«Влияние исламской религии на характеристики политического режима в республиках Северного Кавказа»



Скачать 230.61 Kb.
страница17/33
Дата10.05.2018
Размер230.61 Kb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   33
3.2.1. Республика Дагестан.

Вопросы политического участия населения, связанного с религией, деятельности общественных организаций, и взаимоотношения общества и оппозиции с государством по данным вопросам, не может быть рассмотрено в отрыве от истории противостояния между этими двумя центрами.

Что касается политического участия населения в форме деятельности общественных организаций, в целом в Дагестане оно не является массовым.

Так, «по данным статистики Общественной Палаты республики Дагестан, в регионе зарегистрировано около 1900 некоммерческих организаций, из которых 980 - общественные объединения, 15 - региональные отделения политических партий, 691 - религиозные организации и 140 - иные формы некоммерческих организаций»108. Таким образом, по показателю количества НКО на 1 тыс. граждан Дагестан отстает от большей части субъектов РФ, опережая лишь две соседние республики – Чечню и Ингушетию.

Вероятно, подобная непопулярность официальных общественных организаций связана с развитостью в регионе неформальных социальных каналов. В этом смысле, хотя религиозные организации и составляют около 40% от всей совокупности общественных организаций республики, вывод о существенном вкладе последних в развитие гражданского общества в Дагестане был бы сомнительным. Нужно понимать, что эти 40% религиозных организаций по большей части представлены официальными общинами, входящими в ДУМД, которое выражает политическую позицию последних. Это отнюдь не означает, что интересы и деятельность отдельных общин не оказывает влияния на политический процесс; более того, по данным экспертов, в Дагестане, где муниципальное деление, как правило, совпадает с делением на религиозные общины-джамааты, формирующиеся вокруг мечети, такие вопросы, как избрание главы местной администрации, зачастую решаются именно в мечети, в то время как процедура светских выборов лишь формально закрепляет это решение.109 Таким образом, даже если мы допускаем возможность эффективного неформального лоббирования отдельными общинами своих интересов в политическом процессе, именно отсутствие публичности, а зачастую и вовсе дублирование функций официальных светских структур, мешает нам говорить о позитивном влиянии этих религиозных организаций на степень демократичности политического режима республики.

То есть, с одной стороны, мы наблюдаем в какой-то мере отзывчивость правительства в том смысле, что руководство республики попросту не может себе позволить проведение политики, независимой от предпочтений граждан, так как такой курс чреват еще большей дестабилизацией ситуации в обществе. С другой же стороны, эти граждане в ряде случаев (особенно на низовом уровне) выступают не как граждане, но только как верующие. И, говоря о демократии, вслед за рядом авторов (Г.О'Доннел, Ф.Шмиттер, А.Пшеворский, А.Степан и др.) мы подразумеваем, что демократия характеризуется открытой конкуренцией за право контролировать правительство между социальными группами, использующими свое право на объединение, чего не происходит как минимум на низовом уровне религиозных организаций.



Что касается того следующего структурного уровня – того, который представлен в открытом информационном и политическом пространстве – организованное политическое участие, связанное с религией, сводится к деятельности двух официальных ее полюсов, о которых говорилось выше. Строго говоря, утверждать, что институционализированный в виде противостояния конкретных организаций религиозный раскол и попытки выработать методы для его преодоления не могут быть отнесены к факторам политического плюрализма (который, согласно концепции Даля является, в свою очередь, неотъемлимым институтом полиархии), и даже не потому, что 2 центра картину поляризации, а не плюрализма. Во-первых, публично декларируемые позиции организаций в отношении политики до недавнего времени были довольно сходны. Так, транслируемая через подконтрольные ДУМД сайты (такие как Ассалам.ру и Islamdag.ru) характеризуется критикой властей, особенно федеральных, при одновременных призывах к созданию в рамках светской российской государственности механизмов и институтов политического представительства мусульман как неотъемлимой части российского общества и развитию толерантности. В официальных заявлениях Ахлю-Сунна также демонстрирует лояльность светскому режиму, утверждая, например, что «права, данные Творцом закреплены Конституцией»110 и призывает к диалогу в религиозной сфере и обществе в целом, а также нормализации правового поля в Дагестане и созданию площадок для политического участия мусульман. Во-вторых, в процессе этого диалога затрагивались исключительно религиозные вопросы.

Однако стоит особенно заметить роль Ахлю-Сунна в политической мобилизации населения. Осенью 2011 в Дагестане прошел ряд митингов против похищений, пыток, убийств и прочих незаконных методов, которые силовые структуры якобы используют в отношении мусульман, подозреваемых в связях с бандподпольем. Как правило, организаторами митингов были родственники пострадавших и местные противозащитники. Ахлю-Сунна подключилось к этой волне недовольства, и 25 ноября с ее участием был организован очень масштабный по местным меркам митинг на эту же тему. Причем, стоит отдельно заметить, что мероприятие не было одобрено Советом Алимов (являющимся структуров ДУМД) и призвали верующих «не допустить раскола уммы», хотя впоследствии призвали правоохранительные органы и правительство Дагестана «к удовлетворению законных требований митингующих для снятия напряжения в обществе».. Кроме Ахлю-Сунна организаторами выступили организация "Союз Справедливых", а также движение "Дагестан - территория мира и согласия". Вероятно, тот митинг был настолько многочисленным, так как затрагивал целый пласт близких каждому жителю Дагестана (да и России в целом), в народе именуемых беззаконием, беспределом и произволом, в Дагестане вылившихся, по мнению организаторов, в «гражданскую войну» и «уничтожение населения по идеологическому признаку». Здесь стоит особенно отметить это крайне интересное и тесное переплетение в сознании населения мотивов гражданских прав, законности и самоидентификации по признаку религиозной принадлежности, которое особенно характерно именно для этой республики. Так, по данным соцопроса, проведенного информационно-аналитическим центром при министерстве образования, науки и молодежной политики Дагестана, в качестве мотивов, побуждающих молодежь вступать в ряды экстремистских организаций, дагестанцы на первое место ставят произвол правоохранительных органов (16,8% опрошенных), затем следуют нарушения гражданских прав и свобод (16,4%) и лишь 15% называют религиозные убеждения.111 Возвращаясь же к вопросу ноябрьского митинга, можно констатировать тот факт, что в целом, собственно религиозные мотивы были в общем дискурсе не столь явными, а религиозное направление недовольства удачно вписалось (было вписано организаторами) в контекст гражданских прав. Также можно отметить попытку Ахлю-Сунна к сотрудничеству с другими общественными, в том числе светскими, организациями: на базе общественного движения «Территория мира и развития» был создан дагестанский Координационный комитет «Против беззакония и произвола» имени Хаджимурада Камалова, в который вошло в общей сложности 18 организаций112 .



Последние факты можно было бы интерпретировать как признак интеграции религии в гражданское общество. Однако в итоге организация первой отказалась от проведения повторного митинга, запланированного на 27 января 2012, так как не было выполнено требование, согласно которому ассоциация участвует только в мероприятих, проводящихся «под ее полным контролем», а также не были предоставлены лозунги и тематика выступлений для проверки на предмет соответствия нормам ислама. Последняя же ситуация, по-видимому, свидетельствует о неготовности ассоциации к сотрудничеству с другими общественными организациями на условиях паритета. В итоге, несмотря на ряд значительно менее многочисленных митингов против произвола силовиков, инициированных родственниками потерпевших, Ахлю-Сунна больше не делала попыток придать теме законности религиозное звучание. Лишь недавно, 8 февраля этого года, Ахлю-Сунна совместно с «Союзом справедливых» организовала новый митинг против произвола силовиков, а также за адекватную политику в отношении ислама (разрешение хиджабов, пересмотр списков запрещенной литературы, беспрепятственное строительство мечетей, прекращение информационной войны против ислама). В этот раз дискурс митинга был значительно более религиозным, и высказывались идеи недоверия не только конкретной власти, но и демократии как способу политической организации сообщества в целом, звучали призывы к шариатизации Дагестана. Подобное изменение курса (во всяком случае официального) в сторону антисистемности можно связать с кризисом диалога с ДУМД, о котором говорилось раньше. Таким образом, интерпретируя подобные акции политического участия в контексте демократии, нужно отметить незавершенный характер ситуации. С одной стороны, как показывает пример ноябрьского митинга в 2011 религиозные организации могут выступать в рамках правового поля и политической системы РФ, мобилизуя при этом рекордные массы населения. С другой стороны, сила, представляющая салафизм в публичном пространстве, способна на резкую смену курса в зависимости от ситуации и несет в себе мощный антисистемный потенциал (который, если судить по численности второго митинга, привлекает значительно меньшую часть населения). Как следствие, в аспекте политического участия вряд ли можно говорить о ее устойчиво позитивном или устойчиво негативном влиянии на демократичность политического режима.

Что касается эффективности форм политического участия, о которых говорилось выше, ситуация обстоит следующим образом.



С одной стороны, еще во время первого митинга власти сделали попытку умиротворения населения. Так, урегулировать конфликт на место митинга прибыл Р. Курбанов, негласно считающийся в республике человеком, курирующим силовой блок. После митинга 6 человек из организаторов были приглашены в МВД для беседы с руководством правоохранительных органов. Также митинг имел свои последствия в виде создания особой межведомственной рабочей группы по обеспечению законности и правопорядка на территории республики, которой было поручено дальнейшее расследование нашумевших дел. В состав этой группы включены руководители силового блока Дагестана, а также до расследования официально допускаются правозащитники. Создана специальная открытая база с данными исчезнувших людей.

Однако, по мнению организаторов, ситуация не изменилась по существу. Действительно, анализ хроник «Кавказского узла» демонстрирует, что частота случаев похищения людей и убийств людей, предположительно связанных с противостоянием традиционного и нетрадиционного ислама (связи которых с НВФ, однако, не доказаны) не снизилась.

И хотя, администрация в целом создавала организаторам религиозных митингов значительно меньше препятствий в проведении этих мероприятий, чем, например, организатором митингов антикоррупционных (в случае которых ситуация доходила вплоть до разгонов и преследований участников согласованных с большим трудом мероприятий), тем не менее, власти публично изъявили позицию, согласно которой митинги могут стать причиной дестабилизации положения дагестанском обществе. Кроме того, по данным «Кавказского узла», имели место факты допросов и запугивания организаторов и участников митинга сотрудниками  Центра по   борьбе  с  терроризмом  МВД  Дагестана. В итоге не так давно вышел закон, по сути запрещающий митинги в том смысле, что теперь найти место для их проведения, соответствующее определенным в этом нормативном акте критериям, не представляется возможным, ведь «к местам, в которых (…) проведение публичных акций запрещается, дополнительно относятся: вокзалы, аэропорт, торгово-развлекательные центры, рынки; детские, образовательные, медицинские, физкультурно-оздоровительные, спортивные и религиозные организации (учреждения) во время проведения в них учебных, культурных, спортивных, развлекательных и иных мероприятий; тротуары, остановки транспорта общего пользования, детские и спортивные площадки, места, где проводятся мероприятия с участием детей, а также территории, непосредственно прилегающие к указанным объектам и автомобильным дорогам»113. По сути, новый закон стал причиной того, что не состоялся очередной митинг в Хасавюрте, призванный выразить протест против похищений людей, пыток и внесудебных казней, - он был отменен организаторами по причине слишком слишком большого количества людей, пожелавших участвовать в акции. Согласовано с властями было 3 тысячи митингующих, а количество участников увеличилось в несколько раз.

Таким образом, получается, что курс прежнего главы республики был направлен на то, чтобы дать населению возможность «выпустить пар» в ходе митингов, а также на имитацию удовлетворения требований участников при проведении прежней политики по существу. Однако, учитывая тот факт, что Магомедов выражал недовольство излишне жесткими действиями силовиков на территории его региона (что часто приводится экспертами в качестве одной из причин его отставки), двойственность реакции на народные выступления может быть обусловлена дуализмом власти, присущим федеральному государству.


      1. Каталог: data -> 2013
        2013 -> Федеральное государственное автономное образовательное
        2013 -> Источники в социологии
        2013 -> Концепция устойчивого развития признана мировым сообществом в качестве центральной стратегии развития человечества, которая направлена на преодоление глобального экологического кризиса
        2013 -> Политические ориентации современной российской молодежи
        2013 -> 5 Алёшин А. И. Несколько тезисов к теме конференции 7
        2013 -> Исследование особенностей жизнедеятельности семей в современной России
        2013 -> Владимир карлович кантор
        2013 -> Факт и образ: жанровая специфика мультимедийных и телевизионных проектов на темы истории


        Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   33


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница