Вадим максимов т


Право в условиях хаотичного общества



страница23/34
Дата10.05.2018
Размер0.85 Mb.
ТипКнига
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   34
Право в условиях хаотичного общества

В хаотичном обществе действуют буква закона, представления о мире, предметное содержание как составляющие бытия и заменимые в соотношении с представлениями о мире и буквой закона. Право есть предметное содержание любого А или Б, как институциональное ПРАВОВОЕ НАЧАЛО СОЦИАЛЬНОГО БЫТИЯ, поскольку оно представлено в конечных представлениях о мире пропорционально независимости любых А и Б друг от друга и параллельности их интересов как одного из главных факторов развития общества.

В хаотичном обществе право как норма, обобщающая отношения в нем, всё более выражает интересы лишь отдельно взятой группы общества, что обусловлено влиянием внутреннего мира человека, а не социально-экономическими потребностями общества.

Осознание и фиксация прав человека – следствие окончательного превращения человека из объекта в субъект экономических отношений. Субъекту, имеющему свои интересы, легче подчиниться чужим интересам как параллельным. Исследователям права важно не то, что бизнес, творчество, политика не всегда могут быть отражены юридической нормой, а то, что правовой норматив, призванный регламентировать поведение и отношения членов социума, сам, по своему предметному содержанию не соответствует представлениям о мире, «отведенным» ему как средству решения практических проблем.

На этом пути право всё более отражает таковые интересы, чем какие-либо формы общества. В таком контексте достаточно фиксировать право в САМОСТОЯТЕЛЬНОМ, НО ОГРАНИЧЕННОМ ПРЕДСТАВЛЕНИИ, из которого слепое подчинение закону, правовой нигилизм или правовые уступки, якобы неизбежные в силу фатальности неравенства индивидов, будут вытекать как частное. Этим и объясняется существующий в обществе интерес к правовому обществу как «пульту управления» неравноправием и неравноценностью людей.

Не универсализация права, а предметное содержание каждого его института, возможность оспорить его теорию и практику – залог устойчивого развития права

Суть права объективна. Не столько критика или ревизия общественных ценностей, СКОЛЬКО ПРИЗНАНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О МИРЕ, ИХ ОПРЕДЕЛЯЮЩИХ, КОНЕЧНЫМИ, последующая переоценка их содержания как конечных позволит определить и их специфику, и степень их конкретной востребованности, допустимости, доступности.

Сегодня это особенно ярко показывают реальные потребности социума и индивида. Но чем более человек стоит над формами социума и отношениями в нём, тем меньше возможность игнорировать и исторический факт, что средневековая западная анатомия, значительная часть культуры Возрождения, включая, возможно, не нашедшую прототипа «Джоконду» – пробу с русской рабыни, вывезенной через Крым вместе с человеческим «сырьём» для анатомии, и роль абстрактного гуманизма как средства влияния главенствующих групп. Общество всё более воспринимает проблемы мира как проблемы реальности, как практические, не заменяемые интересами влиятельных классов или наций.

Изначальная изменяемость права как фактор обеспечения соответствия институтов общества их предметному содержанию

В этом – разумное оборончество, основанное на социальной, а не представленческой специфике: постоянно держать и свою страну, и весь мир на грани резкого качественного изменения общества и социума.

Сам процесс возникновения конфликтов между государствами, общностями, социумами в значительной мере станет управляемым, и гарантом тому послужат не интересы государств как система сдерживающих противовесов, а предметное содержание социума – независимо от его конкретной структуры – иерархической и иной.

Это станет супероружием, если из этого будут исходить все представления о войне и мире. Все разговоры о скором конце западного общества – следствие лишь частичного осознания растущего несоответствия между подчиненной представлениям о мире реальностью и доминирующей ролью решения практических проблем. Поэтому нельзя отождествлять представления, отражающие общественные ценности, и оценки, служащие решению практических проблем.



Вопрос. Можно ли создать правовые представления о мире, которые сами по себе являются институтами общества, на основе других представлений о мире.

Ответ. Право отныне должно быть подчинено категориям. Дальнейшее его развитие зависит от его предметного содержания, определяющего противоречие между индивидуальной неравноценностью людей и их неравноправием в социуме.



6.3. Право с позиций «соотношения» составляющих бытия – некий «центр гармонии», который может быть определён произвольно

Пример. Доклад Хабермаса5.

В докладе на ХХ1 Всемирном философском конгрессе в Стамбуле в 2003 году Хабермас трактует международное право без каких-либо принципов сохранения миропорядка, как прикладное средство.

Вопрос Хабермаса: верить ли критериям права при их изначальной абстрактности, если практический результат более или менее полезен?

По Хабермасу, любое отношение к новым взглядам на международное право зависит от конкретных потребностей акторов этого миропорядка.

Стройная система международного права времен Канта, по Хабермасу, не устраивала Канта отсутствием в ней права индивидов. Кант отказался признать международное право, игнорирующее естественное право индивидов, предлагая космополитическое мировое сообщество как альтернативу международному праву.

Хабермас осознает, что проект Канта обусловлен спецификой отношений держав Европы ХVIII-ХIХ вв., но мало придает значения другой его идее, отождествляющей права естественное и гражданское, которую Кант считал силой, трансформирующей международное право в общечеловеческое.

Хабермас видит: классическое международное право утратило предметное содержание не только в результате 1-й и 2-й мировых войн, но и попыток их предотвратить на основе международного права, а космополитический устав ООН, по своему совершенству превосходя идею Канта, всего лишь рекомендательная конституция мира.

В условиях всё большей интеграции мирового сообщества, считает Хабермас, новые нормы международного права вступают в конфликт с автономностью проблем внутри мирового сообщества. Согласно вышедшему на авансцену естественному праву весомость этих проблем часто выше стандартов международного права.

Хабермас: «Попытка умиротворить воюющие нации … неизбежно провалится … потому что САМО ПОНИМАНИЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ (выделено В. М.) является предметом спора».

Хабермас как сторонник естественного права индивида приветствует спорные успехи международного права в бывших колониях, считает однополярный мир минимумом произвола в мировых отношениях. И всё же он понимает: постнациональность современного мира не может предотвратить конфликт между «универсалистской претензией», кем-либо выдвигаемой, и партикуляристской природой конкретно затронутых интересов, т.е. естественным правом равных в нем индивидов.

Хотелось бы добавить: проблемы права и его эволюции подчас находятся только в естественном праве, и с этой точки зрения нельзя рассматривать какой-либо «отрезок» проблемы. Хабермас не затрагивает ни вопрос о появлении СССР, о нарушениях им естественного права, без чего нельзя давать оценку ужасам войн в Европе, ни, главное, произвольность исходных создания ООН, превосходящей кантовский эталон – эталон устойчивых демократий. Для Хабермаса СССР – лишь фактор несостоятельного биполярного мира, а это – всё та же переоценка роли соотношения политических сил и произвольный выбор какой-либо проблемы как первостепенной.

Главный вывод: переход от классического права с его приматом государства к признанию естественного права правом международным не гарантирует его осуществления. Более того, постнациональный характер современного мира не уменьшает, а увеличивает разрыв между международным и естественным правом. Право, определяющее прежде всего границы поведения индивида, слишком сложно для своего применения в международных отношениях, в которых индивид всегда опосредован, и, если вообще в них применимо, то как право социальное, более или менее конкретно опосредующее группы индивидов.



Необходимый комментарий

Применение произвольных представлений о мире, заменена их, даже неосознанная, дезориентирует направленность действий индивида и оценку его действий. Социализм и фашизм при всем их сходстве имеют ряд структурных различий. Но социализм с его опорой на внутренний мир человека в ущерб реальности невозможно фиксировать в праве. Фиксируемый в правовых институтах социума социализм продуцирует фашизм. Или: авторитаризм в ХХ в. был одним из базовых условий развития отсталых стран. А в ХХI-м, когда интересы подчиняющего и подчиняемого параллельны, авторитаризм может привести лишь к произвольному неравенству, исключающему какое-либо развитие.

В ХХI в. замена параллелизировавшихся интересов индивидов «универсалками» есть замена межсистемного противостояния произвольно определяемыми интересами, вышедшими на арену силами главенствующих групп. В этом контексте категориальное соотношение практических проблем и представлений о мире само создает ситуации, выравнивающие искажения реальности согласно ее потребностям. Агрессия США против Ирака, основанная на неверно понятых потребностях США и абстрактных политических доводах вызвала к жизни Сопротивление во главе с жертвами ... режима Саддама.

Конечно, требуется конкретная ситуация, чтобы поставить вместе истеблишмент мировых столиц и беднейшие массы, такие, как русский народ, но если это произойдет, то замена представлений о мире и отражаемых ими явлений будет способствовать гармонизации отношений между параллельными интересами индивидов – основы социума и общества.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   34


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница