В. М. Доброштан культурология учебное пособие


СЦИЕНТИЗМ И АНТИСЦИЕНТИЗМ



страница36/55
Дата31.12.2017
Размер1.42 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   55
СЦИЕНТИЗМ И АНТИСЦИЕНТИЗМ

Люди смотрят на современную науку и с надеждой и с опаской. Только от науки можно ожидать новых эффективных средств избавления от уносящих массу человеческих жизней и пока неизлечимых болезней, от грязных экологических опасностей. Только она спо­собна найти средства увеличения продовольственных, энергетических и других материальных ресурсов, не­обходимых для обеспечения жизни.

Однако высказываются и серьезные опасения за конкретные результаты научных исследований, внедре­ние техники. Русский философ Н. А. Бердяев указывал, что «массовая техническая организация жизни уничто­жает всякую индивидуализацию, всякое своеобразие и оригинальность, все делается безлично-массовым, ли­шенным образа»33. Сложности и противоречия, связанные с ролью нау­ки в обществе, порождают многообразные и зачастую противоречивые ее оценки. Полюсами таких оценок яв­ляются сциентизм (представление о науке, и особенно о естествознании, как о главном факторе прогресса) и антисциентизм (напротив, исходит из положения о прин­ципиальной ограниченности науки в решении коренных человеческих проблем, а в своих крайних проявлениях оценивает науку как враждебную человеку силу, отка­зывая ей в положительном влиянии на культуру). То есть, встал вопрос, что несет в себе наука? Зло или добро? Несет ли она гибель или спасение челове­честву?

Антисциентизм прямо ведет к антиутопии. История человечества показывает, что противонаучность противочеловечна. Антисциентизм не отталкивается от научного, а базируется на технократическом, узком пони­мании науки, что приводит к обществу типа утопии.

Частый аргумент против аморальности науки состо­ит в том, что ее плоды были использованы в дурных целях, в частности, в военных. Но этот аргумент едва ли заслуживает серьезного рассмотрения. Нет ничего под солнцем, чем нельзя было бы злоупотребить. Даже любовь может стать инструментом убийства, а паци­физм — оружием в агрессивной войне.

Наука как источник знания — лишь информацион­ная, а не управляющая подсистема в обществе. И она куда менее виновата перед обществом, чем общество перед ней. Но общество так устроено, что вина всегда возлагается не на тех, кто больше всего виноват, а на тех, кого меньше всего любят. Поэтому в современных условиях противостояние охлократизации общества становится для ученых следующей задачей после по­иска истины.

Времена изменились, но знаменитое ломоносов­ское изречение:

«Науки пользуют везде,

Среди народов и в пустыне,

В градском шуму и наедине,

В покое сладки и в труде»,

по-прежнему по сути своей верно. Только нуждается в некоторой модернизации. Дело в том, что в наши дни наука и общество поднялись на такую ступень, когда выработка гуманистической ориентации науки стано­вится для нее необходимым внутренним регулятором ее деятельности, а для общества — условием ее суще­ствования в обществе.

Именно об этом заботился академик В. И. Вернадский, когда писал, что «вопрос о моральной стороне науки — независимо от религиозного, государственно­го или философского проявления морали — для учено­го становится на очередь дня, что разум и труд откры­вают перед человеком огромное будущее, если он пой­мет это и не будет употреблять свой разум и свой труд на самоистребление. Человек должен сделать творче­скую силу науки гуманной». Именно в этом качестве, по Вернадскому, «реально есть максимальная сила со­зидания ноосферы — сферы разума на планете»34.

Корыстное использование науки не только приво­дит к разрушению окружающей среды и порабощению человека, но и причиняет ущерб самому развитию на­уки. Сциентистская идеология в ее крайнем выраже­нии есть одна из современных форм антигуманизма. Наука — не демоническая сила, но демонические силы могут использовать науку. Сама по себе она нравствен­но нейтральна, а люди науки должны быть высоко­нравственны, иначе человеку грозит неминуемая ги­бель. Вот почему так необходима гуманизация науки.

Брехтовский Галилей восклицает: «Наука может стать ка­лекой, и ваши новые машины принесут только новые тяготы. Со временем вам, вероятно, уда­стся открыть все, что может быть открыто, но ваше продвижение в науке будет лишь уда­лением от человечества»35. Как мудро ставит Галилей на очередь дня задачу ценностного, совестливого контроля науки человеком. Творческая интеллигенция постоянно напоминает людям, тревожит их душу о последствиях бездумного применения достижений науки.

Выводы

В нашей стране наука всегда пользовалась автори­тетом, который основывался на высокой нравственно­сти российских ученых (бескорыстный поиск, чест­ность, порядочность, ответственность, патриотизм). К сожалению, ныне стал разрушаться уклад рос­сийской науки, который формировался почти три столетия. В тяжелом состоянии находится отраслевая наука, на­ука в вузах, почти лишившиеся государственной под­держки и социальной защиты. Большая часть научных подразделений вузов имеет слабую опытно-экспери­ментальную базу, а более 80% вузов вообще не рас­полагают таковой. Потребность в научных приборах удовлетворяется на 20—25%. В страну попадает мень­ше 1/3 мировой научно-технической информации. С 1992 г. централизованные закупки иностранной лите­ратуры практически прекратились. В последние годы как никогда возросла массовая эмиграция ученых. Стремятся покинуть страну наиболее активные, обра­зованные молодые ученые. Как и в прежние времена перед учеными стоит гражданский долг — сохранить важнейший элемент общества — его науку. Не дать пресечься ее корню, ибо без науки нового дома не построить.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   55


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница