Владимир Самуилович собкин 1 Анна Игоревна андреева


Âåñòíèê Òþìåíñêîãî ãîñóäàðñòâåííîãî óíèâåðñèòåòà



Скачать 193.54 Kb.
Pdf просмотр
страница9/23
Дата29.01.2018
Размер193.54 Kb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   23

Âåñòíèê Òþìåíñêîãî ãîñóäàðñòâåííîãî óíèâåðñèòåòà
16

В. С. Собкин, АИ. Андреева, ФР. Рзаева
актуальных угроз, которые и отвечают основным содержательным особенностям молодости как особой психосоциальной стадии развития личности, ориентированной на достижения близости. Возраст же 41-50 лет согласно возрастной периодизации Э. Эриксона относится к этапу зрелости. В качестве ведущей здесь выступает задача продуктивности реализации себя в семье (забота о потомстве) и труде [35]. Если этот возрастной этап проживается успешно, то человек чувствует себя творцом ему есть что оставить после себя. При неудачном проживании этого этапа вариантом разрешения возрастного конфликта является эгоизм и стагнация. В этой связи резкое увеличение значимости угрозы потери здоровья в группе респондентов 41-50 лет может рассматриваться как страх относительно возникновения тех возможных барьеров (болезней, которые представляют угрозу для продуктивности как в профессиональной деятельности, таки при социальном взаимодействии. Следует добавить, что специально проведенный факторный анализ полученных данных позволил выявить высокую положительную статистически значимую взаимосвязь между страхом, касающимся своей «неуспешности в личной жизни, и страхами стать жертвой насилия и жертвой национализма. Эти три страха объединились в один самостоятельный фактор. На наш взгляд, подобная взаимосвязь дает основание предположить, что возможные неудачи в личной жизни актуализируют жертвенные установки. Иными словами, возможные неудачи в личной жизни оказываются взаимосвязанными с личностной тенденцией к самостигматизации.
И, наконец, завершая данный подраздел, обратимся к результатам, которые касаются гендерных различий в фиксации значимости тех или иных страхов (таблица 1). Мы видим, что женщины заметно чаще по сравнению с мужчинами указывают на такой личностный страх, как отсутствие возможности построить счастливую личную жизнь. Принимая во внимание, что те или иные страхи соотносимы с определенными жизненными ценностями, можно сделать вывод о том, что счастливая личная жизнь представляет для женщин и более значимую жизненную ценность. К этому также стоит добавить, что женщины заметно чаще отмечают такие страхи, как терроризм и экстремизм. В целом эти проявления характеризуют общие социальные тенденции, связанные с насильственными действиями, которые непосредственно несут угрозу для жизни. И к ним женщины оказываются более чувствительны. Мужчины же склонны чаще указывать на такие страхи, как преступность и ухудшение международных отношений (с Евросоюзом и США, странами бывшего СССР, Латинской Америки и Азии. Более выраженная значимость этих страхов у них свидетельствует о проявлении традициона- листских охранительных маскулинных установок, которые касаются либо соблюдения норм, обеспечивающих поддержание социальной жизни, либо охраны границ.


Каталог: upload -> iblock
iblock -> Программа по обществознанию
iblock -> А. Г. Свинаренко
iblock -> «Социальные проблемы молодежи во взаимодействии с государством»
iblock -> Компьютерные социальные сети в контексте виртуализации современной культуры
iblock -> Право. Личность. Интернет Предисловие
iblock -> Программа вступительного экзамена по специальной дисциплине профиля
iblock -> Информация. Собственность. Интернет: Традиция и новеллы в современном праве
iblock -> Тема №10 Проблема сознания в философии и науке


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   23


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница