Вадим максимов т


Специфика общины и общности как совокупности индивидов



страница14/34
Дата10.05.2018
Размер0.85 Mb.
ТипКнига
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   34
Специфика общины и общности как совокупности индивидов

Любая совокупность индивидов имеет ряд характерных для нее черт. Системной назовем совокупность индивидов, способную по строгим правилам устанавливать соответствие между предметным содержанием и его категориальным определением. Системообразующей назовем совокупность индивидов, способную активно продуцировать предметное содержание и его категориальное определение. Отсутствие связи между количеством и качеством в социальных гиперсубъектах, как Россия, Китай, Индия, повышает их свойство системообразования именно за счёт несбалансированности социума, поскольку такая несбалансированность не удовлетворяет интересы индивидов, составляющих социум.

Успешному развитию системообразующей общности способствуют не те или иные общественные институты, а то, насколько их предметное содержание соответствует им как системообразующим. Перефразируя известное изречение, чтобы армия, флот равно иные общественные институты, и добавим, сам тип государственности были «союзниками» России, надо добиваться их соответствующего предметного содержания. У субъектов, более ориентированных на общины, системообразующими силами движет динамика внутреннего мира человека. Но если системное опирается в основном на абстрактные категории, то системообразующее – на предметное содержание, хотя предметное содержание и его предметное выражение дополняют друг друга. Конечность любой категории предполагает возможность ее замены. К тому же возрастающая возможность свободной заменимости вещей и явлений не только усиливает значение предметного содержания любых А и Б, но и выявляет общности-субъекты, где такая потребность имеет особую специфику, как в России, гиперсубъектность которой исключает связь между количеством и качеством в социальных явлениях. Общность, всё более принадлежа свободной заменимости своих ПРЕДМЕТНЫХ составляющих, чем какой-либо абстрактной категории, определяющей её как общность с общей историей и любым иным основанием, гармонично существует как общность в любой иной общности, не прибегая к общинной ограниченности. Общности всё более опираются на предметную сторону, а не на мировоззрение и мировосприятие. Но абстрактные категории становятся все более беспредметными в процессе движения интересов индивидов к свободной заменимости А и Б.

Противоречие между общественными ценностями и их предметным содержанием – вот более реалистичная первоначальная основа принципиально более эффективных оценок, чем какая бы то ни было политическая оценка. Внутренний мир человека часто передоверяется представлениям о мире, особенно в гиперсубъектах, где нет связи между количеством и качеством. Там они неверно воспринимаются внутренним миром человека. А их фиксация в хаотичном социуме приводит к возникновению бесчеловечного типа государственности. Предпосылкой таковому может служить нарушение социально-экономического развития как следствие отсутствия связи между количеством и качеством в гиперсоциуме. Но в условиях свободной заменяемости А и Б существование бесчеловечного типа государства базируется на цепи ситуаций. Исторический предел такого существования является прикладным своего предметного содержания. И тут реальность мирового сообщества, облечённая в категориальные представления о мире, агрессивно реагирует на это, создавая соответствующие этой цели представления о мире и пытаясь их обосновать теми или иными практическими проблемами.



В хаотичном социуме возрастает роль индивидуального и национального как наиболее близкого таковому, но уменьшается роль институциональной фиксации как неспособной своевременно удовлетворить интересы индивидов

Единая нация сама по себе не является непременным условием существования в ее социуме системообразующей общности или системной общины. Единая нация – фактор желательный, но не обязательный. В социальных гиперсубъектах, как Россия, Китай, Индия, в силу отсутствия в данных социумах связи между количеством и качеством наличие единой нации невозможно. Но это не мешает совокупности национальностей, составляющей социум, быть силой системообразующей. Более того, именно это повышает роль национального фактора как одной из главных основ системообразующей общности. И в социумах общинных, а не общностных, растет роль национального фактора по схожим, гуманитарным, причинам.

Осознание индивидом своей социальной и национальной общности именно с позиций его предметных потребностей лишь повышает устойчивость этой общности. Иначе естественная параллельность интересов сделает их ограниченными и статичными. Сегодня налицо желание одних составляющих мирового сообщества, в силу растущего приоритета практических проблем над представлениями о мире превратившегося в единый союз неравновесных сил, стремящихся поживиться за счёт других, сохраняя угнетаемую совокупность индивидов в ее институциональном и как общность, но игнорируя специфику ее практических проблем, всё ещё остающуюся во власти категорий, формирующих реальность. Но такая реальность деструктивна. И, как ни парадоксально, необходима социальная и иная напряжённость, подчеркивающая практические проблемы еще на уровне индивида. Причём, принцип – «обеспечим развитым индивидуальным сознанием только нашу общность» – тут не годится, это сделает такую общность беззащитной в контексте интересов А и Б, параллельных друг другу уже в глобальном плане.

Сегодня индивиды, принадлежащие к любому этносу, могут жить в любом этносе. Именно по этой причине возрастает роль системообразующих народов. И чтобы ни у господствующих, ни у угнетенных КАК У ОБЩНОСТЕЙ не осталось посторонних интересов, необходим отказ от категориальной мишуры, неверных представлений о мире, являющихся базой современного миропорядка. Национальное угнетение, выраженное в насаждении чужого языка и т.п., было опасно еще до образования планетарного хозяйственно-экономического целого в ХVIII в.

Угрозы правам индивида с уходом внеэкономических требований, предъявлявшихся прежде всего социалистической системой, следствие национальных проблем как проблем, порождаемых внутренним миром человека.

3.2. Политическое сообщество: системность или системообразующий характер такового

Политическое объединение несёт в себе как системное (или несистемное), так и системообразующее начало

Большая партия является системообразующей, если она рассчитана и на решение социальных проблем, и на удовлетворение интересов индивидов. Она опирается на предметное содержание своих представлений о мире, категориальных и нефиксированных. Поражение любой политической силы всегда вызвано заменой проблемы теми или иными представлениями о ней.

Если политическая сила как-либо ограничена, предпочитает один круг проблем всем иным проблемам, то все иные проблемы растут, притягивая к себе и интересы индивидов. Такая партия становится всего лишь системной общиной, а не системообразующей политической общностью, порождающей новые общины. Они, в свою очередь, не обязательно являются политическими доминантами, но в любом случае их успешное функционирование зависит от отношения к проблемам как силе, фиксирующей и обобщающей интересы индивидов.

Маргиналы исходят из представлений о мире как изначальной основы своей деятельности. Но в конкретном контексте социум в силу замены представлений о мире наполняет мировоззренческие категории маргиналов системообразующим предметным содержанием. И тут маргиналы произвольно пользуются доставшейся им системообразующей функцией, причём она не перестаёт быть таковой. Отсюда происходят все экстремальные глобальные потрясения: социализм, тоталитаризм и все виды фашизма. Маргиналы изначально ограничены. И всё же не эта ограниченность, а именно конкретный контекст социума определяет применение фактора системообразующей силы в любом направлении.

Особенности социума и социального гнёта в силу эволюции общества порождают новые проблемы или делают актуальными нерешённые старые в контексте неизвестных ранее представлений о мире, более подходящих мобильности маргиналов. Важно другое: исподволь выросшие рецепты решения проблем по силам лишь силам системоообразующих общностей, и группа индивидов, ориентированная прежде всего на предметное содержание проблем, примет представления о мире, считающиеся противоположными таковым.

А системная сила, община, ориентированная на представления о мире, предпочитая категории их предметному содержанию, теряет вместе с предметным содержанием и состав своих рядов. В итоге социум (или его часть) приходит к необходимости осознания реальности, преодолевая замену представлений о ней.

Перспективность блока тех или иных политических сил, считающихся антагонистами, можно определить, исходя из сопоставления конкретных представлений о мире и их предметного содержания. Любому «лабораторному» анализу, просчёту путей изменения реальности, считающихся невозможными, если абстрактные представления о мире «заменяют» ее, можно найти пример в истории и, что важно, независимо от степени развитости конкретно рассматриваемого социума. Предметное содержание «говорит» за свои категории. И национализм (в смысле любовь к своей нации) в контексте неизбежного распространения позитивного отношения на людей других национальностей в многонациональном социуме, становится КОНКРЕТНЫМ интернационализмом. И анархизм, будучи не в силах распределять богатства общества только согласно велениям внутреннего мира человека, приходит к государству как институциональной фиксирующей силе. С позиций мировоззрения, базирующегося на категориях, обе вышеуказанные силы несовместимы. Но как социально-экономические основания эти представления о мире решают схожие практические проблемы. Конечно, остаётся ещё хаотичный социум, предпочитающий предметному содержанию отражающие его представления о мире.

Слияние политической силы с системной общиной или системообразующей общностью оставляет им лишь практические проблемы, как их понимает данная общность

Не зря ли несистемообразующий Запад гордился стиранием граней между левыми и правыми?

Политики России ХХ-ХХI вв. в силу отсутствия в ней как социальном гиперсубъекте связи между количеством и качеством, отражают, независимо от своей ориентации, мировосприятие главенствующих групп, не всегда включенных в социально-экономическую жизнь. И чем более массы осознают свои потребности как практические проблемы, тем более политики ищут то или иное общее основание, подтверждающее свое тождество системообразующей основе российского социума. Именно здесь замена реальных потребностей представлениями о мире и особенно категориями даёт политикам возможность в перспективе рассмотреть свои установки в потоке составляющих бытия.

3.3. Два типа социально-экономической реальности как выражение двух причин замены представлений о мире и решении практических проблем

Чтобы избежать полемики при рассмотрении системообразующих сил, обратимся к социально-экономическим этапам истории.

Православие как фактор фиксации любых явлений и их отражений, православное славянство и сопутствующие ему силы как силы, ПРЕОДОЛЕВШИЕ ГИПЕРСУБЪЕКТАЛЬНОСТЬ СВОИХ СОЦИУМОВ ИМЕННО В СИЛУ СВОИХ СИСТЕМООБРАЗУЮЩИХ СВОЙСТВ, подвергшись в ХХ и ХХI вв. удару со стороны сил несистемообразующих, и в первую очередь своих главенствующих групп, стали предметом представленческих спекуляций. Для определения различия между похожими явлениями в прошлом, выясним социально-экономическую специфику каждого из таких моментов и их предметное содержание.

1) Отрицание Православия западным христианством (или кем бы то ни было в прошлом) не носило характера социально-экономической экспансии. В условиях социально-экономической разобщённости мира УII-ХVII вв. нефиксированное угнетение (рабовладение, грабёж) обслуживало частные социально-экономические интересы. Поход на Византию в 1204 году, массовый вывоз русских рабов через Крымское ханство в ХIV-ХVIII вв., какое бы толкование этому походу ни давалось западным христианством и в каких бы целях развития западной культуры ни использовался русский живой товар, не шло дальше удовлетворения вышеуказанных потребностей. В первом случае тезис «Европа кончается там, где начинается Православие» в силу отсутствия осознанного различия между Надбытийным и бытием могло служить лишь обоснованием ограничения торговых связей, и без того нерегулярных в тот период. Наличие русских рабов в Европе, внешне максимально схожих с их владельцами, разжигало у хозяев чисто личную неприязнь к рабам как к своему подобию. Но это не относилось к России как государству и обществу и не являлось современным нам расизмом, порождаемым макроэкономическим противостоянием.

В результате последующего социально-экономического развития такие представления всё более уходили в область бытовых предрассудков.

2) Хаотичность общества привёла к социальному сверхвзрыву ХХ века. Социализм как попытка произвольного обращения с составляющими бытия игнорировал их предметное содержание. Праворадикальное сопротивление и социализму, и явлениям, вызванным хаотичностью общества, абсолютизировало предметное содержание. Но абсолютизация – явление произвольное и жестокое. А в предметном содержании нуждались системообразующие общности, и, прежде всего, Россия. Из-за отсутствия в ней как социальном гиперсубъекте связи между количеством и качеством она стала не только основой мировой социалистической системы, но прецедентом разрыва своих главенствующих групп с остальным обществом именно как силы системообразующей. Правые радикалы при всей жёсткости межсистемного противостояния никогда не отрицали системообразующие общности как основу общества. Но в хаотичном социуме определение системообразующих и несистемообразующих было произвольным. Поэтому все попытки советского, а позднее российского государства, действовавшего заодно с мировым сообществом, в хаотичном обществе, вынужденном признать примат интересов сил, ситуационно ставших доминирующими, независимо от их деклараций, сводились к вытеснению системообразующих сил. И опять против системообразующих сил выступили социально-экономические причины прикладного характера, но уже в иных соотношениях практических проблем и представлений о мире.

3) В хаотичном социуме внутренний мир человека часто становится абстрактной категорией, если игнорируется Надбытийное.

Реальность всегда ищет моральное оправдание противоположным, но равновеликим явлениям. Но абстрактность морального оправдания беспредметна. А внутренний мир человека, реагирует бессознательно, нефиксированно на упрощение представлений о реальности. Все споры вокруг прогресса – споры не о реальности как категории, а отражение ее избыточной широты, не соответствующей решению конкретных практических проблем. Фиксировать ее можно, лишь поверяя востребованностью, доступностью, допустимостью конкретного А или Б.

Хаотичное бытие ХХ-ХХI вв. подтверждает это. В хаотичном социуме суровая критика реальности, основанная на категориях, категориям подчиняется. Они, став орудием борьбы, не только заменяют реальность, но и являются средством решения посторонних задач. Порой необходимая критика острейших проблем существует лишь для удовлетворения чьих-либо субъективных представлений о реальности. Решение практических проблем заменяется категориями. Подчас Надбытийное трактуется как бытийное не только потому, что Надбытийное не осознано. А где действует только бытийное, сложнее: два гиперсубъекта без связи количества и качества с высокой степенью влияния нефиксированного внутреннего мира человека – Индия и СССР. Казалось бы, достаточно осмыслить эти два слова как категории, и…

3.4. Роль и место главенствующих групп в хаотичном обществе. Главенствующие группы общества: потребности реальные и претензионные. Замена категориальных представлений о мире

Главенствующие группы – неотъемлемая часть общества, не зависящая от теорий типа равновесия элит и т.п. Но в силу большей мобильности отношений в обществе в последние сто лет главенствующие группы всё меньше связаны со своей социально-экономической ролью. Частичный разрыв с этой ролью привел к тому, что главенствующие группы произвольно определяют свои потребности.

При обретении человеком социально-экономической субъектности на основе планетарного экономического единства главенствующие группы перестают быть силой, обслуживающей только лишь социально-экономическое развитие общества, перестают обслуживать только лишь развитие производительных сил и производственных отношений. Хаотичность общества с конца ХIХ по начало ХХI вв. – фактор, бессознательно ведущий к параллелизации интересов каждого А и Б, отчуждала многие составляющие общества от их социально-экономической роли. Потребности главенствующих групп подчас становились претензионными. В этих условиях категории и нефиксируемое становились привлекательным определением любых процессов, происходящих в обществе. Категории легко и абсолютизировать, и заменять, спекулируя именно на их абстрактности. Хаотичность общества, когда человек, превратившийся из объекта в субъект экономики и всего социального бытия, начинает игнорировать законы общественного развития, действующие в реальности (фактор социального антиномизма), ведёт к тому, что претензионные (субъективные) представления об обществе начинают произвольно влиять на реальность. Если анархизм – это требование «категориям – да!, реальности – нет!», то победа претензионного означает замену предметного содержания проблем содержанием произвольной конфигурации.

С конца ХIХ в. общество развивается без связи количества и качества. Гуманитарное начало довлеет над ним, сделав прикладными в угоду предметному содержанию любые социально-экономические, политические, технологические базовые системные и системообразующие основы. Параллельность интересов индивидов, являясь основой социального бытия, по своему содержанию гуманитарная и только гуманитарная, став самостоятельной силой ввиду качественного развития мирового социально-экономического целого, влияла на общество уже императивно. Главенствующим группам стало непосильным удовлетворение реальных потребностей в силу того, что таковые определяются чаще всего устойчивыми СИСТЕМООБРАЗУЮЩИМИ общностями. Лишь частично связанные со своей социально-экономической ролью, главенствующими группы всё более ориентировалась на потребности претензионные, тем более, что их проще отразить в абстрактных категориях. Претензионный характер определения потребностей – следствие отношения к мировоззрению – как средству удовлетворения потребностей, предполагающих равноправие всех членов социума при отрицании системообразующих факторов. Но параллельность и процесс параллелизации интересов индивидов, опираясь на предметное содержание явлений, создаёт гипотетическое равноправие как ориентир на несистемообразующую конфигурацию социума. Такая конфигурация деструктивна, отрицает системообразующее начало. Потребности социальных и национальных групп, ситуационно ставших доминирующими, будучи несистемообразующими, не затрагивают основы общества. Имидж социальных и национальных групп как несистемообразующих восстанавливает против них остальную часть общества настолько, что им, как главенствующим группам – неотъемлемой части общества, опирающейся на предметное содержание своего бытия, содержание – В СВОЕЙ ОСНОВЕ ЕСТЕСТВЕННОЕ ДЛЯ ВСЕГО СОЦИУМА И ПРЕДПОЛАГАЮЩЕЕ РАВНОПРАВИЕ КАК АБСТРАКТНЫЙ АБСОЛЮТ, приходится выступать именно как несистемообразующей силе. В своей борьбе такая сила рассматривает уже и предметное содержание как средство сближения главенствующих групп в мировом масштабе. Частные особенности такого сближения влияют на содержание и форму противостояния мировых социальных систем.



3.5. Главенствующие группы хаотичного общества, не включенные в социально-экономическую жизнь, приходят к обобщенному гуманитарному основанию, определяющему их потребности. Оно ведёт к объединению главенствующих групп на мировом уровне. Отрицание главенствующими группами системообразующих сил

Замена системообразующих основ общества (социально-экономических, технологических и др.) их предметным содержанием ПРИ СОХРАНЕНИИ ПОЛНОТЫ ИХ ВЛИЯНИЯ в контексте ситуационно сложившихся социальных, национальных и иных глобальных конфигураций неизбежно абсолютизирует предметное содержание, не игнорируя его оценку в ином контексте. Далее – замена системообразующего конфигуративным изначально лишает любую часть социума самой возможности определения характера, параметров и последующего предметного удовлетворения своих потребностей. Диссида была частью главенствующих групп, и взаимоотношения внутри таковых не влияли на общие для них представления. Все индивиды, не относившиеся к ним, были уничтожены официальной карательной практикой. Победив, диссида ее возродила. Не способные определить свои потребности в силу невозможности квалифицировать свои ориентиры как свойственные той или иной части общества, главенствующие группы всё более объединяются на мировом уровне, заменяя реальное общество его абстрактным отражением, т.е. произвольно создают его глобальную конфигурацию, заменяют ею потребности всего общества. На эту тему есть крупные исследования, но приоритет практических проблем над представлениями о мире мешает их решению, пока «место занято», пока нынешние представления о мире не исчерпали своё так или иначе сложившееся предметное содержание.



3.6. Потребности и представления главенствующих групп полностью зависят от внутреннего мира человека. Объяснение таковых представлением «миф» и обобщение потребностей главенствующих групп

Слово «миф» в разных контекстах имеет разное значение, но, прежде всего, означает в той или иной степени гипотезу.

А теперь рассмотрим миф как представление о мире. На протяжении всей истории общества миф часто был императивом, но абстрактной категорией стал лишь в условиях той или иной степени удалённости от социально-экономических ниш, отведенных мифам, интересов социальных групп, главенствующих и неглавенствующих. В хаотичном обществе возможность произвольного выбора представлений о мире независимо от их происхождения превращает мифы в весомое средство воздействия на сознание социума и индивида.

Но и здесь видна альтернативность подхода к самим причинам мифотворчества: социальные – фиксированные, или же эмоционально-психологические, нефиксированные – причины различны и по контексту, и по своему предметному содержанию. Пожалуй, в наше время исследование и критический анализ мифотворчества является плодотворным путём исследования эволюции права, и не только современного.

Для внесения ясности воспользуемся перечнями 1 и 2.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   34


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница