Вадим максимов т


Признание Надбытийного как необходимое условие познания



страница27/34
Дата10.05.2018
Размер0.85 Mb.
ТипКнига
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   34

2. Признание Надбытийного как необходимое условие познания


Чтобы познать познание, надо рассматривать представления о мире, в первую очередь, об его составляющих, специфика которых определяется типами познания. Для этого выясним, каково соотношение между САМИМИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯМИ О МИРЕ, исходящими от Надбытийного, и особенностями земного бытия. Таким образом проследим исторический путь формирования типов познания и их влияние на эволюцию общества и его мировосприятие.

Понять абстрактность представлений о мире, отражающих реальность, можно, лишь при осознании различия между Надбытийным и бытием. Надбытийное как исходное бытия – «над» бытием. Надбытийное Абсолютно, бытие относительно. Типы религиозного сознания различает лишь специфика понимания Надбытийного.

Любая абсолютизация представлений о реальности изначально ей противоречит, поскольку она не соответствует декларированно абсолютизированому и изначальной изменяемости бытия. Потому потенциально безграничный разум человека является таковым лишь в бытийном.

Признание Надбытийного как Абсолютного, а всего иного как относительного, – основа независимости познания от представлений о мире

Познание относительно перед Надбытийным.

Во всех своих шагах познание должно исходить из относительности бытийного и Абсолюта Надбытийного, признавать возможность его отражения бытийными представлениями о мире лишь как бытийными, и невозможности «расщепить» Веру как Признание Абсолютного Надбытийного, поскольку любые отдельно взятые представления о мире являются дополнительным производным, СОЗДАННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ (СИЛОЙ ОТНОСИТЕЛЬНОЙ), и потому изначально прикладным. Это же доказывает относительность познания и альтернативность бытия на уровне представлений о мире. В этом свобода познания. Согласно этому, неверность познания будет равна самой себе, изначально осознаваясь человеком как следствие альтернативности бытия и познания, а значит, и их конкретных явлений. Признание Надбытийного как Нечто, неподвластного, непознаваемого в представленческом и ином смысле, способствует определению реального соответствия представлений о мире друг другу и реальности. Представления о мире являются лишь прикладным средством. Они уже не могут императивно и произвольно влиять на реальность и друг на друга. Человек свободен от влияния бытийного и представлений о мире как бытийных. Каким бы путём люди ни шли, мерило для них только Надбытийное.

Приведём пример формирования представлений о мире на основе отражаемого ими предметного содержания и их влияния на реальность, доказывающий альтернативность их формирования и представлений об их предметном содержании как относительных перед Абсолютом Надбытийного. Поставленная Богом Вера не может отражаться в каких бы то ни было представлениях о мире решающих бытийные проблемы. Представления о Вере не могут быть важнее других представлений о мире, что обуславливает неприкосновенность Веры как Надбытийного. Бытийные объяснения Веры, основанные на представлениях, несостоятельны, независимо от их форм, отражающих лишь прикладную роль представлений о мире и относительность бытия, которую можно преодолеть, лишь раскрыв себя Богу. Надбытийное, как стоящее над бытием, пример: раб людей, общества и социума, это объект, подчинённый не только императиву представлений о мире, но и императиву их возможной переоценки. Раб, подчиняясь лишь Закону Бога, в остальном волен создавать любые бытийные отношения и представления о мире. Быть рабом Божиим – значит, быть выше свободы в бытийном её понимании. Любые попытки отрицания Надбытийного при осознании различия между Надбытийным и бытием будут становиться различными путями познания. Любая замена Начертанного Богом представлениями о мире, не заменяя Их, порождает лишь новые бытийные представления о мире. Такие комментарии всегда несамостоятельны и нуждаются в создании новых представлений о мире как компенсации своей несостоятельности.

Секулярная абсолютизация бытия и его эволюции в отдельно взятых явлениях, событиях, личностях, достижениях ограничивает их значение. Чтобы дать качественное «второе дыхание» бытию после секуляризации, надо признать его относительным. Только так во Всеблагости Бога можно познавать предметное содержание составляющих бытия. Только так познание будет иметь дело с составляющими бытия, являясь независимым от произвольного влияния субъективных представлений о них. Церковь как общественный институт имеет возможность самоочищения. Все другие институты очищаются только при помощи Церкви.

Признание различия между Абсолютом Надбытийного и бытийным как относительным обуславливает возможность фиксации представлений о мире использования их как средства влияния на реальность

Итак, соотношение Надбытийного и составляющих бытийного определяет обоснованность бытийных отношений. Но Надбытийное даже при Искуплении не нуждалось в каком-либо новом бытийном мировоззрении и даже в новых представлениях о мире, обновлявших содержание уже существующих. Искупление Богом грехов человека доказало относительность бытия и его составляющих и – что важно! недопустимость влияния представлений о мире как бытийных, если таковое пытается игнорировать Надбытийное.

Признание относительности бытийного даёт возможность свободно оценивать его явления и пересматривать их.

Расширительное или ограничительное толкование тех или иных общественных ценностей не имеет принципиального различия, в отличие от влияния специфики мировосприятия. На развитие обществ последних 200 лет влияли абстрактные представления о мире, произвольно определяя его потребности и динамику развития. Но всё более утверждающаяся свободная взаимозаменяемость любых вещей и явлений, сама по себе конкретная и конечная, а, значит, не всегда соответствующая потенциальной безграничности разума человечества, нуждается в независимости социума и общества от влияния любых представлений о мире. И потому недоверие к Православию со стороны то одних, то других сил, опирающихся на бытийные представления о мире, подтверждает вышесказанное.

Такой подход появился где-то в ХVIII в. Планетарное хозяйственно-экономическое целое, превратило человека из объекта в субъект экономики, а значит, и социального бытия. Нефиксированный внутренний мир человека стал доминировать над познанием и любыми оценками реальности. Влияя на ее дальнейшее развитие, он сделал бытие хаотичным. Потребность в представлениях о мире как фиксаторе ситуационных потребностей стала доминирующей. Но то же самое можно увидеть при рассмотрении более ранних времен.

Человек, являясь объектом социально-экономических отношений, основывал своё наивно реалистическое объяснение мира чем угодно, но не абстрактными категориями в современном понимании. Предметное содержание явлений доминировало над представлениями о них.

Таким образом, познание – бытийно. Надбытийное Объяснение – регламентировано. Отражение его абстрактными бытийными представлениями, с позиций доминирования бытийного могло лишить его предметного содержания, а оно находит всё новые подтверждения.

Непознаваемость Бога раскрывает альтернативность бытия в познании и действии, доказывая несостоятельность изменения мира, опирающегося на категории, обеспечивая предметное содержание категориального познания. Абстрактность категорий определяет обоснованность тех или иных событий и явлений в прошлом и настоящем лишь в контексте Надбытийного.

В бытийном смысле их критерием является движение составляющих бытия, называемое «потоком». Отношение к Надбытийному, рассматриваемое через призму категорий, является вторичной реакцией внутреннего мира человека, лишь частично и относительно объяснимой соответственно специфике предметного содержания затронутого А или Б. Любое обобщение всегда не самодостаточно. Основой, обеспечивающей плодотворность любой оценки реальности и решения практических проблем, является осознание абсолютного различия между Надбытийным и бытийным. Ведь, читая Проповеди Господа нашего Иисуса Христа, видишь не только прикладную роль и категорий, и нефиксированного уже относительно бытийного, но и их свободные заменяемость, делимость и исчезновение именно как составляющих бытийного. Надбытийное по своей широте является Смысловым Абсолютом даже в упрощенной трактовке, а категории – равно нефиксированное – имеют всего лишь конкретные смысловые возможности своего толкования. Например, выбор целей революции: или свободное развитие за счёт временного экономического упадка, или сытый желудок в обмен на отказ от такого развития. А предметное содержание такого несоответствия – в противоречии между естественной неравноценностью и привнесённым неравноправием, изменяемым в своих соотношениях каждым шагом революции. Но с категориальных позиций возможности человека соответствуют возможностям делимости и изменяемости категорий с их не всегда обоснованной абстрактностью. А Смысловой Абсолют показывает категории Надбытийного как средство решения проблемы, возникшей в силу отношений в обществе (неравноценность и неравноправие людей), но оформившейся в силу произвольной замены предметного содержания этих отношений.

С бытийной точки зрения признание альтернативности категорий помогает переоценке представлений неверных, но давно принятых обществом. Социальная борьба в её нынешнем понимании – грешна. Её категориальные заменители, например, непротивление, по предметному содержанию – тождественны ей. Если в потоке составляющих бытия относительны любые явления, то тем яснее видна их относительность перед Богом как бытийного перед Надбытийным. Их абсолютизация возрождает грех язычества перед Богом, а в бытийном смысле превращает человека в прикладное категорий, лишает их предметного содержания, всё более ограничивая человека как лишь бытийное явление. И потому отрицательная оценка последствий деятельности декабристов в России в 1825 г. Святым Преподобным Серафимом Саровским совпадает с выводами нерелигиозных социологов и историков.

Попытка зафиксировать изначальную греховность бытийного беспредметна. Более предметно признание борьбы как изначально заменяемого по отношению не только к Богу, но и человеку. Но гораздо более плодотворен другой путь познания, исходящий из того, что путь познания Бога и мира «снизу», от человека, порождая те или иные представления о мире, не самодостаточен.

Признание категорий при значимости их для человека относительными перед Богом лишь усиливает категории, расширяя их возможности и, главное, помогает человеку создавать представления о познании и действии, стоя покаянно перед Абсолютом Бога в своей мирской греховности, и тем самым сохраняя чистоту Веры.

Категория «эволюция» в познании живой природы упрощает вывод об изменяемости реальности, игнорируя специфику такой изменяемости.

Систематизация уже познанного заменяет представления о верном для многого как верном для всего.

Наконец, наука о человеческом обществе – социология – по содержанию является лишь политикой: она основана на неверных представлениях о применимости категорий.

Таким образом, сведение категорий в единую систему – беспредметно. Гораздо важнее изучить особенности движения «потока составляющих бытия», что ясно вытекает из относительности бытия перед Надбытийным.

Необходимо обратить внимание на степень хаотичности бытия, проявляющегося на грани внутреннего мира человека и реальности. Так легче рассматривать реальность как поток составляющих бытия и познания.

В конце Х1Х в., когда нефиксированность внутреннего мира человека стала тождественна «потоку составляющих бытия», категории стали императивно влиять во всех областях знания и человеческой деятельности, и заменяемость одного другим (альтернативность пути) стала наиболее очевидной. Фактор социального антиномизма (категория, предложенная автором) стал доминировать, а категория социального антиномизма стала ключевой по отношению и к категориям, и к бытию, хотя она имеет категориальную ограниченность. Проявления фактора: несоответствие потребностей индивида и социума при решающей роли нефиксированного внутреннего мира человека, превращающий социальное бытие в хаотичный «поток» его составляющих. На этом фоне рассмотрение ГУМАНИТАРНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ ПРИЧИН ПОЯВЛЕНИЯ КАТЕГОРИЙ приобретает прикладное значение.

Но это же требует разработки и введения нового свода категорий, так же конечного. Определение бытия и его составляющих как конечных давно стало абстрактным «водоразделом» между беспредметными сводами категорий.

Если смотреть на познание лишь как на дополнительное объяснение Семи Дней Творения Мира, категории дадут нам лишь отражение представлений о Вере и Боге.



Осознанное признание различия между Надбытийным и бытием. Абсолютное Надбытийное – основа гармонии между реальностью и представлениями о мире

Православие с его предельно фиксированными представлениями о мире – если смотреть с бытийных позиций!, начиная с конца ХVII в., критически отнеслось к основанному на категориях мировосприятию как чужебесию – и в попытке главенствующих групп укрепиться, и в последующих их попытках наладить отношения с низами.

Тем не менее, празднование Масленицы – языческой с бытийных позиций – пример того, что Православие не только осознавало различие между Надбытийным и бытийным, но, исходя ИМЕННО ИЗ ЭТОГО, отвело чужебесию нишу мирской, социальной технологии. Православие облечено в догматы Велений Бога. Попытки произвольного представленческого определения соответствия Надбытийного с бытийным наносят вред бытийному. И потому признание различия между Надбытийным и бытием как исходное любой человеческой деятельности является основой плодотворного мирского познания во всех его проявлениях. Беспредметные изыски ряда публицистов типа «огненного православия» – категории абстрактные, к тому же еретические.

Каковы были бы следствия различия между Надбытийным и бытием, определенного средствами категорий? Некая новая метафизика, ограничивающая саму себя и возможности общества. Попытки сведения религии к морали и культуре – пример тому. Лишь осознание различия между Надбытийным и бытием способствует определению предметного содержания любого явления, не заменяя таковое его ситуационной востребованностью.

Противоречие между произвольным ограничением познания на основе неверной трактовки религиозных требований и фиксированной формой Божественных Догматов – следствие непонимания различия между Надбытийным и бытийным. Непонимание этого различия, произвольно «управляя» представлениями о Боге, заменяло содержание познания как познания, сделав его бытийным прикладным интересов общества.

Всемогущество, Вездесущесть, Всеблагость Бога проявляются в Им Данных Догматах как некий перечень – фиксированный, если не осознавать различия между Надбытийным и бытийным.



Православие и Надбытийное

Когда говорится о Велениях Бога, следует вести речь не об их познании, а об осознанном отношении к Таковым. Осознание Надбытийного и познание как явление одинаково неполемичны.

Теперь рассмотрим, что происходит, когда в осознание Надбытийного вносится полемика. Именно фиксированные основы Православия являются ориентиром гармонизации развития общественных отношений. Изображение обнаженного человеческого тела согласно Православным канонам в религиозной живописи исключает любую биологическую, физиологическую реакцию, кроме помыслов о Надбытийном.

Западное христианство внесло в себя полемику. Далее мирское искусство, рожденное в полемике с религией, т.е. замена Надбытийного внутренним миром человека, вызвало к жизни вначале качественно иное сексуальное рабство, основанное на более или менее регулярных экономических связях (массовая поставка русских рабов через Крымское ханство в Европу). Религиозная ненависть западного христианства к Православию усилилась вышеуказанными отношениями. Почти физическое пожирание себе подобных с иной, но тоже христианской Верой создало психологическую почву для самого устойчивого расизма. Он не был искоренён даже длительным социально-экономическим развитием. В 1-й половине ХХ в. даже победа социализма не могла разрушить положительное отношение к Православию, и лишь победа на мировом уровне в середине 1940-х годов социально беспредметных сил, СИЛ ПОЛЕМИКИ снова пыталась оспорить неполемичное Православие. Таким образом, признание различия между Абсолютным Надбытийным и относительным бытием возможно лишь при отказе от внесения в осознание Надбытийного какой-либо полемики.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   34


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница