В. М. Лобеева Б. Н. Чичерин о взаимодействии гражданского общества и государства



Скачать 183.98 Kb.
Дата12.04.2018
Размер183.98 Kb.

Вестник Брянского государственного технического университета. 2007. № 3(15)

Социально-философские аспекты науки и техники
УДК 101

В.М. Лобеева


Б.Н. ЧИЧЕРИН О ВЗАИМОДЕЙСТВИИ

ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА
Представлен анализ либерально-консервативной трактовки некоторых аспектов взаимодействия гражданского общества и государства в интерпретации Б.Н. Чичерина.
Одной из главных целей социально-политического развития современной России считается создание гражданского общества, которое разделяло бы с государственной властью ответственность за организацию общественной жизни, ее реформирование на демократических принципах и одновременно контролировало бы деятельность властных структур на всех уровнях, корректируя цели и содержание реформ, методы их проведения.

Сегодня понимание гражданского общества в нашей стране ориентировано на классический западный образец. В этом смысле гражданское общество – это «общество с развитыми экономическими, культурными, правовыми и политическими отношениями между его членами, независимое от государства, но взаимодействующее с ним, общество граждан высокого социального, экономического, политического, культурного и морального статуса, создающих совместно с государством развитые правовые отношения» [1]. В приведенном определении представлены сущностные и структурные начала, которые формируют гражданское общество: активная, высококультурная, моральная, экономически и политически свободная личность, цивилизованное гуманизированное общество, способное культивировать подобную личность, и государство как сила, формирующая и соединяющая личностное и коллективное начала человеческого бытия с помощью власти всеохватывающего и всеобязательного закона. Таким образом, гражданское общество как устойчивая система основывается на паритете личностного, общественного, государственного.

Главной задачей гражданского общества и государства является создание условий для моральной самореализации личности во всех сферах ее публичного бытия и обеспечение личной социально-экономической безопасности гражданина. Само собой разумеется, что при реализации жизненно важных задач полезно не только исходить из каких-то общих абстрактных концепций, но и опираться на национально ориентированные интерпретации концептуальных положений.

Представители либерального направления классической отечественной философии, социально-гуманитарной и политико-юридической науки в своих исследованиях всегда учитывали специфику российской ментальности, тем самым их исследования, реально ориентированные на политический либерализм и культурный конструктивизм, весьма полезны в настоящее время.

Основополагающие идеи виднейшего представителя либерально-консервативного направления в отечественной науке Б.Н. Чичерина, прекрасно разбиравшегося в реалиях российской жизни и особенностях общественно-государственного устройства, где определяющим было органичное сочетание коллективизма и монархизма, актуальны сегодня.

Методологическим основанием анализа и выводов Чичерина по проблемам взаимодействия гражданского общества и государства является его философская система. Примечательно, что Чичерин, блестяще знавший философию Гегеля, развивает его знаменитую триаду: тезис (семья) – антитезис (гражданское общество) – синтез (государство). Сравнивая позиции Гегеля и Чичерина по данному вопросу, не трудно заметить, что у Гегеля государство развивается, вытекает из гражданского общества, а у Чичерина как бы «воздвигается» над ним. Иногда в литературе это оценивается как результат извращения гегелевской диалектики. По мнению автора, данная позиция Чичерина находится в русле его общей либеральной парадигмы.

Ядро философской системы Чичерина есть общеизвестный «четырехчлен»: единство – раздвоение – конечное единство. В данном случае это выглядит как развитие первичного общественного союза – семьи, ее развитие-раздвоение на два других союза: гражданское общество (здесь реализуется частная свобода лица) и церковь (здесь реализуется нравственный закон) - и, наконец, слияние этих союзов в государстве как общественном союзе, воплощающем, реализующем в себе власть. Именно государственная власть цементирует противоречивые начала двух вышеназванных союзов (гражданского общества и церкви), превращает общество в целое, в систему. Следовательно, государство предстает как высшая цель общественного развития [2, с.67; 3, с.582; 4, с.187].

Чичерин неоднократно отмечал, что «правильное» (без анархии, экстремизма и эгоцентризма.– В.Л.) развитие свободы обеспечивается только сильной государственной властью (см. работы Б.Н. Чичерина «Очерки Англии и Франции», «Собственность и государство», «Курс государственной науки», «Философия права» и др.). Как истинный поборник свободы, Чичерин утверждал, что свобода лица (лиц) может максимально реализоваться только в государстве как высшем политическом союзе. Человеку свойственно «отсчитывать» мир от себя, т.е. интерпретировать себя как источник свободной воли и главную цель. Следовательно, гражданское общество есть совокупность разнонаправленных свободных сил, а государство (в идеале) - это система взаимодействия этих отдельных частных «сил-воль». Сложнейшая задача государственного механизма состоит в том, чтобы государство (целое) максимально обеспечивало свободу индивида (части) и, следовательно, центростремительные силы возобладали над центробежными [3].

Одна из частей «Философии права» посвящена исследованию человеческих союзов, в число которых входят семья, гражданское общество, церковь и государство. Гражданское общество понимается ученым как система частных отношений между лицами, управляемых гражданским или частным правом, а государство - как союз людей, образующий единое, постоянное и самостоятельное целое, где «противоположные элементы общежития, право и нравственность, которые в предшествующих союзах, гражданском обществе и церкви выражаются в односторонней форме, сводятся к высшему единству, взаимно определяя друг друга: в юридических установлениях осуществляются общие цели, господствующие над частными, что и дает им нравственное значение» [4, с.233].

В данных исходных определениях заявлены существенные признаки и главнейшие функции гражданского общества и государства, а также обозначено их отношение друг к другу и определена характеристика применительно к важнейшему либеральному понятию – «частному лицу». С этой точки зрения гражданское общество есть союз свободных лиц, объединенных на основе общих интересов, а не партийно-классовых целей. Б.Н. Чичерин отмечает: «В настоящее время… общественные отношения… в борьбе классов приняли угрожающий характер» [4,с.203]. Исходя из своих либерально-консервативных воззрений, принцип структурных отношений личности, гражданского общества и государства ученый определяет следующим образом: «На индивидуализме зиждется гражданское общество, централизм составляет принадлежность государства» [4, с.203]. Значение гражданского общества состоит именно в том, что оно снимает противоречия между индивидуализмом и коллективизмом в общественной жизни государства. Постоянно взаимодействуя с государством, гражданское общество не поглощается им. Подчиняясь государству внешним образом (государство регулирует, например, имущественные отношения), общество влияет на государство и тем самым сохраняет свою самостоятельность. Подобная самостоятельность является основанием и гарантией свободы личности в реализации своих материальных и духовных интересов и сопряженных с этой свободой суверенных прав каждого гражданина.

В отношении духовной свободы Чичерин считает, что любой человек имеет право на свободный обмен мыслями и чувствами. Однако здесь же находится и область юридического регулирования, что предполагает определенный контроль со стороны государства. Контроль касается литературного и художественного творчества, поскольку оно внешней стороной связано с вопросом о собственности. Говоря современным языком, государство призвано пресекать воровство в сфере интеллектуальной собственности. С другой стороны, Чичерин полагает, что если обмен мыслями касается интересов целого (государства), то государство вправе регулировать границы подобного обмена. Таким образом, признавая за личностью право на духовную свободу, Чичерин выступает против опасного радикализма в этом вопросе. Этот радикализм может исходить как от личности, так и от государства. Умеренность каждой из сторон гарантирует реальную и безопасную свободу и личности, и целого, т.е. всех граждан государства. Разумеется, речь здесь идет о политической составляющей содержания циркулирующих в обществе идей. Если хоть что-то в этом содержании представляет угрозу государству как высшему союзу лиц, то государство обязано оградить себя от подобной угрозы путем ограничения вредной пропаганды.

В роли человеческого союза государство с помощью юридических механизмов (договоров) обеспечивает и свободу материального обмена. Материальный обмен – область отношений экономического общества, которое является частью гражданского общества. Экономические отношения реализуются в условиях реальной жизни, где существует иерархическое организованное единство государства, гражданского общества, экономического общества, личности. Имея это в виду и исходя из либерального примата свободы, Чичерин считает недопустимым установление контроля за экономическими отношениями людей. Подобный контроль ущемлял бы личный интерес, который состоит в стремлении к материальным благам и удовлетворению материальных потребностей, что является неотъемлемым правом личности. Поэтому ни гражданское общество, ни государство не должны ограничивать экономическую свободу личности, в частности препятствовать ей по своему усмотрению распоряжаться имуществом, заниматься какой-либо производственной деятельностью.

Полемизируя с современными ему «морализирующими экономистами», Чичерин утверждает: если «нравственные начала водворять в экономической области путем принудительного закона, то это ведет к извращению нравственности» [4, с.207]. Отчасти этот категорический постулат смягчается апелляцией к объективным законам, которые вытекают из отношения человека к материальному миру, и ставкой на выгодность для личности нравственного поведения в сфере экономической деятельности. Одновременно в вопросе об установлении нравственных начал в экономической области философ исходит из доминанты совести. Следует заметить, что в эпоху утверждения капиталистической конкуренции и рыночных отношений патриархально-христианские упования на совесть выглядят, конечно, как очевидный либеральный идеализм.

Чичерин решительно выступает против государственного или общественного регулирования в сфере производства. По его мнению, это «ведет к коренному отрицанию человеческой свободы и к превращению лица в склад товаров, т.е. к низведению его на степень бездушного орудия государственной власти» [4, с.208]. Из функций государства однозначно исключается распределение имущества. Это прерогатива личности. Задача государства – обеспечить законность, юридическую чистоту в создании материальных ценностей, наследовании имущества, его приобретении или обмене. В части организации экономической жизни общества задача государства сводится к обеспечению стабильности экономических отношений, которые «тогда только покоятся на твердой почве, когда они ограждаются принудительными определениями права» [4, с.209]. Это, в частности, предполагает нерушимость права на частную собственность, неукоснительное исполнение договорных обязательств. Поэтому государство должно способствовать развитию правового сознания и приводить законы в соответствие с экономическими реалиями.

Статус и функции частного лица в его отношениях с обществом и государством Чичерин выводит из основополагающего экономического понятия «капитал». Из него же выводится и различие общественных классов, естественность неравенства людей.

В этих вопросах охранительный либерализм автора «Философии права» очевиден, однако он не носит характера дремучего невежества. Чичерин признает возможность воздействия государства на общественные классы, следовательно, и на капиталистов тоже. Идея очень актуальная для наших дней! В этом смысле нельзя не разделить точку зрения философа в том ,что «капитализм не есть только преходящее явление – это вся экономическая история человечества. Весь экономический прогресс состоит в накоплении капитала, и чем дальше идет человечество, тем большее он получает значение» [4, с.211].

По непоколебимому убеждению Чичерина, свободное общество обречено на неравенство людей. Оно является следствием экономической свободы и платой за эту свободу. Свобода есть равное право выбирать цели и способы их достижения. Однако свобода индифферентна к неравенству способностей, статуса, обстоятельств, следовательно, не предполагает механизмов для нивелировки этого, а значит, и результатов деятельности. Для поборника свободы выбора в рамках закона экономическое неравенство – результат свободного выбора.

Понимая, что имущественное неравенство и вытекающее из него любое другое создает угрозу стабильности общества, ученый считает, что формирование среднего класса может многое решить. В развитых демократических обществах из свободы рождается то, что, не искажая ее сущности, ведет к стиранию антагонистического противоречия между богатыми и бедными: «При свободе труда развивается средний класс, который образует постепенный переход от низших к высшим и дает первым возможность возвыситься к последним» [4, с.212]. В теории не согласиться с этим трудно. Но в этой теории нет ответа на вопросы о том, как долго, на протяжении скольких поколений бедным предстоит ожидать (или надрываться на непосильной работе) возвышения и что даст гарантии, что оно неизбежно. Источник развития среднего класса ученый усматривает в умножении капитала. По мысли исследователя, накапливаясь, капитал «более и более разливается в массах, с чем вместе уменьшается доходность, выражаемая процентом, и увеличивается доля заработной платы. По основному экономическому закону, чем больше предложение капитала сравнительно с предложением рук, тем меньше доходность первого и больше доходность последних» [4, с.212]. Такой вывод выглядит весьма идиллически.

Значительное место в жизни гражданского общества, отмечает Чичерин, занимает благотворительность. Он говорит о ней в какой-то степени в одическом стиле. Рассуждая о благотворительности, Чичерин не избежал словесных заклинаний, которые, впрочем, свойственны всем российским либералам. «Она приходит на помощь неимущим, утешает страждущих, призревает бездомных…Это –чистый дар, проистекающий от любвео-бильного сердца, и это именно дает ему высокое нравственное значение» [4, с.213. ]. Причем, в представлении философа, благотворительность нравственно возвышает не только благотворителя, но и получающего помощь, ибо «бедный, получая материальную помощь, возвышается нравственно чувством благодарности» [4, с.213]. Заметим, что так бывает не всегда. Рассуждая о благотворительности, Чичерин выступает против того, чтобы она стала функцией общественного учреждения, потому что «общественная благотворительность… действует как бездушная машина, которая не в состоянии разобрать ни лиц, ни обстоятельств» [4, с.213]. Однако для Чичерина–правоведа еще важнее то, что организованная, казенная благотворительность неизбежно облекается в форму права, становится лицемерной, тогда как по природе своей она искренна.

Важными элементами общественной жизни Чичерин считает религию и образование. Признавая свободу совести, делая различие между светским и религиозным началами, ученый объединяет религию и образование, так сказать, функционально. Для преодоления классовой борьбы религия должна вносить в общество нравственное начало, а образование – истинные знания об обществе. В своей воспитательной функции религия и образование являют собой целесообразный союз противоположностей: религия представляет консервативное начало (грешно, стыдно), светское просвещение – прогрессивное начало (вредно, так как нецелесообразно).

При «распределении» образования в обществе Чичерин считает естественным, закономерным и не подлежащим изменению неравенство, которое является следствием имущественного неравенства. Из этого исходного положения выводится разумность и объективность различия в праве на управление для разных сословий, что, по сути, есть признание политического неравенства. Таким образом, автор «Философии права» отрицает демократию в классическом понимании этого термина. Образование, считает Чичерин, распространяется в обществе неравномерно, следовательно, очевидно, что руководящей силой общества должна быть самая образованная его часть, т.е. зажиточные классы. Потому демократия никогда не может быть идеалом человеческого общежития.

Основываясь только на этом высказывании, можно было бы обвинить мыслителя в дворянском высокомерии. Но в том-то и дело, что в определении места и роли каждого класса в общественной жизни Чичерин одинаково строг и критичен и к бедным, и к богатым. Так, он подчеркивает, что «богатство избавляет от труда, вследствие чего на вершинах общества нередко встречается скудность умственного развития» [4, с.216]. Чичерин прав: образованность не наследуется, как имущество, а является результатом собственного труда. Иное дело – средние классы. В средних классах с достатком соединяется труд, поэтому именно от них всегда и везде исходит умственное развитие. В обществах, где развита политическая жизнь, лучшие представители средних слоев могут попасть в ряды политической элиты. Таким образом, леность богатых и активность средних слоев обеспечивают условия для ротации верхов, гарантируют оптимальное сочетание количества и качества в правящих слоях и реализуют идею народного представительства в них. И все же Чичерин настаивает на особом статусе аристократии. Он рассуждает следующим образом. Попадание в средний класс, а из него в элиту – это результат свободного выбора и равных для всех возможностей. Значит, особая роль аристократии ею заслужена, а потому справедлива. Такой вариант реализации принципа демократии не приводит к нарушению количества и качества, потому составляет условие правильного развития и не противоречит разумным требованиям общественной жизни. Всякая иная демократия неразумна, а потому вредна.

По сути дела, в рассуждениях Чичерина ставка делается (в духе либерального эгоцентризма) на деятельно-личное начало в решении вопроса о демократической составляющей власти. Представители родовой аристократии лишь тогда становятся политической элитой, когда при унаследованном богатстве сохраняют живые политические интересы и энергию действия. Представители средних классов обеспечивают себе право быть среди лучших своей личной активностью, трудолюбием и их результатом – материальным достатком и образованностью. Пролетарии же, в численном отношении составляющие большинство, чье имущественное положение и умственное развитие стоят на самой низкой ступени, не доросли еще до того необходимого состояния, чтобы стать (благодаря только количеству), правящим классом. Чичерин убежден, что «при нормальном соотношении общественных элементов эта масса должна стоять внизу, а не наверху» [4, с.217] и что «невежественная толпа», обладающая властью, есть величайшая опасность для общества.

Не меньшую опасность представляет и «умственный пролетариат». Это невостребованные в своей общественной нише, а потому и не имеющие соответствующего их образованию достатка, представители среднего класса. Выходом из подобной ситуации Чичерин считает капитализацию экономики.

Вообще, говоря о социально-политических процессах, ученый всегда связывает их с экономическими реалиями. Естественно, что критерием нормального, стабильного общества является экономическое благополучие всех слоев.

Не обходит вниманием Чичерин и духовные составляющие общественного бытия. И здесь важную роль играют корпорации, товарищества различного рода. Через корпоративное устройство «люди сближаются в тесном кругу общих им интересов… находят друг в друге помощь и поддержку…В государственной жизни корпоративная связь служит школой независимости и самодеятельности» [4,с.220]. Впрочем, для Чичерина, отрицающего любое насилие (оно есть покушение на свободу), чрезвычайно важно, что через корпоративную связь люди знакомятся с условиями общественной жизни, с необходимостью сделок, уступок, с потребностью осторожности и постепенности. В этом Чичерин видит условие, исключающее революционные ломки. Органично соединяя индивидуальное и общее, частные и общественные интересы, корпорации, являясь произведением и принадлежностью гражданского общества, могут стать органами для государственных целей. Однако гражданскую свободу обеспечивает независимое, хоть и подчиненное государственной власти, положение частных союзов.

Корпорации различаются по степени выражения ими общественных интересов. При достаточно большой ориентированности на общественные интересы отдельные из корпораций «могут входить в состав государственных учреждений, через это устанавливается тесная живая связь между гражданским обществом и государством и переход от первого к последнему» [4, с.221]. Важность корпораций состоит также в том, что они обеспечивают возможность сочетать общегосударственные и местные интересы.

Для выражения сходных интересов и целей лиц, живущих на ограниченных пространствах, создаются не корпорации, а сословия. В них концентрация общих интересов выше, чем в корпорациях. Для Чичерина сословия – это части гражданского общества, соответствующие потребностям целого. Он рассматривает сословия как переход от гражданского общества к государству. В то же время государство как гарант равенства всех перед законом заинтересовано в том, чтобы сословный порядок заменился общегражданским, при котором сохраняется различие интересов и все разнообразие общественных статусов, классов, но это не ведет к различию прав.

Утверждение общегражданского порядка возможно лишь тогда, когда над гражданским обществом как самостоятельным союзом, представляющим совокупность частных отношений, возвышается государство, как представитель целого, которому вверяется охрана общего закона. Это и есть главнейшая функция государства, являющегося верховным союзом, которому присваивается верховная власть.

Основная задача государства как носителя законной верховной власти состоит в поддержании общественной гармонии, что предполагает разрешение противоречий, возникающих между различными элементами общества. Подобная задача не под силу гражданскому обществу, поскольку оно по своей природе есть совокупность дробных сил. И в этом смысле у государства кроме регулятивной есть еще объединительная функция. Государство объединяет не только разные структуры общества, оно объединяет поколения. Государственное единство обеспечивается не только властно-правовым началом, но и духовным родством поколений, т.е., по сути дела, патриотическим чувством.

Чичерин определяет государство следующим образом. Государство – это «союз людей, образующих единое целое, управляемое верховной властью» [4, с.234]. Подчиняясь верховной власти государства, все остальные человеческие союзы: семья, гражданское общество, церковь – сохраняют свою автономию. По отношению к каждому из этих союзов государство выполняет специфические функции. По отношению к семье оно должно регулировать внешнее ее положение в обществе, то же относится и к гражданскому обществу. Границы вмешательства государства определяются той сферой, которая принадлежит только ему. Государство призвано устанавливать и охранять нормы права. Речь идет о правовом государстве, где есть разделение законодательной, исполнительной и судебной власти.

Из сферы гражданского управления государства исключается все то, что является частной свободной деятельностью. К ней Чичерин причисляет всю промышленность и духовные интересы, например науку, искусство, религию. Но в ведении государства должны быть «совокупные учреждения», координирующие деятельность частных лиц и определяющие жизнь всех. Чичерин приводит перечень подобных учреждений. В области промышленности - это монетная система, пути сообщения, а в духовной области - учреждения народного просвещения. Ученый называет причину, по которой государство здесь имеет право на вмешательство. Это монопольный характер данных учреждений, и, следовательно, свобода здесь недопустима. В ряде случаев параллельно могут существовать общегосударственные и частные учреждения. Если со временем частные будут вполне обеспечивать все потребности общества, то идентичные им государственные станут излишними.

В государстве свобода личности приобретает особый характер. Это уже не частная, а общественная свобода. Именно общественный характер свободы диктует каждому гражданину требование учитывать не только свои частные интересы, но и общественные, т.е. как гражданин индивид должен ограничить свою свободу в интересах свободы общей. Такая «жертва», однако, расширяет сферу использования личной свободы, гарантом которой теперь выступает государство.

Государство должно гарантировать человеку право на неприкосновенность личности, жилища и имущества, а также обеспечить право на свободу совести и мысли. Однако Чичерин оговаривает право государства ограничивать свободу мысли. Поскольку публичная мысль может «сделаться самым могущественным орудием политической агитации… и может представлять значительные опасности» [4, с.240], необходимо иметь механизмы ограничения свободы подобной мысли. Разумеется, здесь не имеется в виду полицейский контроль. Крамольную мысль с площадей и митингов необходимо направить в специальные организованные выборные учреждения, способные влиять на общественное мнение, на решение общих дел. Так, через избирательное право предлагается в представительных органах выпускать опасный пар социального недовольства в спорах и устраивающих всех решениях. Реально ли это? Тем более что Чичерин делает характерную оговорку: право участия в общих решениях, касающихся всех, должно быть предоставлено только «способным лицам». Критерии определения этих «способных лиц» должны быть общими для всех классов общества и доступными всем слоям. Критерии устанавливаются государством, в их число входит имущественный ценз. Аргументом в его пользу служит то, что «соединение достатка с образованием составляет высшую гарантию привязанности к общественному порядку» [4, с.241]. Имущественный ценз не может быть слишком высоким, для того чтобы и массы имели право голоса, однако нельзя допустить, чтобы голос масс стал решающим. Чичерин делает ставку на политическую аристократию, под которой он понимает богатый, образованный, высоконравственный, сформировавшийся в процессе длительного исторического развития общественный класс. Это разумный противовес известному утверждению о том, что «каждая кухарка может управлять государством».

Чичерин отмечает, что верховная государственная власть должна гармонично соединять в себе начала свободы (демократические) и закона (аристократические). Такое правление он называет смешанным. Верховная власть должна быть разделена на отдельные отрасли: власть законодательную, судебную и правительственную. Эти ветви власти соответственно реализуют ее отношение к закону, свободе и государственной цели.

Законодательная власть должна быть представлена так, чтобы закон не мог зависеть от случайной воли человека. Для этого следует иметь две законодательные палаты: верхнюю (аристократическую) и нижнюю (демократическую). Необходимо также участие монарха, который стоит выше односторонних общественных элементов и представляет интересы государства как целого. Судебная власть должна быть независимой как от правительственной власти, так и от случайной воли граждан. Свобода судебной власти обеспечивается несменяемостью судей и судом присяжных. Как и в законодательной, в правительственной (исполнительной) власти, считает Чичерин, целесообразно, чтобы существовали два элемента: правительственный, представляющий центральное управление (например, армия, милиция), и общественный, представляющий местное самоуправление. Центральное управление необходимо для реализации государственных целей на местах, а в местном самоуправлении взаимодействуют гражданское общество и государство.

Разделение властей предполагает и наличие механизма, позволяющего согласовывать действия всех органов власти. В качестве объединителя органов власти Чичерин видит аристократию как высшую политическую силу. При определенных условиях (росте образованности, усвоении идей ценности государства и пр.) с аристократией вполне может соперничать средний класс.

Чичерин – поборник многопартийности. Идеалом политической власти он полагает конституционную монархию, где парламентское представительство обеспечивают партии со здоровым политическим духом, т.е. осознавшие ценность сильного единого государства, основанного на законе и справедливости. Участие партий в правлении Чичерин оценивает диалектически. С одной стороны, признание права на политическую свободу закономерно влечет за собой появление партий. Они могут и соперничать друг с другом – это естественно в условиях свободы убеждений и политической конкуренции. Это даже полезно, так как, сменяя друг друга, партии привносят в цели и задачи государства что-то свое, а оказываясь в оппозиции, контролируют политических противников. Но, говоря о пользе многопартийности, Чичерин не сомневается в необходимости монарха, осуществляющего высший контроль. С другой стороны, при многопартийности всегда есть опасность, что партии будут думать не об общегосударственном благе, а о своих частных выгодах. В таком случае объединяющая роль монарха только возрастает. Он становится единственной точкой опоры государственной власти.

В целом взгляды Б.Н.Чичерина по данному вопросу отличают политическая умеренность, реформаторская аккуратность, социально-политический реализм. А эти качества, как показывает наш исторический опыт, весьма полезны в России, в том числе современной.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Политология : энцикл. слов. / общ. ред. и сост. Ю.А.Аверьянов. - М.:Изд-во Моск. коммер. ун-та, 1993. - С.75.

  2. Русское общество 40-50 –х годов XIX в.Ч. 2 .Воспоминания Б.Н.Чичерина . - М.: Изд-во МГУ, 1991. - С.67.

  3. Чичерин,Б.Н. Собственность и государство / Б.Н.Чичерин .- СПб.: Изд-во РХГА,2005. - С.553-582.

  4. Чичерин,Б.Н. Философия права / Б.Н.Чичерин .- СПб.: Наука ,1998. - 656 с.-(Сер. «Русская государственная мысль»).

Материал поступил в редколлегию 04.06.07.







Каталог: doc -> vestnik
doc -> Практикум по этнологии: учебно-практическое пособие. Часть 2 / Составители Т. А. Титова, В. Е. Козлов; науч ред. Е. В. Фролова, М. В. Вятчина. Казань, 2014. 52с
doc -> Международная организация труда
doc -> Планы семинарских занятий по философии для студентов всех специальностей Уфа 2013
doc -> Контрольная работа и методические рекомендации к ней для студентов заочной формы обучения по дисциплине «Основы философии»
vestnik -> Диалектика рационального и иррационального в исследованиях общества и природы


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница