В. В. Воловик становление и эволюция инженерного мышления. Институциональный контекст



Скачать 77.37 Kb.
страница3/3
Дата18.08.2018
Размер77.37 Kb.
1   2   3
институционального каркаса. В частности, если в Средние века узлами этого каркаса были города, то теперь их роль переходит к становящимся национальным государствам. Если раньше гегемонами были города участвующие в левантийской и ганзейской торговле и лежащие на сухопутных и речных маршрутах обменов между севером и югом, то теперь роль гегемонов переходит к странам, лежащим на атлантическом побережье, и участвующим в колониальных обменах2. Старые институты теряют смысл и пытаются сохраниться, а новые еще не сложились и пока угадываются в зародышевых формах кружков и движений.

Возвращаясь к трем линиям складывания инженерии, можно заметить, что:


  1. Во-первых, все фигуры, участвующие в этой пьесе, либо не входят в какие-либо институты, либо занимают в них маргинальное положение

  2. Во-вторых, все области деятельности, в которых берут начало эти линии, тоже либо неинституционализированы, либо маргинальны для соответствующих институтов (по преимуществу, это горно-металлургическое, морское и военное дело, которые оказались вне контроля цехов и университетов и стали прерогативой государей)

  3. Наконец, территории, на которых разворачиваются эти линии, это территории мелких итальянских и немецких государств, которые только что утратили гегемонию, но пока еще достаточно богаты. Т.е. это маргинальные территории

  4. Важно заметить, что математика в ученых занятиях Средних веков тоже рассматривалась, как маргинальная дисциплина, которая может быть полезна, но не приводит к истине.

Пока Европа сохраняла свой средневековый институциональный каркас, ученые занятия и ремесла оставались в своих границах и обмены между ними были нормированы. В частности, в ученых занятиях был нормирован аристотелианский запрет на метабасис3. Знания, полученные через смешение в одном рассуждении объектов разного рода (например, астрономических и математических), считались сомнительными.

В цехах действовал подобный институциональный запрет на «метабасис» между ремеслами — цеховые уставы запрещали одновременное занятие двумя ремеслами, использование инструментов одного ремесла в другом и т.д.

Институциональный кризис привел к появлению деинституционализированных и к открытию неинституционализированных зон (в частности, колоний), где этот запрет мог нарушаться. При этом старые институты (цеха и университеты) оказывались источниками поначалу маргинальных организованностей, которые затем вступали в своего рода игры, образуя различные институционально недопустимые комбинации — новые (в т.ч. нелепые) машины, новые (в т.ч. нелепые) формы мысли и т.д.4

В рефлексии этих игр, в критике одних и в культивировании других из складывающихся таким образом форм и становилось инженерное мышление. Причем, оно с самого начала складывалось, и дальше эволюционировало как основанное на межинституциональном метабасисе5 и на поддержании одновременно нескольких рамок. Прежде всего — рамки исследования, когда все процессы рассматриваются как естественные процессы в искусственных условиях, и рамки технического действия, когда все процессы рассматриваются как искусственно-технические в естественных условиях. Все дальнейшие фазы эволюции инженерии могут рассматриваться как вариации наполнения этих рамок.

Кроме того, культивировался и метабасис между различными исследовательскими и техническими дисциплинами.

Институционализация инженерного мышления, была намечена начавшимися в ходе институционального слома движениями гуманистов (оформлявшимся в протоинституциональный порядок кружка или «незримого колледжа» и культивируюшем созерцательный мистицизм неоплатоновского или герметического толка), и авантюристов6, (оформлявшегося в порядок экспедиции или компании, культивирующих деятельный, агонический мистицизм)7.

Я пока не готов обсуждать детали механизма институционализации, но в некоторых случаях несомненна преемственность между протоинститутами и институтами. Кружки Бойля и Мерсенна были фактически переименованы в Королевское общество и Парижскую Королевскую Академию наук. Похоже, что во всех институтах Нового времени можно обнаружить по-разному сплетенные мотивы порядков, характерных для обоих движений. Так, само слово открытие проникает в науку именно в Эпоху Великих географических открытий8.

Снова вернувшись к трем линиям разворачивания инженерного мышления, мы можем обнаружить, что поначалу все они обнаруживаются в, казалось бы, научных институтах (Академиа дел Чименто, Королевское общество, Парижская Академия наук), причем сохраняют и исследовательскую, и техническую рамки. Одновременно они обнаруживаются в создающихся в это же время военноморских и военно-инженерных частях и государственных горно-металлургических предприятиях и в соответствующих морских, военно-инженерных, и государственных горных и горнометаллургических школах. Причем одни и те же персоны могут участвовать в деятельности и научных, и технических институций (И. Ньютон состоит в Королевском обществе и руководит Королевским монетным двором, Г. Монж преподает в военно-инженерной школе Мезьера, состоит в Парижской Академии Наук, а после революции организует производство пороха и пушек и преподает в Политехнической школе).

Точно так же переплетаются эпистемические структуры исследования и технического искусства. В.М. Розин обсуждал двойственный эпистемический статус модели, но такой же статус имеют физические эффекты, сама экспериментальная установка, которая к тому же часто превращается в технический инструмент.

Пока бездоказательно, но я бы предположил, что инженерное мышление по принципу межинституционально, что научные и «инженерные» институты культивируют не научное и не инженерное мышление, а частные редукции инженерного мышления «поставляя» организованности для эпистемических игр в межинституциональные зоны.



Разные варианты таких игр дадут нам фундаментальные, прикладные исследования, конструирование, проектирование, прогнозирование и т.д. Все эти варианты межинституциональны, и все их я рискую отнести к инженерному мышлению.

1 А так же, в решение задач, подобных разделу мира между Португалией и Испанией на две равные части по меридиану Азорских островов (Тордесильясский договор 1494 г.).

2 Здесь важно не то, что отдельные города утрачивают статус гегемонов, а что города и, соответственно, базирующиеся на городской сети институты, утрачивают статус участников обменов, уступая его национальным государствам.

3 «Каждая область знания должна строиться на собственных, единых и истинных началах, которые лежат в основании дедуктивных выводов. Кроме того, первоначала каждой области знания должны быть того же рода, что и объекты этой области, ибо только тогда можно реализовать дедуктивный вывод. Очевидно, что, к примеру, астрономия и оптика нарушают это требование однородности экспланаса и экспланандума теории (и, соответственно, нарушают аристотелев запрет на метабасис) именно потому, что строят свои объяснения и выводы, опираясь на чистую математику» (Дмитриев И.С. Увещание Галилея. СПб.: Изд. «Нестор-История», 2006, стр. 34).

4 К числу колониальных внеинституциональных игр можно отнести, например, иезуитский эксперимент в Парагвае или эксперимент с монокультурным земледелием, которое в Европе стало возможным только через 2–3 столетия (после аграрных реформ XVIII–XIX века).

5 Здесь и далее я использую этот термин в расширительном смысле, имея в виду смешение организованностей, относящихся к институционально разным экземплярам деятельности и/или мышления

6 Название мое. В XV–XVII веках авантюра еще не приобрела негативной коннотации и понималась как рискованное, но захватывающее предприятие. Одна из первых таких компаний называлась Компания королевских купцов–авантюристов. В числе задуманных ею авантюр был поиск Северо-Западного и Северо-Восточного проходов, который закончился договором с Иваном Грозным и переименованием в Московскую компанию.

7 Оба движения были тесно связаны с королевскими или княжескими владетельными дворами, которые выступали патронами гуманистов, а позже — virtuoso (выдающихся художников, медиков, математиков etc), кружков и ранних Академий, и покровителями авантюристов, авантюрных экспедиций и компаний, часто наделяя последние правом действовать именем государя или государства.

8 Современники прямо называют открытие Коперником гелиоцентризма более важным, чем недавнее открытие Колумбом Нового Света.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница