В поисках космологии



Скачать 391.74 Kb.
страница6/10
Дата04.06.2018
Размер391.74 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Возможна ли парменидовская космология: анализ В 1. 28-32. Допустив возможность таких космологически ориентированных интерпретаций учения Парменида, мы снова вышли к вопросу о Доксе: если сам Парменид однозначно трактует Доксу как то, что смертные воспринимают чувствами и требует отбросить чувственное постижение, тогда какой смысл в его описании космологических систем? Как обосновать космологические трактовки его учения? Если же признать, что Парменид космолог, то как обосновать истинный характер того, что он сам называл «заблуждениями смертных»?

Чтобы разобраться в этих вопросах, нам придётся обратиться к В 1. 28-32 и рассмотреть, что же обещает нам богиня:

Должен ты разузнать всё:

и хорошо закруглённой Истины неподвижное сердце,

и мнения смертных, в которых нет подлинной истины.

Но и во всяком случае узнаешь и то, как τὰ δοκοῦντα

χρῆν δοκίμως εἶναι, пронизывая каждую вещь20.

Обычно проблема интерпретаций в отношении этого фрагмента21 состоит в понимании того, выражает ли здесь богиня свою собственную точку зрения или пересказывает воззрения смертных. Иначе говоря, одинаков ли в данном случае статус подлинной истины и мнений смертных с позиций богини: если они не имеют одинакового веса, то какой смысл в том, чтобы знать и их тоже? Один из вариантов интерпретации основан на уже знакомом нам допущении, что Парменид пытался создать некую универсальную космологию, аналогичную его милетским или пифагорейским предшественникам. В таком случае, слова богини о необходимости изучения кажущихся вещей обретают смысл, только если признать, что у Парменида имеются какие-нибудь степени или иерархии реальности в универсуме, и тогда одну из них можно принять за некий базовый, низший уровень, который и будет изложенным у Парменида мнением смертных. Но, как правило, большинство исследователей склоняется к тому, что никакой иерархии реальностей у Парменида нет, и затруднение в таком случае остаётся. Другой набор интерпретаций рождается из попыток соотнести смыслы τὰ δοκοῦντα χρῆν δοκίμως εἶναι. Здесь имеется несколько толкований22. Толкование δοκίμως εἶναι как «несомненно существующий», по мнению Оуэна, необходимо отбросить: речь идет о феноменальном мире, который для парменидовой богини таковым являться не может, и только для смертных он будет несомненным и подлинным. Другой вариант перевода – «приемлемый»   отвергается на тех же основаниях: невозможно найти такие условия описания или существования феноменального мира, которые были бы для богини приемлемыми, коль скоро мы приписываем эти слова богине, а таковыми будут они опять же только для смертных23. Ещё один вариант интерпретации – через δοκῐμάζω – приводит к трактовке фрагмента в смысле «проверки» или «испытания», т.е. «как следует испытывать [или исследовать] вещи, кажущиеся существующими»24. Но если вещи заявлены ложными, то и необходимости в их испытаниях нет. В любом случае, мы приходим к единственному заключению: богиня говорит здесь только о таком способе объяснения или описания реальности, который был бы приемлем для смертных, т.е. с позиций смертных, и ни в коем случае не для неё самой25.

При всей внешней убедительности этих рассуждений прежняя проблема сохраняется: какой смысл даже в правдоподобном изложении мнений смертных, зачем их должно узнать, если они уже по определению объявлены ложными? Оправдание Доксы в таком виде можно найти только в том случае, если признать, что Парменид должен был продолжать развитие раннегреческих космологий, пусть даже вопреки собственным ранее сделанным утверждениям. Оуэн, для которого космология как раздел учения Парменида стоит под вопросом, делает следующий вывод: «Если построение этой системы не было его [Парменида] целью, оно, безусловно, способствовало его подлинной цели»26. Иначе говоря, Парменид, хотя это и не входило в его планы, разрабатывая основные положения своего учения, попутно, как бы для полноты картины, предлагает правдоподобный или более или менее современный ему анализ тех допущений, на которых обычные смертные выстраивают свою картину мира. Хотя цель этого предприятия по-прежнему неясна.

Кроме того, Парменид выстраивает свою систему как учение о подлинном, правильном мышлении, и даже если признать пласт космологического содержания в его учении, то мы непременно столкнемся с трудностью перехода между не просто мыслимыми, а подлинно мыслимыми и реально существующими объектами, который будет зачастую носить парадоксальный характер. Приведем хотя бы одно затруднение: как помыслить существование вне мысли?27 С другой стороны, даже если наша проблема носит чисто мыслительный или вербальный характер, то это не значит, что феноменальный мир не может стать объектом такого дискурса.

На наш взгляд вышеобозначенная проблема с содержанием В 1. 28-32 может решаться следующим образом: богиня действительно гарантирует такой путь познания, который даже мнения смертных может сделать подлинно существующими. Иными словами, попробуем признать приемлемыми те интерпретации, которые Оуэн отбрасывает как невозможные, исходя из условия, что богиня просто не может допустить истинности кажущегося мира. Предположим, что богиня знает способ, как кажущееся представить подлинно существующим, и этот способ тот же самый и для Истины, и для Мнения: философский поиск и «путь есть» как предпосылка этого поиска. Таким образом, интерпретировать данный фрагмент мы можем так: мнениям должно подлинными быть в результате некоторой процедуры.

Более того, нам кажется, что в самой поэме мы можем найти текстуальное подтверждение тому, что Истина и Мнение в плане изложения парменидовской концепции в целом равнозначны, вернее, имеют одну и ту же цель. Богиня в В 5 говорит: «Мне все равно, откуда начинать: туда же именно я и приду»28. Мы понимаем эту фразу так: мне всё равно, с чего начинать объяснять процедуру поиска истины   на примере Алетейи или на примере Доксы   результат будет одинаков. Сутью процедуры должно стать такое рассуждение, чтобы даже факты чувственно данного (феноменального) мира также оказывались не менее истинными, чем само сердце подлинной истины. На этом этапе мы можем даже не отбрасывать гипотезы о возможной космологии у Парменида. В любом случае, мнения при такой интерпретации не объявляются принципиально ложными, но только смертные применяют к ним неверные процедуры познания. А значит, мы должны понять, в чём состоят условия применимости В 2 к Доксе, поскольку мы установили, что именно этот фрагмент является исходной точкой проверки истинности посылок, в том числе и для Доксы.




Каталог:


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница