами, также находятся под влиянием идеологического фантазма.

  5. Супер-субъект представляет собою пример социальной смерти или болезни участников общественной жизни, при которой идеология оказывается невосприимчивой к политическому, экономическому и социальному влияниям. А социальные субъекты при этом лишены стремления действовать, реализовывать свою индивидуальность и волю посредством социального конструирования, участвовать в управлении государством. Данная ситуация понимается как необходимый исторический этап общественного развития, как его диалектическая стадия, являющаяся по своей сути социальной негацией.

  6. В конечном итоге феномен отчуждения предстает не в характерном для социально-философских концепций виде, к примеру, в виде трансформации деятельности субъекта и её результатов в господствующую над ним и враждебную ему самостоятельную силу, а как симптом, давший уникальную для социальных теоретиков возможность взглянуть на проблему человека в более сложном ракурсе, в котором методология структурного психоанализа действует в связке с социальной философией.

Теоретическая и практическая значимость исследования исторических форм отчуждения и статуса субъекта в них состоит в том, что меняется образ самого субъекта в общественных отношениях. Выводы автора приводят к необходимости создания принципиально нового метода исследования сущности общественных отношений и субъекта как их непосредственного носителя, синтезированного в рамках социальной философии и структурного психоанализа. Также полученные результаты могут быть использованы в качестве подспорья для дальнейших изысканий в области феноменов отчуждения и идеологии.

Выводы и положения диссертации могу быть использованы в преподавании учебных курсов социальной философии, культурологии, социальной онтологии и философской антропологии.



Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационной работы изложены в пяти публикациях автора, две из которых опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК. Помимо этого результаты исследования были отражены в двух докладах на конференции: «Проблемы культурной идентичности в глобализирующемся обществе» 2009г. А также в научно-аналитическом журнале «Научная перспектива» 8/2011.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, в составе каждой из которых по три параграфа, а также заключения, и списка использованной литературы.
ОСНОВНОЕ СОЖЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении диссертационной работы обосновывается актуальность темы исследования, дается общее представление о степени теоретической разработанности проблемы, формулируется цель и задачи, раскрывается научная новизна исследования и его научно-практическая значимость.




Каталог: uni -> sank
sank -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
sank -> Новые религиозные движения в трансформирующемся российском обществе: социальные процессы интеграции и изоляции
sank -> Актуальность темы
sank -> План – проспект диссертации
sank -> Бедность и богатство в современном российском обществе: изменения в социальной структуре и их репрезентация в сми
sank -> Средства массовой информации как фактор формирования политического сознания в регионе
sank -> Институты семьи и образования в процессе воспроизводства неравных стратегий профессионального самоопределения молодёжи монопромышленного города
sank -> Трансформация отношений духовно-творческой элиты и общества в условиях современных модернизационных процессов
sank -> Формирование системы правового регулирования брачно-семейных отношений в дагестане в XIX веке
sank -> Трансформации типологической и жанровой систем в современной журналистике


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница