Власть: генезис, компоненты, методы функционирования : учеб пособие



страница1/14
Дата14.05.2018
Размер0.86 Mb.
ТипУчебное пособие
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


РОСЖЕЛДОР

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Ростовский государственный университет путей сообщения»

(РГУПС)

С.И. Олейников


ВЛАСТЬ: ГЕНЕЗИС, КОМПОНЕНТЫ, МЕТОДЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ
Учебное пособие
Ростов-на-Дону

2008




ББК 66.0я7 + 06

Олейников, С.И.

Власть: генезис, компоненты, методы функционирования : учеб. пособие / С.И. Олейников ; Рост. гос. ун-т путей сообщения. – Ростов н/Д 2008. – 80 с.

В пособии раскрыто понятие «власть», названы причины ее зарождения, элементы структуры, ресурсы и способы функционирования.

Предназначено студентам всех специальностей, изучающих дисциплину «Политология».

Рецензенты: канд. филос. наук, доц. Н.А. Ермоленко; канд. ист. наук, доц. В.Д. Кураев
© Ростовский государственный университет путей сообщения, 2008

Оглавление

 

Введение

1 Власть как общественное явление

2 Государство как инструмент власти

3 Структура политической власти

4 Способы и механизмы функционирования власти

Заключение

Библиографический список

Введение


Понятие власти является одним из центральных в политологии. Оно дает ключ к пониманию политических институтов, политических движений и самой политики. Определение понятия власти, её сущности и характера имеет важнейшее значение для понимания природы политики и государства, позволяет выделить политику и политические отношения из всей суммы общественных отношений.

Разгадка феномена власти, приращение всякого нового знания о природе власти и механизмах властвования является едва ли не самой главной задачей политологии. Первые попытки разобраться в парадоксах и механизмах политической власти были предприняты ещё в ранний период политической истории Индии, Китая и Греции. Например, то, что древнегреческое «архе», обозначавшее «власть» или «главенство», имело и другое значение – первоначало или первопричина, по-видимому, было неслучайным совпадением, но смутной догадкой о природе власти.

Парадокс политической власти, способной оборачиваться для человека одновременно и целесообразной силой, и злой волей, во все времена занимал умы философов и писателей. Аристотель и Шекспир, Гете, Ницше и Достоевский, Фуко и Кафка в философских категориях или художественных образах пытались приоткрыть завесу над этим, далеко еще не познанным, феноменом жизни общества и человека.

Власть появилась с возникновением человеческого общества и будет в той или иной форме всегда сопутствовать его развитию. Власть необходима прежде всего для воспроизводства человеческого рода. Семейно-родовая форма власти наблюдалась у кочевых народов России. С развитием оседлости постепенно утверждалась племенная власть. Формирование власти территориальной обусловлено необходимостью организации общественного производства, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, а также потребностью регулирования социальных отношений между людьми. С появлением классов и государства кровные, родовые связи были разрушены, моральный авторитет старейшины рода сменился авторитетом публичной власти, которая отделилась от общества и встала над ним.

Рассмотрим некоторые основные концептуальные подходы к анализу природы власти.

Во времена развития политической мысли считалось аксиоматичной неразрывность политики и власти. Понимание незаменимости власти в развитии и функционировании общества является исходным для всех современных социальных и политических теорий. Общество потому и является обществом, что совокупность людей объединена взаимодействием, обменом и властью.

Уже в Древнем Китае Конфуций и Мо-Цзы, обращая внимание на божественную и естественную стороны происхождения власти, обосновывали необходимость ее существования как механизма поддержания порядка в общении между людьми, регулирующего отношения управляющих и управляемых. Конфуций (551- 479 гг. до н. э.) признавал божественный характер происхождения власти. Следуя патриархальному ее пониманию, он уподоблял иерархическую власть императора над подданными отеческой власти старшего главы семьи или рода над младшими его членами. Мо-Цзы (479– 400 п. до н. э) придерживался более рационалистической концепции природы власти, явившись едва ли ни первым мыслителем, в самом общем виде высказывавшим идею ее «естественного происхождения» путем некого подобия «общественного договора». Из близкого Мо-Цзы взгляда на сущность политической власти исходил и Аристотель, утверждавший в своей работе «Политика», что властный механизм необходим для организации и регулирования «общения между людьми», поскольку «верховная власть повсюду связана с порядком государственного управления...». В том же трактате Аристотель (в отличие от Конфуция) разводил господскую и семейную власть с понятием власти общественной или политической1.

Но уже в раннюю эпоху истории политической мысли была замечена и обратная сторона феномена власти. Тот же Аристотель (а позднее Монтескье) указывал на опасность злоупотребления властью лиц, ею наделенных, использования ими властных возможностей для своей частной пользы, а не для общего блага. Рецепты преодолений властного отчуждения предлагались самые разные: от проектов «смешанной власти» (Полибий, Макиавелли), «разделения властей» (Локк, Монтескье), «сдержек и противовесов» (Джефферсон, Гамильтон) до идеи полной ликвидации системы государственно-публичной власти вместе с самим государством (Годвин и Штирнер, Бакунин и Кропоткин). Ф. Гегель определял государственную власть как «всеобщую субстанциональную волю». Вместе с тем для пользы гражданского общества и оптимизации управления он считал необходимым известную специализацию власти, деля ее на законодательную, отражающую общие интересы, правительственную, связывающую общее с отдельными, особенными случаями, и, наконец, княжескую, объединяющую всё в единую систему государственного механизма2.

Также в Новое время понимание государственной власти как целесообразного механизма нашло развернутое обоснование в теории «общественного договора». Так, например, Т. Гоббс писал о необходимости организации общей власти путем соглашения, «каждого человека с каждым другим» для преодоления естественного состояния «войны всех против всех». По мнению Гоббса, общая власть «может быт воздвигнута только одним путем, а именно путем сосредоточения всей власти и силы в одном человеке или в собрании людей, которое большинством голосов могло свести все воли граждан в единую волю»3.

Т. Гоббс определял власть как средство достичь блага в будущем и потому на первое место ставил такую склонность всего человеческого рода, как «вечное и беспрестанное желание все большей и большей власти, желание, прекращающееся лишь со смертью»4. Ницше утверждал, что жизнь– это воля к власти5.

Идею «общественного договора» принимал и Ж.-Ж. Руссо, наделяя, однако, властью не единоличного государя– суверена, а народную ассоциацию, выражающую общую волю всего народа как равнодействующую частных воль людей.

В истолковании власти и причин её возникновения в обществе существует множество подходов. Уже сам этот факт указывает на то обстоятельство, что, видимо, каждая из них фиксирует лишь один из многочисленных аспектов власти, которые в реальном процессе её генезиса взаимодействуют друг с другом. Так, в рамках биологической интерпретации власти она рассматривается как механизм обуздания, связывания человеческой агрессивности, укоренённой в наиболее глубоких, фундаментальных инстинктах человека как биосоциального существа. Сама же агрессия, отмечает А. Силин, рассматривается как инстинкт борьбы, направленный против собратьев по виду, существующий как у животных, так и у людей, для Ницше власть – это воля и способность к самоутверждению6. Об инстинктивной, психологической природе стремления к власти и повиновению говорят представители фрейдистской традиции. Они находят их источники в структуре бессознательного, формирующиеся под воздействием социальных условий, связанных с ранним детством, сексуальным подавлением, образованием, культивирующим страх, услужливость и повиновение. С социальными факторами, но иного, не культурного, а больше экономического свойства, связывает генезис власти марксистская традиция. Видя его основную причину в социально- экономическом неравенстве и расколе общества на враждующие класс, в необходимости обеспечить управление социальной целостностью в условиях нарастающей социальной дифференциации и борьбы. Генезис власти связывается со спецификой экономической организации общества, в рамках которой «комбинированная деятельность, усложнение процессов, зависящих друг от друга, становятся на место независимой деятельности отдельных лиц. Но комбинированная деятельность означает организацию, а возможна ли организация без авторитета?»7. Весьма устойчива и своеобразна традиция рассмотрения власти как порождения самой природы человека, заложенной в нём неискоренимой тягой к доминированию, подчинению как окружающего мира, так и себе подобных (и себе подобным): «В сущности власти нет ничего материального, она есть не что иное, как манера мыслить»8.

М. Вебер основной аспект политики видел в стремлении участвовать во власти и в распределении власти. Если формализовать понимание политики, то ее содержание можно свести к борьбе за власть и сопротивление ей9.

В мировой политологии современное понимание власти в целом, политической в особенности, является результатом использования разных концептуальных подходов.

Согласно западной традиции, первичным видом власти является власть индивидуальная как произвольная от естественного права на свободу действия, распоряжения собой, вещами, всем, что доступно. Поэтому распространенными моделями власти являются межперсональные конструкции, отношения между двумя и большим числом субъектов. Согласно позитивистскому подходу, основу определения власти составляет признание асимметричности отношений между субъектами, существующая в связи с этим возможность одного субъекта влиять или воздействовать на другого субъекта. Если констатируется факт способности одного субъекта (А) влиять на других (В и С) и добиваться поставленных целей, несмотря на сопротивление (со стороны В и С), то можно утверждать, что субъект (А) имеет власть (над В и С). Власть определяется так же, как способность или менять отношения людей, или сохранять их, как способность добиваться цели. Как заметил Г. Лассуэл, классик американской политической науки, вся политическая наука сводится к изучению влияний. Власть начинается там, где информация, рекомендация, решение реализуются, переходя в достижение цели10.

С известной долей условности и относительности их можно разделить при самом общем анализе на два больших класса:

1 Трактующие власть как атрибут, собственное свойство субъекта, а то и как самодостаточный «предмет» или «вещь».

2 Трактующие власть как атрибут социальных отношений или взаимодействий на элементарном или сложном коммуникативном уровнях.

Атрибутивно-субстанциональные подходы к осмыслению власти в свою очередь можно подразделить на 1) инструментально-силовые; 2) потенциально-волевые и, с известной оговоркой 3) структурно-функциональные концепции11.

Потенциально-волевые концепции исходят из определения власти как способности или возможности навязывания воли каким-либо политическим субъектам. Такой подход был особенно влиятелен в традиции немецкой политической мысли.В. Гегель и К. Маркс, Л. Фихте и А. Шопенгауэр, Ф. Ницше и М. Вебер использовали понятия «волевые свойства» или «волевые способности» в самых разных, порой даже полярных определениях власти (таких, как «воля экономически господствующего класса» К. Маркса или «энергия и воля сверхчеловека» Ф. Ницше и т. д). По классическому определению Вебера, власть представляет собой «любую возможность проводить внутри данных общественных отношений собственную волю, даже вопреки сопротивлению, вне зависимости от того, на чем такая возможность основывается»12. Строго говоря, такое определение власти при желании можно интерпретировать и как «волевое отношение».

В результате проведенного выше краткого разбора концепций и генезиса политической власти наиболее перспективным и обоснованным представляется тот подход к изучению этого феномена, согласно которому власть в социуме может быть определена скорее как регулятор общественных отношений, механизм тотального социального общения, когда каждый связан с каждым, как своего рода способ человеческой самоорганизации и принцип коллективного саморегулирования. Характерна, например, следующая мысль: «Политическая наука становится равнозначной исследованию власти. Это наука о действительной воле к власти и её рациональной координации в обществе»13. Аристотель отмечал, что политика- это упорядоченное общение людей, становящихся «политическими» в силу гармонизации отношений между социальным «целым» и его отдельными «частями», где обязательно присутствуют регулирующее начало или властный механизм. В «Политике» он писал об этом универсальном или тотальном механизме социального общения так: «И во всем, что, будучи составлено из нескольких частей, непрерывно связанных одна с другой или разъединенных, составляет единое целое, сказывается властвующее начало и начало подчиненное. Это общий закон природы и, как таковому, ему подчинены одушевлённые существа»14. Но в отличие от достаточно простых отношений «господской власти» (господина и раба, мужа и жены, отца и детей), Аристотель власть публичную (общественную) считал наиболее совершенной и имеющей самую сложную структуру.

Механизм власти имеет сложную, иерархическую структуру, в которой формальным первичным «субъектом» и источником власти выступает народ, передающий властные функции своему официальному представителю, т.е. опосредующему их агенту– государству. Государство, в свою очередь, распределяет полномочия среди «носителей» по «горизонтали» (законодательная, исполнительная и судебная отрасли власти) и по «вертикали» (центральные, региональные и местные органы власти) с тем, чтобы управлять населением страны («объект» властвования) от имени всего общества («субъект» властвования). Именно такой формально-юридический механизм заложен и в систему политической власти Российской Федерации, определенный статьей 3 ее новой Конституции. Статья эта звучит так: «1) Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. 2) Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления»15. Однако в действительности реальным носителем власти, как правило, являются элита и бюрократия, т.е. чиновники и функционеры могущественной системы исполнительной власти на разных ее уровнях и в разных стратах, а также различные группировки правящей элиты, между которыми распределяются «сферы» властных функций и полномочий и «зоны» контроля над ресурсами общества.

Понятие власти дает ключ к пониманию политических институтов, политических движений и самой политики. Определение понятия власти, сущности и характера власти имеет важнейшее значение для понимания природы политики и государства, позволяет выделить политику и политические отношения из всей суммы общественных отношений.

В отечественной литературе долгое время вне критики было эльсовское понимание власти как отношения «господства – подчинения». Понимание политической власти еще в большей степени упрощалось в советское время, будучи сводимым, к «классовому господству– подчинению». Политическая власть виделась исключительно сквозь призму понятий диктатуры пролетариата и диктатуры буржуазии. Такой подход частично верно отражал реальные отношения в обществе XIX- ХХ вв. с устойчивыми классовыми размежеваниями. Однако абсолютизировать зависимость власти от классовых отношений и «господства– подчинения» во властных отношениях, полагaю, было бы неправильно.

Реформа политической системы в Советском Союзе, справедливо подчеркивает В. Амелин, обнаружила несостоятельность многих традиционных представлений о сущности политического, о власти и властных отношениях в обществе16.

Современные российские политологи, обобщая зарубежный и отечественный опыт в подходах к этой проблеме, на мой взгляд, высказывают большое количество очень ценных для мировой науки идей. Такие работы, как «Власть» В. В. Ильина, «Власть как общественное явление» В. Н. Амелина, многие работы Б. И. Краснова, Г. А. Белова, А. Г. Здравомыслова и др., имеют принципиальное значение при рассмотрении вопросов, связанных с проблемой властных отношений.

Нынешняя российская власть, начавшая коренные преобразования в Российском обществе и поддержанная поначалу народом, очень скоро показала свою мaлyю способность оправдывать надежды большинства россиян на достойное существование. Благодаря этому сегодняшняя политическая ситуация складывается очень неблагополучно. В большинстве стран доля граждан, радикально отвергающих систему, обычно невелика и составляет 10-20 %. Более высокий уровень (а в России он переходит отметку 40 %) ставит легитимность политической власти под сомнение. Поэтому не удивляет, что вопросам власти вообще и власти политической в частности сейчас уделяется пристальное внимание как в средствах массовой информации, так и в работах отечественных политологов. Действительно, начиная с начала 90-х годов тема власти широко разрабатывается как публицистами, так и учёными. Особенно отрадно, что появилась масса изданий, знакомящих с зарубежной политологической мыслью.

Хотя ещё и рано говорить о наличии фундаментальных исследований по этому вопросу у отечественных политологов, диапазон этих исследований достаточно широк и очень интересен. Среди отечественных учёных, занимающихся этим вопросом, кроме названных выше можно выделить таких, как Г.А. Дегтярёв, К.С. Гаджиев, А.И. Соловьев, А.А. Пушкарёва и др. Среди зарубежных, в том числе пишущих о положении в современной России, – это Т. Болл., О. Тоффлер, Б. Барнс, Ж.-Л. Шабо, С. Холмс и др.


1 Власть как общественное явление
Понятие «власть» в обыденной жизни и в научной литературе употребляется в самых разных смыслах. Философы говорят о власти над объективными законами общества, социологи– о власти социальной, экономисты– о власти хозяйственной, юристы – о государственной власти, политологи– о политической власти, естествоиспытатели– о власти над природой, психологи– о власти человека над самим собой, родители – о семейной власти, богословы– о власти от Бога и т. д. и т.п. Используется понятия законодательной, исполнительной и судебной власти.

Одни считают, что власть означает реальную способность одного из элементов существующей системы реализовать собственные интересы в ее рамках, и в этом смысле власть есть осуществление влияния на процессы, происходящие внутри системы. Другие считают властью результаты, продукт некоторого целенаправленного влияния, который люди получают на протяжении многих лет и ради которого некоторые живут. Третьи полагают, что власть представляет собой такие взаимные отношения между людьми или группами людей, сущность которых заключается во влиянии, воздействии, что это стремление к достижению равновесия17.

Власть есть присущее обществу волевое отношение между людьми. Власть необходима, подчеркивал Аристотель, прежде всего для организации общества, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, для поддержания его целостности и единства18.

Можно ли в таком случае дать научное определение власти? Ряд социологов и политологов говорят о ее таинственности, о том, что в своей политической форме «власть ставит наиболее грозную загадку», само понятие власти смутно и неопределенно и т.д.

Исторический опыт показывает, что там, где появляется необходимость в согласованных действиях людей (будь то отдельная семья, группа, социальный слой, нация или общество в целом), там происходит подчинение их деятельности достижению определенных целей. В этом случае определяются ведущие и ведомые, властвующие и подвластные, господствующие и подчиненные. Мотивы подчинения весьма разнообразны. Они могут быть основаны на заинтересованности в достижении поставленной цели, на убеждённости в необходимости выполнения распоряжений, на авторитете властвующего и, наконец, просто на чувстве страха перед нежелательными последствиями в случае неподчинения. Сами мотивы имеют большое значение для эффективности власти и ее долговечности. Здесь важно подчеркнуть, что властные отношения объективно присущи общественной жизни. Это своеобразная плата за жизнь в обществе, ибо жить в обществе и быть свободным от его правил невозможно. Другими словами, без отношений власти человеческая цивилизация невозможна.

Любое общество не может нормально существовать, если любому представляется возможность беспрепятственно творить произвол. Как отмечал В.Л. Соловьев: «Требование личной свободы, чтобы оно могло осуществиться, уже предполагает стеснение этой свободы в той мере, в какой она в данном состоянии человечества несовместима с существованием общества или общим благом. Эти два интереса, противоложные для отвлеченной мысли, но одинаково обязательные нравственно, в действительности сходятся между собой. Из их встречи рождается право»19.

Власть вовсе не является непременно результатом только насилия, подавления одной личности другой. Замечено, например, что в сложной натуре человека есть несомненное искание над собой власти, которой он мог бы подчиниться. Это своего рода потребность воздействия одного человека на другого, сила, соединяющая людей в общество.

Таким образом, подчеркивает Соловьев, власть неизбежно оказывается следствием самой социальной природы человека. Однако, как только проявление власти приобретает общественный характер, главной ее целью становится создание и поддержание порядка, важнейшим средством чего и выступает власть. В связи с этим людям вовсе не нужно создавать власть. Им достаточно ее принять и подчиниться ей, тем самым устанавливается известный порядок. Искание порядка, как правило, сопровождается исканием власти.

Да, власть требует подчинения. Но люди, подчиняясь ей, не должны жертвовать своей свободой.

Исходя из вышесказанного, можно дать следующее определение власти– власть в общем смысле есть способность и возможность оказывать определенное воздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-либо средств– воли, авторитета, права, насилия.

Отсюда можно сделать следующий вывод: власть– это один из важнейших видов социального взаимодействия, специфическое отношение, по крайней мере, между двумя субъектами, один из которых подчиняется распоряжениям другого, в результате этого подчинения властвующий субъект реализует свою волю и интересы.

Власть иногда отождествляют с ее орудием – государством, с ее средствами управлением, например с ее методами – принуждением, убеждением, насилием. Некоторые авторы проводят знак равенства между властью и авторитетом, который имеет много общего с ней, но и отличается от власти принципиально.

Сама власть выступает в виде управления, управление – в виде власти. Но управление не есть функционирование власти. Управление, подчеркивал Б. Краснов, шире, чем власть.

Власть – элемент управления, источник силы управления. Процесс управления представляет собой процесс реализации властной воли для достижения цели властителя. Управление же является средством, при помощи которого целенаправленное воздействие власти из возможности превращается в действительность20.

Одно из наиболее распространенных представлений о власти – понимание ее как принуждения. Как считает М. Байтин, власть безотносительно от форм своего внешнего проявления, в сущности, всегда принудительна, ибо так или иначе направлена на подчинение воле членов данного коллектива, господствующей или руководящей в нем единой воле21. Отрицать то, что власть проявляется в процессе подчинения, принуждения воли какого-либо субъекта, было бы нелепо. Вместе с тем сводить сущность властных отношений только к насилию и принуждению было бы неправильно. К сожалению, это свойственно было марксистской традиции политической мысли.

Марксова констатация – «насилие является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым»22– превратилась в императив революционного мышления и действия. Свести властные отношения к насилию не позволяют, на мой взгляд, следующие основания. Дело в том, что власть оказывается неполной, когда субъект не достиг поставленных целей. Если же желаемые результаты не достигнуты, то колоссальные трудности, связанные с преодолением сопротивления других людей, свидетельствуют не о триумфе власти, а о ее ущербности. Кроме того, неясно, почему мобилизация людей на достижение общественно значимых целей должна осуществляться только на основе принуждения и насилия. Ведь существует множество других способов влияния.

Сказанное позволяет принять позицию тех авторов, которые исходят из того, что понятие «власть» означает право и возможность одних повелевать, распоряжаться и управлять другими; способность и возможность одних осуществлять свою волю по отношению к другим, оказывать определяющее влияние на их поведение и деятельность, используя при этом авторитет, право, насилие и другие средства23.

Политическая власть вторична по отношению к индивидуальной власти, формируется в результате делегирования части прав и концентрации воли множеств в одном субъекте. Однако политическая власть не тождественна любой общественной власти. Политическая власть существовала, как известно, не всегда. В примитивных обществах, т.е. в обществах, социально не структурированных, общая власть еще не носит политического характера, так как нет проблем, которые вызывают к жизни политику, проблем достижения согласия. Политическая власть возникает в обществе, где люди разделены разными интересами, неодинаковым положением. В примитивном обществе власть ограничена родственными племенными связями. Политическая власть определена пространственными, территориальными границами. Политической властью обеспечивается порядок на основе принадлежности человека, группы к данной территории, социальной категории, приверженности идее. При неполитической власти нет жестких различий между управляющими и управляемыми. Политическая власть осуществляется всегда меньшинством, элитой. Политическая власть возникает на основе соединения процесса концентрации воли множества и функционирования структур (учреждений, организаций, институтов), взаимосвязи двух компонентов: людей, которые сосредоточивают в себе власть, и организаций, через которые власть концентрируется и реализуется.

Конечно, каждая форма проявления власти заслуживает внимания и изучения. И этим занимаются соответствующие научные дисциплины. Политологию же интересует политическая власть, являющаяся, как уже было отмечено, ядром политической системы общества, ее организационным и регулятивно контрольным началом. Она определяет все другие институты и отношения в самой политической системе общества. Прямо или косвенно политическая власть воздействует на развитие всех других общественных систем– экономической, социальной, духовной и др. К понятию «политическая власть», конечно, применимо общее, приведенное выше определение власти как таковой, как широкого понятия, имеющего многочисленные формы проявления. Политическая власть, как и любая другая власть, означает способность и право одних осуществлять свою волю в отношении других, повелевать и управлять другими. Но вместе с тем она имеет в отличие от других форм власти свою специфику. Ее отличительными признаками являются:




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница