В немногих словах философию Джоберти



страница4/10
Дата10.02.2018
Размер0.52 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Смысл онтологизма Джоберти... 419

В этом пункте антипсихологизм Джоберти, так же как и в вопросе об исхождении из факта науки, не только ди­аметрально расходится с антипсихологизмом трансцен­дентальным, но и наперед критикует его, содержа в своей универсальности начала, которые обличают неправоту и извращенность трансцендентальной постановки вопроса о преодолении “человека”. Устанавливая ложное тоже­ство между “психологическим” и человеческим и на этом основании стремясь к преодолению “человеческого”, трансцендентализм, с точки зрения основных принципов философии Джоберти, должен быть обвинен в борьбе с теми химерами, которые выношены и вскормлены его ложными посылками, вне связи с коими не имеют реаль­ного смысла действительной, а не вымышленной пробле­мы. Трансцендентальная философия в своих начальных моментах психологизирует человека, безызъятно фено-менализирует весь его состав, превращая его без остат­ка в феноменалистическую “шелуху”, лишенную какого бы то ни было онтологического зерна. При такой поста­новке все человеческое признается безусловно частным и относительным, “фактическим” и случайным, и борьба против психологизма превращается с необходимостью в борьбу с антропологическим началом вообще. Связь меж­ду следствиями и посылками очевидна. Джоберти сво­ею философиею отрицает не обусловленные следствия, а обусловливающие посылки. Он утверждает прежде всего онтологическую природу человека и восстает про­тив искусственно-доктринального и схоластико-догмати-ческого ее феноменализирования1. Для него человек становится поперек дороги в познавательных процессах как начало затемняющее и искажающее лишь в дурных своих модальностях. Существо же человека, целостная сердцевина его колеблющейся природы является инте­гральной и необходимой частью познания, часто столь органическою, что с уничтожением ее уничтожается са­мая проблема знания так, как стояла она и может сто­ять в человеческой мысли. Мы видели, что проблема ло­гической мысли имеет для Джоберти четыре интеграль­ных момента, и первые два момента суть: 1) Субъект и



1 Феноменалистическая концепция человека в трансценденталь­ной философии возникает не из бескорыстного вникания и не из объ­ективного всматривания в природу человека, а как принудительный и гетерономно обоснованный вывод из коренного утверждения транс­цендентализма о мнимом первенстве факта науки над всеми другими фактами жизни.

420 В. Ф. Э/w

2) его активность1. Без специфической активности чело­века не может состояться познание, не может случиться то событие, которое характеризуется встречею субъекта и объекта, соединением постижимого с постигающим. Но специфическая активность человека в данном случае, бу­дучи единой по существу, раскрывается в двух явлениях:

с одной стороны, человек подавляет в себе модальности, разобщающие его с Сущим; с другой, он утверждается в существе своей природы, которая единит его с Сущим.

Теснейшим образом связывает ДжобертИ| психоло­гизм с началом человеческим. Психологизм всегда есть вторжение человеческой психики туда, где она должна уступать место высшим началам. Поэтому термин пси­хологизм, подчеркивающий это вторжение и его отрица­тельно фиксирующий, создан Джоберти и этимологичес­ки, и логически правильно. По мысли Джоберти, недолж­ное вторжение психики может быть двух степеней, первой и второй. Простое и элементарное вторжение за­полоняет первые два условия познания: субъект и его ак­тивность. Всякая корысть, заинтересованность, “гетеро-номность”, всякое пристрастие относится к этому элемен­тарному виду психологизма. Гораздо более важной и опасной формой является вторжение психики, так ска­зать, “сублимированной”,^ ибо, скрывшись под оболочку чистой, незаинтересованной теоретичности, дурная мо­дальность человека тем. сильнее искажает процесс позна­ния, чем незаметнее и глубже успеет в него внедриться. Простое пристрастие, простое вторжение заинтересован­ной воли, легко открываемое и само бросающееся в гла­за, никогда не может долго вводить в искушение. Совсем не то, когда эта воля не сама вторгается в идеологичес­кий ряд познания, а ищет сначала “защитные^ формы каких-нибудь чисто теоретических положений и с той же бессознательностью, с какой совершается “мимикрия” в животном мире, входит в познавательный процесс не­замеченной, неузнанной, неразоблаченной и, принятая в состав чистой мысли, усвоенная ею, искажает и пленяет ее, отклоняя от истины и от действительного вхождения в объект. От “переодевания” не изменяется сущность де­ла. Несмотря на то, что в своем ментальном отражении, в своем идеологическом облачении вторгающаяся психи­ка имеет все черты свободной от психики и с нею ничего общего не имеющей теоретичности, а именно черты ка-



1 Intr, III, 11, 17.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница