Виктор Светлов. Научный вывод: Байесовская парадигма На мой взгляд, на русском языке выходит недостаточно книг по байесовскому подходу, поэтому «я делаю стойку»


Стандартная модель научного вывода и ее проблемы



Скачать 180.28 Kb.
страница6/7
Дата10.05.2018
Размер180.28 Kb.
1   2   3   4   5   6   7

Стандартная модель научного вывода и ее проблемы


Стандартная модель научного вывода — гипотетико-дедуктивный метод научного исследования (ГДМ). Если логико-математическое знание истинно благодаря введенным определениям и принятым конвенциям, эмпирическое знание истинно благодаря прямому соответствию опыту, то благодаря чему истинно теоретическое знание? Ведь его прямая верификация в опыте невозможна и, кроме того, оно не является конвенциально истинным.

В качестве решения возникшей проблемы были разработаны три программы эмпирической значимости теоретического знания — научной систематизации, устанавливаемой теорией, Карла Гемпеля (1905–1997), подтверждения законов в формализованных языках Рудольфа Карнапа (1891–1970) и глобального преобразования ГДМ в дедуктивистскую модель научного знания Карла Поппера (1902–1994; подробнее см. Карл Поппер. Логика научного исследования).

Все три программы были построены в терминах формального анализа основных понятий ГДМ (объяснение, предсказание, подтверждение и опровержение гипотез). Развитие каждой из них быстро выявило существенные ограничения позитивистской интерпретации ГДМ. Поппер, например, решил превратить ГДМ в чисто дедуктивный метод и на этом основании полностью исключить индуктивные связи теории с опытом, что привело его ко многим нелепостям и ошибкам.

С именем Карла Поппера связана одна из самых грандиозных попыток обосновать дедуктивистскую модель науки, полностью исключающую какие-либо индуктивные отношения между теорией и опытными данными. Резко отрицательное отношение Поппера к положительному решению проблем верификации, подтверждения и индукции положило начало острому антагонизму между ним и Карнапом. Но хотя Поппер и противопоставлял себя членам Венского кружка, объективно его методологическая концепция полностью соответствует основным допущениям и целям неопозитивистской философии и методологии науки. Как и их, его интересует только проблема эмпирической значимости научного знания, которую он называет проблемой демаркации.

Дедуктивистская модель науки Поппера основывается на трех связанных друг с другом тезисах. Первый утверждает, что фальсифицируемость является единственным отличительным признаком научного знания и существует принципиальная асимметрия между верификацией и фальсификацией. Второй доказывает, что теории с высоким информативным содержанием не могут иметь высокой апостериорной вероятности, и поэтому вероятностная концепция индукции логически абсурдна. Третий тезис утверждает, что рациональный теоретический и прагматический выбор среди теорий возможен только на основании сравнения их правдоподобия как близости к истине, отождествляемого с истинным логическим содержанием, т.е. сугубо внутренней характеристикой этих теорий. Последние два тезиса исключают влияние каких-либо внешних, прежде всего эмпирических, факторов на прогресс научного знания.

Можно выделить следующие части дедуктивистской модели науки Поппера: 1) концепцию демаркации (эмпирической значимости, фальсифицируемости); 2) концепцию подкрепления; 3) специальные аргументы против вероятностной теории индукции; 4) концепцию правдоподобия и научного прогресса.

В соответствии с основными допущениями своей дедуктивистской модели науки Поппер утверждает, что испытанию следует подвергать только высокоинформативные, т. е. маловероятные, смелые, рискованные гипотезы. Испытание именно таких гипотез гарантирует приближение к истине. «... Я вполне готов согласиться с тем, что фальсификационисты, подобные мне, гораздо охотнее предпочтут попытку решить интересную проблему посредством смелого предположения, даже (и особенно) если оно вскоре окажется ложным, любому перечислению не относящихся к делу тривиальностей. Мы предпочитаем этот путь, потому что убеждены в том, что именно так мы можем учиться на наших ошибках; обнаруживая ложность наших предположений, мы больше узнаем об истине и все больше приближаемся к ней». Опровержение таких гипотез дает максимум научной информации и по этой причине составляет единственную цель научного познания. Несмотря на кажущуюся очевидность, данное утверждение тем не менее ложно.

Чем более смелую гипотезу мы опровергаем, тем меньшую информацию мы приобретаем; чем более вероятную гипотезу мы отвергаем, тем большую информацию мы получаем. Учитывая сказанное, ученый должен стремиться опровергать высоковероятные, пользующиеся максимальным доверием научного сообщества гипотезы, так как, только в этом случае он приобретает максимум научной информации. И он не должен стремиться, как утверждает Поппер, опровергать смелые гипотезы, так как это приносит ему минимальную информацию. Наоборот, подтверждать следует стремиться смелые гипотезы, так как в случае успеха ученый получает максимум информации. Подтверждение высоковероятных гипотез приносит минимальную информацию.

Причина всех неудовлетворительных следствий попперовской концепции правдоподобия — отождествление близости к истине с логическим содержанием теорий и полное игнорирование эмпирических и теоретических характеристик этого понятия. Более общей причиной является, конечно, антииндуктивизм Поппера, a priori исключающий любые индуктивные связи теории с опытными данными.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница