В судебную коллегию по гражданским делам Белгородского областного суда Заявитель-истец: Аладьин Н. И



Скачать 197.95 Kb.
Дата05.05.2018
Размер197.95 Kb.
ТипРешение

В Судебную коллегию по гражданским делам Белгородского областного суда

Заявитель-истец: Аладьин Н.И.,


Ответчики: Автономная некоммерческая организация «Редакция газеты «Валуйская звезда»,

309990, Белгородская область, г. Валуйки, ул. М.Горького, 1
Автономная некоммерческая организация «Редакция газеты «Белгородские известия»,

308800, г. Белгород, проспект Славы, 100
Госпошлина: 100 руб.
АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Валуйского районного суда Белгородской области

от 06 апреля 2012 года
Решением Валуйского районного суда Белгородской области от 06 апреля 2012 года, рассмотревшим гражданское дело по иску Аладьина Н. И. к редакции общественно-политической газеты города Валуйки и Валуйского района «Валуйская звезда», спецкору газеты «Белгородские известия» Абросимову В., автономной некоммерческой организации «Редакция газеты «Белгородские известия» о защите чести и достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда, данный иск признан необоснованным и в его удовлетворении отказано.

Считаю, что данное решение подлежит отмене, в связи с недоказанностью установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, а также нарушением норм материального права, так как суд не применил закон, подлежащий применению, применил закон, не подлежащий применению, и неправильно истолковал закон, и норм процессуального права, приведшим к неправильному разрешению дела.

В силу части 1 статьи 195 ГПК РФ решение должно быть законным и обоснованным.

Согласно пункту 2 и пункту 3 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 23 от 19 декабря 2003 года «О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ). Обоснованным решение является тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Однако при вынесении обжалуемого решения суд нарушил требования статей 12, 56, 57, 195, 198 ГПК РФ, то есть принцип состязательности и равноправия сторон при отправлении правосудия, в том числе в части собирания доказательств по делу и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении дела, и требования к законности и обоснованности решения суда и его содержанию.

Исходя из смысла обжалуемого решения суда мне отказано в защите моих гражданских прав в силу статьи 152 Гражданского кодекса РФ, так как оспариваемые мной цитаты из статьи «Задним умом силен» не содержат диффамационного признака, являются суждениями автора, выражают точку зрения и отношение к описываемым событиям и лицам, соответствуют реально произошедшим событиям, не отражают порочащий характер данных высказываний. С данными выводами я категорически не согласен по следующим основания.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, высказанной в Определении от 27 сентября 1995 г. N 69-О, при рассмотрении дел о защите чести и достоинства суды общей юрисдикции вправе и обязаны обеспечивать должное равновесие при использовании конституционных прав на защиту чести и достоинства, с одной стороны, и свободу слова - с другой.

В соответствии со статьей 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

В пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при разрешении споров следует иметь ввиду, что отказ в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированы как злоупотребление правом (статья 10 ГК РФ), в частности, действий, имеющих своей целью причинить вред другим лицам. При этом в мотивировочной части соответствующего решения должны быть указаны основания квалификации действий одной из сторон как злоупотребление правом.

Исходя из прямого анализа текста данного источника, отказ в защите права допускается не в результате любых злоупотребительных действий, а лишь при злоупотреблении правом, то есть когда средством правонарушения является то или иное гражданское право.

В пунктах 3 и 5 информационного письма от 25.11.2008 г. № 127 Президиума ВАС РФ «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса РФ» указано, что с учетом императивного положения закона о недопустимости злоупотребления правом возможность квалификации судом действий лица как злоупотребления правом не зависит от того, ссылалась ли другая сторона спора на злоупотребление правом противной стороной. Суд вправе по своей инициативе отказать в защите права злоупотребляющему лицу, что прямо следует и из содержания пункта 2 статьи 10 ГК РФ.

Как следует из статьи 10  Кодекса, отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, означает защиту нарушенных прав лица, в отношении которого допущено злоупотребление. Таким образом, непосредственной целью названной санкции является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления. Следовательно, для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие своих действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства. Поэтому упомянутая норма закона может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

Ответчики по настоящему делу – редакция общественно-политической газеты «Валуйская звезда» и АНО «Редакция газеты «Белгородские известия» настаивают, и их позицию в обжалуемом решении поддерживает суд, что в спорной публикации «Задним умом силен», опубликованной в газете «Валуйская звезда» № 18 от 03.02.2012 года, они реализовывали свое право на свободу выражения мнения, гарантированного статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьей 29 Конституции РФ, пунктом 9 статьи 47 Закона РФ «О средствах массовой информации».

Однако в статье 49 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 (ред. от 11.07.2011) «О средствах массовой информации», регламентирующей обязанности журналиста, прямо предусмотрено, что при осуществлении профессиональной деятельности журналист обязан уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.

Считаю, что в рассматриваемом случае со стороны ответчиков имело место злоупотребление правом на выражение мнения, по следующим основаниям.

1. Придуманный, вымышленный журналист – специальный корреспондент газеты «Белгородские известия» В. Абросимов, в силу своей вымышленности, не мог быть моим коллегой, но форма его представления на газетной полосе, форма изложения текста от первого лица – все это создавало представление о нем как о реальном лице, которому можно доверять.

Кроме того, опубликование статьи специального корреспондента областного издания на страницах районной газеты придает дополнительную силу убеждения в том, что сообщается важная информация.

2. Я обращал внимание суда на временную последовательность появления публикаций. Статья Н.Аладьина «Встреча, от которой ждем многого» («Наша звезда»), содержащая критику в адрес газет «Валуйская звезда» и «Белгородские известия», появилась 27 января 2012 года, а публикация «Задним умом силен» в газете «Валуйская звезда» № 18 вышла в свет 3 февраля, то есть появилась как ответ на критику. Вместо аргументов в обоснование своей позиции в статье «Задним умом силен» специальным корреспондентом газеты «Белгородские известия» (вымышленным автором В. Абросимовым) излагается информация негативного характера об Н. Аладьине, то есть обо мне.

3. Словом «якобы» вымышленный автор спорной публикации заменяет в тексте мои имя и фамилию - Н. Аладьин, чем ставит под сомнение сам факт существования такого человека, то есть меня, мой профессиональный статус журналиста, приводя таким образом читателя к мысли о моей несостоятельности.

Однако в соответствии со статьей 19 ГК РФ право на имя относится к личным неотчуждаемым правам граждан. При искажении либо использовании имени гражданина способами или в форме, которые затрагивают его честь, достоинство или деловую репутацию, применяются правила, предусмотренные статьей 152 ГК РФ. Замена моего имени - Н. Аладьин словом «якобы» относится именно к такой форме, см.: Заискивая всячески перед новым руководителем, наш «якобы» походя выливает ушат грязи на руководителя прежнего… Возникает вопрос: кто дал нашему «якобы» право на столь безапелляционное заявление?. Кто сравнивал уровень интеллекта нашего «якобы» и бывшего главы? Наконец, почему же наш «якобы» задумался об этом только сейчас, так сказать, задним числом? … Вспомнил наш «якобы» и о своей дав­нишней службе собкором в областной газете «Белгородские известия». … А собратья по перу, кто работал в те годы вместе с нашим «якобы», припо­минают…

Согласно пункту 1 статьи 23 Конституции РФ, гражданин вправе защищать свое доброе имя. Это право предусмотрено и статьей 46 Конституции РФ, в соответствии с которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.Ф

4. Между публикацией «Задним умом силен» от 3 февраля 2012 года и временем моей работы в редакции газеты «Белгородские известия» существует длительный временной разрыв – 9 лет. Целесообразность сообщения информации о моих вредных привычках не обоснована ни в публикации, ни ответчиками в судебном заседании, следовательно, единственной целью сообщения этой информации было стремление опорочить меня, журналиста Н. Аладьина.

Представленная в ходе судебного разбирательства справка ОБГУЗ «Валуйская ЦРБ» от 26.03.2012 года, в которой указано, что я, Аладьин Н.И., состою на учете в Валуйском наркологическом кабинете с 1995 года с диагнозом алкоголизм средней стадии, не имеет отношения к осуществлению мною, Н.Аладьиным, своих профессиональных обязанностей во время работы в редакции газеты «Белгородские известия» с 2001 года по 2003 год, а, следовательно, не является относимым и допустимым доказательством, имеющим значение для рассмотрения и разрешения данного дела.

5. Ответчиком не представлены доказательства того, что я, Н. Аладьин, во время работы в редакции газеты «Белгородские известия» привлекался к дисциплинарной ответственности за злоупотребление спиртными напитками. Меня никто не видел в состоянии алкогольного опьянения, а вывод о нахождении меня в рабочее время в состоянии алкогольного опьянения был сделан лишь на основании телефонного разговора, на что прямо указывает свидетель Ф.Ф. Хрусталев. В том числе свидетель Хрусталев Ф.Ф. подтвердил, что каких-либо дисциплинарных взысканий в отношении меня не применялось. Я был уволен из редакции газеты «Белгородские известия» по собственному желанию, а не по статье за нарушения трудовой дисциплины.

6. По поводу толкования судом выражений «пристрастие к зеленому змию» и «лыка не вяжет» необходимо отметить следующее.

В решении суда указано: «Использованные в спорной статье высказывания «пристрастие к зеленому змию», «лыка не вяжет» являются образными выражениями, метафорами и способны содержать различные понятия в плане содержания и значения, а значит, не имеют порочащего характера».

Да, я согласен, что данные выражения являются образными, метафорическими, но это отнюдь не значит, что они не имеют устойчивого смыслового содержания в русском языке и «способны», как утверждает ответчик и суд, «содержать различные понятия в плане содержания и значения».

Спорные выражения «зеленый змий» и «лыка не вяжет» представляют собой фразеологические устойчивые выражения, то есть они представляют собой неделимое единство формы (слов) и содержания (смысла).

Согласно фразеологическому словарю, «зелёный змий» - это просторечное по стилевой принадлежности и оценочное словосочетание, выражающее предосудительность называемого понятия. «Зеленый змий» используется в двух значениях: 1. Спиртные напитки, алкоголь. Однажды дядя Витя предложил ребятам построить во дворе спортплощадку… Когда добрались до кустарника, не понравилось это почитателям «зелёного змия». Буйно разросшийся кустарник стал надёжным пристанищем для выпивох (В. Устинов. Ребята с нашего двора). Котельная к сдаче явно не была готова. Растопили котлы как следует, они и вышли из строя. Для кого это обернулось бедой, а любителям «зелёного змия» авария послужила поводом для очередной пьянки: как говорится, тяпнули с горя (В. Кононов. Собери всю волю). 2. Пьянство. У зла, именуемого «зелёным змием», проникающего в молодёжную среду, есть много источников. Как же дать ему отпор. Несомненно одно: нужны согласованные действия школы, комсомола, родителей (В. Ильин. Осторожно — дети!), см.: Фразеологический словарь русского литературного языка. — М.: Астрель, АСТ. А. И. Фёдоров. 2008. – [Электронный ресурс] – http://phraseology.academic.ru/4725.

Согласно этому же словарю, синонимы выражения «зеленый змий»: алкоголь, водка, пьянство.

Фразеологизм «лыка не вяжет» также является просторечным, он экспрессивно выражает единственное значение: Пьян до такой степени, что не может связно говорить. — Поймал [казак] большую белугу… и с радости выпил, да выпил-то не по-людски, вот в чём беда!.. Поехали. Казак лыка не вяжет (И. Железнов. Уральцы), см.: Фразеологический словарь русского литературного языка. – М.: Астрель, АСТ. А. И. Фёдоров. 2008. – [Электронный ресурс] – http://phraseology.academic.ru/2333.

Согласно этому же словарю, синонимы выражения «лыка не вяжет»: бухой, готовый, на ногах не стоит, на ровном месте не стоит, ногами заплетает, папа-мама не выговаривает, папа-мама сказать не может, пьяный, хороший, языком не ворочает.

Таким образом, носители русского языка могут воспринимать анализируемые выражения только в указанных в словаре значениях.

Ответчики и суд утверждают, что образные выражения в силу своей метафоричности «не имеют порочащего характера». Но порочащий характер не связан со способом выражения значения (прямым или переносным, метафорическим), а обусловлен смыслом (содержанием) высказывания.

В соответствии с пунктом 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Таким образом, в данной норме права для характеристики порочащего характера сведений указано лишь содержание информации, но не способ выражения её значения.

В связи с чем, информация о злоупотреблении спиртными напитками на рабочем месте является, безусловно, порочащей, так как свидетельствует о неправильном, неэтичном поведении в общественной жизни.

7. Помимо этого в решении суда указано, что эти сведения «нельзя рассматривать как утверждение о фактах, так как сам автор статьи указывает на их сомнительность и возможную недостоверность. Использование автором слов «поговаривают, будто» свидетельствует о том, что информация основана на слухах, не содержит ссылки на источник ее получения».

В соответствии со статьей 51 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 (ред. от 11.07.2011) «О средствах массовой информации», указывающей на недопустимость злоупотребления правами журналиста, не допускается использование установленных настоящим Законом прав журналиста в целях … распространения слухов под видом достоверных сообщений. При этом отсутствие ссылок на источник информации не является основанием для освобождения от ответственности при ее распространении.

В ходе судебного заседания представитель редакции газеты «Белгородские известия» подтвердил, что специальный корреспондент газеты «Белгородские известия» В. Абросимов – это псевдоним творческой группы редакции газеты. Следовательно, именно редакция газеты «Белгородские известия» является автором спорных сведений, и именно она, а также редакция газеты «Валуйская звезда», в которой данные сведения были распространены, являются надлежащими ответчиками по рассматриваемому иску о защите чести и достоинства.

Если же имело место распространение не соответствующих действительности порочащих сведений о частной жизни истца, то ответчик может быть обязан опровергнуть эти сведения и компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации, на основании статьи 152 ГК РФ.

В соответствии с действующим законодательством из основных характеристик злоупотребительного правонарушения выделяются следующие:

1. Наличие ситуации правовой неопределенности, то есть отсутствие либо невозможность применения специальной нормы (статьи 152 ГК РФ), регулирующей спорное правоотношение, что вызывает к действию статью 10 ГК РФ.

2. Недобросовестное использование гражданского права при создании видимости, легальности осуществления своего права.

3. Наличие скрытой, незаконной цели, проявляющейся в намерении, направленном на нарушение юридического равенства участников гражданских правоотношений (обязанности осуществлять свое право исходя из принципов разумности и добросовестности).

Таким образом, в данном случае очевидны признаки злоупотребления правом (шиканы): лицо реализует свое право на распространение информации, внешне его поведение соответствует закону, но с намерением причинить вред другому лицу.

Отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, может сопровождаться возложением на управомоченное лицо обязанности возместить причиненный злоупотреблением правом вред в соответствии со статьями 151, 1099-1101 ГК РФ.

8. Кроме того, в решении суда содержатся ссылки на значение слов в словаре В.И. Даля. Ссылки на «Словарь живого великорусского языка» В.И. Даля не являются основательными, так как этот словарь, изданный впервые в середине 19 века, не отражает норм современного русского языка, а является историческим. Последние изменения были внесены в словарь при его 4-м переиздании не позднее 1909 года. Таким образом, «Словарь живого великорусского языка» В.И. Даля отражает состояние русского языка в 19 веке, использование его для объяснения значения и функционально-стилистических особенностей современных текстов некорректно.

Так, опираясь на «толковый словарь живого великорусского языка В.И. Даля», суд в своем решении посчитал «несостоятельной» ссылку истца на оскорбительный характер слова «обгадить» во фразе: «этот записной обличитель всего и вся всякий раз пускается во все тяжкие, лишь бы обгадить ближнего, ...». Между тем, согласно нормативному словарю, отражающему современную норму словоупотребления, глагол «обгадить» обозначает: Запятнать, испортить чью-л. репутацию грязными измышлениями. Этот глагол стилистически окрашен, является разговорным, сниженным, см.: Большой толковый словарь русского языка [Электронный ресурс]. - 1-е изд-е: СПб.: Норинт. С. А. Кузнецов. 1998. http://dic.academic.ru/dic.nsf/kuznetsov/30223. Такое использование глагола указывает на намерение опорочить истца, обвинив его в совершении аморальных действий.

9. Представленные на исследование суда высказывания «якобы журналист», «наш якобы», «записной обличитель всего и вся», «пускается во все тяжкие, лишь бы обгадить ближнего», «безрезультатно увещевали его на предмет сильного при­страстия к змию зеленому. Ему статью писать, а он лыка не вяжет» являются психотравмирующими для меня, истца Н.И.Аладьина. Каждому человеку свойственна потребность иметь доброе имя. Недопустимо умалять значимые для человека ценности, чувства и отношения, в том числе чувство собственного достоинства, честь, гордость, самолюбие, потребность иметь «доброе имя», потребность в уважении, признании, доверии. По своему социальному статусу я являюсь заместителем редактора газеты «Наша звезда». Любая информация, оцениваемая отрицательно хотя бы частью аудитории газеты, перед которой я выступаю как журналист, способна отразиться на отношении ко мне читателей, а, следовательно, может нанести урон моему социальному статусу человека и гражданина.

Кроме того, как указано выше, в деле имеется справка врача-нарколога ОБГУЗ «Валуйская ЦРБ» от 26.03.2012 года, выданная по запросу председательствующего судьи, в которой указано, что Аладьин Н.И. состоит на учете в Валуйском наркологическом кабинете с 1995 года с диагнозом алкоголизм средней стадии, и на которую суд ссылается в обжалуемом решении как на доказательство того, что я, истец Аладьин Н.И., злоупотребляю спиртными напитками (л.3 решения).

В соответствии со статьей 13 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну.

Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3 и 4 настоящей статьи.

Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается, в том числе, по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством.

Однако в рассматриваемом случае запрос указанных сведений судом является нарушением норм процессуального права, в том числе статей 12 и 56 ГПК РФ, поскольку на суд в состязательном процессе Гражданским процессуальным кодексом РФ не возлагается обязанность по собиранию доказательств и по установлению по своей инициативе действительных обстоятельств дела. Суд лишь содействует сторонам в собирании доказательств при наличии их обоснованных ходатайств.

Как следует из материалов дела, ни одна из сторон в процессе судебного разбирательства не ходатайствовала перед судом о запросе сведений, составляющих врачебную тайну, в указанном медицинском учреждении.

Согласно статье 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.

В соответствии со статьей 24 Конституции РФ сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

В соответствии с пунктом 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» судам необходимо отграничивать дела о защите чести, достоинства и деловой репутации (статья 152 ГК РФ) от дел о защите других нематериальных благ, перечисленных в статье 150 этого Кодекса, нарушенных в связи с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией Российской Федерации и законами, и распространение которых может причинить моральный вред даже в случае, когда эти сведения соответствуют действительности и не порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца.

В частности, при разрешении споров, возникших в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, необходимо учитывать, что в случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных представителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации (статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исключение составляют случаи, когда средством массовой информации была распространена информация о частной жизни истца в целях защиты общественных интересов на основании пункта 5 статьи 49 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». Эта норма корреспондируется со статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Однако суд необоснованно отказал мне в возложении на редакции газет «Валуйская звезда» и «Белгородские известия» обязанности по компенсации морального вреда.

Также следует отметить, что в нарушение требований закона к законности и обоснованности судебного решения, суд, неоднократно указывая в решении, что часть приведенных в статье «Задним умом силен» сведений является оценочным суждением автора статьи, а часть соответствует действительности, поэтому не может быть признана порочащей честь, достоинство и деловую репутацию истца и нарушать принадлежащие ему нематериальные блага, не обозначает в решении какие именно сведения, приведенные в статье, соответствуют действительности. То, что я уволился из редакции газеты «Белгородские известия» по собственному желанию? Так этот факт ни кем не оспаривается. То, что ранее я высказывал в газете «Наша звезда» свое мнение о бывшем главе администрации муниципального района? Но я не отрицаю это, и считаю данное высказывание выражением моего личного мнения. Тем более Посохов И.М. каких-либо претензий по поводу данной публикации, ни ко мне, ни к редакции газеты не предъявлял, что не отрицала и сторона ответчика. То, что я якобы злоупотребляю спиртными напитками, причем на рабочем месте? Однако данный факт в суде не доказан, и в силу вышеуказанных обстоятельств, такие имеющиеся, по мнению суда, доказательства, как справка врача-нарколога и свидетельские показания, не могут быть положены в основу обжалуемого решения. Показания свидетеля Хрусталева Ф.Ф. в данном случае являются лишь его, не подтвержденным документально, личным мнением и предположением. При этом, как уже отмечалось, обсуждение данного вопроса является вмешательством в мою частную жизнь и нарушением моих конституционных прав, в том числе на личную и врачебную тайну.

Еще в XIX в. российские юристы, в принципиально иной конституционно-правовой ситуации, признавая значимость печати, отдавали приоритет защите частных интересов. «Как бы велика ни была общественная задача печати, никто не может требовать, чтобы на алтарь ее свободы безропотно, без надежды на защиту, отдельные личности и целые группы их приносили свою честь и доброе имя», - считал А.Ф. Кони.

«Общее правило то, что частная жизнь не подлежит печатному оглашению; она должна оставаться неприкосновенною. Поэтому в случае диффамации не допускаются доказательства позорящих фактов. Если бы каждое частное лицо при распространении о нем печатно позорящих слухов принуждено было перед судом доказывать их неосновательность, то жизнь сделалась бы невыносимою».

Таким образом, учитывая, что вышеуказанные обстоятельства не были приняты во внимание судом, считаю, что решение Валуйского районного суда Белгородской области от 06 апреля 2012 года подлежит отмене, в связи с нарушением норм материального и процессуального права, так как это нарушение привело к неправильному разрешению дела, а, соответственно, к нарушению моих прав и законных интересов настоящего дела проигнорировал данное обстоятельство, а мои доводы ейся ситуации об мы неоднократно .

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.320-322 ГПК РФ,


П Р О Ш У :

Решение Валуйского районного суда Белгородской области от 06 апреля 2012 года по гражданскому делу по иску Аладьина Н. И. к редакции общественно-политической газеты города Валуйки и Валуйского района «Валуйская звезда», спецкору газеты «Белгородские известия» Абросимову В., автономной некоммерческой организации «Редакция газеты «Белгородские известия» о защите чести и достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда отменить полностью и принять по делу новое решение, которым исковые требования Аладьина Н. И. признать обоснованными и удовлетворить.
Приложение:

  1. Квитанция об уплате госпошлины.

  2. Копия апелляционной жалобы – 2 экз.


«_10_» _мая_ 2012 года _____________________ Н.И.Аладьин
Каталог: files
files -> Истоки и причины отклоняющегося поведения
files -> №1. Введение в клиническую психологию
files -> Общая характеристика исследования
files -> Клиническая психология
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
files -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница