Вклад М. К. Петрова в новую институциональную теорию


личным носителем социальности



Скачать 189.03 Kb.
страница2/2
Дата01.02.2018
Размер189.03 Kb.
1   2
личным носителем социальности во всем ее карликовом объеме»26;

- институционализация запрета на повтор-плагиат, предпочтения к событиям уникальным;

- институционализация полной автономии главы дома, «становление двусоставной формулы человека: всеобщее + частное, где всеобщее суть дела общего интереса, а частное  дела дома»27;

- этим обусловлен невиданный рост политического самосознания и железная самодисциплина: «Лишь с этого момента приобретает смысл вся совокупность равнораспределенных, "общечеловеческих" идей  свобода, равенство, братство, а само слово "человек" начинает звучать если не очень гордо, то во всяком случае содержательно»28.

Таким образом, античный полис предваряется «естественным» состоянием анархии и уникальность полисной организации, по Петрову, необъяснима без этого предварительного состояния. Характерные черты нового «трансляционно-трансмутационного интерьера»:

- фигура человека-законодателя, фиксирующего в номосе личное слово, и гражданская общественная жизнь в качестве подчинённого слову дела;

- законодатели сами включены в гражданскую жизнь, остаются гражданами-новаторами;

- новый институциональный интерьер государственности постоянно открыт для новых предложений-вкладов в силу закрепления права любого гражданина на новаторство;

- в выработке новых институциональных норм отсутствует характерное для традиционного государства «рационализирующее» ограничение, а инновационность стимулируется всеобщим распределением гражданского навыка;

- имя новатора сохраняется, т.е. возникает неформальный институт авторского права, стимулирующий гражданина к новаторской деятельности.

Античный опыт «человека-государства» закончился неудачей: «…Бушующее в гомеровские времена пламя политического самосознания мирно угасает в законе»29. Причины  технологические («если все пираты, то некому их кормить»30) и политические (агрессивность глав домов). В результате этого отступления «начинается быстрое разрастание ритуала по линии: человек-государство, город-государство, союз городов, империя»31.

Вывод Петрова: главная идея гражданской доблести, выработанная античностью, состоит в том, что не человек подгоняется под уровень требований государственной машины, а государственный механизм выстраивается в соответствии с уровнем способностей человека («человекоразмерности»).

Похожая ситуация складывается в современном «онаученном» обществе. По Петрову, наука оказывает возрастающее влияние на обновление социальной структуры и сознание людей. «Онаученное» общество характеризуется прогрессирующей нестабильностью, что делает невозможным закрепление в знаковой форме «программ действий» и востребует творческие потенции человека: «Моральное старение, кладбища машин и социальных институтов типичны для научно-технической революции»32. Всё более напряжёнными становятся взаимоотношения человека и бюрократической организации национального государства. Мышление чиновника по принципу отрицательной обратной связи с опорой на наличный опыт оказывается неадекватным состоянию нестабильности.

Сравнительный анализ показывает, что в рамках двух противостоящих парадигм исследования бюрократии (М.Вебера33 и К.Маркса в экспликации В.П.Макаренко34) взгляды Петрова укладываются в контекст марксистской теории бюрократии. А критику Петровым разрыва «слово-дело» можно рассматривать как критику веберовской концепции рациональной бюрократии. Необоснованность претензий бюрократии на рациональность эксплицируется концепцией человекоразмерности (ограниченной рациональности).

Ключевой конфликт современности, по Петрову, есть конфликт институциональных интерьеров  государственного и «онаученно-»личностного  и «представляется … как конфликт сознающего себя в науке и через науку индивида и не отвечающей требованиям его самосознания национально-государственной действительности»35. В условиях современной нестабильности требуется «человек-государство»: «…Свободный, научно-грамотный, сознающий границы собственной свободы и ответственности человек-творец»36. Этому препятствует «хреодный эффект» института национального государства: во внутренней среде «навыки граждан», отсутствие конкуренции личности с государством и законов о банкротстве, позволяющих исключить государство как проигравшую политическую организацию, во внешней  отношения состязательности с другими государствами и агрессивность межгосударственной политики.



Общий вывод можно сформулировать следующим образом: от того, насколько быстро будет преодолеваться хреодный эффект бюрократически-государственной институциональной организации, зависит скорость развития науки, личности и современного общества.

1 См., напр.: Константинов М.С. Элементы институционально-эволюционной теории в социальной философии М.К.Петрова. Ростов-н/Дон: Изд-во РГПУ, 2005;

2 Лейбниц Г.В. Сочинения в четырёх томах. Т. 3. М.: Мысль, 1984. С. 389. Подробнее об истории развития европейского (научного) мировоззрения см.: Петров М.К. История европейской культурной традиции и её проблемы. М.: РОССПЭН, 2004; нашу интерпретацию см.: Константинов М.С. Институциональный подход в политической философии М.К.Петрова. Дисс. на соиск. уч. степени кандидата полит. наук. Ростов-н/Дон: 2006.

3 См., напр.: Гудин Р., Клингеманн Х.-Д. (ред.). Политическая наука: новые направления. М.: Вече, 1999; а также: Патрушев С.В. (ред.). Институциональная политология: Современный институционализм и политическая трансформация России. М.: ИСП РАН, 2006.

4 Петров М.К. Историко-философские исследования. М.: РОССПЭН, 1996. С. 397-403, 411-413.

5 Сравнение институциональной методологии М.К.Петрова с альтернативным нортовскому социологическим подходом (см., напр.: Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Academia-Центр, Медиум, 1995) требует отдельного исследования, поэтому не рассматривается в данной работе.

6 Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Начала, 1997. С. 17.

7 Там же, с. 41, сн. 7.

8 Там же, с. 31.

9 См., напр.: Вайзе П. Homo economicus и Homo sociologicus: монстры социальных наук // Thesis. 1993. Вып. 3, а также: Бруннер К. Представление о человеке и концепция социума: два подхода к пониманию общества // там же; Тевено Л. Рациональность или социальные нормы: преодоленное противоречие? // Экономическая социология. 2001. Т. 2. № 1.

10 По мнению Мориса Алле, «человек считается рациональным, когда он (а) преследует непротиворечивые, согласующиеся между собой цели и (б) использует средства, пригодные для достижения поставленной цели» (см.: Алле М. Поведение рационального человека в условиях риска: критика постулатов и аксиом американской школы // Thesis. 1994. Вып. 5. С. 227).

11 См., напр.: Саймон Г. Рациональность как процесс и продукт мышления // Thesis. 1993. Вып. 3.

12 См.: Норт Д. Цит соч., с. 14.

13 Там же, с. 107.

14 См., напр.: Гудин Р., Клингеманн Х.-Д. Цит. соч., с. 190-200.

15 В отечественной литературе принят термин «институциональная ловушка» (см., напр.: Полтерович В.М. Институциональные ловушки и экономические реформы. М.: ЦЭМИ РАН, 1999. Там же см. ряд интересных примеров институциональных ловушек).

16 См., напр.: Нестеренко А. Современное состояние и основные проблемы институционально-эволюционной теории // Вопросы экономики. 1997. № 3.

17 Однако у Петрова встречается и выражение «правила игры» по отношению к социальным институтам (см., напр.: Петров М.К. Самосознание и научное творчество. Ростов-н/Дон: Изд-во Рост. ун-та, 1992. С. 107).

18 Норт Д. Цит. соч., с. 99.

19 Там же, с. 31.

20 Подробнее см.: Петров М.К. Язык, знак, культура. М.: Наука. Гл. ред. вост. лит-ры, 1991. С. 28-35; Петров М.К. История европейской культурной традиции… С. 21-30; нашу интерпретацию см.: Константинов М.С. Элементы институционально-эволюционной теории… С. 18-22.

21 Константинов М.С. М.К.Петров: регион как форма социального творчества (к методологии исследования механизмов трансформации регионов) // Василенко И.В. (ред.). Российские регионы в условиях трансформации современного общества. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2006.

22 Подробнее см.: Константинов М.С. Элементы институционально-эволюционной теории…

23 В этом контексте очень важна идея Э.Иммергат о том, что политическая философия имманентна институционализму: «Признание предвзятости институтов перегружает институционалистов двоякого рода ответственностью: не только обсуждать институциональные наклонности, но и предлагать пути, чтобы улучшить справедливость институциональных результатов. […] Неоинституционалисты полагают, что политические институты можно переделать для более справедливого функционирования, потому что политические решения, сделанные в рамках этих институтов, могут их изменить с тем, чтобы произвести лучших граждан» (Immergut E.M. The Theoretical Core of the New Institutionalism // Politics and Society, 1998, Vol. 26. № 1., P. 8-9). Как заметил по этому поводу С.В.Патрушев, «нормативные стандарты… не экзогенны, но эндогенны политическому процессу. Общее благо таково, каким мы его хотим иметь, конструируя институты» (Патрушев С.В. Институционализм в политической науке: этапы, течения, идеи, проблемы // Политические науки. 2001. № 2. С. 154).

24 См., напр.: Макинтайр А. После добродетели: Исследования теории морали. Москва-Екатеринбург: Академический проект, 2000.

25 В новой институциональной теории основной причиной существования любой организации (в т.ч. государства) считается сокращение стоимости трансакций (см., напр.: Бьюкенен Дж. Сочинения. М.: Таурус-Альфа, 1997. С. 76-79).

26 Петров М.К. Самосознание и научное творчество… С. 74.

27 Петров М.К. Язык, знак, культура... С. 171-172.

28 Петров М.К. Самосознание и научное творчество… С. 74.

29 Там же, с. 75.

30 Там же.

31 Там же.

32 Там же, с. 109.

33 Weber M. Wirtschaft und Gesellschaft. Tubingen: 1976; Масловский М.В. Теория бюрократии Макса Вебера и современная политическая социология. Новгород: Изд-во Нижегородского гос. ун-та, 1997.

34 Макаренко В.П. Анализ бюрократии классово-антагонистического общества в ранних работах Карла Маркса (Очерк проблематики и методологии исследования). Ростов-н/Дон: Изд-во Рост. гос. ун-та, 1985.

35 Петров М.К. Самосознание и научное творчество… С. 185.

36 Там же, с. 186.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница