Валявский Андрей Как понять ребенка



страница27/360
Дата30.12.2017
Размер7.49 Mb.
ТипКнига
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   360
ЛЕКЦИЯ 2

ЧТО РЕБЕНКУ НЕ ПО СИЛАМ

Развитие диспетчерской программы — стержень этико-психологической подготовки К школе

Одно во всем, и все в одном

Сен-Цань

Это мое первое выступление в Ленинграде после возвращения из города Ижевска, где проходил Всесоюзный фестиваль семейных клубов. Встреча с семейными клубами подтвердила тенденцию отрицания сегодняшней системы образования и воспитания. Велика потребность их перестроить. Родители не стали дожидаться указаний сверху и сами занялись созданием альтернативных садиков и школ. В Ижевске мне посчастливилось выступать перед самой заинтересованной и благодарной аудиторией - родителями. Родители уже настолько намытарствовались со своими детьми, что теперь слушают совсем другими ушами и видят совсем другими глазами - глазами своего печального опыта общения с детскими садиками и школой, оглядываясь с трепетом на своих старших детей. Им некогда ждать, когда система образования сама дозреет до альтернативных вариантов. С нашей точки зрения, любой альтернативный вариант не будет полным без учета сквозного характера обучения: посеянное в дошкольниках в их весну становления должно быть достойно подхвачено и не затоптано в начальных, средних и старших классах. Должна быть преемственность, за которую никто не берется кроме педагогов-новаторов. Их же за это еще и бьют. Сегодня мы обратим внимание на тот этап в развитии детей, на котором родители могут и должны больше всего помочь своим детям. Итак, речь идет о занятиях по этико-психологической подготовке к школе детей вместе с родителями.

Обращаю Ваше внимание на добавку: вместе с родителями. В этой добавке отразилось наше основное условие: родители должны присутствовать на занятиях. Что бы мы ни делали, как бы мы ни «бились» об их детей, если дома это не будет подхвачено, особенно в дошкольном возрасте, когда мы предатели выступаем в роли сеятелей, то, конечно, это будет в дальнейшем затоптано.

В первой половине каждого занятия мы играем в присутствии родителей с детьми. Во второй половине занятия детей уводят помощники и занимаются с ними по дополнительной или свободной программе. В это время мы стараемся объяснить голами мамам, чем мы только что занимались на их глазах, зачем это было нужно и какие минимальные рекомендации вытекают ИЗ этого для 15-минуткой ежедневной работы дома. Если хотя бы эти 15 минут милые предки не уделяют своему отпрыску, то для нас очевиден факт отлынивания родственников от процесса воспитания ребенка и от общения с ним. Уж 15 минут всякий желающий найдет для своего ребенка. Если на родителей сразу «завесить» весь конгломерат рекомендаций, накопленных педагогами, психологами и самими родителями, то они под этим грузом, да еще под грузом неурядиц семейкой жизни, конечно, рухнут. Вечером, придя домой, за все хочется схватиться сразу, а за все сразу не схватишься, и руки опускаются, и тонут близкие в море советов.

Вот поэтому, учитывая прежде всего психологические особенности родителей, мы разделили наши предложения на маленькие капельки на умеренные порции, с которыми постепенно их знакомим. И просим также постепенно начинать реализовывать их в общении с ребенком. Во время пергой нашей встречи мы даем советы для занятий по понедельникам. Все игры первого занятия проводятся в присутствии родителей и соответствуют рекомендациям понедельника. Придя домой, можно сразу начинать работать с ребенком. На втором занятии Мы знакомим детей и родителей с играми по вторникам. На третьем - по средам и так далее. Воскресные рекомендации мы даем на двух занятиях: на первом знакомим с утренними рекомендациями (День тела), а на втором с вечерними и дневными (День творчества).

Первая наша встреча называется «День диспетчера» и посвящается диспетчеру, который живет г каждом из нас. Роль диспетчера выполняет так называемая «диспетчерская программа». Об этой программе в основном я и буду сейчас говорить, потому что все последующие занятия так или иначе направлены на развитие той же диспетчерской программы, только косвенными средствами.

На первом занятии родители убеждаются, что их детям не все по силам: даже тогда, когда они хотят участвовать в какой-либо игре, они не всегда справляются с самоуправлением. А в том, что ребенок очень хочет - хочет играть с друзьями, с ведущими взрослыми - не возникает сомнения. Хочет, но не может! А когда он придет в школу, сплошь и рядом будут ситуации, когда он не будет хотеть, а надо будет что-то делать «через не хочу». А у него еще нет навыка делать даже тогда, когда ему самому хочется.

С этой точки зрения наши первые игры с мячом и свистком просты и прозрачны, но очень показательны и имеют далеко идущие выводы. В День диспетчера в игре используются две команды: один свисток - команда, разрешающая ловить мяч, два свистка - команда, запрещающая ловить и бросать мяч. Если ребенок услышал два свистка, он должен остановить свое желаемое действие и мяч не ловить. Точно так же по двум свисткам, хотя ему и хочется бросить мяч товарищу или руководителю занятий, он должен затормозить свое, может быть, уже качавшееся действие - движение рук. Так проводится первичная тренировка умения активизировать свою программу бросания мяча и умение затормозить ее.

Эти умения, особенно последнее умение остановить себя, по шлам не каждому ребенку. Он уже услышал два свистка, и ловить значит нельзя, ко его руки так и тянутся и хватают мяч. И только тут, наконец, команда запрета срабатывает, и он бросает этот злополучный мячик, стремясь избавиться от него. Действие предыдущее, действие хватания, он не сумел остановить, программа хватания, активированная его желанием, отработала полностью. Управляющая, диспетчерская программа не справилась со своей задачей.

Не так ли и мы, взрослые, беремся за какое-либо дело и никакие можем переключиться на другое, пока первое не закончим, хотя давно надо было уже остановиться, ведь второе дело «ярким пламенем пылает»: завтра экзамен сдавать, но никак не оторваться от книги, пока ее не дочитаешь. Бывают такие диспетчерские фанатики и на работе, и дома: пока деталь не доточит, домой не пойдет, пока все не достирает, в гости с мужем не двинется.

Встречается у нас, у взрослых, и неумение заканчивать дело: качал одно, вдруг почему-то бросил, хотя точно знал, что нельзя бросать, и побежал каким-то другим делом заниматься, не доделали второе дело - переключился на третье. Хотя причины у взрослых в этих случаях, как ни печально, такие же, как и у детей, но по виртуозности объяснения и самооправдания они детей превосходят.

Возьмем еще один типичный случай, знакомый каждому - отлынивание от важного дела, за которое почему-то никак не взяться. Целый вечер маешься, ходишь по квартире, зачем-то кому-то звонишь и никак не можешь начать, взяться за дело. Вдруг пришел приятель и сказал: «Слушай, у меня билеты в БДТ...» И совершенно спокойно важнейшее дело оставляешь не начатым.

Почему так маялся взрослый? Чего ему не хватало, чтобы качать? Что он искал и чего ждал? Оказывается, он искал и ждал внешней команды: вот придет мама с работы, накричит, и по ее !ерику, как по команде, я включусь в делание. А мама не приходит, мамы уже на свете нет, а маята осталась. И ожидание тоже осталось. И причина осталась: диспетчерская программа лучше всего срабатывает по крику. Крика-команды - нет, и дела нет!

Что нужно делать для того, чтобы каши дети такие маялись в будущем? Учить ребенка справляться с собой без помощи родителей: тренировать его управляющую программу в очевидных играх, осложняющих самоуправление. Когда программа остановки каких-либо действий не срабатывает, то есть не тормозится начатое действие, дети иногда стараются физически помочь: берут сами себя за руки и не размыкают рук, пока не примут твердое решение: хватать мяч или не хватать. На принятие решения потеряно время, один свисток прозвучал, мячик летит, мячик уже прилетел, а руки только разомкнулись, чтобы схватить, и - мяч мимо рук. На размыкание рук тоже ведь потеряно время!

Не успокаивайте себя, не списывайте все на индивидуальную заторможенную реакцию. Попробуйте проверить: может ли он поймать мяч в более простом случае: «Смотри, я кидаю тебе мяч на счет три: раз, два, три! Лови!» А руки-то не ловят, если Вы точно ему в руки не кинете. Тогда параллельно с коллективной тренировкой начинайте индивидуальную. Неумение справиться с собой даже тогда, когда ребенок хочет, может служить критерием психологической неготовности к коллективным формам обучения.

Наша задача показать родителям модель будущего поведения ребенка в школе на примере игры в малом коллективе, где он ко всему скоро привыкает, несмотря на постоянные усложнения и нарастающие помехи. В малом коллективе не так велико ЧИСЛО отвлекающих факторов. Представьте себе, что же на него обрушивается в школе, когда он должен будет не обращать внимания на блестящую ручку соседа, на новую книжку соседки, на пинок сзади или отнятый карандаш, на поиск линейки в собственном портфеле, на исчезнувшую в это время с парты тетрадь по математике... В итоге первые полгода учитель вынужден, к сожалению, тратить время не на питание детей школьными знаниями, которые он мог бы дать им очень быстро (если бы они брали), а на приучение их к нормам поведения, к правилам самоуправления, без которых он в классе присутствовать, как ученик, конечно же, не может. Дома, прежде чем начать делать уроки, он должен сначала мысленно представить последовательность выполнения, называемую психологами внутренним планом действия.

Мы обращаем внимание не просто на внутренний план действий, а на то, что даже тогда, когда он есть, ребенок не всегда в состоянии его осуществить. В: ли он одну простую команду не может выполнить отдельно в игровой обстановке, то как же ему бывает трудно в играх, требующих умения выполнять цепочку команд! На наш взгляд, важнейшим критерием готовности ребенка к школе является умение выполнять в цепочке друг за другом не менее 5-ти команд. Например, по первому свистку добежать до двери, по второму - закрыть дверь, по третьему - вернуться и спрягаться под столом, по четвертому вылезти из-под стола, по пятому - схватить мяч со стула и принести ведущему. Команда в этом случае поступает извне, и по этой команде диспетчерская программа «включает» ребенка в действие. Эта же программа будет в дальнейшем помогать выполнять внутренней план действий и останавливать ребенка Е случае неразумности этого плана.

Непонимание истинных причин неумения ребенка владеть собой иногда доводит родителей до обращения к врачу. Родители ведут своего ребенка к невропатологу, потому что он не успевает в школе. Он чрезмерно активен на переменах, машет руками во время урока, вскакивает с места и бегает по классу, мешает товарищам. Ребенок просто не может с собой справиться! А взрослые не знают, как его научить.

Учителя прописывают самое мощное средство: «Вы должны воспитывать своего ребенка!» Правда, не говорят - как. Замученные родители хватаются за более конкретный совет невропатолога - успокоительное средство. И что же? Его двигательная активность просто подавляется за счет снижения активности внутренних процессов. В том числе и интеллектуальных. Малоактивный ребенок и думает тоже медленнее. Известные эксперименты с котятами по ограничению их двигательной активности приводили к замедлению их общего развития. Такие детьми. Для развития ребенка надо обучать его самоуправлению, а не вводить в заторможенное состояние, когда ему, может быть, просто уже ничего не хочется или «хочется очень медленно».

Приведем еще один пример типичной недоразвитости диспетчерской программы. Я думаю. Вы, как родители, очень часто сталкиваетесь с тем, что ребенок якобы заигрался. Вы его зовете - раз. Вы его зовете - два. Вы его зовете - три, а он так и не идет. Вы никогда не задумывались, почему? Говорят, он увлекся, ему трудно оторваться. И всего-то? Это не совсем все! Он не может самостоятельно прервать начатое игровое действие и вынужден дожидаться либо его окончания, либо команды извне. У него нет умения, умения формировать внутреннюю команду остановки, внутренний сигнал «Остановись!», по которому он, раз - и остановился. Поэтому ему требуется помощь извне, чтобы со стороны кто-то надавил и заставил, чтобы со стороны взрослым была подана внешняя команда.

Прежде чем учиться по-настоящему управлять самим собой, ребенок начинает активно учиться управлению собой по внешним командам. Это происходит, в основном, в период с 5-ти во 7-мн пет, так называемый период испытания взрослых, когда дети вдруг начинают активно не слушаться и вроде даже делают все назло. Ты ему говоришь одно, а он делает другое. В этот период ребенок входит более сознательным человеком, хотя еще не понимает, почему он так себя ведет, почему не слушается взрослых. Чтобы научиться подчинять с я хотя бы внешним командам и останавливать себя по ним, надо сначала их получить от взрослых. А как их получишь, если папа такой непробиваемый, а мама такая терпеливая: все терпит, терпит, терпит... А ребенок старается вывести их из себя. Наконец, мама сорвалась, наподдавала ему и тем самым подала внешнюю команду - нужное действие произошло, ребенок подчинился. Трудно быть ребенком с этими взрослыми: мало того, что ему надо еще выяснить, что же по-настоящему нельзя, а что можно, узнать границы разумного и дозволенного, так еще надо успеть научиться слушаться. Вот почему на внешнем плане этот период называют периодом испытания взрослых, а на внутреннем плаке развития ребенка -периодом послушания. Если в этот период ребенок не научится слушаться, то в дальнейшем не ждите от него умения слушать взрослых, особенно после 12-летнего переходного рубежа и до 18 - 19-ти лет будет очень трудно: и ребенок уже взрослый, и понимание есть, что надо делать, а самому никак не сесть за уроки, пока мама не заставит. Он доведет маму до исступления, чтобы она, наконец, набросилась на него чуть ли не с кулаками, и только тогда, оказывается, его внутренний диспетчер - диспетчерская программа - запустит необходимый перечень действий, связанных с выполнением уроков, только тогда он соблаговолит что-то делать. А самого себя никак не включить, нужен внешний стимул, нужна внешняя команда. Чтобы этого не было после 12ти лет, особенно нужна родительская ограничивающая любящая твердость с 5-ти до 7-мн лет. Поэтому с до 7-ми лет у многих народов разрешены наказания. До 5ти лет наказания еще бессмысленны в силу непонимания детьми, что такое «вина».

Обратимся к примеру трехлетних детей, изучающих иностранный язык. Вы спрашиваете ребенка, а он смотрит на Вас светлыми глазами и ничего не отвечает. Вы повторяете свой вопрос, ребенок продолжает смотреть на Вас молча. Кажется, он готов ответить, и Вы уверены, что он слышит Вас, и видите: не отвлекается, глаз с Вас не сводит, но молчит. Он весь в желании с Вами общаться и что бы ему, казалось, не ответить? Повторив вопрос несколько раз. Вы машете на него рукой и говорите: «Ладно, не понимаешь ты меня или не хочешь... Давай, я тебе задам следующий вопрос». И только Вы начинаете задавать следующий вопрос, он вдруг начинает отвечать на первый. Может быть, и Вы с этим сталкивались? Теперь Вы сможете это легко объяснить отсутствием внутренней команды, по которой он может судить об окончании вопроса. Ему нужен какой-нибудь внешний сигнал, свидетельствующий об окончании предыдущего сообщения. Таким сигналом в данном случае оказалось начало следующего вопроса. Без него ребенок не мог начать следующее действие - «отвечание:». Вспомните, разговаривая с компьютером, мы также определяем для него качало и конец сообщения, полагаясь специальными символами, например, операторными скобками в АЛГОЛе.

Вернемся к первому занятию. Детишки стоят передо мной, и я каждому бросав мяч. Один свисток - один бросок. Поймал ли« - назови свое имя. Услышал еще один свисток - бросай мяч обратно. Одному бросил - мяч вернулся ко мне, другому бросил - ОПЯТЬ МЯЧ у меня и так далее. Нам, взрослым, всем вместе показалось ,что они уже включились в коллективную игру. Все играют правильно, по двум свисткам останавливаются, не хватают мяч, как раньше, и не бросают его.

Но оказывается, мы прошли только первый этап. Стоит чуть-чуть изменить условия игры, и ребенок переходит на новое восприятие ситуации. Когда я стоял перед ними и они мне бросали мяч, они были вместе, но каждый играл со мной индивидуально! И каждый играл сам за себя и потом каждый за себя тут же и переживал. Играю с другими - отключается, смотрит по сторонам, ждет своей очереди. Стоило их только поставить по кругу, дать им через одного по мячу и попросить по одному свистку передавать свой мяч товарищу влево или вправо, в зависимости от договоренности, как игра распалась.

Кажется, внешне ничего не изменилось. Нет, изменилось - игра внутренне стала коллективной и приблизилась к модели коллективной формы обучения. Приблизилась и потому рассыпалась прямо на глазах: буквально через несколько передач появляются детишки с двумя-тремя мячами в обнимку. Они успевают только смотреть и принимать, их не хватает на отдачу. Им не жалко мячей, но никакие включиться на несколько действий: надо принять мяч - одно действие, надо отдать - другое действие, третье, параллельное, действие - посмотреть, у кого еще мячик, у кого какой (мячики специально все разные по размеру и цвету), кто как уронил или передал и кому, или задержал итак далее. Внимание распылилось, объема внимания не хватило. Пользуясь теперь уже понятным для Вас языком: не хватило мощности диспетчерской программы. Поступило огромное количество информационно-значимых сигналов на вход диспетчерской программы, и она должна была их отфильтровать, продифференцировать и еще успеть выбрать правильную цепочку движении и запустить ее.

Теперь Вам будет понятно, чем мы занимаемся во все последующие дни занятий: делаем вид, что знакомим детей с новой информацией, вырабатываем новые навыки (Это мы, конечно, тоже делаем), а на самом деле занимаемся развитием диспетчерской программы, каждый раз нагружая ее развивающей и отвлекающей информацией и специфическими сигналами. Родители тоже получают родительскую информацию: перечень контрольных вопросов для проработки дома по математике, по русскому языку, по родной природе.

Второе занятие мы называем Днем звука и знакомим в этот день детей с различными звучащими инструментами. При этом в игровой обстановке дети опять учатся делать что-нибудь по команде. Например, просим детишек встать спиной к ведущему и не оборачиваться, иначе игра будет остановлена, а сами в это время достаем из мешочка по очереди детские музыкальные инструменты: дудочки, свистелки, пищалки, трещотки, барабаны, ксилофоны и так далее.

Достав инструмент, даем ему зазвучать. Дети, не оборачиваясь, должны опознать инструмент и правильно назвать. Спрашиваем поднявших руку. Если отвечающий угадал, все вместе поворачиваются и смотрят. А если не угадал, продолжают стоять: может быть, подумав и прислушавшись получше, кто-то догадается на второй раз. Для этого еще раз даем зазвучать неопознанному инструменту.

Явно тренирующая ситуация: очень хочется играть, но еще больше хочется посмотреть, что же таи звучит? Только повернулся - инструмент замолкает и прячется обратно в волшебный мешок. - игра останавливается. Опять не справился! Одни дети спокойно с этим справляются, а другим - явно невмоготу заставить себя стоять, не оборачиваясь, голова сама так и откручивается. Звучит другой инструмент - кто-то не удержался, выкрикнул название, и все, как флюгеры, тут же повернулись посмотреть: правильно или нет? В этот момент игры, как правило, никто разрешающего свистка дождаться не сможет - все повернутся.

Видите, часть действии выполнена по правилам, а дальше просто не по силам себя остановить. Без таких игровых ситуации мы их не натренируем. Если не мы, то кто же им поможет? Конечно, этим занимаются и в садике, и в школе, особенно в первом классе. Но ведь делается это часто без осознания истинных причин неуправляемости детей. С 5-ти до 7-ми лет легко погрузить их в тоже игры, но попробуйте сделать это после 12-ти лет, когда они просто уже не могут слушать взрослых, как раньше.

Слава Богу, природа достаточно разумна, и дети из поколения в поколение передают друг другу бесконечный кладезь тренирующих детских игр, скороговорок, страшилок, накопленных и жизненно проверенных нашими непослушными прадедушками и прабабушками.

Вспомните, Али-баба и 40 разбойников, пятнашки, считалки, замиралки... Любую детскую игру Вы теперь и сами сможете проанализировать на наличие в ней элементов, развивающих диспетчерскую программу и обеспечивающих психологическое становление.

Кстати, именно поэтому так живуч детский фольклор. Если удается во время наших встреч с детьми попасть в струю детских фольклорных мелодий, то они очень бурно и с удовольствием рассказывают современные считалки, скороговорки, прибаутки и пословицы. Причем дети 4 - 5-ти лет рассказывают их гораздо больше, чем дети 5 - 7-нн лет. На наш взгляд, детская непосредственность младших связана с возрастными особенностями формирования диспетчерской программы. Чем младше ребенок, тем легче он запускается по внешним командам взрослых. На более старших сильнее давят обстоятельства, внешняя и внутренняя информация, на которую они раньше не обращали внимания. Это выражается в том, что дети вдруг начинают, из вежливости или от стеснения, говорить: «Не знаю», - а потом, засмущавшись вконец, совсем замолкают. Куда девалось слово? Почему оно кончилось? Он объяснить сам себе не сможет. Психологический сбой запомнится. В следующий раз ребенок но жег ожидать аналогичного вопроса и повторения срыва. Вот Вам и еще один пример психологической неготовности к школе, связанной с самодиспетчеризацией.

Советские специалисты справедливо ратовали за обучение с 6-ти лет, понимая необходимость психологической подготовки к школе. К сожалению, многие родители увлекаются не подготовкой к коллективным формам обучения, требующим навыка самоуправления в коллективе, а просто развитием ребенка: учат считать, читать, писать и знать. Бывает, звонят по телефону и спрашивают: "Вы читать учите?» Отвечаю: "Специально - нет». В ответ получаю: «Спасибо, до свидания». Вместо общения с ребенком хотят отделаться от него - отдать в группу, не подозревая о его внутренних трудностях. Именно они невидимо помешали ребенку самостоятельно освоить чтение и письмо наравне со сверстниками. Научив его читать, мы не решаем его проблемы, а просто ликвидируем ее внешнее проявление.

В итоге, такой подготовленный, с точки зрения родителей, ребенок может очень быстро попасть даже в число так называемой группы риска: в число нервных, стрессовых, неуспевающих детей. Эти дети, зная и уме я больше других, будут неспособны учиться в коллективе, начнут отставать, не успевать, уставать и, как следствие, уже не добирать на уровне знаний по психологическим причинам. Как раньше у них была аллергия к детскому саду, так теперь у них может появиться аллергия к школе. Дома сидит - отлично учится, а придет в школу - начинает не успевать и быстренько заболевает. Он сам себя воткал в стрессовое состояние, убежал, спрятался в болезнь. Но кто об этом знает?

Хорошо, когда есть кому дома сидеть, а если некому, то ребенка водят в школу. Он постепенно привыкает к школе, адаптируется к роли задовика. Старше станет - нерешенные проблемы «повзрослеют». Например, обращается мама за советом: «У меня сын пропускает в английском языке гласные буквы, что делать?» Спрашиваю: «В русском языке Витя тоже пропускает гласные буквы?» Мама отвечает: «Да, и в русском языке». Почему я так быстро догадался? Потому что всегда есть предыдущее более фундаментальное неосвоенное действие. В случае с Витей мы имеем дело с ущербной диспетчерской программок. Оказалось, что Витя очень часто начатые действия не доводит до конца: начнет зубы чистить, достанет пасту, приготовит щетку и уйдет из ванной. А мама удивляется, что Витя пропускает буквы! Он и действия пропускает, а его пытаются научить английской грамоте!

Что делается в школе, например, в 5-м классе? Стоит только учителю уменьшить давление на детей, дать им возможность раскрепоститься на уроке, как тут же они выходят за рамки допустимого. На всех предыдущих уроках на него давили, а на этом уроке вдруг что-то можно. Диспетчер ждет, когда на него накричат, натопают, пошлют к директору, когда папа или мама погрозят пальцем в дверях - и туг он станет нормальным ребенком. Команда извне поступила - он в состоянии с делать, как требуете я.

Зайдем в старшие классы - в 10-е, 11-е. С ними то же самое: получив новую информацию, они настолько бурно обсуждают ее друг с другом, что переходят от коллективной формы общения к индивидуальной. Пока они не выплеснутся, дальше двигаться невозможно. Либо опять надо помотать привычными для них внешними командами.

Аналогичные проблемы подстерегают дошкольников на нашем третьем занятии - «Дне знании». Только здесь они вместо обсуждения нового со сверстниками бегут поделиться с родителями. В этот день, как Вы поняли, мы знакомим детей с новой информацией. Она теперь будет отвлекающим, нагружающим фактором, распыляющим внимание диспетчерской программы. Ему так хочется что-то узнать! Ради этого он готов стерпеть многое, даже борьбу с самим собой, встречаясь на занятии с ситуациями, когда явно хочется, а справиться с собой «не можется»: руки таки тянутся к диковинной ракушке без разрешения взрослого.

В этот день мы знакомим детей с дарами природы, задаем вопросы о жизни, профессиях, труде, о временах года, стихиях. Вопрос услышан, понят, ответ готов - надо поднять руку, чтобы спросили, а рот открылся сам собой. Рука, правда, тоже поднялась, но с опозданием, в виде оправдания: «Все знайте, что я это знаю! Я первый догадался!.. Я первая вспомнила!..» Не открывать рот раньше времени, спокойно подумать и, не суетясь, поднять руку - немыслимо. Дождаться, когда спросят не его - немыслимо вдвойне. «Лучше я заранее подниму руку», - так некоторые решают эту проблему. Вы еще и вопрос не задали, а он уже руку тянет. Вы его спрашиваете - он встает и молчит! Почему? А он на всякий случаи поднял руку, надеясь сообразить, да не ушел. К тому же и все тянули: «Пусть думают, что и я знаю!» Не готов, а руку тянет! Так же будет и в школе выскакивать, если сейчас с этим не помочь ему справиться. Наша помощь такому будущему ученику - занятия по этико-психологической подготовке к школе.

Еще пример. Пятый класс, все решают задачу. Витя решил ее первым, сорвался с места и несется через весь класс: «Андрей Степанович, смотрите, как я решил задачу!» Я спрашиваю: «А ты проверил?» - «Нет, не проверил!» Знаете? Видели таких? Простой вопрос о самопроверке ему и в голову не придет, если его к этому не приучить. «Остановись, проверь себя!» -это указание диспетчерской программы, а Вите хочется скорее сказать, что он первый! Зачем проверять? Пусть учитель проверяет, пусть родители проверяют, чувство ответственности начинается с самопроверки: «Так ли я сделал?» - перерастая у взрослых в вопрос: «Все ли я сделал, что моги должен был?»


Каталог: sites -> default -> files
files -> Народная художественная культура. Профиль Теория и история народной художественной культуры
files -> Отчет о научно-исследовательской работе за 2014 год ростов-на-Дону 2014
files -> Учебно-методический комплекс дисциплины философия для образовательной программы по направлениям юридического факультета: Курс 1
files -> Цветков Андрей Владимирович, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии программа
files -> Программа итогового (государственного) комплексного междисциплинарного экзамена по направлению 521000 (030300. 62) «Психология»
files -> Методические рекомендации по подготовке к государственному экзамену направление подготовки


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   360


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница