В немногих словах философию Джоберти



Скачать 274.35 Kb.
страница5/10
Дата10.02.2018
Размер274.35 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Смысл онтологизма Джоберти... 421

кого-нибудь понятия,1 схемы или концепции, тем не ме­нее, по существу рассуждая, психика, и прикрытая иде­альными формами, остается психикой, т. е. дурной мо­дальностью человека, и потому Джоберти с полным пра­вом называет психологизмом и те явления философской мысли, которые на первый взгляд проникнуты чистейшею теоретичностью.

Но это вторжение психики,, во-первых, элементарное в сыром виде и, во-вторых, “сублимированное” в теоре­тически переработанном виде, Джоберти ни в каком слу­чае не думает отождествлять с психикой во всем ее це­лостном; составе или с антропологическим началом во­обще. Наоборот, само феноменализирование человечес­кой психики, самое уничтожение онтологического 5?дра в познающем субъекте Джоберти по принципам своей фи­лософии должен считать несомненным психологизмом1 и обосновывать эту свою оценку тем, что безызъятная фе-номенализация в данном случае является простым след­ствием психологического принципа трансцендентальной философии, в исходном пункте ориентирующейся на от­носительном факте науки. Из онтологических начал фи­лософии Джоберти последовательно вытекает онтологи­ческая концепция человеческой природы, и лишь благо­даря этой концепции Джоберти считает возможным истинное преодоление психологизма. Здесь Джоберти точно следует за Платоном. В Федре Платон дает кон­кретную характеристику умопостигаемых свойств души, которая в существе своем признается тожественной с двой­ственной посредствующей демонической природой Эро­са 2. То, что Платон с несравненной силой описывает так последовательно развертывающееся шествие бессмерт­ных душ, предводительствуемых сонмом высших богов по последним кряжам небесных сфер в созерцании неска­занных абсолютно сверхчувственных великолепии “зане-бесного места”, в коем, обитает единая сущность Самого Сущего, oÎ3aio 8vïû)ç о?аа,— то Джоберти, не упуская ни одного из очерченных Платоном моментов, стягивает в единый неисследимый миг произнесения Сущим сужде­ния Азъ есмь, произносимого не для себя, а для другого,

1 Философию Канта Джоберти считает, как мы видели, формою у совершенного психологизма.

2 Phaedr, 245 CE, 248 D, 270 С; ср. L; Robin. La théorie platonicienne de l'Amour. Paris, 1908, p. 144—151; ср. также о ^wjç (pvcriç Hardy. Der Begriff der Physis in der Griechichen Phi­losophie. Berlin, 1884, S. 147—150.

422 В. Ф. Эрн

для духа, для человеческой души, которая, возникая в ин­туиции произносимого Сущим суждения, получает свое бытие в этом созерцании сущности самого Сущего и тем слагается, конституируется в основном онтологическом своем зерне. На содержание Сущего: Азъ есмь, возника­ющий дух отвечает: Ты есщ и утверждаясь этим актом признания Сущего в своем собственном бытии, говорит себе: Оно есть 1. Подобно тому как Платон утверждает, что в восхождении к “занебесной сфере” “зрится самое знание, знание, непричаствующее рождению.., обретаю­щееся в истинном сущем”2,— и Джоберти к творческому мигу произнесения Сущим суждения приурочивает “объ­ективное слово, в коем лежит основание всякой очевид­ности и достоверности”; и как у Платона говорится, что “всякая душа по природе своей созерцала сущее”3, так у Джоберти выслушивание божественного суждения при­знается умопостигаемым событием каждой души и актом, образующим само антропологическое начало.

VI

Только что очерченная постановка вопроса делает антипсихологизм Джоберти направлением глубоко зна­чительным, внутренне плодотворным и выгодно отличает его от^узких и школьно-искусственных заданий антипси­хологизма новейшего. Антипсихологизм Джоберти, ниче­го общего не имея с враждою к психологии (как эмпи­рической, так и онтологической) и утверждая себя в от­кровенно-метафизическом признании антропологического начала, не только свободен от странного и глубоко зна­менательного конфликта между человеческой стороной познания и его идеальным смыслом, разгорающегося с необходимостью высшего предначертания в сокровенных недрах современной гносеологии,— но, как бы в предчув­ствии этого конфликта, становится сознательным защит­ником антропологического начала и вдохновенным сто­ронником его онтологического понимания.



1 Errori, I, 170—171.

2 Привожу по замечательному переводу всего Платона на рус­ский язык, сделанному в XVIII столетии М. Пахомовым и свящ. И. Сидоровским. Творений велемудраго Платона, части вторыя. Спб., 1783, ст.р, 189,^xaûop5 §е елктт^т^у, ovx т^у^80^ Jipoaecmv... â^Àa xr\v ev то o íonv ov ovtoc елктгп^у ovaav. Phaedr-, 247 E *.

3 IlSaa цеу ovOp(i)Jiov г|пз)сл ^crei теиеатщ та Svia. Phaed-r, 249 E**.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница